<<
>>

ОБЕЗЬЯНА

В субботу 30 июня 1860 г. 700 человек набились в лекционный зал в Оксфорде на заседание Британской ассоциации содействия развитию науки. Официально они пришли послушать доклад американского ученого д-ра Драйпера об Интеллектуальном развитии Европы в связи с взглядами мистера Дарвина.
На самом же деле они пришли послушать диспут двух главных оппонентов. С одной стороны сидел Сэмьюэл Уилберфорс, епископ Оксфордский, пылкий противник эволюционной теории, известный также как «Soapy Sam» ("Елейный Сэм"). С другой стороны в отсутствие Дарвина сидел профессор Т.Г. Гексли, палеонтолог, которого вскоре станут называть «Бульдогом Дарвина».

Никто уже не вспоминал работу д-ра Драйпера. Но епископ Уилберфорс, взошедший на кафедру в приподнятом настроении, закончил свое выступление вопросом к мистеру Гексли, состоит ли он в родстве с обезьяной "через дедушку или через бабушку». Гексли, сохраняя спокойствие, объяснил, что теория Дарвина не больше, чем гипотеза. «Я бы не постыдился родства с обезьяной, — заключил он, — но я бы постыдился родства с человеком, который использует свои великие дарования, чтобы затемнять истину».

В зале поднялся шум, одна женщина упала в обморок.

Это собрание стало переломным моментом в отношении общества к современной науке. Оно происходило всего лишь через год после выхода в свет Происхождения видов и через два года после того,

как Дарвин прочитал написанный в соавторстве доклад О тенденции видов к разнообразию и о сохранении разнообразия видов через естественные пути отбора. Четыре года спустя во время «ответного матча» в Шелдоновском театре Бенджамин Дизраэли также не удержался от колкости в стиле «Елейного Сэма»: «Вопрос стоит так: человек — обезьяна или ангел? Господи, я за ангелов!»*

Последующая история теории эволюции хорошо известна.

Одно из направлений, которому споспешествовал сам Дарвин, известно как социальный дарвинизм. Его сторонники выдвинули зловещее положение, что не просто выживают самые приспособленные, но что только они имеют право на выживание. Другое направление занялось практическим «улучшением расовых и национальных показателей», то есть "выведением человеков". Пионерами в этом стали английские ученые во главе с профессором сэром Фрэнсисом Гальтоном (1822-1911); эти ученые занимались евгеникой. Среди позднейших ее приверженцев был ученик и биограф Гальтотона Карл Пирсон (1857-1936), статистик и марксист, основатель теории социального империализма, а также Х.С Чемберлен, занимавшийся распространением этих идей в Германии.

Фрэнсису Гальтону принадлежат некоторые самые влиятельные исследования и псевдоисследования его времени. Его Искусство путешествия (1855 г.) было описанием первооткрывательской эк­спедиции во внутренние районы Юго-Западной Африки и ввело моду на такие путешествия на Черный континент. Его Метеорографика (1863 г.) положила начало новой науке — метеорологии. Он был одним из первых психологов в мире и в качестве такового первым провел исследование поведения близнецов и открыл первую в мире психиатрическую клинику. Он также был страстно увлечен евгеникой и был автором нескольких работ, таких, как Стадность у скота и у людей (1871 г.), Исследования способностей человека (1883 г.) и Естественная наследственность (1889 г.) Перед этим он окончил другую, чрезвычайно популярную работу Наследственность гениев: ее законы и последствия (1869 г.). Применяя статистический метод при анализе генеалогии выдающихся людей (от борцов до судей), он пытался доказать, что «талант, гений и моральные особенности передаются по наследству». Гальтон также написал работу Сравнительная ценность рас. В этой работе он анализировал все расы, ставя им оценки по шкале от 1 до 10. В результате он пришел к выводу, что древние греки -это «самая способная раса в истории человечества», что африканские негры, несмотря на отдельных своих талантливых представителей, никогда не смогут подняться до уровня англосаксов, а австралийские аборигены, согласно Гальтону, стоят на одну ступень ниже, чем негры.

Дарвин по поводу этой работы сказал, что ничего оригинальнее и интереснее в своей жизни не 586 DYNAMO

читал. Однако сам Дарвин отвергал евгенику, называя ее «утопической наукой». На похоронах Дарвина в Вестминстерском аббатстве Гальтон публично обратился к епископу с требованием убрать из

окна церкви витраж, изображающий Сотворение мира, и заменить его чем-нибудь, более отражающим теорию эволюции. Интересно, что Гальтон, этот адвокат «наследственной гениальности»,

был двоюродным братом Дарвина.

