<<
>>

СЕН-ГОТАРД

Перевал Сен-Готард обеспечивает кратчайший путь через Центральные Альпы. С полным основанием его можно назвать жизненно важной артерией Европы. Соединяя долину Ройса, текущего на север в Рейн, и долину Тичино текущей на юг в По, он самым коротким образом связывает южную Германию и северную Италию.
Расположенный на высоте всего лишь 2 108 м, он находится существенно ниже, чем другие проходы, которые поэтому дольше остаются закрытыми зимой или в плохую погоду в метели и снегопад.

Интересно, что Сен-Готард стал важной транспортной артерией сравнительно недавно. Римляне им не пользовались, предпочитая более западные проходы, такие, как Большой Сен-Бернар или Mons Jovis. Им не пользовались и после падения Римской империи на Западе, несмотря на оживленную миграцию с севера на юг. Трудность представлял короткий участок верховьев Ройса, где на протяжении примерно трех километров на север от современного Андерматта, расположено ущелье с крутыми скалами. Это Шоллененское ущелье, верхний вход в которое — просто утесы, делал совершенно невозможным движение по Сен-Готарду, пока, наконец, не были проведены масштабные инженерные работы.

Работы начались где-то

после 1200 г. н.э. Над входом в ущелье взметнулась изумительная арка Чертова моста, высокая конструкция которого была, должно быть, не менее сложна, чем своды готического собора. Самый крутой участок ущелья, каменные глыбы, известные как scaliones или Schollen были стесаны, затем поставили опоры для деревянных платформ над выступами. Так что к 1300 году, когда приют в верхней части прохода был посвящен Св. Готарду, епископу далекого Хильдесхейма, люди потекли через проход размеренно и непрерывно.

Затем в течение примерно 600 теплых сезонов дорога Сен-Готарда служила (с июня по ноябрь) главным путем Европы с севера на юг.

Пилигримы, купцы или солдаты преодолевали 60 миль нелегкого пути в гору (от Альтдорфа в верховьях озера Люцерн до Биаски в верховьях Левантины) в четыре — пять переходов. Его южный отрезок через мрачную Валль Тремола, или «Долину дрожи» (где добывают прозрачный камень тремолит) был едва ли легче Чертова моста. По извилистой тропе могли пройти только мулы с грузом, пешеходы и носильщики. До того, как этот путь был расширен в 1830 году, только англичанин Чарльз Гренвиль преодолел его, так сказать, на колесах: он на пари (в 1775 году) нанял швейцарс­ких солдат и те пронесли его фаэтон на своих плечах.

Открытие Сен-Готарда имело важные стратегические последствия. Оно в особенности оживило швейцарский кантон Ури, охраняющий проход, а через него и Швейцарскую Конфедерацию в целом. Теперь армии могли быстро пройти из Германии в Ломбардию, чем воспользовались многие императоры, но с особым блеском — солдаты Суворова в 1799 году.

Не меньшее значение имело и строительство Сен-Готардской железной дороги в 1882 году. Тогда в верхней части прохода построили пятнадцатикилометровый главный туннель и 80 меньших туннелей. В знаменитом Pffafensprung «Прыжке пастора» над Гошенен начинается спиральный железнодорожный путь, где поезда сначала мчатся вправо, а в конце его несколькими сотнями футов выше, уже влево. Строительство унесло жизни многих рабочих, в том числе и самого конструктора. В 1980 году рядом с железнодорожным туннелем появился автомобильный, по которому не прекращается шестирядное движение в любую погоду, летом и зимой. Мотоциклисты, которых с задних сидений подгоняют одетые в кожу и любящие скорость львицы, с визгом проносятся по нему за считанные минуты.

масштабам8. Тем более важно отметить, что с падением Римской империи Средиземноморье навсегда перестает быть политически единым. Морской мощи становится недостаточно, чтобы одолеть империи суши, утвердившиеся по его периметру. И как только в Леванте и в Африке утверждаются мусульманские государства, Сре­диземноморье становится предметом постоянного политического передела.

Морские и торговые государства, такие, как Венеция, не были в состоянии объединить его в одно целое. Европейские государства XIX века основали здесь колонии от Сирии до Марокко; однако из-за соперничества друг с другом они не смогли разрушить глав- 44 Peninsula

ный бастион мусульманства в Турции и обеспечить свою гегемонию. Отсутствие политического единства может служить объяснением, почему в Средиземноморье появились и существуют культурные объединения, не зависимые от государственных границ. Глубокие корни имеет и такая черта, как наличие «параллельной власти», вроде мафии в южной Италии, которую пока не удается победить никакими усилиями9. На протяжении почти всей документально засвидетельствованной истории народы, населяющие северные берега Средиземноморья, численно превосходили своих южных соседей в соотношении, по крайней мере, два к одному; они, соответственно, играли ведущую роль. Демографический взрыв в Северной Африки может нарушить этот баланс. Впрочем, понятие средиземноморские земли никогда не ограничивалось странами, расположенными непосредственно на побережье. В Европе к Средиземноморскому бассейну относятся земли и далеко на север от моря, включая Баварию, Трансильванию и Украину. Но ни одна культура, ни одна власть, включая Рим, никогда не смогли объединить их все.

