<<
>>

PHILIBEG

В 1727 г. глава клана Макдоннеллов из Гленгэрри занялся выплавкой железа. Он взял в аренду лес в Инвергэрри у хозяина кузницы квакера из Бэрроу в Ланкашире Томаса Ролинсона и нанял рабочих, чтобы валить лес и обслуживать печь.
Ролинсон, который наведывался туда регулярно, заметил, что традиционное одеяние сородичей Макдоннелла — длинный breacon, то есть юбка из шотландки на ремне, — мешал им в работе. Тогда, обсудив это дело с гарнизонным портным в Инвернессе, он придумал одежду поудобнее: доходящую до колен юбку из шотландки в складку, которая скоро станет называться филиберг, или маленький килт. Таким образом, англичанин придумал то, что считается старинным костюмом шотландцев.

Вскоре после этого было подавлено второе восстание якобитов, и парламент запретил шотландскую одежду. В течение сорока лет нельзя было появиться в килте в общественном месте никому, кроме солдат шотландских полков, которых британская армия по-прежнему охотно рекрутировала: Черная стража (1739 г.), Шотландская легкая пехота (1777 г.), Морские шотландцы (1778 г.), Камероны (1793 г.), Аргайлы, Сатерлендцы и Гордоны (1794 г.).

Впрочем, в то время как Шотландское общество в Лондоне вело борьбу за возвращение килта, мужское население Шотландии все больше переходило к брюкам. [nomen] В 1822 г. Георг IV нанес первый королевский визит в Эдинбург со времени Унии. Церемониймейстером был сэр Вальтер Скотт, романист. Полки шотландских горцев, покрывшие себя славой при Ватерлоо, маршировали перед монархом во всем великолепии их формы с килтом. Главам всех шотландских кланов было рекомендовано явиться в традиционном костюме. Они явились в килтах, каждый с собственным клетчатым рисунком; шотландка веками производилась соответствующей преуспевающей отраслью для trews (клетчатых штанов) состоятельных шотландцев.
Но особенности окраски клеточек были связаны с регионами, а не с кланами, и не употреблялись простыми людьми. Самая знаменитая раскраска — черно-зеленая шотландка Кэмпбеллов, которая будет дана позднее Черной страже — на профессиональном языке называлась Kidd No. 155 (по имени карибского плантатора, заказавшего эту ткань для своих рабов). Тем не менее шотландские полки и собрание 1822 г. постановили закрепить определенный вид шотландки за определенным кланом. В этом им очень помогла позднейшая публикация изумительно иллюстрированной, но совершенно недостоверной книги Vestiarium Scoticum (1842 г.), которую написали два брата-шарлатана — самозваные Собеские-Стюарты, державшие романтический двор на острове Eileann Aigas недалеко от Инвернесса.

Закрепление видов шотландки завершило весь замечательный двухсотлетний процесс культурного вымысла. На первом этапе, после создания

пресвитерианской колонии в Ольстере, совершенно пренебрегали очевидными ирландскими корнями цивилизации горной Шотландии; затем их вообще отвергли. Были написаны новые, исключительно шотландские история и литература. В немалой степени этому способствовала первоклассная (но антиисторическая) поэзия Макферсонова Оссиана. То, что почиталось «древними и подлинными» обычаями шотландцев, вроде килта, оказалось очень привлекательным для публики, настоятельно требовавшей национального родословия. На последнем этапе, который начался с Акта об амнистии 1786 г., массы беглецов из горной Шотландии собрались в низинной Южной Шотландии, и новые традиции были восприняты шотландцами разного происхождения как примета их не-английскости. Эту в высшей степени романтическую игру поощряла королева Виктория, которая даже приобрела поместье Балморал в 1848 г. и придумала шерстяную ткань балморал для своего совершенно нешотландского окружения и семьи.

Макдоннеллы из Гленгэрри не дождались окончания этой революции. Первоначально они были ветвью ирландского клана Макдональдов из Ская, некогда «Господ островов», и их гэльское имя означало «сыновья Домхнулла (правителя мира)».

Если они не были заняты борьбой с Маккензи, они всегда были активными участниками католического или якобитского дела. Один Макдоннелл нес штандарт Иакова II в 470 LUMEN

1689 г. при Киликранки, а потом участвовал в бою при Шериффмуире в 1715 г. Его потомок участвовал в сражениях Сорок пятого (восстания 1745 г.) во главе 600 своих сородичей и был заключен в Тауэр в Лондоне. Но шестнадцатый глава рода продал земли своих предков и эмигрировал в Новую Зеландию. Их красно-черно-зелено-белая шотландка имеет все признаки простого и

древнего раскраса. Так ли был раскрашен этот килт в 1727 г., неизвестно. В конце XIX в. придуманные традиции встречались уже по всей Европе. Когда немецкие социалисты придумали Первое мая (1890 г.), когда греки возобновили Олимпийские игры (1896 г.), когда русские праздновали юбилей основания династии Романовых (1913 г.), а шотландцы установили

ночь Бёрнса — этот ответ обитателей южной Шотландии на килт, волынку и хаггис* горцев, — тогда все участники этих действий стремились наделить принадлежащих единому

сообществу людей какой-то общей чертой самоидентификации.

* Шотландское блюдо; бараний рубец, начинённый потрохами со специями. — прим. перев.

В ретроспективе самым значительным событием конца ганноверской эпохи следует считать потерю Британией ее 13 колоний во время так называемой Американской революции 1776— 1783 гг. Конечно, в 1776 г. никто не мог определить действительный потенциал США. Тринадцать колоний, окруженных неуправляемыми природными силами неизученного континента, представлялись очень ненадежным предприятием. И тем не менее перспективы Британской империи накануне Войны за независимость были исключительно благоприятны по любым стандартам. Благодаря исключительной морской мощи Британии уже существовала реальная перспектива отнять у Испании и Франции их громадные территории на Западе и Среднем Западе Америки, не встречая сколько-нибудь серьезного сопротивления. (И в самом деле, в 1803 г. французы были вынуждены продать Луизиану — а на самом деле, весь Средний Запад — за сущий пустяк.) Когда же Британия лишилась своих самых привлекательных владений, она стала пытать имперского счастья в других местах, в особенности в Индии и Африке.

Но в то время правительство Британии не поняло даже самого очевидного, и Джон Хэнкок поступил правильно, подписав Декларацию независимости (1776 г.) большими буквами, чтобы король Георг мог прочитать ее без очков. Соперники Британии на континенте воспользовались американским восстанием, чтобы вмешаться в эти дела. Франция и Испания оказали помощь борьбе, какую они ни в коем случае не потерпели бы в своих собственных колониях. При этом перед всеми сознательными европейцами встали принципи­ально важные политические вопросы, угрожавшие подрывом основ тем монархиям, которые были у власти практически во всех этих странах. Семь статей возникшей в результате войны за независимость Конституции содержат совершенно ясно и прагматически сформулированные идеи Просвещения. Это кратко изложенные светские, демократические, республиканские, рациональные принципы; они имеют своим твердым основанием общественный договор Локка, английскую приверженность букве закона, теорию Монтескье о разделении властей и понятие всеобщей воли Руссо. Конституция была написана от имени «народа Соединенных Штатов» и оказалась исключительно долговечной. Ирония же происходившего заключалась в том, что главные авторы Конституции, включая Томаса Джефферсона, Мэдисона и Джоржа Вашингтона, были рабовладельцами, причем преследовалась цель отделиться от самой свободной и наилучшим образом управляемой страны своего времени.

До XVIII в. Савойя была приграничной провинцией Священной Римской империи. Она была расположена по обеим сторонам цепи западных Альп между королевством Францией и равнинами Ломбардии. Правящая династия, претендовавшая на то, что является старейший в Европе, восходит к жившему в XI в. графу Гумберту (Умберто) Белая Рука, семья которого владела территорией но обоим склонам перевалов Мон-Сенис и Большой Сен-Бернар. Западная часть — франкоязычное графство Савойя, включавшее Шамбери, Анси и горный массив Монблан, — достигало Женевского озера. Восточная часть — ита- Просвещение и абсолютизм, ок. 1650-1789 471

лоязычное княжество Пьемонт, включавшее Аосту, Сузу и Турин, — протянулось до солнечного побережья Лигурии. После создания Швейцарской Конфедерации эта провинция была отрезана от основных территорий Империи, и ее правители в Турине, получив высокий статус имперских герцогов, смогли реально претендовать на независимость. Подобно своим предшественникам, герцог Виктор Амадей II (правил в 1675-1730 гг.) постоянно балансировал между своими могущественными французскими соседями и Габсбургами. Однако выйдя из союза с Людовиком XIV в решающий момент Войны за испанское наследство, он был вознагражден императором, даровавшим ему статус короля и остров Сицилию в придачу. В 1720 г. австрийцы вынудили его обменять Сицилию на Сардинию, так что он окончил свое правление на троне Королевства Сардинии, куда входили Савойя, Пьемонт и сама Сардиния. Этот странный конгломерат — типичный продукт династических интриг, своего рода «южная Пруссия» — столетие спустя стал самым невероятным образом во главу движения за объединение Италии (см. глава X).

Испания была первой из тех стран, которые быстро теряли свое былое политическое и экономическое положение. При Бурбонах — Филиппе V (правил в 1700-1746 гг.), Фердинанде VI (правил в 1746-1759 гг.), Карле III (правил в 1759— 1788 гг.) и Карле IV (правил в 1788-1808 гг.) -

она простилась со своими претензиями на статус великой державы. Лишенная своих владений на континенте, за исключением, впрочем, Пармы и Пьяченцы, тесно связанная с громадной американской империей (с ее сомнительной ценностью), она оставалась под властью своих грандов, Церкви и инквизиции. Только в правление Филиппа было совершено 700 аутодафе. Некоторых успехов удалось достичь в реорганизации управления по французскому образцу, в украшении Мадрида, да еще в оживлении культурной жизни при помощи Академии (1713 г.). [baserria] [прадо]

Португалия также прозябала под властью равнодушных монархов и воинственной

Церкви. Иоанн V (правил в 1706-1750 гг.), известный под именем Верный, был монархом- священником, а «один из его сыновей от аббатисы стал великим инквизитором». При его преемнике Иосифе I (правил 1750-1777 гг.) Португалия содрогнулась от Лиссабонского землетрясения, а затем была восстановлена энергичными, но недолговечными реформами португальского Кольбера маркиза Себастьяна Помбала (1699-1782). Помбал, возможно, никогда не произносил часто приписываемых ему слов: «Погребите мертвецов и накормите живых», — но с 1750 г. в течение четверти века он играл главную роль в стране, реорганизуя ее финансы, образование, флот, торговлю и колонии. Мария I (правила в 1777­1816 гг.), подобно своей современнице в Британии, сошла с ума; так что Португалия, как и Брита-

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме PHILIBEG:

  1. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  2. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  3. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  4. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  5. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим
  6. ГЛАВА 1.Рассмотрим капитал бренда
  7. Рассмотрим капитал бренда
  8. Что такое бренд?
  9. Дифференциация между активами, силой и ценностью брендов
  10. Мониторинг капитала бренда
  11. Добрая воля : соединение финансов и маркетинга
  12. Как бренды создают ценность для потребителей
  13. Как бренды создают ценности для компании
  14. Корпоративная репутация и корпоративный бренд