<<
>>

ЛУГДУНУМ

В 43 г. до н. э. проконсул Муний Планк обозначил линией центр нового города на слиянии Роны и Соны. Лугдунум должен был стать главным городом Римской Галлии, средоточием расходившихся оттуда мощеных дорог.
Его амфитеатры до сих пор виднеются на холмах Фурвьера (Fourvieres). Он господствует не только над водным коридором Рона-Рейн, но и над путем из Италии на северо-запад к Ла-Маншу.

Рона хотя и была судоходной, но отличалась бурным характером и быстрым течением. Шедшие вниз по ней суда рисковали быть разбитыми о бесчисленные подводные камни и острова; шедшие по течению вверх — могли двигаться только при дополнительной помощи лошадей. До появления пароходов в 1821 г. 6000 лошадей протоптали дорожку вдоль реки, подтягивая грузы к Лиону, которые дальше сплавляли вниз на плотах.

В 1271-1483 гг. Рона в своем нижнем течение служила государственной границей. Левый ее берег, известный как l'Empi, принадлежал Священной Римской империи. Правый ее берег, le Riaume и острова принадлежали Французскому королевству.

Пятнадцать каменных мостов были перекинуты через реку между Арлем и

Женевой и несколько городов-двойняшек, вроде Баланса и Бокера, возвышались на противоположных берегах.

Именно в это время Лион возвращает себе то ведущее экономическое положение, которое он когда-то занимал в древней Галлии. Он был аннексирован Францией при Филиппе Красивом, вступившем в город 3 марта 1311 г., после чего Лион стал главным на французском перешейке, который связал северные и южные владения Франции. Начиная с 1420 г., здесь проходили четыре раза в год международные ярмарки; в 1464 г. он получает такие привилегии, которые должны были подорвать торговлю Женевы; в 1494-1559 гг. он служил тыловой базой французских войск во время итальянских войн. Торговая элита этого города гордилась многими итальянскими родами, включая Медичи, Гвиди и бесчисленными генуэзцами.

Этот «живой, решительный и таинственный город», «с его очень своеобразными ритмами и водоворотами», стал «ведущим центром европейской экономики».

Старый Лион, древние кварталы возле Соны помнят золотые времена. Переплетение разбросанных по холмам узких улочек, соединенных туннелеобразными traboules [сеть пе­реходных ворот], много готических и ренессансных домов, дворов, площадей и церквей. Их названия от Manecanterie [Собор хоровой школы] до Hotel de Gadagne на Rue Juiverie [Еврейской улице] вызывают в памяти живших здесь некогда людей самого разного толка. Площадь Белькур была заложена при Людовике XIV на равнине между двух рек. Стоящий здесь памятник Королю-Солнцу некогда привезли морем из Парижа, но по дороге он попал в беду, и ero пришлось вылавливать из реки.

Если принять во внимание стратегическое положение Лиона и его развитую промышленность (в основе которой лежало производство шелка) [жаккард], то поневоле задумаешься, как это Лион не стал столицей вместо Парижа. Но эта возможность никогда не была реализована, и с 1311 г. Лион довольствуется положением второго города Франции. Потому что географическое положение обеспечивает лишь возможность, но не определяет, какая из нескольких возможностей возобладает. «Страна — это склад дремлющих сил, — писал один специалист, — семена которых посеяны природой, но использование которых зависит от человека».

параллельно и непрерывно начиная со времени первых завоеваний Республики в Италии. В конце концов, «сенаторы в юбках» Цезаря были римлянами кельтского происхождения, которые все еще любили носить под тогами свои национальные легтинзы (рейтузы).

Общества, как часто отмечалось, гниют обычно с головы, как рыба. Конечно, в списке ранних

императоров было непропорционально много выродков.

Император Тиберий (правил с 14 по 37 гг.), приемный сын Августа, уехал из Рима на Капри, предавшись неумеренной жестокости и извращениям. При нем снова вошли в моду массовые проскрипции, которые без устали разжигали доносчики (delatores).

Калигула (правил с 37-41 гг.) приказал еще при жизни считать его богом, а свою Древний Рим, 753 г. до н. э. — 337 г. н. э. 139

лошадь назначил консулом. Светоний пишет, что «со всеми своими сестрами жил он в преступной связи» и «на всех званных обедах они попеременно возлежали на ложе ниже его / на первом месте/, а законная жена — выше /на последнейшем месте/». У него были «волосы на голове редкие, с плешью на темени, а по телу — густые. Поэтому считалось смертным преступлением посмотреть на него сверху, когда он проходил мимо, или произнести ненароком слово «коза»18. Он умер от руки убийцы, который, очень точно, угодил ему в гениталии. Клавдий (правил 41-54 гг.), имевший женами по очереди двух убийц — Мессалину и Агриппину, был отравлен соусом из поганок, подмешанным ему в грибы19.