* С тех пор англ. выражение to be on the side of the angels означает 'стоять на правильной, традиционной точке зрения'- перев.

Церковь после слияния в 1817 г. части лютеран и кальвинистов; институциализация Католической церкви завершилась с принятием Конституции 1850 г. В Австро-Венгрии Преобразование 1867 г. гарантировало полную религиозную терпимость. В Великобритании католики получили в основном религиозное равноправие по парламентскому закону в 1829 г., а евреи — в 1888 г.; хотя и те, и другие по-прежнему не имели права быть монархами. В Нидерландах аналогичные меры были приняты в 1853 г. Во Франции наполеоновский конкордат сохранял силу до 1905 г., несмотря на трения между католиками и республиканцами. Крайности французского рационализма породили собственных фанатиков: в Лиможе они провели фестиваль математики во время праздника Успения Богородицы.

В России же, напротив, господствующая православная церковь навязывала другим вероисповеданиям строгие ограничения. И хотя протестанты в бывших раньше шведскими районах Прибалтики, неправославные христиане Кавказа и мусульмане Средней Азии имели значительную автономию, но евреи, католики и униаты бывших польских провинций подвергались строгому государственному контролю, преследованиям и дискриминации. Евреи, главным образом, могли жить в так называемой "черте оседлости", за ее пределами требовалось специальное разрешение. Католическая церковь находилась под управлением так называемого Святейшего Синода и не имела никаких прямых контактов с Ватиканом.

Санкт-Петербург отказывался от каких бы то ни было официальных отношений с Римом до тех пор, пока не добился конкордата 1849 г. на собственных условиях. Униатов принудительно обращали в православие в 1839 г. в Российской империи и в 1875 г. — в Царстве Польском.

По всей Европе шли оживленные богословские споры, вызванные тремя причинами: тем, что покончив со своей изоляцией, начали обмен идеями

протестанты и католики; тем, что для романтизма был характерен интерес к экзотическим религиям, в особенности к буддизму и индуизму; тем, что развивался научный взгляд на мир. В этом столетии многие богословы стяжали себе славу не только у разных народов, но и в разных вероисповеданиях. Такова была слава Фридриха Шлейермахера из Силезии (1768-1834), кальвиниста, берлинского профессора; радикального бретонца аббата Юга Ламенне (1782-1854); баварского католика Иоганна фон Доллингера (1799-1890), ректора из Мюнхена; перешедшего из англиканства в католичество Джона Генри Ньюмена (1801-1890) и мрачного датчанина Серена Кьеркегора (1813-1855), труды которого были поняты лишь спустя много лет после его смерти.

Шлейермахер, игравший видную роль в Прусском объединении церквей, привнес суровость теолога в суждения об искусстве и культуре. Ero сочинение «О религии» (1799 г.) научило поколение романтиков скрывать за наружным пренебрежением глубокую симпатию; главный же труд Шлейермахера «Христианская вера» (1821-1822 гг.) является классическим изложением протестантской догматики. Его «Краткое изложение богословия»

23

(1811 г.) цитируют и в 1989 г. как лучшее введение в предмет .

Аббат Ламенне решил примирить Церковь с тем в революционной традиции, что, по его суждению, было совместимо с христианством. Под девизом «Бог и Свобода» (Dieu et Liberte) он неотвратимо повел дело к разрыву с Римом. Возмущенный исходом революции 1830 года, предательством Ватикана по отношению к Польше и равнодушием церкви к социальной справедливости, он стал суровым критиком господствующей церкви. Веру не следует путать с верностью церкви, как патриотизм не есть преданность государству. Названия его книг говорят сами за себя: «Слова верующего» (1833 г.) [рус. перевод 1906 г.- перев.],

Мировой двигатель, 1815-1914 587

«Дела Рима» (1836 г.), «Книга народов» (1837 г.), «Современное рабство» (1840 г.). Труды Ламенне оказали большое влияние на образование диссидентского течения в европейском католицизме, где общий критический настрой мыслей уживался с глубокой верой.

