<<
>>

Взаимосвязь денежной и кредитной систем с финансовой системой

Денежная и кредитная системы тесно взаимосвязаны и взаи­модействуют с финансовой системой. Прежде чем раскрывать это взаимодействие, рассмотрим содержание первых двух.

Денежная система представляет собой форму организации денежного обращения в стране, исторически сложившуюся и за­крепленную законом. Она включает: денежную единицу; виды денег, имеющих законную платежную силу; эмиссионную систе­му; организацию и регулирование денежного обращения.

1 См.: Строев Е.С, Самоопределение России и глобальная модернизация.

М„ 2001.С. 16. г Там же.

Тип денежной системы зависит от того, какие деньги нахо­дятся в обращении. При системе металлического обращения де­нежный товар непосредственно выполнял все функции денег, а кредитные деньги (банкноты) свободно обменивались на металл. В 1930-е гг. утвердилась система неразменных на золото кредит­ных и бумажных денег, номинал которых значительно превыша­ет их внутреннюю стоимость. Переход к неразменным (на золо­то) кредитным деньгам привел к односторонней эластичности и к опасности нарушения фундаментального принципа денежной системы, который состоит в ограничении выпуска денег объек­тивными потребностями экономического оборота.

Денежная система Российской Федерации функционирует на основе Закона «О денежной системе Российской Федерации» от 25 сентября 1992 г. Согласно закону, эмиссия наличных денег, ор­ганизация их обращения и изъятия из обращения на территории РФ являются безусловным обязательством Банка России и обес­печиваются всеми его активами. Регулирование денежного об­ращения осуществляется в соответствии с действующим банков­ским законодательством и ежегодно утверждаемыми Основными направлениями единой государственной денежно-кредитной по­литики. Официальное соотношение между рублем и золотом или другими драгоценными металлами (как и валют в других странах) сегодня не устанавливается.

Денежная система неразрывно связана с кредитно-банковской системой, поскольку все вопросы денежно-кредитной сферы и денежно-кредитной политики решаются через кредитно-банков­скую систему.

Понятие кредитной системы шире, чем банковская система, поскольку в кредитную систему входят и небанковские кредит­ные организации.

Остановимся на взаимосвязях и взаимодействии денежно- кредитной и финансовой систем.

Это взаимодействие пронизывает микро- и макроуровень экономики, все подсистемы и осуществляется с помощью самых разнообразных инструментов. В свою очередь, «здоровье» денеж­ной, кредитной и финансовой систем базируется на нормальном, здоровом производстве, т.е. на эффективной, растущей реаль­ной экономике. Разумеется, для обеспечения здоровья производ­ственной сферы необходимы эффективно работающие денеж­

ная, кредитная и финансовая системы. Но, как показывает опыт развития российской экономики за последние десять лет, нельзя обеспечить устойчивого развития экономики, борясь только с последствиями экономической болезни.

В нормальной, здоровой экономической системе все звенья экономики - производство, денежно-кредитная и финансовая системы - должны работать слаженно, укрепляя и стабилизируя друг друга, имея конечной целью обеспечение высокого уровня жизни населения. Это и есть расширенное воспроизводство в современном смысле слова, где развитие человека (его здоровье, интеллект, квалификация, знания) является главной производи­тельной силой и в то же время целью общественного производ­ства.

Именно здесь очень много делают финансы, отражая рост социальной составляющей в системе общественного воспроиз­водства.

Итак, глубинная основа здоровья денежно-кредитной и фи­нансовой систем — эффективно развивающаяся современная сфера производства, опирающаяся на новейшую технику и техно­логию и высокообразованную, интеллектуальную рабочую силу.

Важная основа здоровья денежно-кредитной и финансовой систем - устойчивость национальной денежной единицы, важ­нейшим показателем которой является динамика цен. Разумеется, связь эта не всегда точно отражает качество развития экономики. Например, рост цен может быть вызван быстрым расширением производства, а снижение цен может отражать ситуацию назрева­ния кризиса перепроизводства. Но это лишь исключения из пра­вила. И уж несомненно, галопирующая, а тем более гиперинфля­ция и кризис финансовой и банковской системы свидетельствуют о тяжелой болезни экономики.

Именно так случилось в России в последние два десятилетия, которые отбросили страну далеко назад. Именно события этих двух десятилетий свидетельствуют, что развитие различных зве­ньев любой национ&чьной экономики должно быть: а) комплек­сным и б) однонаправленным на качественное изменение всех ее звеньев.

