<<
>>

СОЦИАЛИСТЫ

Весной 1920 г. результаты прошедших выборов вынудили шведского короля предложить социалисту возглавить правительство, что он и сделал, правда, очень неохотно. Он вызвал лидера Социал-демократической рабочей партии (СДРПШ) Карла Яльмара Брантинга (1860­1925) и предложил ему стать премьер-министром, если только не будет «никакого социализма, никакого разоружения и никаких изменений конституции».
Для социалистической партии, которая требовала снижения расходов на вооружение в пользу выделения дополнительных средств на соцобеспечение и выступала за республику, — эти условия были суровым требованием. Но сделка состоялась, и Брантинг сформировал коалиционный кабинет. Был сделан первый шаг в правительственной карьере партии, послужной список которой не имел себе равных в демократическом мире.
Карта 25. The New Europe, 1917-1922

Социал-демократическая рабочая партия Швеции (СДРПШ) была основана за 30 лет до того, в 1889 году.

Созданная по образцу Германской СДП, она оставила всякие заигрывания с марксизмом и прочно встала на путь парламентаризма, социальных реформ, перераспределения доходов и государственного вмешательства в экономику. Как и британская лейбористская партия, шведские социал-демократы имели тесные связи с профсоюзами, вплоть до образования с ними блоков; у нее были хорошие местные организации, особенно в рабочих округах. Ее избирательный потенциал в основном создавался новым классом промышленных рабочих Шве­ции при существенной поддержке со стороны среднего класса и интеллектуалов. Она вошла в Риксдаг в 1896 г. и одержала полную победу на выборах в 1914 г.
К 1920 г. Брантинг

возглавлял самую большую партию в обеих палатах парламента.

Одной партии трудно было собрать безусловное большинство при шведской системе пропорционального представительства, введенной в 1909 г. одновременно с всеобщим избирательным правом (для мужчин). В работе высшей ассамблеи принимали участие четыре демократические партии: консерваторов, либералов, крестьян и социалистов; часто создавались коалиции или обязанности министров поручали исполнять людям, не входившим в коалиции. Имелась также маленькая коммунистическая партия. До конституционной реформы 1952 г. партии часто прибегали к созданию картелей (единых избирательных блоков) в целях увеличения своего представительства.

На пути к власти СДРПШ прошла несколько стадий. В 1920-е гг. Брантинг возглавил три коалиции: в 1920, 1921-. 1923 и 1924-1925(6) гг. Однажды он проиграл в связи с биллем о безработице, и однажды — из-за своего стремления к сокращению расходов на вооружение. Он никогда не смог создать правительства большинства.

С 1932 г. преемник Брантинга Пер Альбин Ханссон стал создавать образ СДРПШ как постоянной правящей партии. За одним коротким исключением он возглавлял шведское правительство в течение 14 лет. Правительство 1936-1939 гг.

было «красно-зеленой коалицией» с крестьянским движением, а правительство 1939­1945 гг. — многопартийной коалицией национального единства военного времени.

После войны социал-демократы завоевали такую власть, что смогли преобразовать Швецию согласно собственным идеям. Начиная с 1946 г. Таге Эрландер удерживал свой пост 23 года. Процветание Швеции можно было сравнить по размаху только с ее налогами и размахом государственного финансирования здравоохранения, образования и социального обеспечения. Консерваторы правили короткое время между двумя социалистическими правительствами Улафа Пальме (1969-1976 гг., 1982-1986 гг.). Эта непобедимая крепость СДРПШ продержалась у власти более полувека, до 1988 года. Но, вопреки страхам шведского короля, высказанным в 1920 г., шведская монархия пережила социалистов.

Что же до того, как неспокойно было сидеть социалистам в министерских креслах одной из самых богатых стран Европы, то парадокс был, скорее, видимостью, чем реальностью. Социалистические идеи могут с успехом воплощаться в жизнь только там, где имеется достаточный излишек продуктов производства для справедливого перераспределения и демократическое правительство для осуществления этого справедливого распределения. И действительно, по мере того, как сокращался разрыв между ресурсами для распределения и ожиданиями населения (тот самый излишек), влияние социалистов в Швеции снижалось. Затмение в Европе, 1914-1945 697

Что же касается стран, где излишек невелик или правительство диктаторское — или и то и другое одновременно, —то там рабочие, занятые в системе со­циалистической экономики, подвергаются беспощадной эксплуатации, а правящая элита забирает всю прибыль себе. Таким было положение в Совет­ском Союзе, «первом в мире социалистическом государстве», которое на самом деле не было социалистическим ни по духу, ни на практике.

