<<
>>

ЛЛОЙД

В номере от 18 февраля 1688 г. London Gazette впервые упоминает кофейню Эдуарда Ллойда на Тауэр-стрит. Вскоре после этого Ллойд начинает издавать еженедельник — предшественник Регистра Ллойда, в котором сообщались новости в области коммерции и транспортировки грузов.
Таким образом Ллойд обеспечил одновременно и место встреч, и информационную службу для всех, кто интересовался страховым бизнесом. Бизнес самого Ллойда со временем вырастет в крупнейшее в мире страховое общество. Переведенное на Королевскую биржу, общество Ллойда выпускает в 1774 г. свой первый стандартизированный страховой полис. В 1811 г. оно было реорганизовано [табард], а в 1888 г. его привилегии были подтверждены статутом. Под именем Ллойда соединились синдикаты «имен», вложивших капитал, и тех фирм — андеррайтеров (гарантов размещения), которые покрывали каждый выдаваемый полис.

В страховом бизнесе товаром являются гарантия и обеспечение. Начало страхования можно проследить в торговых городах средневековой Италии в виде принципов «взаимности» и участия в риске, что стало

необходимым условием дальнейшего развития торговли.

Быстрое развитие торговли в

XVIII в. связано с тем, что жизнь становится безопаснее и во многих других сферах. Поначалу культура страхования затрагивала лишь узкий круг коммерческой элиты

[mercante]. Но постепенно страхование расширяло границы своего действия — сначала на другие сферы риска, такие как пожары, угрозы жизни, несчастные случаи и здоровье, затем на более широкие общественные слои и, наконец, на новые, менее коммерциализованные регионы Европы. К середине

XIX в. правительства начали рассматривать выгоду от программ всеобщего страхования жизни, и в 1888 г. германское правительство ввело страхование здоровья и пенсионные схемы для всех категорий государственных служащих.

К концу XX в. понятие всеобщего социального страхования повсеместно утвердилось в качестве широко одобряемого и основанного на законе идеала.

Страхование имело далеко идущие последствия для общественной психологии. Если постоянная уязвимость укрепляла традиционную веру в религию и магию [магия], то распро­странение материальных гарантий от рисков должно было повлиять на отношение людей к таким непредсказуемым явлениям, как удача или смерть. В 1693 г. Королевское общество поручило математику и астроному Эдмунду Холли приготовить статистический отчет о Степенях смертности человечества: оно было обеспокоено недавней финансовой катастрофой, вызванной тем, что пожизненная рента продавалась без учета возраста. Холли обнаружил, что статистика по этому вопросу велась только в Бреслау (теперь Вроцлав) в австрийской Силезии, где регистрация смертей включала сведения о возрасте почившего. Проанализировав 6193 рождения и 5869 смертей в Бреслау, Холли смог составить таблицу, показывающую возрастные когорты населения, примерную оценку численности каждой когорты и ежегодную смертность для каждой из них. Из этих данных он сумел вывести принцип ожидаемой продолжительности жизни и вероятности смерти. Бреслауская таблица Холли положила начало статистическим страховым расчетам, отняв у Провидения монополию на знание о человеческой смерти.

Таким образом, Славная революция 1688-1689 гг. не была ни «славной», ни «революцией». Она была затеяна ради того, чтобы уберечь политический и религиозный истэблишмент от радикальных намерений Иакова II, и осуществилась лишь благодаря единственному с 1066 г. удачному иностранному вторжению в Англию. Между тем в последующих поколениях о ней сложился красочный миф. Она же легла в основание той конституционной доктрины, которая стала известна под

именем английской идеологии и которая постулирует абсолютную независимость парламента. Согласно этой доктрине, «абсолютная деспотическая власть», но словам юриста Блэкстоуна, перешла от монарха к выборному парламенту.

По крайней мере, теоретически парламент получал власть править с той же высокомерной авторитарностью, какую прежде являли английские короли. В этом ее коренное отличие от доктрины народного суверенитета, к которой обратились другие европейс- 466 LUMEN

кие страны по примеру США или революционной Франции: она предполагает, что управление государством осуществляется посредством конституции, определяющей все ветви государственного устройства. Английская идеология стала инструментом не только протестантизма, но и поддержания превосходства англичан в Великобритании вообще, поскольку у англичан всегда было большинство в парламенте. Она переживет все перемены грядущих веков и 300 лет спустя будет оставаться главным препятствием на пути вхождения Британии в Европейское сообщество31.