В России все происходило, да и в значительной мере происхо­дит до сих пор, совсем по-другому. Обусловлено это не только тя­желым советским наследием, но и провалом или неадекватностью проводимых экономических реформ.

Необходимость радикальных реформ в России (а точнее, тог­да еще в Советском Союзе) назревала давно. Попытки начать ее были предприняты еще в середине 1960-х гг. Экономика требовала развития материальных стимулов и конкуренции. Необходимость реформ нарастала стремительнее, чем готовность руководства страны к их проведению. Эта пропасть нарастала и усугублялась производственным и финансовым кризисом конца 1980-х гг. В результате страна оказалась неподготовленной к проведению радикальных реформ, которые начали проводить по рецептам «Вашингтонского консенсуса», разработанным Международным валютным фондом.

Во всех странах, успешно осуществлявших модернизацию эко­номики, будь то США 1930-х и 1980-х гг., послевоенные Германия и Япония, Китай или Индия, Южная Корея или другие новые ин­дустриальные страны, сначала разрабатывались стратегические приоритеты (национальные программы структурной перестрой­ки). Под эти приоритеты выстраивались макроэкономические инструменты, жесткие централизованные системы контроля за их реализацией, жесткие меры финансовой стабилизации, меха­низмы управляемого перераспределения ресурсов в пользу при­оритетных секторов экономики.

Следует подчеркнуть, что особенно на начальном этапе имен­но государства выступали источником финансовых ресурсов и активным регулятором всего процесса модернизации. Достаточ­но напомнить «новый курс» Ф. Рузвельта, «экономическое чудо» Л. Эрхарда, государственные программы поддержки фермерства и жилищной ипотеки в США и денежную реформу 1948 г. в ФРГ.

Германия, Япония и другие страны начали восстановление экономики с денежной реформы, со стабилизации националь­ной валюты. Государство предпринимало максимум усилий для ускорения накопления капитала, роста национальной экономики и повышения конкурентоспособности своих товаропроизводите­лей.

В качестве примера можно привести меры государственно­го стимулирования накопления капитала в ФРГ в послевоенные годы. По налоговому законодательству, действовавшему с 1948 по 1951 г., предпринимателям разрешалось производить допол­нительные списания стоимости машин и оборудования в первые Два года эксплуатации в размере 50%, а всего 70%.

На все после- дуюшие годы приходилось 30% стоимости. В 1951 г. был принят закон об инвестиционной помощи промышленному производ­ству, согласно которому за счет обязательных сборов со 138 тыс. предприятий был создан инвестиционный фонд в размере 1 млрд марок, распределенный через долгосрочные обязательства среди 187 предприятий базовых отраслей промышленности -угольной, металлурги ческой, энергетической, газовой и вагоностроитель­ной[41]. С 1 января 1953 г. был введен дегрессивный метод аморти­зационных списаний, по которому в первый год эксплуатации оборудования на амортизацию списывалось 28,31% первоначаль­ной стоимости, во второй год - 28,31% от остаточной стоимос­ти на начало второго года и т.д. Таким образом уже в первые три года эксплуатации оборудования списывалось 2/3 от стоимости, которые инвестировались в производство и на которые снова на­числялась ускоренная амортизация. Следовательно, процесс воз­мещения стоимости накопления основного капитала происходил в несколько раз быстрее его физического износа и выбытия, т.е. осуществлялось ускоренное накопление и техническое обновле­ние основного капитала. Кроме того, создавались различные ин­вестиционные фонды, а также предоставлялись большие инвес­тиционные налоговые льготы.

В реформировании российской экономики все происходило наоборот. Реформа началась не с разработки и реализации разум­но обоснованной стратегии модернизации российской эконо­мики на путях освоения достижений мировой науки и техники и использования рыночных механизмов хозяйствования, а с ее раз­вала с помощью внедрения разработанного М ВФ традиционного «пакета» рыночных мер: либерализации цен, разгосударствления и скоропалительной приватизации, либерализации внешнеэко­номической деятельности, конвертируемости национальной ва­люты и «финансовой стабилизации».

