<<
>>

Подъем ислама, 622-778 гг.

20 сентября 622 г. никому не известный мистически настроенный араб по имени Мухаммед добрался до города Медины. (Он был изгнан из родного города Мекки.) Он попросил своих пре­данных учеников, приветствовавших его, построить на этом месте храм.
Так, в Первый день Первого года новой религии была возведена первая мечеть.

После откровения от архангела Гавриила в пещере на горе аль-Хира: «Мухаммед, истинно, истинно ты Пророк Господа» — бывший погонщик верблюдов целых десять лет без всякого успеха проповедовал свои радикальные идеи. Позднее, после этой Ночи Судьбы, он пережил другое мистическое видение — Ночное путешествие на небо. Верхом на таинственном коне он был перенесен в храм Соломона в Иерусалиме, а затем сквозь небесные сферы к порогу Невидимого Бесконечного. В 624 г. Мухаммед вооружил 300 своих последователей и разгромил армию, посланную на их подавление. В 628 г. он беспрепятственно въехал в Мекку на своем любимом верблюде во главе 10 000 верных. Он ниспроверг языческие идолы в святилище Кааба и обратил ее в главное святилище своих собственных последователей.

Затем, после четырех лет проповеди в Медине, где основной корпус учения Пророка был собран в Святую книгу Коран, он еще раз отправился в прощальное путешествие в Мекку. В долине Арафат он обратился с последним посланием: «Послушайте меня, мои люди, потому что через год меня не будет с вами...»

Когда он пал на землю, Бог сказал: «Сегодня Я завершил для тебя твою религию и исполнил на тебе Мое благоволение и избрал для тебя твою религию — ислам»20.

Когда он вернулся в Медину, Ангел смерти вошел в комнату Пророка, и Пророк сказал: «О Смерть, выполняй свои приказы». По христианскому календарю было 7 июня 632 г.

Пустынные земли Аравии лежат между материками Африки и Азии. Аравия всегда яростно боролась за свою независимость от окружавших ее империй.

На западе она обращена к Абиссинии и Египту, на севере — к Месопотамии и Персии, на востоке — к Индии. Несмотря на свои бесплодные просторы и племена бедуинов, Аравия была частью всех великих цивилизаций этого региона. Кааба в Мекке отмечала то место, куда Адам пришел по изгнании его из Эдема и где Авраам восстановил древнее святилище. Сама Мекка была богатым городом, крупным пунктом на караванном пути из Средиземноморья в Восточную Африку и Индию. В начале VII в. она поддерживала Рождение Европы, ок. 330-800 185

тесные контакты с Римской империей в Египте и с империей Сасанидов в Персии. Трудно было ожидать, что именно здесь возникнет новая мировая религия. Но у Аравии было много преимуществ как у надежной базы пропаганды ислама.

Ислам, что значит «покорность», с самого начала был универсальной религией. Хотя священным языком для ислама всегда был арабский, но он привлекал и другие народы. Ислам отвечал потребностям разных классов, мужчин и женщин. Одна из первейших заповедей ислама состоит в том, что все мусульмане — братья. Еще при жизни Мухаммед осуждал экономические привилегии правящего класса, подчинение женщин и кровный закон семитских племен. Призыв ислама к социальному, экономическому и политическому равенству подрывал основы традиционных обществ. Признание прав угнетенных и женщин, обязанности человека творить милостыню и проявлять милосердие — все это сулило массам освобождение. В исламе содержалось революционное кредо, его почти мгновенно развернувшаяся военная мощь проистекала из горячей преданности верных. Он повелевал, чтобы солдаты были наравне с генералами, подданные — со своими правителями, жены — с мужьями. «Лучше справедливость без религии, чем тирания благочестивого правителя». Как и христианство, ислам исповедовал идеалы, которые часто выходили за пределы исторического опыта их приверженцев, однако сила и чистота этих

идеалов были очевидны. «Во имя Аллаха Всемилостивого и Милосердного» он

21

распространялся все шире и шире, как пожар по сухостою на дне вади .

