<<
>>

1. ПОЛИТИКА ПЕРВЫХ СУНСКИХ ИМПЕРАТОРОВ

Возвратить земли, захваченные киданями, сунским властям не удалось, и по размеру новое государство уступало империи Тан. Зато политика основателя дома Сун и его потомков была направлена на упрочение всекитайской власти и на искоренение ярко проявленных в предшествующую танскую эпоху центробеж­ных тенденций на местах.
Эта ориентированность на внутренние проблемы жизни государства, образно называемая «укреплением ствола и ослаблением ветвей», способствовала тому, что импе­рия Сун была процветающей.

Правда, она не смогла достичь блеска и славы танской динас­тии. Но, помня о плачевном конце своих предшественников, пра­вители династии Сун с самого начала приняли меры по центра­лизации страны. С этой целью они в первую очередь упразднили прежние административные единицы, возглавлявшиеся всевласт­ными военными наместниками, и ввели новое административ­ное деление: теперь все районы подчинялись непосредственно императору. Высшими административными единицами, включая крупные города, стали провинции, делившиеся на области, ок­руга и уезды.

Кроме того, выделялись военные округа (местона­хождение военных властей) и инспекции — в местах разработок соли и плавки металлов.

Чтобы урезать полномочия провинциальных чиновников, были созданы параллельные организации, чьи обязанности и права не были строго очерчены. Деятельность местных властей контроли­ровалась также столичными служащими, наделенными с ними равными правами. Каждые три года провинциальным чиновни­кам предписывалось менять место службы. Местные органы ли­шились права самостоятельно принимать решения по гражданс­ким делам.

Перераспределение прав и обязанностей внутри центральных органов, особенно за счет уменьшения полномочий ближайших советников императора — цзайсянов, — также способствовало усилению единодержавной власти.

Для лучшего надзора за всеми чиновниками повысили значение контрольных органов инспек­ционной палаты и цензората.

Государственный строй империи Сун зиждился на полити­ческих устоях, унаследованных от прежней династии, и новая власть, стремившаяся упрочить свое положение, по традиции об­ращалась к истокам конфуцианства, придавая свою трактовку его первозданной мудрости. Указом императора Конфуций был ка­нонизирован, в его честь сооружались храмы, а его потомки как самые уважаемые подданные пользовались почетом и разнооб­разными льготами.

Приоритет монаршей власти поддерживала и система образо­вания, призванная насаждать официально санкционированную идеологию и основанная на изучении надлежаще отобранных и интерпретированных еще в танское время древних канонов.

Право выдвижения и аттестации чиновников принадлежало исключительно центру. Во время очередных дворцовых экзаме­нов, проводившихся раз в три года, преуспевали всего несколь­ко десятков из 700 претендентов. Получившие высшую ученую степень «продвинутый муж» (цзиньши) становились кандидатами на занятие важных чиновничьих должностей.

Дублирование звеньев государственного аппарата привело к разрастанию штата служащих. Сунский двор безуспешно пытался сократить непомерно разбухший бюрократический аппарат.

Борьба за централизацию наряду с ослаблением власти на мес­тах сочеталась с попыткой двора опереться на широкие круги чиновничества. Положение в обществе определялось в большей степени должностью и чином, нежели богатством. Наиболее рез­ко выделялась своим привилегированным положением высшая чиновная знать. Императорская власть предоставляла крупным сановникам многочисленные льготы. Так, их сыновья раз в три года (по случаю больших празднеств и торжественных церемо­ний, в дни рождения императора и жертвоприношений) полу­чали назначение или продвигались по службе без экзаменов, лишь за заслуги отцов. При продвижении влиятельного сановника по службе повышали в должности и его многочисленных потомков.

Сложным было положение и в армии, состоявшей в основ­ном из наемников.

Она была рассредоточена по всей стране, но подчинялась непосредственно императору. В столице квартирова­ло «войско запретного города», собранное там для охраны сына Неба. Кайфын переполняли бездельничающие воины император­ской гвардии.

В провинции и в округах формировались гарнизоны, коман­диры которых подчинялись местным властям. Войска отличались низкой дисциплиной и слабой подготовкой, вооружения неред­ко не хватало. Границы империи охраняли незначительные войс­ковые части.

Снижению боеспособности армии способствовали и ущемле­ние прав командной прослойки, и презрительное отношение гражданских лиц к военным. И хотя численность сунской армии все время увеличивалась (за первые 80 лет существования ди­настии в 6 раз, и на ее содержание пошло 5/6 государственных поступлений), само военное дело было поставлено слабо. Прин­цип «укрепления ствола и ослабления ветвей» привел к тому, что традиционное для Китая возвышение гражданского начала в ущерб военному достигло в сунское время своего апогея. Для этого были свои объективные причины.