В своей программной статье «Прыжок в рынок» один из рос­сийских реформаторов писал: «Размораживать цены при нынеш­них темпах роста денежной массы страшно. Но это можно сделать разовым решением. Надо лишь крепко зажмуриться и прыгнуть в неизвестное»2. 2 января 1992 г. состоялся исторический отпуск цен.

В результате цены за год выросли в 26 раз, в следующем году - еще в 9,5 раза, в 1994 г. -в 3,15 раза, в 1995 г. - 2,31 раза, в 1996 г. - в 1,22 раза[42], а всего за первые десять лет реформ цены выросли в де­сятки тысяч раз.

Разразилась гиперстагфляция - гиперинфляции в условиях непрерывного (до 1999 г.) падения производства. Это привело к развалу всего хозяйственного механизма национальной экономи­ки, ее денежно-кредитной и финансовой систем. Скачкообраз­ный рост цен вел к подрыву всех функций национальной валюты, к обвалу инвестиций и производства, росту безработицы и соци­альной нагрузки на бюджет, к перераспределению денежных по­токов в пользу монопольных, часто мафиозных структур, бегству капитала из сферы производства в сферу обращения и финансо­вых спекуляций, из национальной экономики за границу, к раз­валу национального производства и вытеснению отечественных товаров импортными, массовой остановке производства и пре­вращению половины промышленных предприятий и всего сель­ского хозяйства в убыточные, к подрыву доходов государственно­го бюджета, росту дефицита и государственного долга, усилению налоговой нагрузки и новому сокращению производства. И так по новому разрушительному кругу, вплоть до финансового краха в августе 1998 г.

Теоретической основой такого курса реформ был усвоенный из книжек и рекомендаций МВФ фундаментальный монетаризм, базирующийся на реалиях капитализма свободной конкуренции XIX в. Монетаристы считают, что единственной причиной рос­та цен является избыток денег 8 обращении. Поэтому и главным инструментом борьбы против инфляции является ужесточение денежно-кредитной политики, зажим денежной массы. Однако факты показывают, что это слишком примитивное толкование причин инфляции2.

В 1992 г. денежная масса в России выросла в 5,61 раза, в 1993г. - в 4,16 раза, в 1994 г. - в 1,66 раза, а розничные цены - в 26 раз, в 9,5 и в 3,15 раза соответственно. Это свидетельствует о том, что в этот период деньги обесценивались в России не по причине «избытка» Денежной массы, а в результате взвинчивания цен монополиста­ми ввиду отсутствия конкуренции и государственного регулиро- вания инфляционного процесса. Причем этот рост цен далеко не всегда диктуется производителями. «Основной бесконтрольный накрут цен осуществляется не столько производителями, сколько перекупщиками в сфере оптовой и розничной торговли, где осо­бенно сильны мафиозные структуры. В результате конечная цена на товары и услуги, предложенные потребителю, зачастую в не­сколько раз превышает цену производства»'.

Проведение жесткой денежно-кредитной политики в Рос­сии привело к тому; что коэффициент монетизации (отношение денежной массы к ВВП) у нас в стране значительно ниже, чем в других посгсоциалистических странах, и во много раз ниже, чем в развитых странах, о чем свидетельствуют данные табл. 1.

Таблица1

Доля денежной массы (агрегат М ) в ВВП некоторых государств

Страна Годы
1991 1495 1996 1997 1998 1999 2000
Россия 0,94 0,14 0,13 0,15 0,16 0,15 0,16
Польша 0,# 0,34 0,35 0,37 0,40 0,43 0,43
США 0.57 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50 0,50
Японии 1,12 1,14 1,10 1,11 1,17 1,22 1,23

Источник: Вопросы экономики. 2001. № 12. С. 6.

Как видно, коэффициент монетизации в США более чем втрое выше, а в Японии - в 8 раз выше российского. Но ни в США, ни в Японии в эти годы не было инфляции. В России инфляция была огромной, несмотря на очень низкий коэффициент монетизации. В России безденежье, наряду с другими причинами, привело к ог­ромным неплатежам. Неплатежи — к сокращению производства и поступлению налогов в бюджет, а значит, к недофинансированию экономики и социальной сферы.

Монетаристы игнорируют взаимосвязь производство - инф­ляция. Галопирующая инфляция в России в процессе «реформы», бесспорно, стала одной из важнейших причин сокращения про­изводства и обвала инвестиций, поскольку она не только ПОВЫ-

В.К Денежная и кредитная системы России. М., 1998. С. 102,103.

