<<
>>

РЕНТА

Клиометрия — измеряющая историография, или количественные методы в истории, — заняла достойное место среди других наук благодаря компьютерам. До того историков удерживали необъятность подлежащих изучению данных и отсутствие адекватных средств исследования.
Статистических выборок было мало, временные отрезки короткие, а выводы неуверенные. С появлением же исследований, перемалывавших цифровые показатели в истории, многие подобные препятствия были устранены.

Одним из пионеров новой науки была «секция 6» в Ecole Pratique des Hautes Etudes (Париж), основанная в 1947 г. Одно из предпринятых там исследований было посвящено росту земельной ренты в Париже от позднего средневековья до Революции. На первом этапе исследования по 23000 комплектам официальных и частных свидетельств надо было вычислить среднюю годовую ренту в ливрах. На втором этапе для учета инфляции следовало обратить монетарные показатели в иные, представляющие реальную покупательную способность. Для этого ренты соотнесли со средними за три года ценами на пшеницу, выраженными в setiers, то есть гектолитрах пшеницы. На третьем этапе надо было сопоставить полученную кривую ренты с показаниями другого, независимого источника — в данном слу­чае за таковой был принят Minutier, Central, или «Основной нотариальный журнал», который ведется с 1550 г. Обнаружилось близкое соответствие показателей в сопоставлении исчисленной ренты:

Средние вычисленные Рент по Minutier Central
ренты ы
Livres Setiers Livres Setiers
1549-51 64.24 16.77 1550 63.72 16.64
1603-5 168.39 17.81 1604 229.00 24.23
1696-8 481.96 23.41 1697 531.00 25.79
1732-4 835.55 55.70 1734 818.35 54.55
1786-8 1281.04 58.63 1788 1697.65 77.69

В кривой ренты Парижа отразились и политические события, и экономические факторы.

Нижние точки падения ренты отмечаются (как тому и следовало быть) во время «Застоя Жанны д'Арк» в 1420-1423 гг., «Котловины св. Варфоломея» в 1564-1575, «Спада Осады» в 1591-1593 гг. и «Кювета Фронды» в 1650-1656 гг. Периоды восстановления оказываются гораздо более продолжительными — это «Ренессанс» 1445-1500 гг., затем десятилетия Ценовой революции после 1500 г., когда подъем «реальной ренты» намного перекрывает резкий подъем номинальной ренты, период стабилизации во время правления Людовика XIV до 1690 г. и затем непрерывный подъем ренты в середине XVIII века. Компьютерные вычисление показали, что выше всего рента поднималась в 1759-1761 гг.

(69.78 setiers) и в 1777-1782 гг. (65.26 setiers). Согласно Minutier, самая высокая рента была в 1788 г. (77.69 setiers).

Оценку полученных данных нельзя считать окончательной. Кривая ренты, очевидно, ниче­го нам не говорит о многих важнейших факторах, определявших рынок недвижимости в Париже и уж тем более об экономике Франции в целом. Она ничего не говорит о перенаселении, размере и качестве жилищ или о строительстве новых зданий. И тем не менее она предоставляет нам скромные данные о том времени, для которого у историков нет полномасштабной статистики цен, заработков, стоимости и доходов; с этими показателями мы можем сопоставлять другие источники информации. Кроме того, наша кривая отражает надежды структуралистов в экономике, которые уповают на установление conjoncture, то есть модели основных направлений развития. По их мнению, все исторические факты должны соответствовать этой установленной conjoncture.

вать «благородных англичан» противостоять стремительному удару врага. В островном королевстве Англии валлийцы оставались единственной неассимилированной общиной. В 1400-1414 гг., в разгар войн с Франци­ей, они подняли опасное восстание, установив связи с другими противниками английского короля в Нортумбрии, Ирландии, Шотландии и Франции. Под руководством Owain ap Gruffydd (Оуайн), лорда Glyndyvrdwy (Глен Дур) (ок.

1359-1416 гг.), Христианский мир в кризисе, ок. 1250-1493 311

известного англичанам как Оуэн Глендоуэр, они возродили идею свободного Уэльса и быстро воссоздали независимое княжество26. В 1404-1405 гг. независимый парламент Уэльса собрался в Machynlleth. Однако уже скоро все это дело начало рушиться после победы англичан при Азенкуре. Затем постепенно были возвращены королевские замки в Уэльсе, и сын Глендауэра был вынужден сдаться. С этих пор Уэльс хотя и сохраняет культурную и языковую самобытность, но является составной частью английского королевства.

С 1450 г. Англию раздирает братоубийственная война, походившая на войну бургундцев и арманьяков. Душевнобольной король и споры о престолонаследии сделали Ланкастерцев и Йоркистов непримиримыми врагами. Войны Алой и Белой розы не давали Англии возможности воспользоваться ее растущим экономическим процветанием, пока трех соперников — Эдуарда IV, Ричарда III и Генриха VII — не похоронили восторжествовавшие Тюдоры.

И опять-таки не историчны слова Шекспира, который писал, что «край наш будет зваться Голгофой и страною мертвецов». В действительности же, если доверять современным ученым, борьба велась довольно благородно27. За исключением битвы при Тюксбери в 1471 г., военнопленных вообще не убивали. В основном действия развертывались по кельтским окраинам: при горе св. Михаила в Корнуэле и в Уэльсе в Денби, Harlech, Carreg Cennen и под Пембруком, местом рождения Генриха Тюдора, в конце концов оказавшегося победителем. Сцена на Босвортском поле 22 августа 1485 г., где горбун Ричард III кричал в отчаянии «Полцарства за коня», а его свалившаяся корона повисла на терновом кусте, стала теперь общеизвестной. В свое время именно эта сцена стала подходящей концовкой для средневековой истории Англии.

