<<
>>

1.5. Модели человека в экономике

Человек в экономике является объектом изучения и в то же время - субъектом, деятельность которого координируется в соот­ветствии с прогнозами и рекомендациями экономической теории. Описательная экономика собирает результаты наблюдений за фи­нансово-хозяйственной деятельностью людей. Но этого, очевидно, недостаточно. Ведь человек - существо многогранное. Собственно, и сама экономика - это плод его сознания и созидательной трудо­вой деятельности. Поэтому экономическая теория при построении своих конструкций использует выводы социологии, психологии, истории и других наук.

Цельной, законченной модели человека в науке нет и, вообще говоря, быть не может в соответствии с принципом Геделя. Дейст­вительно, экономические науки, так или иначе, имеют своей целью дать рекомендации по управлению человеческой деятельностью, а принцип Геделя утверждает, что управляющая система должна по уровню сложности превосходить управляемую.

Каждая научная школа использует определенные предпосыл­ки и допущения, создает некую научную абстракцию, которая служит инструментом исследования, является одним из методов экономического анализа. Заметим, что для целей экономического моделирования не все аспекты человеческого сознания и деятель­ности являются существенными. Во многих случаях достаточно представлять, каким образом принимаются экономические реше­ния. Но и это - непростая задача.

Многогранность человеческой личности, разнообразие моти­вов ее деятельности вызывают необходимость в процессе научного анализа экономической жизни использовать унифицированное представление о человеке, действующем в определенной системе социально-экономических отношений, т.е. модель человека. Она, в свою очередь, включает основные параметры, характеризующие индивида: мотивы экономической активности, ее цели, а также познавательные возможности человека, используемые им для дос­тижения поставленных целей. На основе модели человека в эконо­мике строятся различные теории: спроса и предложения, конку­ренции, прибыли, поведения потребителей и производителей и др.

«Экономический человек» в системе А. Смита пришёл на смену и занял место гражданина правового государства, идея кото­рого была сформулирована Д. Локком и представляла политиче­скую программу английского Просвещения. Во многом благодаря усилиям просветителей была создана рациональная модель отно­шений между людьми в практической жизни, соответствующая роли и значению гражданского общества. Одним из важнейших достоинств человека признавалась его способность к общению, сотрудничеству с другими, участию в коллективной созидательной деятельности. Вошло в моду членство в клубе или масонской ложе, посещение политических собраний или встреч по интересам (на­пример, в кафе).

Детально разработанный кодекс правил поведения человека в обществе отразила английская художественная литература ХУШ в. К тому же, исторически сложилось так, что и законода­тельно закреплённые «правила игры», способствующие развитию капиталистических отношений в обществе появились в Англии раньше, чем в других странах. Если учесть, что право неприкос­новенности личности («habeas corpus») существовало в Англии и Уэльсе с ХУ в. («Хартия вольностей» принята в 1217 г.[7]), а книга А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства наро­дов» была опубликована в год принятия первой Конституции Се­вероамериканских штатов (1776 г.), становится понятно, почему в дилемме взаимоотношений государства и человека англо­саксонская традиция в экономической теории больше уделяет внимания идее невмешательства государства в экономику, - в этом случае «правила игры», удовлетворяющие требованиям рынка считаются внешне заданными.

В трудах А. Смита и его последователей снова можно на­блюдать возвращение к этическим вопросам экономической теории. Налицо своеобразный парадокс. Классики политической экономии, которые активно выступали за изменение форм об­щественной жизни, сегодня в обыденном представлении счита­ются основателями учения, в котором эти формы не имеют осо­бого значения.

Для рассмотрения процесса принятия решений о выборе ин­дивидом материальных благ (товаров и услуг), количество факто­ров можно ограничить. Так, благодаря предпосылке о стремлении к максимизации собственной полезности (что, как правило, включает также полезности близких людей), любое взаимодейст­вие между экономическими субъектами принимает форму обме- на[8]. Тогда, основным инструментом для принятия решения ока­зывается логика. А «предпосылкой гипотетико-дедуктивной сис­темы экономической теории» будет homo oeconomicus - «эконо­мический человек».