Благодаря осложнениям династического порядка конечный результат оставался неясным еще 25 лет. С 1701 г. Людовик XIV формально признавал притязания Иакова Эдуарда Стюарта (сына Иакова II, так называемого Старого претендента, или Иакова III (1688­1766), в то же время смерть Марии (1694 г.), Вильгельма III (1702 г.) и всех 17 детей королевы Анны (правила в 1702-1714) оставили Стюартов-протестантов без наследника. В разгар Войны за испанское наследство не требовалось специально указывать, чем грозит отсутствие наследника, и англо-шотландская уния (1707 г.) была, в первую очередь, проявлением того всеобщего уныния в Лондоне и Эдинбурге, которое проистекало из неразберихи династических притязаний. Ценой самороспуска шотландский парламент добился открытия свободной торговли между Англией и Шотландией; англичане раскошелились на уплату гигантских долгов Шотландии; шотландцы отстояли собственные законы и самостоятельную пресвитерианскую церковь; было дано также устное заверение, что английская армия будет помогать справляться с мятежными горцами.

Отныне Соединенным Королевством Великобритании будет править объединенный парламент из Вестминстера, и новая британская нация будет навязана всем более древним нациям этих островов.

С этого времени начинается самоидентификация современных британцев. Теперь следовало чтить английские традиции. Память об отдельной истории Шотландии следовало стереть из памяти. Свободная от внутренних разделений, Великобритания вступала в эру своего величайшего самоутверждения. Наследниками Стюартов после горячих споров были признаны представители Ганноверской династии. С этих пор краеу­гольным камнем, на котором стояло здание Великобритании, становится монархия, которая не была ни английской, ни шотландской32. [гота] [масоны]

Борьба приверженцев Иакова — якобитов, продолжавшаяся на протяжении всего XVIII в., шла за все то, что было утрачено в событиях 1688-1714 гг. Помимо собственно участи Старого претендента и его сына, которого называли не только Молодым претендентом, но и «Милым принцем Чарли» или «Карлом III» (1720-1788), речь шла обо всех уязвленных чувствах, связанных с утраченным порядком вещей. Якобиты скорбели о прежних монархиях, об английском католицизме и европейских связях, о праве шотландцев и ирландцев самим распоряжаться своей судьбой. В Англии к ним склонялись симпатии многих высокородных тори, а также всех тех, кто оплакивал бежавших и высланных. Эти чувства породили два восстания: восстание якобитов в 1715 г., когда армии якобитов дошли на юге до Ланкашира, и восстание 1745 г., когда они достигли Дерби.

Последний поход спровоцировал начало кампании, которая в конце концов покончила с цивилизацией горной (северной и северо-западной) Шотландии. После страшного разгрома при Куллоден-Моор 16 апреля 1746 г., когда последнюю массированную атаку представителей шотландских кланов остановили огневые залпы «красных мундиров» (среди которых были не только англичане, но и шотландцы юга), с жизнью кланов было покончено навсегда. Их гэльский язык был запрещен к употреблению, как и их национальное платье, организации их распущены, их лидеры изгнаны. Ужасные «чистки», позволявшие лояльным землевладельцам сгонять настоящих хозяев с земли в пользу овец, привели к тому, что в Северной Америке гэлов [то есть шотландских (и ирландских) кельтов. — ред. ] оказалось больше, чем в Шотландии. Вот почему так незабываемо пустынны эти места, чем не устают с тех пор восхищаться ничего не подозревающие туристы.

Вместе с огораживанием, на протяжении не менее чем двух столетий изгонявшим мелких землевладельцев, «чистки» завершили тот процесс, который наделил Британское общество самой ero устойчивой характеристикой: в Великобритании не стало крестьян — этого станового хребта боль- Просвещение и абсолютизм, ок. 1650-1789 467

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме ЛЛОЙД:

  1. ЛЛОЙД
  2. «Как Ллойд выплыл из кофе в опасные воды»
  3. 1. Заявление премьер-министра Д.Ллойд-Джорджа о целях Великобритании в первой мировой войне
  4. ПЕНСИОННЫЕ ФОНДЫ
  5. ПЕНСИОННЫЕ ФОНДЫ
  6. 3.3. Лейбористы и консерваторы в 1920-е годы: начало становления новой двухпартийной системы
  7. Литература
  8. 166. Организационные формы страховых ком- паний
  9. ГЛАВА 10ДВЕРЬ НА БЛИЖНИЙ ВОСТОК ОТКРЫТА: "ТУРЕЦКАЯ НЕФТЯНАЯКОМПАНИЯ"
  10. Великобритания.