Говорят, что ислам покоится на пяти столпах. Первый, исповедание веры, состоит в повторении формулы «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед

— Пророк Его». Всякий, кто произнесет эти слова перед свидетелями, — мусульманин. Второй

— ритуальная молитва — требует от верных, чтобы они умывались и делали земной поклон, обратясь в сторону Мекки, на заре, в полдень, на закате и вечером. Третий, Zakat, предписывает раздавать милостыню бедным. Четвертый — пост. Всякий здоровый телом и умом взрослый мусульманин должен отказываться от еды, питья и супружеских отношений от рассвета до сумерек во все дни месяца Рамадана. Пятый — хадж — предписывает каждому мусульманину хотя бы один раз в

жизни совершить паломничество в Мекку. Кроме того, от мусульманина требуется уважать учение Корана, 114 сур которого являются источником права, учебником практических знаний и философии, собранием мифов и рассказов, а также учебником этики.

Халифы, то есть «преемники» Пророка, быстро превратили объединенную Аравию в плацдарм для наступления с целью создать теократическую мировую империю. В свое время они обладали ни с чем не сравнимым могуществом, неисчислимыми богатствами, вдохновляющей наукой, высокой литературой и искусством. При Абу Бакре (правил в 632­634 гг.), Омаре (правил в 634-644 гг.) и Османе (правил в 644-656 гг.) арабские армии молниеносно покорили Сирию, Палестину, Персию и Египет. Для защиты Александрии был построен флот, и скоро уже арабы стали ведущей морской державой Средиземноморья. При Али (правил в 656-661 гг.), кузене и зяте самого Пророка, начались гражданские и религиозные распри. Но при правителях династии Омайядов единство было восстановлено. Моавийя (правил в 661-680 гг.) учредил столицу в Дамаске. Язид I (правил в 680-683 гг.) победил мятежного сына Али Хуссейна — основополагающее событие в истории шиитской секты. Халиф Абдульмалик (правил в 685-705 гг.) подавил антихалифа в Мекке. На правление Валида I (правил в 705-715 гг.) приходится пик власти Омайядов, долгое соперничество которых с династией Абассидов закончилось кровавой бойней на Забе в 750 г.

Затем при Аль-Мансуре (в Победительном, правил в 754-775 гг.) началось долгое (500 лет) правление Аббасидов. На время их столица в Багдаде становится центром мира.

Исключительное значение имел переход Иерусалима из рук христиан в руки мусульман. Этот город был (и остается по сей день) священным городом трех монотеистических религий. Но в течение нескольких веков после изгнания евреев римлянами в Святом граде жили лишь христиане:

«В февральский день 638 г. халиф Омар въехал в Иерусалим на белом верблюде. Он был одет в поношенную, грязную одежду, а следовавшая за ним армия была потрепана и груба, но в войске был исключительный порядок. Сбоку от него ехал патриарх Софроний как главный магистрат сданного врагу города. Омар поехал прямо к месту, 186 ORIGO

где стоял храм Соломона, откуда его друг Мухаммед был взят на Небо. Наблюдая за

ним, стоял там Патриарх и вспоминал слова Спасителя, бормоча сквозь слезу: «Вот

22

мерзость запустения, реченная Даниилом пророком» .

С этого времени Святой град переходит к мусульманским властям. Патриарх становится заложником судьбы. Христиане-пилигримы не могут добраться до мест своего поклонения и постепенно заменяют паломничество в Святую землю паломничеством в Рим. Центр тяжести христианской жизни самым драматическим образом смещается на Запад.

В течение столетия после смерти Пророка армии ислама непрерывно продвигались вперед. Византий был осажден дважды в 673-678 гг. и в 717-718 гг. Были захвачены Кабул, Бухара и Самарканд на востоке, Карфаген и Танжер — на западе. В 711 г. Аль-Тарик, пройдя Геркулесовы столпы, которые потому и стали называться Джебель Аль-Тарик, или Гибралтар, привел мусульман в Европу, где завладел Испанией визиготов и преодолел Пиренеи. В 732 году, в столетие смерти Мухаммеда, они достигают Тура на Луаре, всего в нескольких днях перехода от Парижа, сердца королевства франков.