Рациональные способности «экономического человека» (модели, позволяющей применять математические методы ис­следования), ограничены следующими предпосылками:

1. Полнота информации + интеллектуальные способности: человек может оценивать возможные варианты выбора с точки зрения того, насколько их результаты соответствуют его пред­почтениям.

2. Бесконечная делимость ограниченных благ: это позволя­ет применять методы дифференциального исчисления для по­строения модели.

3. Наличие упорядоченной системы устойчивых человеческих предпочтений, которая характеризуется следующими свойствами:

- полнота. Это означает, что у индивида есть определённое мнение относительно любой пары вариантов А и Б: либо А ^ Б, либо А ^ Б, или А « Б[9];

- транзитивность: (А ^ Б и Б ^ В) => А ^ В;

- рефлективность: Если два набора благ совпадают по всем признакам, то выбор между ними для хозяйствующего субъекта безразличен;

- монотонность: ненасыщаемость потребностей (положи­тельная полезность каждой единицы блага)[10];

- замещаемость. Всегда можно найти набор благ, эквива­лентный данному, если уменьшить потребление одного блага и одновременно увеличить потребление другого;

- выпуклость. Линейные комбинации двух равноценных наборов благ более предпочтительны, чем каждый из них в от­дельности.

На основе этих предпосылок получаются функции полезно­сти и кривые безразличия индивида. А модель «экономического человека» называют также моделью поведения потребителя.

История развития модели экономического человека являет собой наглядный пример «работы» философской машины эко­номики. В этом случае можно проследить, как с накоплением опыта хозяйственной деятельности (Фактов) развиваются блоки Понятий/Величин и Теорий/Политических программ.

Аристотелева «экономика» с ее фактами ограничивалась рамками домашнего хозяйства. «Мир - общество - государство» первых городов-полисов, по существу было объединением хозяев, стремящихся сохранить свое имущество. Понятие «el mundo» («мир» - в переводе с испанского) первоначально означало яму, в которую складывали свои пожитки предки будущих европейцев, располагаясь на ночлег у общего очага. Соответственно первой моделью человека хозяйствующего был непосредственно хозяин.

Теоретическая модель экономического человека начала формироваться две с половиной сотни лет назад тогда, когда началось формирование хозяйственного механизма общества, основанного на разделении труда и его капитализации. В после­дующей фазе развития такое общество стали называть индуст­риальным. Важнейшим условием эффективности такой эконо­мической системы является наличие общих правил поведения.

И, если в рамках патриархальной (матриархальной) экономи­ки/домостроя правила устанавливались для каждого домохозяй­ства, и они могли быть различны, то в индустриальном общест­ве требуется, чтобы правила были едины для всех - хотя бы по­тому, что они определяют, в том числе, и стандарты качества продукции, выпускаемой производителями, которые могут на­ходиться в разных частях света.

Концепция экономического человека объясняет необходи­мость подчинения правилам соображениями личной выгоды. При этом она обладает еще одной замечательной способностью: простотой и способностью совершенствоваться. Данная концеп­ция является ключевым элементом базиса современной эконо­мической теории в ее неоклассическом варианте, которая до сих пор доминирует в экономических науках. Причины такого до­минирования объяснил американский экономист Дж. Гэлбрейт.

Нельзя не отметить, что распространенность убеждения в правильности модели экономического человека помогает мно­гим специалистам: маркетологам, спекулянтам, политикам и т.п. Однако заметим, что, опираясь на качество «максимизатора» полезности объекта управления, эти специалисты используют еще одно, «человеческое» качество объекта - пассивность. Аме­риканский финансист и филантроп Дж. Сорос, наблюдая за кол­легами-финансистами, заметил их склонность «бегать стаями» и копировать поведение/решения авторитетов, и использовал эти свойства с большой выгодой для себя.