Одним из побочных результатов Столетней войны стало появление псевдонезависимого государства Бургундия во всем его великолепии. Упадок Франции и Империи давал особые возможности срединному королевству, сыгравшему выдающуюся роль в европейской политике, но в отсутствие сплоченности сошедшему на нет так же быстро, как некогда возникло.

Хотя четверо великих Валуа, герцогов Бургундских, не имели

королевского титула - Филипп Храбрый (1342-1404 гг.), Жан Бесстрашный (1371-1419 гг.), Филипп Добрый (1396-1467 гг.) и Карл Смелый (1433-1477 гг.), — но богатством и престижем они превосходили многих королей. Их первоначальное владение, древнее герцогство Бургундия вокруг Дижона, было даровано Филиппу Смелому ero отцом - королем Франции в 1361 г. С того времени оно постоянно расширялось, присоединяя бесчисленные владения по франко-имперским границам.

Филипп оставался по преимуществу одним из французских принцев лилии28, как и его братья: герцог Беррийский и герцог Анжуйский. Но благодаря союзу с Англией его сын и внук смогли освободиться от этих семейных уз. Правнук Филиппа Карл Смелый слишком уж просчитался в попытке перехитрить соседей. Их богатство происходило в основном из процветавших северных городов: Брюге, Арраса, Ипра, Гента и Антверпена. Бургундский двор все еще не имел постоянного места пребывания, однако помимо Отель д'Артуа в Париже и герцогского дворца в Дижоне у властителей Бургундии были великолепные резиденции в Лилле, Принценхоф в Брюге, Куденберг в Брюсселе и замок Гестин в Артуа.

Бургундский двор стал центром развития экстравагантного культа рыцарства: здесь выработались ритуалы ордена Золотого руна и здесь с энтузиазмом финансировали крестовые походы. Двор был буквально помешан на турнирах, поединках, банкетах, зрелищах, всякого рода процессиях. Бургундские герцоги щедро поддерживали искусства: такого скульптора, как Клаус Шлютер, художников, как Ян ван Эйк и Роджер ван дер Вейден, поэтов, музыкантов, романсеро [сочинители средневековых романов в стихах] и знаменитых ткачей гобеленов. Сами герцоги и их придворные одевались в затканные золотом одежды, украшенные горностаями и драгоценными камнями — все с целью поразить и вызвать восхищение. Они были мастерами дипломатии и, главное, мастерами устраивать браки по расчету. Филипп Добрый однажды предложил приют своему кузену, будущему Людовику XI, но этот беглец превратился со временем в грозного противника. Герцог Карл был постепенно втянут в сети политических интриг Людовика, потерпел поражение 312 PESTIS

от шведских союзников Людовика при Моро и наконец нал в бою с лотарингцами при

29

Нанси. Burgunderbeute [бургундскими трофеями] и поныне полны музеи Швейцарии . [гульфик]

Смерть Карла в 1477 г. ускорила падение и раздел Бургундии. Людовик XI вернул себе герцогство (в его первоначальных размерах), но львиная доля отошла к Марии, дочери Людовика, а затем к ее мужу Максимилиану фон Габсбургу. Их часть бургундского наследства — Фландрия, Брабант, Зеландия, Голландия и Гельдерс — стала основой будущих Нидерландов и перешли к их внуку Карлу V — последнему из бургундцев. От государства Бургундия не осталось ничего; не уцелел даже изумительный мавзолей герцогов в картезианском монастыре в Шампмоле около Дижона30.

Много лет спустя один монах показывал череп Жана Бесстрашного Франциску I, королю Франции, и, как передают, сказал при этом: «Вот отверстие, через которое англичане проникли во Францию». Но с равным основанием можно указать и на бездумные притязания Карла Смелого: вот провал, через который Габсбурги проникли в Западную Европу.

Пока же могущество дома Габсбургов только зарождается. Они, хотя и наследовали непрерыв­но с 1438 г. императорский титул — Фридрих III фон Габсбург (1440-1493 гг.) был последним императором, коронованным в Риме, — но еще не были способны превзойти соперников. В самом деле, в XIV-XV вв. еще ничто не выделяет их из других сильных династий этого региона. И в конце концов только случай дал Габсбургам возможность преуспеть, а Ягеллонам — проиграть.

В течение двух веков шумливая знать Богемии, Венгрии и Польши (из тех, кто имел право подтверждать порядок престолонаследия у себя в стране) отплясывала затейливый гавот с четырьмя главными династиями Европы. Больше всего они напоминали своими действиями акционеров старинных компаний, которые ищут союзников среди могущественных транснациональных концернов, пытаясь таким образом укрепить контроль над собственными предприятиями, обеспечить искусный менеджмент и эффективно защищать свои компании от посягавших на них соперников. Во всех трех странах толчком к началу этого процесса послужила ликвидация национальных правящих династий. В Венгрии Арпады пресеклись в 1301 г., Пржемысловичи в Богемии — в 1306 г., Пясты в Польше — в 1370 г.

В результате Центрально-Восточная Европа вступила в долгий период постоянно менявшихся

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме РЕНТА:

  1. Финансовая рента
  2. 5. Рента
  3. 30. Рента
  4. Вопрос 38. Экономическая рента.
  5. § 5.8. ОТЛОЖЕННАЯ РЕНТА
  6. § 5.13. ПРОСТАЯ БЕССРОЧНАЯ РЕНТА
  7. S 5.14. ОБЩАЯ БЕССРОЧНАЯ РЕНТА
  8. Вопрос 44. Земля и рента.
  9. 4.7. ПОЖИЗНЕННАЯ РЕНТА
  10. Что такое квази-рента?
  11. 10.2.Рынок земли и рента
  12. 34 РЫНОК ЗЕМЛИ. РЕНТА