<<
>>

TORMENTA (ПЫТКИ)

В середине XVI в. на летней ярмарке в Париже обычным аттракционом было сожжение кошек. На костер опускали огромную сеть с несколькими дюжинами кошек в ней. Зрители, включая королевских особ, визжали от восторга, наблюдая, как воющие от боли животные покрывались копотью, поджаривались и, наконец, обугливались.
Несомненно, жестокость тогда казалась забавой. Жестокость можно обнаружить и в других европейских традиционных забавах, как петушиные бои, травля медведей, коррида и охота на лис. [ludi]

Двести лет спустя, 2 марта 1757 г., Роберта Франсуа Дамьена приговорили «достойно загладить вину»: «В повозке для осужденных на казнь его привезли нагого (прикрытого лишь рубашкой) с пылающим факелом в руке. Эшафот стоял на Гревской площади. Пронзенный в грудь, руки, бедра и икры, держа в правой руке нож, которым он совершил преступление, он должен был подвергнуться сожжению руки серой, затем его должны были погрузить в кипящее масло, расплавленный свинец и кипящую смолу; затем разорвать четырьмя лошадьми, прежде чем сжечь его тело и прах развеять по ветру.

Когда разожгли огонь, жар был небольшим и лишь слегка повредил кожу на одной руке. Но тогда один из палачей, сильный и здоровый мужчина, схватил огромные металлические щипцы (в полтора фута длиной) и, немилосердно их вращая, стал вырывать громадные куски плоти у несчастного, а на

образовавшиеся зияющие раны поливали маслом из раскаленной добела ложки. Дамьен беспрерывно кричал, перемежая крики мольбой «Боже, помилуй меня!» и «Иисусе Христе, помоги мне!» Для зрителей было весьма поучительно сочувствие пожилого кюре, который без устали утешал несчастного.

Судья, сьер де Бретон, несколько раз подходил к страдальцу и спрашивал, не хочет ли он что-нибудь сказать. Тот отвечал: «Нет»...

Разрывание лошадьми продолжалось очень долго, поскольку животные не привыкли к такому труду.

Потребовалось шесть лошадей, но и их не было достаточно...

Палач спросил, должен ли он расчленить страдальца на куски, но судья приказал попробовать еще раз. Священники приблизились вновь, и он сказал им: «Поцелуйте меня, сиры»; один поцеловал его в лоб.

Сделали еще две или три попытки, после чего палачи достали свои орудия и отрезали ему ноги... Они сказали, что он уже мертв, но, когда тело уже было разорвано на куски, нижняя челюсть еще двигалась и как будто что-то говорила... Во исполнение постановления последние куски тела продолжали сжигать еще и после 10.30 вечера...»

Дамьена казнили за попытку цареубийства. Жена и дети его были изгнаны из Франции; братьям и сестрам приказали переменить имена; его дом был снесен. Дамьен осмелился приблизиться к Людовику XV, когда король садился в карету, и нанес ему маленьким ножом

маленькую ранку. Он произнес какую-то жалобу на парламент, но не сделал ни малейшей попытки бежать и заявил, что хотел лишь напугать короля. В наши дни его бы признали сумасшедшим.

Пытки были устоявшейся нормой судопроизводства и казни со времен Рима. Блаженный Августин признавал и их ошибочность, и их необходимость. Считалось, что пытки во время казни поучительны. Смерть была лишь последней составляющей казни, во время которой осужденного сажали на кол, вынимали внутренности, сжигали или колесовали. [ВЛАД]

Смерть Дамьена была последней в этом роде во Франции — век Просвещения воспротивился жестокой практике. Вскоре после описанной казни миланец маркиз Чезаре Беккариа (1735-1794 гг.) опубликовал трактат Dei delitti i delle pene [O преступлениях и наказаниях] (1764 г.). Автор заявлял, что пытки предосудительны и не приносят результатов. Эта книга, переведенная на многие языки и снабженная предисловием Вольтера, стала катализатором реформ по всей Европе. Многие считают, что именно с нее началось длительное прогрессивное движение сначала за гуманные казни, а со временем и за отмену смертной казни. «Кривая жестокости» неизменно шла вниз.

Либералы вообще считали, что пытка развращает не того, кого пытают, но того, кто пытает или дает приказ пытать.