Это уже своеобразный психотип: человек сознательно ог­раничивает набор альтернатив типичными решениями, отказы­ваясь принимать во внимание сложность реального мира и вы­бирая «сознательное неведение».

Психологи, изучающие поведение людей в типичных эко­номических ситуациях, выделяют наиболее часто встречающие - ся отклонения от модели рационального поведения:

- люди игнорируют временные (неявные) затраты, не рас­познают доступные альтернативы;

- люди пытаются учесть необратимые («утопленные») за­траты, т. е., те, которые уже нельзя возместить в момент приня­тия решения;

- люди концентрируют внимание только на затратах дан­ного момента без оценки перспектив.

Выявления отклонений в экономическом поведении людей фиксировались в течение достаточно длительного времени, но наиболее заметным влияние психологических факторов оказа­лось в области финансовых спекуляций - в поведении финансо­вых брокеров и деятельности бирж. Накопленные факты и сформировавшиеся новые концепции привели к появлению но­вой науки - поведенческих финансов.

В 1970-х гг. американские ученые Д. Канеман и А. Тверски (первый стал лауреатом Нобелевской премии в 2002 г.) система­тизировав и дополнив ряд наблюдений, заложили основы новой экономической дисциплины - теории поведенческих финансов. Авторы решили, что для объяснения реального поведения сле­дует изучать реальные процессы выбора, используемые людьми, а не идеальные модели. Они сумели свести ряд стандартных не­рациональных предпочтений и предрасположенностей, на кото­рых строится человеческое поведение, в единую теорию пер­спектив (Prospect Theory).

Теория перспектив использует и критикует положения теории ожидаемой полезности (ТОП), разработанной в 1940-1950-е гг. Дж. Нейманом и О. Моргенштерном. В теории ожидаемой полез­ности принятие решений базируется на выборе между возможны­ми исходами игровой ситуации, которые взвешиваются по соот­ветствующим им вероятностям. При этом предполагается, что ве­роятности известны. В простейшем случае, когда рассматриваются два исхода, ожидаемая полезность рассчитывается по формуле:

EU = P1U1 + P2U2, где EU - ожидаемая полезность; рь р2 - вероятности исходов (pi + р2 = 1); Ui, U2- полезности исходов.

То есть, ожидаемая полезность брокера, принимающего ре­шения, является суммой ожидаемых полезностей возможных исходов. Кроме того, используются следующие принципы:

Добавления активов. Новый актив будет добавлен к суще­ствующим, только в том случае, если полезность суммы превы­сит полезность существующего актива.

Преобладание несклонности к риску. Это обобщение чело­веческих предпочтений преобразуется в основной принцип тео­рии управления инвестиционным портфелем: за больший риск следует предлагать большую доходность.

Развитие ТОП служит примером того, как, в соответствие с идеей Дж. Гелбрейта, совершенствуется модель экономического человека: предполагается, что брокер, инвестор рассматривают свои действия вне зависимости от предыдущих событий, лич­ных предпочтений и торговых лимитов, т.е. действуют рацио­нально. Добавление параметра несклонности/склонности к рис­ку является лишь модернизацией модели.

Однако Д. Канеман, А. Тверски и другие психологи, наблю­давшие за реальными процессами, зафиксировали несколько аномалий, противоречащих предпосылкам рациональности. Пер­вой аномалией является эффект контекста вопроса (или фрейми- рование - специальный термин экономических психологов, от англ. framing), который заключается в том, что результаты оцени­ваются человеком после сравнения с некоторым особенным для него результатом, принимаемым за точку отсчета/сравнения. Из­менение этой точки влечет переоценку, приводящую к тому, что считавшийся ранее положительным результат может быть пере­классифицирован в отрицательный. Например, управляющий портфелем может считаться успешным, если в основу критерия этой оценки положен абсолютный размер прибыли, но при этом в категории «прибыль на единицу риска» занимать низкую пози­цию в рейтинге.

