<<
>>

ХОЛИЗМ [ЦЕЛОСТНЫЙ ПОДХОД К ЧЕЛОВЕКУ]

В феврале 1528 г. удивительный д-р Парацельс потерял должность городского врача Базеля, на которой он и пробыл недолго. Ему было запрещено появляться в университете, он оскорбил гильдию аптекарей и подал в суд на некоего прелата, отказавшегося заплатить ему полностью гонорар за оказанные профессиональные услуги.
Когда он публично обвинил судей в предубежденном к нему отношении, он уже рисковал быть арестованным и бежал. Его идеи были столь же неприемлемы для схоластической медицины его времени, сколь они неприемлемы для якобы научной медицины позднейшего времени.

Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм (1493-1541 гг.), известный как Парацельс, родился в Эйнзидельне в кантоне Швиц. Он был современником Лютера, Эразма и Микеланджело. В 1524 г. он окончил медицинский факультет в Ферраре. Но, впрочем, на время оставил занятия наукой и семь лет путешествовал, изучая науку травников, цыган и знахарей; в это время он зарабатывал на жизнь как невысокого ранга врач-цирюльник, отворяющий кровь.

Он побывал в Испании и Португалии, в России и Польше, Скандинавии и Константинополе, Крыму и, ка­жется, в Египте. Будучи формально католиком, он тем не менее имел связи с радикальными сектами вроде анабаптистов или братьев свободного духа. В 1525 г. его арестовали в Зальцбурге за поддержку восставших крестьян, и он едва не был казнен. Помимо Базеля он живал также в Страсбурге, Нюрнберге, Сен-Галлене, в Меране в Тироле, Сен-Морице, Бад-Пфайферсе, Аугсбурге, в Кромау в Моравии, Братиславе, Вене и Виллахе. Он очень много писал на разные темы, от богословия до магии, но его главным трудом стал Opus Paramirium, (1531 г.), его Свершение, превосходящее всякое чудо.

Парацельс отвергал господствовавшее мнение, будто медицинские знания надо черпать в древних текстах. В Базеле он присоединился к группе студентов, сжигавших труды Авиценны.

Взамен он предлагал учиться, с одной стороны, путем практических наблюдений, а с другой — от «четырех столпов»: натурфилософии, астрологии, алхимии и Добродетели (под каковой он понимал внутренние силы людей, планет и минералов). Его склонности к опыту позволили ему разработать замечательные приемы ампутации конечностей, антисептики, гомеопатии и бальне­ологии. Что же касается его второй линии, то здесь он разработал альтернативную биохимию, основанную на сере, соли и ртути, в результате чего он снискал себе сомнительную славу колдуна. Еще 400 лет никто в медицине Европы не мог оценить его холистический подход: хороший врач должен стремиться привести в гармонию все факторы, из которых слагается здоровье пациента, включая внешнюю среду, психосоматику и сверхъестественное начало.

Во времена Парацельса никто еще не понимал работы пищеварительной, нервной или репродуктивной систем, не знал о кровообращении, не говоря уж о генах и хромосомах. Но его прозрения отдаются эхом в веках: «В мужчине и в женщине содержится полусемя, а вместе они составляют семя... В матке [чреве] имеется притягательная сила (вроде янтаря или магнита)... Как только желание определится, матка притягивает к себе семя женщины и мужчины, исторгая их из жидкости сердца, печени, селезенки, кости, крови... и всего, что есть в теле. В каждой части тела есть свое собственное особенное семя, но когда все эти семена сходятся вместе, они составляют только одно семя».

жил конец юрисдикции Рима в Англии. Акт Превосходства (1534 г.) совершенно упразднил власть паны, даровав королю звание верховного главы Церкви Англии. Те подданные, которые, подобно Томасу Мору и кардиналу Джону Фишеру, отказались подчиниться, были казнены по обвинению в измене. Десять статей (1536 г.) и Шесть статей (1539 г.) утверждали неприкосновенность римской мессы и традиционного учения. Прямое

сотрудничество Церкви и государства — позднее названное эрастианизмом — сближает англиканство, скорее, с православием, чем с католичеством.

[утопия]

В 1541 г. со второй попытки удалось убедить Жана Кальвина (1509-1564 гг.) возглавить церковь в Женеве. Беглый француз, более радикальный, чем Лютер, Кальвин основал самое влиятельное течение протестантизма. Как ученый, Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 359

УТОПИЯ

Придуманным словом утопия, что значит «место, которого нет», назвал в 1516 г. сэр Томас Мор свою книгу, где описал поиски идеальной формы правления. Уже после мученической смерти автора она была переведена в 1551 г. на английский язык как «полезная, приятная и умная книга о лучшем состоянии общественного блага и новом острове по имени Утопия». Затем ее перевели на французский, немецкий, испанский, итальянский, и книга стала бестселлером. Мор в ней описал землю с общей собственностью, где мужчины и женщины пользуются благом всеобщего образования и господствует полная религиозная терпимость.