под угрозой применения насилия. Прошли сентиментальные прощальные церемонии с пожеланием всего хорошего немцам, оставшимся за пределами Рейха. Берлин, уже переживший восстание левых в январе 1919 г., когда была убита Роза Люксембург, теперь переживал восстание правых — Кантовский путч в марте 1920 г., а в августе — приближение Красной армии. Невозможно сказать, что бы случилось, если бы Тухачевский дошел до намеченной цели. Но, вытесняя поляков из оспариваемых городов и передавая там власть местным немцам, он обнаружил свои намерения: разыграть немецкую карту и опрокинуть версальское урегулирование. 300000 вооруженных членов Freikorps (Правые группировки солдат и офицеров армии кайзера - перев.) все еще были на свободе. Красная Саксония удерживалась коммунистами, Бавария — ультра-консерваторами, поговаривавшими об отделении. Германия была всего в одном шаге от полного хаоса.

Призрак социальных потрясений шествовал по этой земле. Жестокая вражда немцев- левых и немцев-правых нарастала.

В 1922 г. было совершено покушение на министра по восстановлению экономики страны еврея Вальтера Ратенау. Питательной средой радикал- социалистов были массовая безработица и ужасные последствия гиперинфляции. Питательной средой радикал-националистов были унижение, которое принесла клаузула о вине немцев в развязывании войны, сопротивление необходимости платить репарации и оккупация союзниками Рейнской области. Однако после 1920 года появился новый тип головорезов, стремившихся соединить недовольство левых и недовольство правых, в виде Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Имя лидера национал- социалистов, Адольфа Гитлера, попало в заголовки газет 8-9 ноября 1923 г. после неудачного Пивного путча в Мюнхене.

Ненадолго, однако, некоторую толику доверия вернул немцам Густав Штреземан (1878­1929), который одно время был рейхсканцлером, а с 1923 г.

— министром иностранных дел. Благодаря Штреземану германские военные не выполняли решения о разоружении посредством секретного сотрудничества с Советами. Одновременно он завоевал одобрение Запада, подавив коммунистические правительства в Саксонии и Тюрингии, и восстановив выплаты военных репарации. Затем он убедил союзников, что битва за репарации наносит ущерб экономике Европы. В 1924 г. по плану Дауэса, он договорился о займе у США 800 млн. марок, обеспеченных золотом, что гарантировало восстановление немецкой промышленности. В 1925 г. в Локарно в обмен на гарантию франко-германской границы он добился реабилитации Германии как члена международного сообщества, а в 1926 г. ее принятия в Лигу Наций. В 1927 г. последние межсоюзные комиссии были распущены. В ярком свете улучшения отношений с Западом мало кто замечал, что восточные границы Германии, как и восточная политика Германии, в любую минуту могли стать предметом ревизии.

В международных финансах долгие годы царила полная неразбериха. Согласно соглашениям военной Антанты, Великобритании и Франции причитались колоссальные суммы; их главным должником была Россия, а они сами задолжали еще большие суммы, главным образом — США. План репараций, включенный в Версальский договор, предполагал заставить Германию заплатить полную стоимость войны, так чтобы правительства союзников затем могли выплатить свои военные долги. Но этот план оказался неисполнимым: невозможно было точно подсчитать эти суммы; Германия отказывалась платить за все; Советское правительство отказалось признать царские долги; а США отказывались пересматривать график выплат. Поэтому пришлось рассматривать альтернативные планы. Уже во время Мирной конференции британский делегат Д.М. Кейнс опубликовал суровую критику сложившегося подхода к этим делам. В своей работе Экономические послед- 698 TENEBRAE

ствия мира (1919) он утверждал, что поддержка экономического возрождения Германии есть необходимое условие возрождения Европы в целом, а также что карательные репарации ударят по тем, кто их навязывает. Его идеи встретили сильнейшее противодействие политиков, отчасти потому, что, казалось, он заботился о Германии больше, чем о ее жертвах. Однако постепенно его мысль, что возрождение следует считать приоритетной задачей, начала находить понимание.