Классический пример из работ Д. Канемана и А. Тверски: в одном из экспериментов участникам предстояло выбрать одну из двух программ борьбы с эпидемией:

а) применение вакцины А позволит гарантированно спасти от смертельной болезни 200 человек из 600;

б) применение вакцины Б с вероятностью, равной одной трети, позволит спасти всех, но, возможно, в двух третях случа­ев все умрут. 72% опрошенных предпочли первый вариант, хотя его результат был хуже лучшего исхода второй альтернативы.

Но, когда вопрос был поставлен иначе:

а) 400 человек из 600 гарантированно умрут;

б) существует вероятность 1/3, что не умрет никто, только 22% участников эксперимента выбрали первое решение.

Таким образом, совершенно разные результаты были полу­чены только потому, что вопрос был поставлен иначе, несмотря на то, что исходные данные были одинаковыми.

В другом эксперименте предлагались две ситуации:

1- я ситуация: «Вы решили сходить в кино. Билет стоит 10 долл. Перед входом в кинотеатр вы внезапно обнаруживаете, что выронили купюру. У вас есть с собой достаточно денег, что­бы купить билет. Вы это сделаете?»;

2- я ситуация: «Вы потратили 10 долл., купили билет и пе­ред входом в кинотеатр обнаружили, что потеряли его. Купите ли вы новый билет?».

В эксперименте американских психологов в 1-й ситуации было получено 88% положительных ответов, а во 2-й - 46%. По­лучаются разные результаты так называемой «умственной бух­галтерии»: в первом случае цена билета не изменилась (10 долл. оказались невозвратимыми затратами), а во втором случае цена билета оказывается равной 20 долл., и это не устроило часть респондентов.

В практике финансовых спекуляций эффект «умственной бух­галтерии» может проявиться в том, что инвесторы будут удовле­творены даже плохими результатами портфеля, если какая-то «лю­бимая» ими акция достигла ожидаемого результата. Этим же эф­фектом объясняют склонность инвесторов покупать акции, выпла­чивающие высокие дивиденды: инвесторы разносят доход от кур­совой разницы и дивидендов по разным «кошелькам».

Наблюдатели за действиями биржевых игроков отмечают также «эффект склонности к определенности, с учетом эффекта зеркального отражения», который состоит в том, что люди предпо­читают определенность при выборе между исходами, гаранти­рующими прибыль. В то же время они предпочитают любым спо­собом избежать определенности в случае убытка, даже если мало­вероятный шанс успеха приведет к дополнительным затратам. Этот вывод теории перспектив объясняет, помимо прочего, одно из часто наблюдаемых явлений в биржевой торговле, когда новички быстро фиксируют свои выигрыши и долго не принимают мер по закрытию убыточных позиций, чтобы не закрепить потери.

Важным выводом психологии финансов является то, что лю­ди оценивают не увеличение богатства в целом, как следует из теории ожидаемой полезности, а относительным изменением бо­гатства. Другой вывод исследователей заключается в том, что «главное, что движет людьми, - это нелюбовь к потерям. Люди не столько избегают неопределенности, сколько не приемлют потерь». Канеман и Тверски предложили функцию ценности, ко­торая учитывает то, что «удовлетворение», испытываемое от вы­игрыша, меньше, чем «боль» от аналогичного проигрыша. Это свойство обусловливает то, что график функции выигрышей вы­глядит более пологим, чем график функции убытков (рис. 1.2).