шала издержки производства ввиду того, что большинство пред­приятий не могло угнаться за монополистами-лидерами в гонке цен и тем самым компенсировать издержки адекватным повыше­нием цен на свою продукцию, но и подрывала платежеспособный спрос населения. В результате экономика России оказалась в па­радоксальной ситуации — «перепроизводства» товаров и услуг в условиях их двукратного сокращения, поскольку платежеспособ­ный спрос населения сократился еще больше. Ситуация усугубля­лась захватом значительной (а во многих случаях превышающей уровень национальной экономической безопасности) доли рынка иностранными производителями.

Монетаристы не понимают (или делают вид, что не понима­ют), что производство оказывает огромное обратное влияние на инфляцию, причем даже с трех сторон: 1) более чем двукратное падение объемов производства даже при неизменной денежной массе должно было вести к росту цен; 2) такое огромное падение производства неизбежно вело к повышению издержек производс­тва единицы продукции, а следовательно, и цен; 3) сокращение объемов производства сопровождалось ростом не только скры­той (вынужденное сокращение рабочей недели, долгосрочные «отпуска» без сохранения содержания и т.п.), но и официальной безработицы, что ведет к росту пособий по безработице и других социальных расходов на уволенных с работы, к росту нагрузки на бюджет со всеми вытекающими отсюда последствиями, вклю­чая и инфляционную составляющую дефицита государственного бюджета.

Всего этого никак не хотят понять монетаристы. Преследуя, казалось бы, благую цель — преодоление инфляции, они хотят достичь этого самым кратчайшим и примитивным путем — пу­тем отпуска цен (рынок все «отрегулирует»), путем сжатия де­нежной массы в стране, сокращения объемов и удорожания кредита, даже ценой невыплаты заработной платы, пенсий, пособий, неоплаты продукции по государственным заказам, завалов неплатежей и огромной доли бартера, не говоря уже о сокращении социальных расходов и государственных инвес­тиций. Это ведет к ухудшению условий воспроизводства и ин­вестиций, к подавлению объемов реально производимых благ, а значит, подрывает самые главные в конечном счете факторы преодоления инфляции.

Достигнутые в последние годы успехи в борьбе с инфляцией (если 11-12% инфляции в гол можно назвать успехом) являются дорогими, ненадежными и иллюзорными. Дорогими, так как они куплены за счет значительного сокращения бюджетных расходов и инвестиций, снижения темпов экономического роста и усиле­нием технологического отставания от развитых стран. Ненадеж­ными, поскольку единственной экономической основой преодо­ления инфляции является рост объемов производства, занятости, производительности труда и эффективности производства, повы­шения конкурентоспособности национальных товаропроизводи­телей на внутреннем и внешнем рынке. Невероятно для России? Но как же добивались успехов новые индустриальные страны, не обладавшие ни такими природными богатствами, ни такими на­учными достижениями во многих областях, ни такой массовой квалифицированной, как в России, рабочей силой? Для достиже­ния этого необходимо, чтобы развитие экономики осуществля­лось в национальных интересах, в интересах народа России, а не отдельных привилегированных кланов.

В результате «революции иен» в процессе шоковой терапии, сокращения объемов производства, падения производительнос­ти и эффективности производства основная масса российского производства стала неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке, не говоря уже о внешнем.

Результатом явился подрыв финансов основного звена эко­номики — производственного предприятия. Рентабельность всех отраслей экономики снизилась с 29% в 1992 г. до 26% в 1993-м и 14% в 1994-м. В промышленности в 1997 г. она упала до 7%. Доля убыточных предприятий выросла с 15 и 14% в 1992 и 1993 гг. до 32% в 1994 г. и 47% в 1997 г. и лишь немного снизилась в последние годы.

Проблемы инфляции и экономического роста не сняты даже в условиях, казалось бы, успешного экономического подъема после 2000 г. Несмотря на непрерывный экономический рост в России за последние шесть лет, почти по всем наиболее важным пока­зателям социально-экономического развития мы еще далеко не достигли дореформенного уровня пятнадцатилетней давности, о чем свидетельствуют данные табл. 2.

