<<
>>

Тиражирование счастья

Григорий Куликов, возглавляющий одно из крупнейших агентств недвижимости, совсем не любит рисковать. Он лю­бит стабильность и покой. Для этого ему нужны умные кон­куренты и цивилизованный рынок

Григорий Львович Куликов — человек умный, интелли­гентный, довольный жизнью.

Так когда-то выглядели преус­певающие молодые доценты, у которых защита докторской на носу. Внешность не обманывает — Куликов и впрямь ин­теллектуал, математик по образованию, до ельцинских ре­форм попробовал себя в разработке электронных систем уп­равления для машиностроения, в телекоммуникациях.

Может, кому-то и покажется странным, что такой ин­теллектуал уже десять лет занимается риелторством — биз­несом, который не похоже чтобы сулил богатую пищу для ума и требовал чего-то выдающегося от самого предприни­мателя. Во всяком случае в России. Рынок недвижимости у нас один из самых неразвитых, местечковых, зависящих от прихоти администрации — тут, по идее, в фаворе должны быть не самые умные, а самые пробивные. И все-таки Кули­ков стал фаворитом московского рынка.

Его агентство "Миэль" называют лучшим — и рядовые агенты, и эксперты рынка, и партнеры из смежных бизнесов. Строго говоря, безусловным лидером "Миэль" не является, с ним ноздря в ноздрю идут МИАН и "Инком". Похоже, что лидерство Куликова определяется не столько формальными показателями.

1 Краснова В. Тиражирование счастья // Эксперт. 2002. № 31. С. 24-29.

В деловом сообществе, похоже, чтят Григория Львовича за другое. Во-первых, он показал этому не слишком вразу­мительному рынку, каким он должен стать. Более того, Ку­ликов заставил его во многом играть по правилам, приня­тым в "Миэле". Во-вторых, все восхищаются тем, как в "Ми- эле" поставлена работа с персоналом. Куликов предлагает своим агентам подробнейшим образом прописанные и очень жесткие процедуры ведения сделок, творчество и личная инициатива только в отношениях с клиентами, не в юриди­ческих процедурах.

Так почему же бывшие частные макле­ры мечтают поработать на этом конвейере?

Сам Куликов считает, что весь его секрет в технологич­ности: "Это когда способ работы приходит на новую террито­рию как бы впереди людей. К технологиям нужные люди во­обще легче подтягиваются, причем не только поодиночке". И ключевое слово здесь — "подтягиваются", т. е. приходят сами. Взять, к примеру, историю слияния "Миэля" с други­ми агентствами. Все знают, как трудно даются российским предпринимателям слияния и поглощения. Риелторский биз­нес — не исключение: за десять лет никому здесь не удалось построить что-либо путное за счет присоединения бизнеса конкурента. Никому, кроме Куликова. Он же благополучно интегрировал нескольких своих ближайших соратников по рынку. И партнеры Куликова в результате слияния не отды­хают, как это обычно бывает, на Канарах, а успешно тру­дятся на благо общего бизнеса. Нетипично, спору нет. Но именно в этом бизнесе — "изюминка" хозяина "Миэля".

Создается впечатление, что Куликов ставит некий экспе­римент, чтобы лишний раз подтвердить: более "правильная" работа сделает риелтора богаче и счастливее. Себе самому он уже это доказал. В предпринимательстве Куликов, как это ни странно, ищет покоя. Поэтому лично он счастлив дав­но, с того самого момента, как понял, что достиг стабильно­сти. Ради нее — а не ради денег или азарта — он десять лет назад расстался с престижной профессиёй и ударился в не­престижный бизнес.

— Ваше представление о риелторском бизнесе сейчас из­менилось, или вы просто в него втянулись?

— Изменилось, конечно. Сейчас я изучил, как это устро­ено в таких странах, как Канада, США, Германия, Шве­ция, Испания, Италия. Можно дальше перечислять, но и этого достаточно. Я это изучил и понял, что риелторская деятельность, вообще деятельность в области недвижимос­ти — это не мелочь, не ерунда. Самые большие деньги де­лаются на торговле нефтью, цветными металлами и на не­движимости, если с умом.

— Ну да, наверное, если речь идет не о простом посред­ничестве?