В результате этих дальних завоевательных походов возникли новые самостоятельные исламские государства (лишь номинально подчинявшиеся халифам) в Испании, Марокко, Тунисе, Египте, Персии и в Трансоксании — Средней Азии, «Землях за Оксом (Аму- Дарьей). Ислам за одно столетие завоевал столько, сколько христианство — за семь. В Иберии мусульманские завоеватели, вспоминая прошлое, назвали страну Эль-Андалуз [земля вандалов] и создали много новых княжеств. Эмират Кордова, основанный вскоре после прибытия Аль-Тарика, просуществовал дольше всех из мусульманских образований в Европе. Вместе со своими преемниками — империей Альморавидов и эмиратом Гранада — он продержался здесь почти восемь столетий. В период своего расцвета при Абд-аль- Рахмане (правил 912-961) он занимал большую часть Иберийского полуострова и претендовал на то, чтобы быть халифатом всего исламского мира. Он принес сюда более высокую, чем местная, цивилизацию и массы новых народов: арабов, мавров, берберов и евреев. В VIII-

XII вв. Испания пережила также наплыв народов из Северной Африки. [MEZQUITA]

После этих завоеваний ислам остался в Европе навсегда: сначала — на юго-западе, в Иберии, а позднее — на юго-востоке, на Балканах и у Черного моря (см. Глава VII). Взаимоотношения христианства с мусульманами навсегда становятся важнейшей стороной политической и культурной жизни Европы. Начиная с VIII в. в Европе не проходило и дня, чтобы где-нибудь утром и вечером не раздавался adhan — призыв муэдзина верных на молитву:

Текст молитвы на арабском

ІЯ^Р

Во время первого призыва к утренней молитве муэдзин включает в свою песнь (после четвертой формулы) дополнительный стих: al-salat khair min al-nawm (Молитва лучше сна). Все мусульмане, заслышав этот призыв, должны повторять ритуальные слова, за исключением четвертой и пятой формул, когда они произносят: «Нет ни власти, ни силы, кроме как в Аллахе» и «Ты сказал верно и праведно». Каждый взрослый здоровый мусульманин обязан совершать Salat, или простираться ниц пять раз каждый день»23.

Тем временем франки, поняв, что арабы уже на Луаре, собрались с силами для отражения мусульман. Карл Мартелл (ок. 688-74I), майордом дворца Меровингов, собрал армию, которая оста- Рождение Европы, ок. 33G-8GG 187

новила, наконец, наступательное движение ислама. Слава победы в битве при Пуатье в 732 г., возможно, несколько преувеличена у христианских апологетов: может быть, арабам пришлось отступить из-за слишком растянутых линий коммуникаций, ведь они находились уже в 1000 миль от Гибралтара. Но это событие вдохновило изумительные строки:

«Пройди они еще такое же расстояние, и сарацины вышли бы к границам Польши и высокогорьям Шотландии; ведь Рейн пройти не труднее, чем пройти Нил или Евфрат, и арабский флот мог бы войти без боя в устье Темзы. Тогда бы и теперь в колледжах Оксфорда изучали Коран, и с церковных кафедр теперь бы рассказывали обрезанным о

24

святых истинных откровениях Мухаммеда» .

С этих пор мусульмане удерживаются на Западе по Пиренеям, и из поколения в поколение мусульмане и франки ведут борьбу за горные проходы. Одна такая битва в Ронсевальском ущелье породила самую знаменитую средневековую легенду, как она воспета в chansons de geste героическом эпосе. Двух франкских рыцарей, известных под именами Роланда и Оливьера (или Орландо и Ринальдо), сильно теснила армия мусульман, когда они пытались отвести свои силы в безопасные места на северной стороне гор. Граф Оливьер убеждает своего соратника затрубить в рог и тем послать сигнал, чтобы к ним подошло подкрепление. Роланд же, отважный, но не благоразумный, отказывался это сделать, пока битва уже не была окончательно проиграна. Когда же наконец он начинает трубить в рог, так что вены лопаются у него на голове, этот рог слышат по всей земле франков. Роланда, который теряет сознание, но остается в седле, по ошибке поражает мечом в рукопашной схватке ослепший Оливьер: Спросил у побратима кротко он: «Намеренно ль вы подняли клинок?

Ведь я Роланд, что к вам любовью полн.

За что же вы мне платите враждой?»

А тот в ответ: «Не видит вас мой взор,

Хоть я и слышу звуки ваших слов.

Прошу простить, коль рану вам нанес».

Роланд к нему: «Я цел, свидетель бог,

И вас простить я перед ним готов».

Они друг другу отдали поклон,

Любовно распростились пред концом.

Ах, край французский, милая отчизна,

Тебя утрата горькая постигнет.

25

Потерпит наш король ущерб великий» .