Первоначальная сумма репараций в 269 млн. немецких золотых марок, которые следовало выплатить в течение 42 лет, то есть до 1962 г., последовательно сокращалась. В 1921 г. англичане покончили с бойкотом большевиков, продвигая англо-советский торговый договор. Добиваясь сокращения германских репараций до 132 миллиардов золотых марок, они положительно отнеслись к угрозе французов оккупировать Рур, если немцы задержатся с их выплатами. В 1922 г. они предложили отменить все военные долги взамен сокращения британских выплат Соединенным Штатам до 33 млн. фунтов стерлингов в год в течение 63 лет, то есть до 1985 года. В 1923 г., раздув своими требованиями гиперинфляцию в Германии, французы оккупировали Рур — и совершенно напрасно. В 1924 г. согласно плану Дауэса наконец-то возобладала умеренность. Германия теперь должна была выплачивать умеренные репарации до 1929 г. (по 2500 млн. рейхсмарок в год). Заем союзников в 800 млн. рейхсмарок должен был облегчить следующую выплату. Но даже это оказалось невозможным. В 1929 г. по плану Юнга Германию обязали выплачивать по 34500 млн. рейхсмарок в год в течение 58 лет, то есть до 1988 г., в форме ипотечного долга под залог немецких государственных железных дорог. В 1932 г. на Лозанской конференции Германии было предложено сделать последнюю выплату в 3000 млн. рейхсмарок — но и это не удалось. К тому времени все это уже не имело значения; Германия получала больше в виде займов от США, чем выплачивала в виде репараций. Как бы то ни было, но с 24 октября 1929 г., когда произошло падение нью- йоркской фондовой биржи, мировая экономика начала двигаться к депрессии; и все займы, которые США предоставляли Европе, прекратились.

Политика в период между войнами характеризовалась главным образом тем, что то и дело либеральные демократии становились жертвами побеждавших диктатур. Западные государства надеялись, что вслед за их победой наступит время режимов, смоделированных по их демократическому образу и подобию. Ведь Европа вступила в Великую войну, имея 19 монархий и 3 республики; а в конце войны Европа состояла из 14 монархий и 16 республик. Тем не менее, «демократическая революция» вскоре оказалась иллюзией. Едва ли хоть один год проходил без того, чтобы то в одной стране, то в другой не была отменена демократическая конституция тем или другим диктатором. И единственной причиной была неспособность западных держав защитить ими же вдохновленные режимы. Появились диктаторы всех видов и размеров: коммунисты, фашисты, радикалы и реакционеры, авторитарные правители левого толка (вроде Пилсудского), милитаристы правого толка (вроде Франко), монархи, антимонархисты и даже клирики, такие как монсеньор Тисо в Словакии. Единственное, что их объединяло, так это убеждение, что западная демократия им не подходит. [Эстония]

Из двух новых государств, возникших между войнами, одно (Ирландия) было национальной республикой, другое (Ватикан) — апостольской диктатурой. Ирландское независимое государство появилось в 1922 г. сначала как суверенный доминион Британской империи. Миллионы ирландцев честно служили в Британской армии во время Великой войны. Но в 1918 г. общественное мнение было поражено перспективой достижения автономии. Ольстер снова готовился защищать унию силой, и в 1920 г. он был превращен в автономную провинцию Соединенного королевства. Южане, бывшие преимущественно католиками, готовились получить независимость. И им это удалось, правда, после двух жестоких войн: одна -против британских полувоенных полицейских сил, Black and Tans16, другая — гражданская. Выдающаяся личность этого периода, многократно бывший

премьером Хуан де Валера (1882-1975), был наполовину кубинец, католик, родился у матери ирландки в Нью-Йорке. Независимое государство провозгласило себя Республикой Эйре в 1937 г., порвав все формальные связи с Великобританией в 1949 г. Затмение в Европе, 1914-1945 699

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме СОЦИАЛИСТЫ:

  1. СОЦИАЛИСТЫ
  2. Первые русские социалисты.
  3. Вопрос 49. Конституция 1871 г. и «Исключительный закон» против социалистов
  4. Социалистические учения.
  5. Лекция 2. ЭВОЛЮЦИЯ «СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА»
  6. 7.2.2. Теории общественного применения денег
  7. 55 ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ НАЦИОНАЛ- СОЦИАЛИЗМА
  8. Теории социально- политического направления
  9. 2. Из воззвания Французской коммунистической партии к французским пролетариям
  10. § 8. Демократическая революция в Испании и Народный фронт
  11. Оппозиционные организации.
  12. 32. Франция после де Голля, пути развития?
  13. Франция, 1932-1938