— Речь идет о девелоперстве, об управлении недвижимо­стью, я бы так сказал. Посредничество — это вообще непра­вильный, на мой взгляд, термин применительно к нашей работе, В России обыватель привык, что риелторы — это посредники. На самом деле все это гораздо интереснее.

Это настолько интересно, что я получил второе высшее образование, юридическое. Когда я еще работал в американ­ской телекоммуникационной компании, я учился в Америке клиенториентированному подходу. Потом изучал то же са­мое в Германии, опять же в рамках международной теле­фонной связи. Оказывая эти услуги здесь в России в течение двух лет, я понял, что такое сервис по-западному. Сегодня это очень полезно для нашей работы с недвижимостью.

И сам я многое изучал, в том числе теорию управления. Третье высшее образование не получал, но думаю, что по совокупности оно у меня есть. Основные блоки менеджмен­та, т. е. финансы, стратегическое планирование, управление персоналом, маркетинг — я все это проходил, причем нео­днократно. Проходил не потому, что диплом нужен, а пото­му, что это реально востребовано, это помогает добиваться каких-то результатов.

— Вернемся к характеристике вашего бизнеса. Вы гово­рите, что это не посредничество. А что это, можно под­робнее?

— Во-первых, это сфера услуг, сервис. Во-вторых бизнес сопровождения, сотому что существуют такие эскортные услуги. Сегодня очень модны и востребованы, например, кон­сультанты по управлению. Это люди, которые пользуются авторитетом, их деятельность считается достаточно престиж­ной. Так вот, консультант по операциям с недвижимостью, может быть, даже серьезнее, чем консультант по управле­нию. То есть мы сопровождаем наших клиентов в процессе принятия крайне важных для них решений. И поэтому этот бизнес очень очеловеченный, личностно ориентированный. Люди, которые успешно работают в недвижимости многие годы, я бы сказал, это всегда люди творческие, высокообра­зованные, с чемпионским терпением.

Самые терпеливые.

— Что для вас профессионализм риелторской фирмы? Он определяется квалификацией специалистов?

— Да, но не только. Профессиональные компании долж­ны быть технологически продуманными, особенно если это крупные компании.

— Вы осознанно решали, какую модель выбрать: неболь­шую семейную фирму или крупную, технологичную?

— Это само собой, наверное, произошло. Просто мы сде­лали первый отдел продажи. Потом — второй отдел продажи. Потом — третий отдел продажи. Когда умеешь управлять тремя, как в каком-то фильме было сказано, то дальше уже неважно.

— То есть вы поняли, что можете тиражировать свой опыт?

— Да, это принцип тиражирования технологии, мы к нему пришли в девяносто пятом году и с тех пор неукоснительно ему следуем.

— А как организован крупный риелторский бизнес на За­паде?

На Западе есть два типа многоофисных риелторских струк­тур. Один тип, более распространенный, — это франчай- зинговая система. Другой тип — смешанный, когда франчай­зинг сочетается с собственными офисами.

У нас тоже есть франчайзинг, и под торговой маркой "Миэль" агентства недвижимости работают в Омске, Ново­сибирске и Барнауле.

— Что вы продаете по франшизе?

— Право работать под нашей торговой маркой и техноло­гию работы. Причем мы готовы образовывать компании-парт­неры на франчайзинговых принципах везде, но только не в Москве. Здесь будет внутренняя пожирающая конкуренция. Поэтому в Москве у нас только собственные отделения — сегодня двенадцать, к концу года будет семнадцать. И даль­ше сеть будет расти.

<< | >>
Источник: Семенов А. К., Набоков В. И.. Основы менеджмента: Практикум. 2009

Еще по теме Тиражирование счастья:

  1. За деньги нельзя купить счастье.
  2. ГЛАВА6ПУТЬ СЧАСТЬЯ
  3. Что нужно человеку для счастья?
  4. Масштабирование бизнеса через тиражирование
  5. Правильно ли конвертировать счастье в деньги?
  6. 8.6. ВЕРСТКА И ТИРАЖИРОВАНИЕ АНКЕТЫ
  7. Мишель Блад Богатство и счастье
  8. 1. Первые шаги к тиражированию бизнеса
  9. Первые шаги к тиражированию бизнеса
  10. Умножение прибыли тиражированием бизнеса
  11. Введение
  12. Как открыть в себе поток жизненных сил?
  13. Скупость и расточительность как энергетические категории
  14. Что есть в этой книге, и чем она может быть вам полезна?