Утопизм отвечает глубинной потребности человека в мечте о лучшем мире. Многие обращались к этому жанру — от Платона с его Республикой до

Новой Атлантиды Бэкона и Содружество Океании Дж. Херрингтона (XVII в.). Но вместо мечты о прекрасном можно воображать себе ужасы Дистопии «Плохого места» [В русскоязычной литературе этот жанр обычно называют не дистопией, а антиутопией]. Таков был замысел Хаксли в Прекрасном Новом мире (1932 г.) и Джорджа Оруэлла в 1984 (1949 г.). В XX в. утопизм был обычно связан с философией левых. Многие поклонники Советской России считали ее новой утопией, лишенной ужасов капиталистических демократий. «Я повидал будущее, — заявил один американский путешественник в 1919 г., — и это будущее реальность». Позднее, правда, пришло разоблачение, когда стало известно о массовых убийствах во имя «социализма» и «прогресса». Так что современные либералы ставят более

банальную цель — улучшить жизнь индивидуумов. [жатва] [Воркута] Труднее смириться с тем, что и у фашистов были свои утопии. Многие нацисты мечтали о прекрасном и гармоничном будущем после первой фазы жестокого завоевания.

Французский писатель Веркор, например, вспоминает, как немецкий офицер во Франции мечтал о будущем славном союзе Франции и Германии: «Мы снова разыграем Красавицу и Чудовище». После войны в коммунистической Восточной Европе заключенным демократам приходилось выслушивать в тюрьме рассказы их сокамерников-нацистов о несбывшихся мечтах. Утопия фашистов, как и утопия коммунистов, оказалась ложной и принесла невероятные страдания. При этом некоторые были в своих мечтах искренни.

возросший на идеях Лефевра д'Этапля, бывший некогда католическим правоведом, он находился под защитой кружка Маргариты Ангулемской. К новому образу мыслей он обратился под влиянием проповеди о первенствующем значении Писания ректора Сорбонны Николо Копа. Опасаясь преследования, Кальвин оставил свой бенефиций в родном Нуайоне и бежал в Базель. Там в 1535 г. он опубликовал свой основополагающий труд Institutione de la religion chretienne [Наставления в христианской вере].

У Кальвина были оригинальные идеи и в богословии, и в вопросе о взаимоотношениях Церкви и государства, но в особенности в вопросе об индивидуальной морали. По взглядам на Евхаристию он был ближе к Лютеру, чем к Цвингли; но возрожденное им учение о предопределении было достаточно шокирующим. Человечество для него делилось на проклятых и избранных. Он призывал своих учеников считать себя готовыми к бою, группой праведных братьев в окружении враж­дебного мира, «странниками среди грешников»: «Обитатели града Небесного не любят

мир, ни того, что в мире... Они восклицают вместе с пророком «Суета сует; все — не более,

16

чем суета, и погоня за ветром» .

Также и по вопросам церковной организации Кальвин был радикальнее Цвингли. Он настаивал не только на отделении Церкви от государства, но и на правомочности местных конгрегаций. Но, с другой стороны, он хотел, чтобы временная (земная) власть вдохновлялась религиозными заповедями и желанием проводить в жизнь все предписания церковных органов. Так что терпимости в нем было не больше, чем в инквизиции или в Генрихе VIII. [сироп]

По вопросам этики Кальвин разработал такой новый и неподражаемый кодекс поведения, который позволяет сразу же узнать ero последователей. Семья добрых кальвинистов воздерживается от любых удовольствий и вольностей: танцев, песен, выпивки, азартных игр, флирта, 360 RENATIO

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме ХОЛИЗМ [ЦЕЛОСТНЫЙ ПОДХОД К ЧЕЛОВЕКУ]:

  1. ДВА ПОДХОД А К ЧЕЛОВЕКУ В СОЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ
  2. 7.1. ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ И ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
  3. ДВА ПОДХОД А К ЧЕЛОВЕКУ В СОЦИАЛЬНОЙ ТЕОРИИ
  4. Закон неадекватности отображения человека человеком.
  5. 3.1. Определение структуры и целостности АИС
  6. 2. Права человека. Защита прав человека.
  7. Целостность
  8. 45. Основные элементы жизнедеятельности человека. Значение режима труда и отдыха для гармоничного развития человека, его духовных и физических качеств.
  9. 1.1. Общество как целостная система
  10. 9.1. Целостность и управление экономикой
  11. ОБЩЕСТВО КАК ЦЕЛОСТНАЯ СИСТЕМА
  12. 1.1. Общество как целостная система
  13. Общество как целостность
  14. ЦЕЛОСТНОСТЬ РЕЛЯЦИОННЫХ ДАННЫХ
  15. § 1. Механизмы функционирования общества как целостности
  16. § 1. Целостность культуры и механизмы ее воспроизводства
  17. Общество как целостная система
  18. Глава XXI. Общество как целостность
  19. 4.3. Возможные подходы к определению структуры управленческого анализа: система МсКтсеу, «цепочка ценностей» Портера, подход Омаэ
  20. 41. Основные понятия здоровья человека. Здоровье и благополучие человека.