Полезность

Пот

Выигрыши

Рис. 1.2. Зависимость субъективной полезности от величин «выигрыша» - «потерь»

Чем больше выигрыш, тем меньше испытываемое «удовле­творение» от каждой последующей единицы прироста. Анало­гично в какой-то момент, когда убыток уже и так велик, его рост не вызывает такой же сильной «боли». График описывает извест­ный парадокс, который заключается в том, что инвесторы часто отменяют приказы о закрытии убыточных позиций в момент дос­тижения намеченного ранее уровня фиксации убытка. Даже осоз­навая возможность дополнительных потерь, они менее болезнен­но переживают вторичные потери, чем первичные.

Таким образом, психология финансов раскрывает многие аспекты поведения людей, необъяснимые с точки зрения модели экономического человека. По результатам открытий, сделанных психологами в сфере финансовых отношений, стало очевидно, что предрасположенности, заложенные в сознании людей, ме­шают инвесторам быть «рациональными», поэтому значитель­ная часть трейдеров подпадает под категорию так называемых «продавцов шума» (noise traders). Редкого успеха добиваются те, кто сумеет разобраться в собственных ловушках сознания и ис­пользовать заблуждения других.

Как более общий случай психологии финансов рассматри­вают психологию денег, а среди известных психологических денежных эффектов называют следующие:

- денежная иллюзия - тенденция человека воспринимать номинальное, а не реальное количество денег, т.е. не делать по­правку на инфляцию;

- денежный консерватизм - сопротивление любым денеж­ным реформам, даже если они полезны. Примером может служить сопротивление введению монеты в один доллар в США;

- денежное табу - культурные ограничения на денежный обмен, даже если такой обмен желателен с экономической точки зрения. Например, в некоторых культурах не принято платить за секс и дарить родителям и дедушкам и бабушкам деньги.

Интересен следующий факт: простое упоминание денег или использование их в качестве элемента психологического экспери­мента (например, чтение вслух или про себя фраз, о деньгах) ока­зывает существенное влияние на поведение и цели испытуемых. В частности, при принятии решений испытуемые начинают ориенти­роваться на собственное мнение, т.е. стремятся к самодостаточно­сти, при этом отмечается увеличение уровня жадности.

Деньги - как зеркало. То, как и на что мы их тратим, явля­ется способом понять самого себя, точно также, как зеркало позволяет нам видеть себя (М. Филлипс).

Феномен денег можно понять только в комплексном рас­смотрении: с использованием методов, как экономики, так и психологии.

В последнее время, наряду с предметом «экономическая психология» все чаще стал упоминаться предмет «поведенческая экономика». Разделение областей исследования проводится по существительному: в экономической психологии экономические явления, параметры экономических систем рассматриваются как внешние факторы, как условия, влияющие на поведение людей. В поведенческой экономике предметом рассмотрения служат эко­номические решения, экономические отношения с учетом их за­висимости от психологических характеристик.

Правомерны оба подхода, а выбор какого-либо из них будет зависеть от постановки конкретной исследовательской задачи: изучаем ли мы влияние экономических факторов на психиче­ские явления и поведение субъектов, или нас интересует влия­ние социально-психологических факторов на экономическое поведение и экономические отношения.

Исследования в области «поведенческой экономики» показы­вают, что индивиды отклоняются от стандартной модели в трех аспектах: (1) нестандартные предпочтения, (2) нестандартные убе­ждения и (3) нестандартное принятие решений. Часть «отклоне­ний» впервые была обнаружена в сфере поведенческих финансов (к ней привлечено больше внимания), а затем выяснилось, что эти особенности человеческого поведения характерны и для других областей деятельности. Здесь мы можем привести лишь несколько примеров, а заинтересованных читателей отсылаем к специальной литературе.