Император Нерон (54-68 гг.), неумеренно эстетствовавший сибарит, расправился с собственной матерью, приказав заколоть ее (после того, как не удалось ее утопить). Он убил свою тетку, дав ей смертельно сильного слабительного, и приказал казнить жену по ложному обвинению в измене; вторую жену он забил насмерть, когда она была беременна. «Мало того, что жил он и со свободными мальчиками, и с замужними женщинами, — писал Светоний, — он изнасиловал даже весталку Рубрию». Затем далее: «Мальчика Спора он сделал евнухом и даже пытался сделать женщиной: он справил с ним свадьбу со всеми обрядами, с приданым и с факелом... и жил с ним как с женой. — Еще памятна чья-то удачная шутка: счастливы были бы люди, будь у Неронова отца такая жена!»20 В конце концов, он совершил самоубийство со словами «Qualis artifex pereo — Какой великий артист погибает!»

Император Гальба был военным (правил в 68-69 гг.) и был убит восставшими военными в «год четырех императоров» так же, как и его преемники Оттон и Виттелий. Веспасиан (правил в 69-79 гг.), сын провинциального сборщика налогов, смог осуществить свою главную цель — «умереть на ногах». Умирая, он произнес: «Увы, кажется, я становлюсь богом»21.

Тит (правил в 79-81 гг.) был, предположительно, отравлен братом после удивительно счастливого правления, омраченного только извержением Везувия. Его предполагаемый отравитель император Домициан (правил в 81-96 гг.) был заколот женой с сообщниками. Восемь из десяти императоров, преемников Августа, умерли ужасной смертью. [панта]

Однако бабье лето Рима было еще далеко. «Если бы надо было указать период в мировой истории, когда положение человечества было особенно счастливым и цветущим, — писал Гиббон, — то без колебаний бы надо назвать период от смерти Домициана до восшествия на престол Коммода»22. При императорах Нерве (правил 96-98 гг.), Траяне (98­117 гг.), Адриане (117-138 гг.), Антонине Пие (138-161 гг.) и Марке Аврелии (161-180 гг.) Империя не только достигла наибольших географических размеров, но и наслаждалась временем несравненного покоя и стабильности. Нерва ввел помощь бедным, которая становится после него постоянной; Траян был честным неутомимым солдатом; Адриан был строителем и покровителем искусств. Об Антонине Пие Гиббон писал: «Его царствование имело особое преимущество: оно дало удивительно мало материала для истории, которая

23

есть ни что иное, как список преступлений, глупостей и несчастий человечества» .

Мелкие детали, касающиеся управления Империей в ее лучший период, мы обнаружим в обширной переписке императора Траяна с Плинием Младшим, администратором провинции Вифиния:

«Плиний: Театр в Никее, владыка, выстроенный уже в большей части своей, но не законченный, поглотил, как я слышу (я в отчете еще не разобрался), больше 10 миллионов сестерций, и боюсь, что напрасно. ... Те же никейцы начали, еще до моего прибытия, восстанавливать уничтоженный пожаром гимнасий ...

Клавдиополиты в низине, под самой горою, не столько строят, сколько выкапывают огромную баню... Не стоит, желая не погубить затраченного, зря истратить и дополнительные средства.

Траян: Что следует сделать с театром, который начали никейцы, ты лучше всего обсудишь и постановишь на месте сам. Не может быть, чтобы тебе не хватало архитекторов. В каждой провинции есть и опытные и талантливые люди: не думай, что их ближе прислать тебе из Рима, когда даже к нам они обычно приезжают из Греции.

Плиний: Общественные деньги, владыка, твоей предусмотрительностью и моим усердием уже или истребованы или истребуются... Случаев приобрести недвижимую собственность очень мало или нет вовсе; людей, которые хотели бы сделать заем 140 Roma

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме ЛУГДУНУМ:

  1. ТЕМА 4 Бургундия. Меровинги
  2. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  3. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  4. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  5. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  6. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим
  7. ГЛАВА 1.Рассмотрим капитал бренда
  8. Рассмотрим капитал бренда
  9. Что такое бренд?
  10. Дифференциация между активами, силой и ценностью брендов
  11. Мониторинг капитала бренда