На Востоке границы христианского мира охраняли византийские войска. Но мусульманское присутствие ощущалось и глубоко на материке в славянском мире. Для мусульман, у которых постоянно рос аппетит на рабов, тощие славяне были самым удобным товаром. Посредниками были и доставляли груз торговцы-евреи и викинги [хазары] [русь], совершавшие свои операции главным образом через Крым, а позднее — на Балтике и в Центральной Европе [дирхем]. Причем славяне так прочно связывались с работорговлей, что эти два слова часто считали синонимами. Так же и арабское слово sakaliba евнух возводят к слову славянин. Не случайно поэтому первые сведения о славянских землях обнаруживаются в записках побывавшего там мавританского еврея, купца из Тортозы (см. с. 454).

Воздействие ислама на жизнь христианского мира невозможно преувеличить. Исламские завоевания превратили Европу в главный оплот христианства, причем завоеванные мусульманами территории отрезали христиан от других религий и цивилизаций. Барьер, возведенный воинственным исламом, заставил население полуострова сосредоточиться на себе самом, поскольку прежние линии коммерческого, интеллектуального и политического взаимодействия с другими, неевропейскими странами и народами были затруднены или совершенно преобразились. Что же касается религии, то теперь перед христианством Европы стояли две задачи: бороться с исламом и обратить в христианство оставшихся язычников. Вот что вынудило Византийскую империю впредь отдавать приоритет защите восточных границ и, следовательно, пренебречь своей имперской миссией на Западе. В этих условиях другие, отдаленные христианские государства должны были заботиться о себе сами, так что они все с большим рвением обеспечивали себе автономию и экономическую независимость. Другими словами, сложились условия, которые стимулировали развитие феода- 188 ORIGO

MEZQUITA

Ни одно здание в Европе не демонстрирует с большей наглядностью цикличность цивилизаций, как Mezquita Aljama (Великая мечеть, а ныне кафедральный собор) в Кордове. Древнейшая ее часть относится ко времени правления Абд-аль-Рахмана (правил в 755-788 гг.). Как сокровищница испано-исламского искусства, она стоит наравне с Альказаром в Севилье или сказочным дворцом Альгамбра в Гранаде. Но особенность этого памятника в том, что в качестве строительного материала для нее использовалось то, что осталось от разрушенной латино-византийской базилики Св. Винсента, которая стояла на том же месте до 714 г. и которой некогда пользовались совместно христианская и мусульманская религии. Больше того, и базилика и мечеть покоятся на фундаменте большого римского храма, а тот, в свою очередь, был воздвигнут на месте греческого или, может быть, финикийского сооружения. Еще только у Св. Софии в Стамбуле обнаруживается столько же исторических пластов.

Размеры Mezquita были вполне достойны города Кордовы, который был во много раз больше средневекового Рима. Вместе с внутренним Апельсиновым двором она занимает площадь 130 м х 180 м и окружена стенами с башней. Особенно сильное впечатление производят многочисленные элементы, в которых сочетаются христианские и мусульманские мотивы. Громадный неф

заполнен настоящим лесом пестрых мраморных колонн, поддерживающих два яруса арок. Колонны с разными капителями остались от старой базилики. В нижних арках «подковами» использованы чередующиеся сегменты белого известняка и красного кирпича. Верхние круглые арки — чисто романские. Главные северные врата покрыты металлическими пластинами, в центре которых слово DEUS чередуется с AL-MULK LILAH (Империя и власть принадлежат одному Богу). Изысканная Голубиная дверь украшена арабской аркой со средневековым стрельчатым сводом. Miharab, то есть «ниша направления», указывающая в сторону Мекки, была сооружена сирийскими архитекторами, которые сориентировали ее на юг. Это маленькая восьмиугольная комната с монолитным потолком в форме раковины. Туда входят через арку в полихромной мозаике, которая расположена за преддверием под тремя византийскими куполами. Повсюду куфические надписи в персидском стиле, даже в таких местах, как Королевская капелла, которую в XIV веке украсили готическим орнаментом и феодальной геральдикой. Христианское барокко вдохновило оформление алтаря и антаблемент внутри мечети, а также Капеллу инков.

В Испании есть несколько мест, которые, как La Mezquita в Кордове или старый город

Толедо, дают почувствовать непрерывность истории. Ны­нешние туристы приходят в восторг, когда им говорят, что мусульманская Испания познакомила европейцев с апельсинами, лимонами, шпинатом, спаржей, баклажанами, артишоками, макаронами и зубной пастой, а также с математикой, греческой философией и бумагой.