Интересным примером неполной реакции на информацию является случай компании EntreMed. 28 ноября 1997 г. в журнале Nature на видном месте публикуется статья, сообщающая о по­ложительных результатах в области лечения некоторого типа ра­ка препаратом, запатентованным EntreMed. В этот же день New York Times публикует статью на аналогичную тему на странице A28. Неудивительно, что цена акций компании EntreMed выросла на 28%. Удивительно то, что произошло потом. 4 мая 1998 г. New York Times публикует на первой странице статью об EntreMed, которая очень похожа на опубликованную в ноябре. Несмотря на тот факт, что данная статья не содержит никакой новой важной информации, она приводит к 330%-ному росту доходности EntreMed за один день и к 7,5%-ному - для всех биотехнологиче­ских компаний, увеличивших свою рыночную капитализацию на миллиарды долларов. Цена акций EntreMed не возвращалась к своему прежнему уровню в течение целого года.

Настроение, обусловленное погодными факторами, может вызывать небольшие изменения в поведении. Студенты, в день открытых дверей посещающие университет, в более облачные дни со значительно большей вероятностью подадут в него до­кументы. Очевидно, более облачная погода заставляет студен­тов всецело сконцентрироваться на академических, а не соци­альных, характеристиках университета.

Международный футбольный матч влияет на дневную до­ходность биржевых операций проигравшей страны. Проигрыш в матче снижает дневную доходность (значительно) на 0,21% в сравнении с тем днем, когда его нет. (Удивительно, что победа не оказывает никакого влияния на доходность). Более важные матчи, такие как игры на выбытие из Кубка мира, оказывают большее влияние.

Замешательство обнаруживается в торговле акциями двух компаний, MCI и MCIC. Аббревиатура для коммуникационной компании MCI есть MCIC, тогда как MCI является аббревиатурой малоизвестного закрытого взаимного инвестиционного фонда Massmutual Corporate Investors. Некоторые инвесторы, собираю­щиеся торговать акциями крупной коммуникационной компании, путают аббревиатуры и торгуют акциями взаимного инвестицион­ного фонда, что выливается в корреляцию порядка 0,56 между объемами торговли по этим двум компаниям. Это происходит, не­смотря на основополагающие отличия: компания MCIC, например, по объемам продаж имеет корреляцию в размере только 0,03 с коммуникационной компанией AT&T. Ошибочные сделки вызы­вают меньшую, но, тем не менее, значимую корреляцию доходно­сти акций. Арбитраж уменьшает влияние замешательства на до­ходность акций, но не устраняет ее полностью. Используя корре­ляцию объема и среднего объема торговли двух компаний, можно рассчитать количество случаев замешательства инвесторов МС1С. около 1 из 2000 сделок совершились по ошибке[11].

Среди многочисленных направлений создания модели че­ловека в экономике можно выделить следующие основные (табл. 1.1).

Таблица 1.1

Модели человека в экономике

Направ­ление Экономическая школа Особенности модели человека в экономике
Первое Английская

классическая

школа,

неоклассическая школа

и маржинализм

Модель носит название «человека экономического», главным мотивом деятельности которого выступает эгоистический, прежде всего, денежный, интерес. В соответствии с этим подходом индивид ведет себя так, чтобы максимизировать полезность в рамках опре­деленных ограничений, основным из которых является его денежный доход.

«Человек экономический» - это рациональный чело­век, обладающий таким уровнем интеллекта, информи­рованности и компетентности, который в состоянии обеспечить реализацию его целей в условиях свобод­ной, или совершенной, конкуренции. Рациональный человек в состоянии ранжировать свои предпочтения и стремится к достижению личной цели, обладая сво­бодой выбора. Эта модель опирается на предпосылку о том, что в свободном конкурентном обществе выиг­рывает лишь тот, кто ведет себя рационально.

Второе Кейнсианство, институционализм, историческая школа Модели человека представляются более сложными и ос­нованы на теории ограниченной рациональности. К сти­мулам поведения относятся не только стремление к мате­риальным, денежным благам, но и определенные элемен­ты психологического характера - традиции, привычки, престиж, желание наслаждаться жизнью и др. В этих мо­делях общество имеет более сложную структуру. Для под­держания его в состоянии равновесия требуется вмеша­тельство государства в экономические отношения.