Доллингер возглавил борьбу с доктриной о непогрешимости папы (см. ниже). Его «Папство и собор» (1869 г.) называли «самым жестоким нападением на Папский престол за 1000 лет». Ньюман, некогда бывший викарием Университетской церкви Св. Девы Марии в Оксфорде, представляет особый интерес, поскольку в его жизни отразились взаимоотношения протестантов и католиков. Он возвышается в 1830-е гг. как лидер трактариев, или Оксфордского движения англиканской церкви. Серия полемических Tracts for the Times ("Памфлетов на злобу дня"), которые были им подготовлены совместно с Эдвардом Пьюзи (1800-1882) и Джоном Киблом (1792-1866), ставили целью примирить традиции англиканской и католической церквей. Однако последовавшие нападки на его Tract 90 (1841 г.), в котором он соотносил Тридцать девять статей [свод догматов англиканской церкви — перев. ] с воззрениями ранних Отцов Церкви, разрушили его веру в англиканство и склонили к отставке. Затем в Apologia pro Vita Sua ("Апология своей жизни") (1864 г.) он с большой искренностью исследовал свою духовную борьбу. Как он вспоминает, вступление его в католическую паству «вызвало много блеяния». Позднее он вступил в горячий спор с кардиналом X. Э. Маннингом (1808-1892), как и он, новообращенным, по вопросу о непогрешимости папы, однако в своих разногласиях не дошел до неповиновения.

Труды Сёрена Кьеркегора были нацелены прежде всего против философии Гегеля, а во вторую очередь — против безмятежности и уюта Церкви Дании. Однако Кьеркегор пошел гораздо дальше и вторгся в неисследованные области духа и мысли. Его «Страх и трепет» (1843 г.), «О понятии страха» (1844 г.) и «Смертельная болезнь» (1849 г.) вступали в область психологии подсознательного. Его «Ненаучное послесловие к «Философским крохам» (1846 г.) многие считают главным текстом экзистенциализма. Все его работы были глубоко оскорбительны для рационализма. По Кьеркегору, субъективность — это истина. «История христианства, — писал он, — есть история тонких

отступлений от христианства». В пассаже, который странным образом предвосхищает трагедию «Титаника», он сравнивает европейцев с пассажирами большого корабля, которые проводят ночь в буйном веселье, плывя навстречу айсбергу судьбы.

В ходе этих дебатов теология и библеистика начинают перенимать многие методы и оценки у литературной и исторической критики. Самой большой дерзостью такого рода стала «Жизнь Иисуса» (1863 г.) Эрнеста Ренана (1823-1892), за что автор был временно уволен из Коллеж де Франс. И все же религиозный модернизм прокладывал себе путь, в особенности когда ero торжественно осудили церковные иерархи.

Измерить религиозный пыл не легко, но, без сомнения, христианская вера пробуждала искреннее рвение у большего числа людей, чем в предшествующее столетие. Общее движение к грамотности усиливало религиозное, как и светское, образование, и усилия миссионеров направлялись в той же мере на бедных и обездоленных в новых промышленных центрах, как и на язычников на далеких континентах. Особенно в протестантских странах Церковь обеспечивала социальное лидерство и социальную дисциплину, какие раньше не были известны. Движения религиозного возрождения, как немецкий пиетизм или английский методизм, теперь охватывали целые районы, целые социальные группы. В других странах, например, в Ирландии и отчасти в Польше, благочестие в народе связывалось с национальным сопротивлением. Повсюду расцветало религиозное искусство, которое часто вдохновлялось средневековыми моделями. Прокатилась волна строительства готических церквей, писались гимны, возникали такие религиозные движения в искусстве, как прерафаэлиты в Англии или назарейцы в Германии, наконец, религиозный подъем выразился в богатстве произведений церковной музыки. К. Ф. Шинкель (1781-1841), архитектор неоготического стиля, писал: «Искусство само по себе — религия». Композиторы от Берлиоза до Франка создавали все новые "мессы". [месса]

Католическая церковь, конечно, не была ограждена от перемен, хотя ее сопротивление движению в ногу со временем было очевидно. Такие католические страны, как Испания, Италия, Австрия, Польша и южная Германия, в меньшей сте- 588 DYNAMO

пени подверглись индустриализации и модернизации. Более того, высшие католические иерархи были глубоко потрясены событиями революционной эпохи, так, что они застыли в своем исключительном консерватизме вплоть до 1960-х гг. Ватикан кроме того был напуган боями в Италии за Папскую область, которые были окончательно проиграны в 1870 г. В моду опять вошло ультрамонтанство не без влияния приведенных в боевую готовность французских епископов и ордена иезуитов, который был возрожден в 1814 г. [бернадетта]