Впрочем, на этом история еще не кончилась и не кончились пытки в Европе. [алькофрибас] 400 RENATIO

пограничные стычки не прекращались здесь до почти середины XX столетия. В ответ Габсбурги оккупировали в Нидерландах Артуа и заключили союз с англичанами, что немедленно побудило французов забыть все религиозные разделения и захватить Кале (7 января 1558 г.). Мария Тюдор (чей заключенный по доверенности брак с Филиппом II был платой за это короткое rapprochement [сближение] Габсбургов с Тюдорами) воскликнула даже: «Когда я умру, вы увидите, что на сердце у меня написано «Кале». По общему мирному соглашению Като-Камбрези Франция оставляла за собой Лотарингию и Кале, Габсбурги — Артуа, Милан и Неаполь. Так что Англия навсегда была отрезана от континента. Главный же вопрос так и не был разрешен, но лишь отложен. [Нострадамус]

Британские острова, где все больше доминировала Англия, все ближе подходили к объединению, которое уже раз или два помаячило на горизонте. Утратив свои плацдармы на континенте, Английское королевство со всей энергией обратилось к делам своих ближайших соседей и к заморским территориям. Типичное неоднородное государственное объединение своей эпохи, состоящее из Англии, Уэльса и Ирландии, Английское королевство было лишено той национальной сплоченности, которая уже наличествовала в Шотландии. При Тюдорах, однако, оно обнаружило большую жизнеспособность. Несмотря на религиозные распри своего времени, Генрих VIII (правил 1509-1547 гг.) и трое его детей — Эдуард VI (правил 1547-1553 гг.), Мария I (правила 1553-1558 гг.) и Елизавета (правила 1558-1603 гг.) — создали англиканскую церковь, устойчивый симбиоз монархии и парламента и королевский флот. [бард]

Стюарты, которые правили в Шотландии с 1371 г., заключили личную унию Шотландии и Англии (1603 г.) после того, как стало ясно, что у Тюдоров не будет наследников. Они многое приобретали.

Обманутая своими континентальными союзниками, Шотландия до того жила в тени Англии со времен кровавой трагедии на Флоден Филд (1513 г.). Англо­шотландским отношениям сильно повредили интриги свергнутой с престола Марии, королевы шотландцев (1542-1587 гг.), которая умерла на английском эшафоте. Но

сын Марии Яков VI и I (правил 1567(1603)-1625 гг.), по общему согласию получил то наследство, которое не досталось его матери. Он сам, его сын Карл I (правил 1625-1649 гг.) и его внук Карл II (правил 1649(60)—1685 гг.) правили из Холируда и Уайтхолла параллельно. И Яков I говорил своему первому парламенту в Вестминстере об «Англии и Шотландии, которые теперь в полноте времен объединились в моем лице, будучи в равной степени прямыми наследниками обеих Корон, так что теперь это как бы маленький Мир сам в себе, защищенный вокруг хотя и естественным, но восхитительным нашим прудом или рвом — морем...»

Интеграция зависимых княжеств проходила не очень гладко. Уэльс, разделенный на графства Генрихом VIII, вошел в сообщество без протестов. Англо-уэльсское дворянство смирилось со своей участью. Но Ирландия, парламент которой фактически освободился от Англии со времени войн Белой и Алой роз, была обуздана с трудом. В 1541 г., после того, как в 1534 г. появились и графства Уэльса и церковь Англии, Генрих VIII провозгласил себя королем Ирландии, таким образом оставляя своим преемникам много будущих бед. Политика обращения ирландских властителей в графов и баронов была не более чем полумерой в условиях одновременного наступления на язык и обычаи Ирландии. Уже скоро сопротивление Короне соединилось с сопротивлением протестантской Реформации и вылилось в серию восстаний. Девятилетняя война 1592-1601 гг. была связана с Ольстерским восстанием Хью О'Нила, эрла Тирона. С ним было покончено посредством опустошительных репрессий лорда-наместника Маунтжоя, Маунтжой уничтожил различия между территориями в Ирландии под английской юрисдикцией (Pale) и собственно ирландскими землями, упразднил ирландское право и начал систематическую колонизацию. Позднее десятилетний период расцвета и примирения в 1630-е годы (при графе Страффорде) сменился десятилетием новых мятежей в 1640-е годы, когда Ирландия, воспользовавшись трудностями Англии, добилась проведения в отношении себя политики религиозной терпимости и независимого парламента. Позднее Ирландия была жестоко завоевана Кромвелем в 1649-1651 гг. и фактически аннексирована. Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 401

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме TORMENTA (ПЫТКИ):

  1. Англия отменила пытки
  2. Начало войны.
  3. 19. Cудебник 1497 г. Общая характеристика
  4. 10.2. Правление методом кнута
  5. Реформы «просвещенного абсолютизма»
  6. Политика репрессий: причины и последствия.
  7. Дискуссия «Возможные пути модернизации России»
  8. 8. Классификация и значение принципов уголов- ного процесса
  9. Бихевиоризм
  10. Кампанелла.
  11. Внутренняя политика Абдуррахмана
  12. Внешняя политика.
  13. 5. Азербайджан в XVIII—XIX вв.
  14. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  15. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  16. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  17. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  18. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим