<<
>>

ОСВЕНЦИМ (АУШВИЦ)

31 мая 1944 г. английский разведывательный самолет Москит (60-го фото-эскадрона) взлетел с базы Бриндизи в южной Италии. Перед ним стояла задача пролететь 900 миль до оккупированной немцами территории Польши и сфотографировать фабрику синтетического топлива в городе Освенцим (Аушвиц).
Случайно, поскольку южноафриканские пилоты не выключили камеру, на последних кадрах фильма, снятого с высоты 900 метров, получились первые снимки (с высоты птичьего полета) двух близкорасположенных концентрационных лагерей СС — Освенцим I и Освенцим II-Биркенау.

Множество таких фотографий сделали позднее союзные разведывательные самолеты. На одной фотографии Освенцима-Биркенау, сделанной с меньшей высоты 25 августа 1944 г., можно было даже видеть строй новоприбывших, которых вели со станции к открытым воротам Крематория № 2. Все было видно: поезда на запасных путях, вентиляторы на крыше газовой камеры, трубы печей, группа заключенных. Позднее (в декабре) фотографии показывали, что начался демонтаж крематориев.

Аэрофотосъёмка является важным методом в некоторых отраслях исторических исследований. К ней часто прибегают археологи, урбанисты и те, кто занимается анализом ландшафта. В случае с Освенцимом аэрофотоснимки стали убедительным доказательством проведения кампании геноцида, что пытались отри­цать послевоенные ревизионисты.

Уже с конца 1942 г., когда польское правительство в изгнании опубликовало информацию, полученную через своих тайных курьеров, на Запад начинают проникать сведения о нацистских лагерях смерти. И все-таки союзные державы не находили нужным предпринять что-нибудь. Сведения, что именно Освенцим II был конечным пунктом неизвестного назначения, куда депортировались евреи со всей Европы, получили подтверждение только в июле 1944 г. — из рассказов пяти беженцев.

С этого времени постоянно взывают о помощи некоторые сионистские группы, надеявшиеся, что можно прекратить уничтожение евреев бомбовыми ударами по лагерным строениям и железнодорожным путям.

Эти мольбы союзники пропускали мимо ушей. Командование ВВС настаивало, что первоочередными являются военные и промышленные объекты. Один ответственный чиновник британского Министерства иностранных дел пишет в своих заметках: «слишком много времени... понапрасну тратят... на этих скулящих евреев».

Судьба этих аэрофотоснимков не менее поучительна, чем их содержание. Пленки отправили из Италии, чтобы их проявить и интерпретировать на базе ВВС Великобритании Медменхем, графство Бакингемшир. Поскольку руководители операции интересовались только фабрикой синтетического топлива, последние кадры

там не стали даже печатать. Исторические фотографии от 31 мая и 25 августа 1944 г. были обнаружены только 30 лет спустя в архивах разведывательного управления министерства обороны США — ненапечатанными.

Освенцим был освобожден Советской Армией 27 января 1945 г. Тем не менее настоятельные просьбы западных правительств предоставить им подробную информацию оставались без ответа, пока 27 апреля не была получена неопределенная телеграмма из Москвы. В ней говорилось о «расследованиях в Освенциме», которые показали, что «там погибли более 4 миллионов граждан разных стран». Эта цифра, если ее распространять только на жертв Освенцима, не согласуется со статистикой, которую предоставили обвинители союзников в Нюрнберге. Но именно она стала общепринятой. И только после падения коммунизма в 1990 г. государственный музей в Освенциме смог опубликовать более достоверную цифру 1,2-1,5 миллионов жертв, из которых, возможно, около 800000-1,1 миллионов были евреи.

Понадобилось 50 лет, чтобы, разрываясь между доверием и недоверием, приблизиться к достоверным сведениям о событии современной истории, которое к тому же принадлежит к числу самых исследуемых. «После Освенцима, — сказал Теодор Адорно, — больше нельзя сочинять стихи». Кажется, что историки тоже утратили свои способности. 762 TENEBRAE

стань евреев в Польше практически прекратила существование. Был вырван важный этнический элемент населения и культуры Польши.

Будущие поколения поляков должны будут нести не только оскорбительную память о зверствах, совершенных у них на родине, но также и унизительное наследие взаимных обвинений, лжи и морального смятения. Только те, кто был поляком и евреем одновременно, могут в полной мере оценить глубину

117

этой травмы. «Дороги двух самых печальных народов на земле навеки разошлись» . [бучач]

Нападение Германии на СССР разительно изменило характер дипломатических союзов во всем мире. С августа 1939 г. центр и восток Европы сотрудничали между собой на основе партнерства. Теперь они стали смертельными врагами. Это открывало оставшейся третьей силе — Великобритании возможность присоединиться к Советскому Союзу и воссоздать в новой версии дипломатическую систему Первой мировой войны. Теперь Запад соединялся с Востоком, чтобы удерживать Центр до вступления США. Воскрес Великий треугольник. Для Черчилля, который всю жизнь был антикоммунистом, это означало «хорошо говорить о самом дьяволе». Для Сталина это был единственный источник помощи. Англо-советский договор о взаимопомощи был подписан в Москве 12 июля 1941 г. Германо-советский пакт был официально аннулирован. Сталина даже убедили поступиться своей гордостью и подписать договор с другим союзником Британии — польским правительством в Лондоне. За советско-польской военной конвенцией (июль 1941 г.) последовало общее политическое соглашение. Миллионы невинных польских депортированных и заключенных в СССР были «амнистированы»: в глубинах России предполагалось сформировать новую польскую армию. Командовать ею предоставили генералу Андерсу, которого только что перед тем выпустили из застенков Лубянки. Началась знаменитая Одиссея118.

Но решающий шаг был еще впереди. Без США Союзные державы были не более, чем клубом инвалидов. Черчилль и Рузвельт подписали Атлантическую хартию 11 августа, определив восемь общих принципов. Среди них:

Первое — их страны не будут стремиться к расширению (территориальному или иному)...

Третье — они уважают право всех народов выбирать самим форму своего правительства...

Восьмое — они считают, что все нации в мире (по причинам как реалистическим, так и духовным) должны отказаться от применения силы119.

Но Конгресс США все еще не хотел вступать в войну. Советское правительство эвакуировалось в Куйбышев на Волге, и в качестве первого взноса в дело союзников Советы, соединившись с Англией, оккупировали Персию. К счастью для Лондона и Москвы, японцы действовали убедительнее, чем союзники. Когда японские бомбардировщики напали на флот США в Тихом океане в Перл-Харбор на Гавайях 7 декабря 1941 г., они «разбудили спящего великана». Их действия не были прямо связаны с войной в Европе, однако они мгновенно изменили поведение американцев. Америка перестала прятаться от войны. Конгресс проголосовал за значительные военные кредиты. Теперь у президента были развязаны руки. Сами того не желая, японцы открыли двери Великому альянсу. Большая тройка — победители в этой войне: Черчилль, Сталин и Рузвельт — принялись за дело.

Немцы, конечно, почувствовали себя обманутыми. Они вовсе не искали ссоры с США, пусть только президент перестанет помогать Англии. Во всяком случае они предполагали окончить войну до вмешательства США. И Берлин, напустив на себя браваду, в речи Гитлера в Рейхстаге от 11 декабря 1941 г, объявляет США войну.

По-своему появление Великого альянса вызвало совершенно такой же шок, как за 2 года до того нацистско-советское партнерство. Советская система противоречила абсолютно всем принципам англосаксонской демократии. Но это не было прощением Сталину его прежних преступлений. Западные лидеры закрывали глаза на то, что Сталин убивал до миллиона своих граждан каждый год на протяжении всей войны. Но коль скоро Сталин был слаб, а Гитлер силен, следовало помочь Сталину. По меркам Сталина, западные демократии были такими же омерзительными и антисоциалистическими, как и фюрер. Но когда Вермахт стоял под Москвой, следовало принять руку Запада и его помощь — идеологическая щепетильность не входила тогда в расчеты. И хотя антинацистский альянс будет упакован в разгла-

Затмение в Европе, 1914-1945 763

гольствования о свободе, демократии и справедливости, Великий альянс был связан циничными соображениями выгоды.

Пока, однако, Великий альянс мало что мог сделать в Европе против Гитлера. Тогда были поставлены задачи: обезопасить собственные коммуникации, остановить продвижение Вермахта, наносить ущерб военной промышленности Германии и закладывать основы для наступательных действий в будущем. Во исполнение этих задач англичане и американцы объединили усилия в Битве за Атлантику, спланировали громадную кампанию воздушных бомбардировок, взяли на себя военные поставки в Советский Союз. Теперь все зависело от способности Красной Армии устоять, от способности Англии оставаться неприступ­ной крепостью и от способности Америки правильно распорядиться своими колоссальными ресурсами для одновременной войны на Тихом океане и в Европе. [оксфордский комитет]

Битва за Атлантику обезопасила морские пути, которые обеспечивали Англии жизненно важную связь с США, а США — выход в Европу. До полного освобождения Атлантики потери здесь составили 21 194 000 т груза союзников, 77 ООО британских моряков и 70% всех немецких подводных лодок. Базы немецких подводных лодок были неуязвимы: неудавшийся рейд англичан в Сен-Назере в марте 1942 г. высветил тот факт, что союзники были сильнее на море, а немцы — на суше. Чтобы наладить обеспечение противолодочных мер, включая конвой судов, воздушное

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме ОСВЕНЦИМ (АУШВИЦ):

  1. 3. Постмодернистская концепция
  2. ФОТО
  3. ВОРКУТА
  4. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  5. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  6. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  7. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  8. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим
  9. ГЛАВА 1.Рассмотрим капитал бренда
  10. Рассмотрим капитал бренда
  11. Что такое бренд?
  12. Дифференциация между активами, силой и ценностью брендов