К северу от Срединной империи крепли новые молодые го­сударства, основанные кочевниками, и сдерживать их натиск сунский двор оказался не в состоянии. Противостояние китай­ского государства превосходящим его по военной силе государст­венным образованиям северян трагически сказалось на судьбах страны. В итоге усилившееся чжурчжэньское государство Цзинь одержало верх над сунским правителем, и под напором армии чужеземцев он вынужден был вместе со своими придворными бежать из Кайфына, к югу от Янцзы, где в 1127 г. и была вос­создана власть императорского дома со столицей в Ханчжоу. По­этому в традиционной историографии время правления Сунской династии разделяется на два периода: северный (960—1127) и южный (1127-1279).

Что касается положения Китая в XI в., то нестабильность внутри страны, при императорском дворе и на местах развива­лась на фоне общего недовольства политикой властей в отно­шении северных соседей.

Сунское правительство, всецело занятое внутренними пробле­мами, с трудом обеспечивало оборону границ и проводило пас­сивную внешнюю политику.

Первый сунский император считал главным установление мирных отношений с таким опасным про­тивником, как кидане. Той ,же политике следовали и его пре­емники, постоянно посылая своих представителей к государям Ляо. По договору 1004 г. сунская империя обязалась ежегодно выплачивать киданям огромную дань шелковыми тканями и се­ребром. Для этого потребовалось резко увеличить налоги. По не­которым данным, общая их сумма возросла за первые полвека существования династии в 3,6 раза.

В первой четверти XI в. киданям удалось овладеть севером Хэбэя и прочно обосноваться на Ляодунском полуострове, пре­рвав связь Китая с Кореей В 1024 г. был заключен новый до­говор, согласно которому империя Сун обязалась ежегодно вы­плачивать 300 тыс. штук шелковых тканей и 200 тыс. лянов серебра.

В то же время на северо-западе появился новый опасный противник — тангутское государство Западное Ся. Сначала ки­тайские правители считали его своим вассалом. Но когда тангу- ты заняли провинцию Ганьсу и северную часть Шэнси (на се­веро-западе нынешней Внутренней Монголии), ситуация изме­нилась.

Тангутская культура, во многом воспринявшая влияние ки­тайской, тибетской и уйгурской культур, была самобытна Уже в начале XI в. Западное Ся превратилось в сильную державу, а его правитель Юань Хао в 1038 г. принял титул императора. Ударной силой молодого государства была конница. Изнуритель­ные китайско-тангутские войны шли на протяжении всего XI в. После редких мирных перерывов вновь вспыхивали пограничные конфликты. Вторжения тангутов превратили в пустыню некогда цветущие земли и нанесли серьезный ущерб сельскому хозяйст­ву Китая. Кроме того, активная внешняя политика тангутов мешала торговле по Великому шелковому пути с Индией и Сред­ней Азией. Неоднократные попытки китайцев открыть новый караванный путь через северо-восточный Тибет и Наньшань за­кончились неудачей.

Сунский двор добивался заключения мирных договоров. В 1043 г. по условиям мира с Западным Ся китайская сторо­на согласилась ежегодно уплачивать тангутам 100 тыс. штук шел­ковых тканей и 30 тыс. цзиней чая. Однако и эта попытка не принесла желанного покоя. Взаимоотношения Западного Ся и империи Сун осложнялись также тем, что тангуты часто действо­вали заодно с другим, не менее опасным противником Китая — киданьским государством Ляо.

<< | >>
Источник: Под редакцией А.В. Меликсетова. История Китая. Учебник — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Изд-во МГУ, Изд-во «Высшая школа», — 736 с.. 2002

Еще по теме 1. ПОЛИТИКА ПЕРВЫХ СУНСКИХ ИМПЕРАТОРОВ:

  1. 1. Внутренняя политика первых ханьских императоров
  2. Утверждение феодальных отношений в Византии (вторая половина IX-конец XI в.) Упадок свободного крестьянства. Политика императоров Македонской династии.
  3. 6. СУНСКОЕ НЕОКОНФУЦИАНСТВО (XI-XШ вв.)
  4. §55. В Риме при императоре Нероне
  5. ИМПЕРАТОР КАРЛ
  6. Император Восточной Римской империи Юстиниан I
  7. ИМПЕРАТОР ОТТОН
  8. Борьба пап и императоров Священной Римской империи.
  9. ПИСЬМО ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ С. Д. САЗОНОВУ. 1914 Г.
  10. Предпосылки появления первых держав.
  11. ПИСЬМА ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II МИНИСТРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ А. Г. БУЛЫГИНУ 1905 г.
  12. Появление первых частных банков в России.
  13. § 1.6. Роль первых центральных банков в национальной экономике
  14. Образование первых ссудных банков.