Похожее развитие мы обнаружим и в истории других внутренних морей Европы: Балтийского и Черного. Балтики выдвинулась вперед сравнительно недавно. В Ганзейскую эпоху она была центром немецкой торговой экспансии, а в XVII веке - стремления к славе шведов. И тем не менее ни одно балтийское государство не стало, как мечтало, dominium maris [владыкой моря]. Соперничество Германии, Швеции, Дании, Польши и России до сих пор раздирает Балтику.10 [ганза]

Чёрное море сначала было известно у древних как .«Неприветливое» (Axenos), затем стало «Приветливым» (Euxine), a потом просто Понтом (то есть Морем). Это попросту сиамский близнец Средиземного. Оно знало греческое, римское, византийское и Оттоманское владычество.

И здесь также появление сильного государства на суше (России) привело к продолжительным распрям. До девяностых годов XX века Советский Союз (с союзниками), отделенный враждебными водами, противостоял здесь южному флангу НАТО в Турции. Но воды Черного моря и в самом деле неприветливы — ведь морс здесь чрезвычайно насыщено сероводородом (H2S), так что в своих глу­бинах оно таит «самую большую массу безжизненной воды в мире». И если бы когда- нибудь пласты воды в нем переместились, это стало бы «величайшей природной катастрофой со времени последнего Ледникового периода».11

Поскольку безраздельная власть над европейскими морями оказалась невозможной, особое внимание с неизбежностью уделялось трем стратегическим проливам. Гибралтарский пролив, Дарданеллы и Эресунн, или Зунд, давали исключительную власть и влияние тем государствам, которые ими владели. [зунд]

4. Материк Полуострова ветвится несколькими субполуостровами, выступающими в моря. Один такой гористый выступ — Скандинавия, прилегает к Балтике. Три других — Ибериийский, Итальянский и Балканский массивы — к Средиземному морю. Еще два — Крым и Кавказ — прилегают к Черному морю. И к каждому, хотя он и был частью Континента, гораздо легче было подходить морем.

Скандинавия, где некогда дала усадку ледяная шапка Европы, никогда не могла обеспечить жизнь большому населению. Но ее дикие западные фьорды смягчает Гольфстрим, горы богаты полезными ископаемыми, а мореные озера полны рыбы. И если Скандинавия не добрала чего-то в отношении климата, то она много приобрела в смысле безопасности.

Пиренейский полуостров — это в основном высокогорное плато, отделенное от остального Континента высокими Пиренеями. Его восточное побережье относится к Средиземноморью и в древности входило последовательно в сферы карфагенского, римского и мусульманского влияния. А его в основном засушливая внутренняя часть простирается через долины Дуэро, Тахо и Гвадалквивира к Атлантике. Поэтому в новые времена, хотя Арагон и расширялся на восток, к Средиземноморью, но Португалия и Кастилия уверено двигались к океану на западе. Некогда они были первыми колониальными державами Европы и делили мир между собой.

Апеннинский полуостров — самый совершенный. Непрерывная цепь гор на севере. Богатый «продовольственный склад» в долине По. Вытянутый корявый сапог со своим каблучком таит множество плодородных долин с выходом Среда обитания и доисторическая эпоха 45

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме СЕН-ГОТАРД:

  1. Сунь Ят‑сен и Синьхайская революция
  2. 3.Сен-Жерменский мирный договор
  3. Английское Просвещение
  4. Противостояние «хартистов» и «сентябристов».
  5. Бородинское сражение.
  6. 69. ВОЗНИКНОВЕНИЕ УТОПИЧЕСКИХ И РАДИКАЛЬНЫХ ТЕЧЕНИЙ В ОБЩЕСТВЕННО—ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В
  7. 18-е брюмера.
  8. 20. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ, КОММУНИСТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВАХІХ В.
  9. Июльская революция 1830 г. «Три славных дня».
  10. 24 СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ, КОММУНИСТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛ- ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА XIX В
  11. Маржинальные сделки. Показатели риска по ценной бумаге.
  12. Становление социологии как науки
  13. 28.3. Прочие банковские институты
  14. 42. ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ
  15. Становление социологии как науки
  16. Социалистические учения.
  17. ХОЛИЗМ [ЦЕЛОСТНЫЙ ПОДХОД К ЧЕЛОВЕКУ]
  18. ГОТИКА