Однако исторический процесс повсюду шел прерывисто. У мусульманской культуры в Испании не было наследников; где только возможно, она была уничтожена (см. с. 345). Чтобы лучше понять, что такое история, надо посетить одинокий мусульманский замок Трухильо в Эстремадуре или покинутый обнесенный стенами город Васкос в Кастилии. Или в Кордове пройти из Ме2рийа во дворец МаС1па1 а^аИга (Медина Азахара) за городом. Здесь когда-то была резиденция халифа, который за 24 часа мог связаться с Египтом посредством сети станций гелиографа. Этот халиф требовал от иностранных послов приближаться к его тронному залу под балдахином длиной в три мили, который поддерживали его солдаты- берберы, выстроенные в два ряда. Когда-то во дворце проживало 20000 насельников, включая шеститысячный гарем. Он был разрушен в 1010 г. восставшими берберами, и его развалины были обнаружены археологами только в 1911 году.

И теперь беззаботные испанцы, когда кричат Оле, уже не знают, что они повторяют призыв к Аллаху.

лизма. И, может быть, главное, отобрав господство на Средиземном море, ислам покончил с прежним превосходством средиземноморских территорий над остальными землями полуострова. До наступления ислама постклассический мир Греции и Рима, преображенный христианством, оставался в основном не тронутым. С наступлением ислама он исчез навсегда. Силой обстоятельств в основном политическая инициатива перешла от государств Средиземноморья к складывавшимся северным государствам и в особенности самому сильному из них — королевству франков.

Итак, в VIII веке, пока христиане в Европе переваривали последствия исламских завоеваний, были посеяны семена нового порядка. Епископ Рима, лишившийся поддержки Византии, был принужден обратиться к франкам и установить папство. Франки не упустили своего шанса и поддержали папу. Так что некоторым образом Карла Великого породил Мухаммед.

Как говорит Анри Пиренн, чья теория потрясла прежние представления не меньше, чем ислам потряс древний мир, «империи франков никогда бы не было без ислама, как и Карл Великий немыслим без Мухаммеда»26. Доводы Пиренна слабоваты по отдельным пунктам, в особенности в том, что касается мнимого разрушения коммерческих связей. Но в целом они решительно сломали прежние представления о переходе от Древнего мира к средневековому.

Воздействие ислама, однако, не ограничилось Карлом Великим: на Восточную Европу ислам оказал более прямое воздействие, чем на Западную. Появление ислама определило границы того нового и компактного образования, которое называется Христианский мир, и на какое-то время главным центром этого мира становится Константинополь. Этот мир бросал вызов язычникам по восточным границам области христианско-мусульманской борьбы, и перед ними вставала задача выбора между этими двумя религиями. Но сверх того, этот мир был тем оплотом, который позволял Европе самоопределиться. Вся Европа — не только Карл Великий — немыслима без Мухаммеда.

Соперничество христианства с исламом поднимало не менее важные моральные и психологические проблемы, чем прежнее соперничество христианства с иудаизмом. И христиане, и му­сульмане были обучены считать других неверными. Их взаимное непонимание, антагонизм и возникавшие негативные стереотипы были просто бесконечны. И никогда не было популярно (в особенности среди духовенства) подчеркивать, что у трех этих религий много общего. В результате развивается сильнейшее противопоставление христианского Запада и исламского Востока. Европейцы Средневековья обычно называли мусульман сарацинами, от арабского слова 5Нагакувып, житель Востока. И среди жителей Запада, считавших себя носителями более высокой цивилизации, установилась традиция смотреть на мусульманский Восток с глупым пренебрежением.

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме Подъем ислама, 622-778 гг.:

  1. Возникновение и распространение ислама.
  2. Ислам
  3. 3. Религиозно-культурные традиции ислама и политика.
  4. Подъем прибыльности
  5. Экономический подъем.
  6. Ислам: религия и общество
  7. Тропическая Африка и ислам
  8. 1. Ислам как образ жизни.
  9. Потенции мира ислама
  10. Общенациональный патриотический подъем
  11. Экономический подъем Чехии
  12. Мухаммед и его учение. Основы идеологии раннего ислама.
  13. 16. Политико-правовые направления в исламе