В понтификат Пия IX (1846-1878 гг.), которого Меттерних поначалу принял за либерала, были утверждены догматы, превосходившие требования даже самых настойчивых пап средневековья. В 1854 г. была обнародована доктрина о непорочном зачатии Девы Марии. В энциклике Quanta Cura (1864 г.) было заявлено о превосходстве Церкви над всеми формами гражданской власти, а в "Силлабусе" был представлен удивительный список «современных заблуждений», включивший почти все: от гражданского брака до религиозной терпимости. Вероучительная конституция Pastor Aeternus (1870 г.), принятая Ватиканским собором, провозгласила догмат о непогрешимости папы в вопросах веры и морали. Крайность этих положений подорвала уважение к папству как вне Церкви, так и внутри нее. Главный конфликт — «Культуркампф» — был спровоцирован в Германии, и некоторые швейцарские, немецкие и голландские клирики отпали от Рима и создали старокатолическую церковь. Пий IX умер в Ватиканском дворце, где, лишенный всякой земной власти, провозгласил себя «моральным узником». Его верные слуги — иезуиты, были изгнаны из Германии в 1872 г., из Франции — в 1880 г. [СИЛЛАБУС]

При Льве XIII (правил в 1878-1903 гг.), называемом «папой мира», Церковь ближе подошла к современным воззрениям по политическим и особенно по социальным вопросам. В энциклике Либертас (1888 г.) была сделана попытка утвердить положительные стороны либерализма, демократии и свободы совести. Другая энциклика, Рерум Новарум (1891 г.) выступала в защиту социальной справедливости, осуждала крайности безудержного капитализма и призывала все государства содействовать благосостоянию своих граж­дан. Однако при Пии X (правил в 1903 - 1914 гг.) в энциклике Pascendi Dominici Gregis (1907 г.) религиозный модернизм прямо осуждался как «свод всех ересей»; казалось, вновь поднимается знамя реакции.

Православный мир увидел перемены в области национальной политики. По мере того как на Балканах отступали турки, устанавливались автокефальные церкви в Греции, Сербии, Румынии, Черногории и Болгарии, каждая со своим синодом или патриархом. Эти церкви были важным средоточием растущего самосознания балканских народов. Вселенские Константинопольские патриархи постепенно утрачивали свой былой престиж и влияние. Они не только много раз низлагались Портой, но и чувствовали давление co стороны Русской православной церкви, которая высказывала претензии на то, чтобы защищать и патронировать всех бывших под властью султана православных подданных. Разделения между христианами оказались трудно преодолимыми, тем более, что отсутствовало стремление к единству или тесному общению. Русское православие обнаружило некоторый интерес к старокатоликам, а на царской коронации в 1895 г. было положено начало контактам с Церковью Англии. И все же ранние проявления экуменизма ограничивались связями в протестантском мире. Церковная уния (1817 г.) в Пруссии объединила кальвинистов и лютеран. Британское и зарубежное библейское общество (1804 г.), Христианская ассоциация молодых людей (ИМКАХ1844 г.) и Христианская молодежная женская ассоциация (ИМКА) (1855 г.) стали пионерами сотрудничества не только между народами, но и между деноминациями. В этом процессе католические иерархи стояли в стороне до тех пор, пока скандал, каким стало соперничество миссионерских организаций в Африке и Азии, не заставил их действовать. На Всемирной миссионерской конференции в Эдинбурге в 1910 г, был создан Международный миссионерский совет, который и стал одним из двух признанных центров развернувшегося затем экуменического движения.

Политика в XIX в. сосредоточилась главным образом на судьбе монархий, которые, хотя и были восстановлены, но постепенно подтачивались тремя важными движениями своего времени: либерализмом, национализмом и социализмом. В целом, Мировой двигатель, 1815-1914 589

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме ОБЕЗЬЯНА:

  1. 3. Возникновение и историческое развитие сознания человека
  2. Что такое человек.
  3. Происхождение человека (антропогенез).
  4. СОРОК ТЫСЯЧ ЛЕТ ДО НАШЕЙ ЭРЫ
  5. МИЛЛИОН ЛЕТ ДО НАШЕЙ ЭРЫ
  6. СЛОВАРЬ
  7. Лекция первая ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА
  8. 2.1. Западная модель поискового психологического портрета (профиля) как метод установления серийного преступника
  9. Происхождения языка и мышления.
  10. ВОПРОСЫ «НА ЗАСЫПКУ»
  11. ДРЕВНИЙ МИР
  12. § 1. Древняя семья
  13. § 4. Особенности биологии человека как предпосылка социальной жизни
  14. СЛОВАРЬ
  15. Родовая община.