Окончание табл. 1.1
Направ­ление Экономическая школа Особенности модели человека в экономике
Третье Чикагская школа (Г. Беккер) Модель утверждает возрастание значения не столько материальных, сколько духовных потребностей личности. Поэтому, хотя рациональное поведение в хозяйственной жизни базируется на личной материальной выгоде, оно может в ряде случаев означать отказ от этой выгоды ради других выгод, причем не всегда экономических. Модель отличается многообразием потребностей, главной из которых является потребность в свободе самовыражения, свободного выбора типа культуры и общественно- политических взглядов. Эта модель социально-индивидуаль­ного человека предполагает общество, основанное на демо­кратических и плюралистических началах с развитыми межгрупповыми связями и нежесткими границами между социальными общностями.
Четвертое Экологический человек (Хартия Земли) Модель предполагает уважение достоинства, интеллектуального и духовного потенциала человека. Исходит из того, что с развитием возможностей человечества возрастает ответственность за обеспечение достойной жизни людей, необходимости обеспечивать экономическую и социальную справедливость, безопасность и экологическую ответственность. Человек стремится к бережному потреблению возобновляемых и невозобновляемых ресурсов, сокращает объем используемых материалов, обеспечивает их вторичное использование и переработку, экономно использует энергию, все больше применяет возобновляемые источники энергии, развивает экологически чистые технологии, обеспечивает учет в ценообразовании продукции экологических и социальных последствий производства, развивает производство продуктов, отвечающих социальным и экологическим стандартам, обеспечивает всеобщий доступ к медицинскому обслуживанию, соотносит собственные потребности с возможностями планеты. Данная модель предполагает борьбу с бедностью как этическую, социальную и экологическую необходимость. При этом экономическое развитие должно обеспечивать равенство и социальную

Понимание этих моделей позволяет не только оценивать роль человека в экономике на различных стадиях развития общества, но и формировать наиболее оптимальные направления в экономиче­ской политике, прогнозировать с достаточно высокой степенью вероятности последствия тех или иных экономических решений.

<< | >>
Источник: Л.П. Кураков, М.В. Иг­натьев, А.В. Тимирясова и др.. Микроэкономика: учебник для вузов; под общ. ред. А.Л. Куракова. - М.: Изд-во ИАЭП, - 353 с.. 2017

Еще по теме 1.5. Модели человека в экономике:

  1. § 3. Модель общества и модель человека: грани единого
  2. Государственное регулирование экономики. Модели взаимоотношений экономики и государства
  3. Экономическая теория о человеке в рыночной экономике
  4. 4 МОДЕЛИ ЧЕЛОВЕКА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  5. 1. Экономика и ее роль в жизни человека.
  6. МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ
  7. 5.5.Модели рыночной экономики
  8. Построение экономико-социологической модели
  9. Модель инвестирования в российской экономике
  10. 12.3. Экономико-математическая модель управления финансовой активностью
  11. МОДЕЛИ ОТКРЫТОЙ экономики С СОВЕРШЕННОЙ МОБИЛЬНОСТЬЮ КАПИТАЛА
  12. МОДЕЛИ ОТКРЫТОЙ экономики С НЕСОВЕРШЕННОЙ МОБИЛЬНОСТЬЮ КАПИТАЛА
  13. 5.2. Особенности денежного оборота при разных моделях экономики
  14. § 4. Модель межотраслевого баланса национальной экономики В. Леонтьева
  15. ПРИМЕНЕНИЕ МОДЕЛЕЙ ОТКРЫТОЙ ЭКОНОМИКИ К АНАЛИЗУ ЭФФЕКТИВНОСТИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ
  16. Модель открытой экономики: включение в анализ внешней торговли
  17. Особенности денежного оборота при разных моделях экономики
  18. 3.3. Особенности проявления роли денег при разных моделях экономики