Таблица 2

Темпы прироста основных показателей экономического и социального развития РФ

(в%к предыдущему году)

Показатели 1о 1Ы
2000 2005 В %
2001 2002 2003 2004 2005 1999 1990
Валовой внут­ренний продукт 10,0 55,1 4,7 7,3 7,1 6,2 147,6 89,4
Промышленное

производство

11,9 4,9 3,7 7,0 6,0 4,0 143,6 72,9
Продукция сель­ского хозяйства 7,7 7,5 1,5 1,5 2,0 1,5 123,5 71, •&
Инвестиции в ос­новной капитал 17,4 10,0 2,8 12,5 10,9 10,0 182,0 40,3
Реальные доходы населения 12,0 8,7 11,0 14,6 7,8 10,0 183,6 60,0
Цена нефти на мировом рынке (долл. за бар.) 30-32 24,55 25,0 28,6 36,0 52,0 2554,0 363,0
Оборот розничной торговли 90,0 10,9 9,2 8,4 12.1 12,0 179,7 156,0
Доля импорта и товарных ресурсах (на внутреннем рынке, в %) 40,0 41,0 42,0 43,0 44,5 45,0 110,0 319,0
Индекс потреби­тельских цен (де­кабрь к декабрю) 20,2 18,6 15,0 12,0 12,0 11,0 228,2
Валютный курс (руб. залолл.) 28,5 29,0 32,5 33,7 28,0 28,0 103.7 -

Источник: Экономист. 2006. .N"9 2. С. 4.

Как видно, промышленное производство в 2005 г. составило только 72,9%, продукция сельского хозяйства - 71,8%, реальные доходы населения - 60%, а инвестиции в основной капитал - всего лишь 40,3% от уровня 1990 г. Возникает вопрос: какое отношение это имеет к финансовой, денежно-кредитной системе и политике государства? Самое непосредственное. Основой экономической и финансовой политики правительства Российской Федерации с 1992 г. является борьба с инфляцией.

Причину инфляции наши экономические власти видят в из­бытке денег в обращении. Хотя даже в отчете ЦБ РФ признается, что 34,1% прироста инфляции за 2005 г. было обусловлено рос­том регулируемых цен и тарифов на платные услуги и топливо. Первейшей задачей Правительства РФ считается «абсорбация» и «стерилизация» денежной массы. Это проявляется в том, что все рефинансирование банков Центральным банком Российской Федерации в форме ломбардных кредитов за 2004 г. составило 4,5 млрд, а в 2005 г. -1,5 млрд руб.[43]

В том же направлении работает политика формирования и ис­пользования Стабилизационного фонда. В 2005 г. актив торгового баланса составил 118,3 млрд долл. Товары вывезли, деньги ввезли. Такая финансовая и денежно-кредитная политика не отвечает интересам развития национальной экономики и нуждается в существенной корректировке в соответствии со стратегической линией, обозначенной в Послании Президента России Федераль­ному Собранию 10 мая 2006 г.

© Куликов А.Г

3.

<< | >>
Источник: Мацкуляк И.Д.. Государственные и муниципальные финансы: Учебник. - Изд. 2-е, доп. и перераб. / под общ. ред. И.Д. Мацкуляка. - М.: Изл-во РАГС, - 640 с. 2007

Еще по теме Взаимосвязь денежной и кредитной систем с финансовой системой:

  1. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМОЙ
  2. Глава 15 ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМОЙ
  3. Модели кредитно-банковских систем и особенности форм взаимосвязи промышленного и финансового капитала
  4. Глава 22. МИРОВАЯ ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИК
  5. Глава 22. МИРОВАЯ ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА И ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИК
  6. 5.3. Взаимосвязь денежного оборота с системой рыночных отношений
  7. Характеристика кредитно-банковской системы и ее роль в финансовой системе РФ
  8. 39. Страховая система — звено финансово-кредитной системы, функции страхования. Риски
  9. 11.3 КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА И КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА
  10. Глава 25. ДЕНЕЖНЫЙ РЫНОК. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА И ПОЛИТИКА 1.
  11. Финансово-кредитная система государства
  12. 33. ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА
  13. Финансово – кредитная система
  14. Взаимосвязь рынка ценных бумаг с денежным и кредитными рынками
  15. 75. ПОНЯТИЕ ≪ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА≫, ГЕНЕЗИС РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ
  16. 75. ПОНЯТИЕ ≪ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА≫, ГЕНЕЗИС РАЗВИТИЯ ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ
  17. § 4.3. Взаимосвязь операций на открытом рынке с другими инструментами денежно-кредитной политики