<<
>>

HEXEN (ВЕДЬМЫ)

B 1635 г. Д-р Бенедикт Карпцов (1595-1666 гг.), профессор из Лейпцига и брат самых знаменитых юристов Саксонии, опубликовал свой труд Practica rerum criminalium o проведении процессов над ведьмами.
Он хотя и признавал, что под пытками часто дают ложные показания, но выступал за их применение. «Он доживет до глубокой старости, с удовлетворением оглядываясь на заслуженную жизнь, за время которой он 53 раза прочитал Библию, причащался каждую неделю... и стал причиной смерти 20000 человек». Карпцов был протестантом и самым известным в Европе охотником на ведьм. В наши дни, впрочем, историки сомневаются в точности цифр.

Несколькими годами раньше Йоханн Юлий, бургомистр Бамберга во Франконии, лежал в городской темнице, осужденный на смерть за посещение шабаша ведьм. Его выдал канцлер этого княжества, который к тому времени уже был сожжен за «подозрительную снисходительность» на процессах ведьм. Но он сумел тайно передать подробный рассказ о происходящем своей дочери. «Мое драгоценнейшее дитя...

это все ложь и измышления, так что помогай мне Бог... Они не прекратят пыток, пока чего-нибудь не скажешь... Если Господь не пошлет средства обнаружить истину, все наши родственники будут сожжены». Католический принц-епископ Бамберга Иохан Георг II Фукс фон Дорнхейм имел специальный Дом ведьм, где пыточная комната была украшена библейскими текстами. За десять лет своего правления (1623-1533 гг.) он, говорят, сжег 600 ведьм.

Одержимость поиском ведьм в Европе достигла тогда одного из своих периодических пиков. В Англии в 1612 г. прошел процесс над пенделевскими ведьмами из Ланкашира. В Польше отчет о процессе в Калише того же года подробно все описывает:

«Обнаженная, обритая сверху и снизу, и, чтобы избежать дьявольского вмешательства, облитая освященным маслом, подвешенная к потолку, чтобы не касаться земли, связанная по рукам и ногам, она не желала сказать ничего, кроме того, что иногда купала больных людей в травах.

Когда ее вздернули на дыбу, она говорила, что, Бог свидетель, не виновна. Когда ее жгли свечами, она не говорила ничего, только то, что не виновна. Когда ее опустили, она сказала, что невиновна перед Всемогущим Господом, в Троице славимым. Когда ее снова вздернули и снова жгли свечами, она сказала: Ах! Ах! Ах! Ради Бога; она ходила с Доротой и женой мельника... С этого места признания совпадали».

В деревне крестьяне часто брали дело в свои руки. Если подозреваемая в колдовстве тонула, когда ее погружали в пруд на «позорном стуле» [укреплённый на подвижном бревне стул], то она, конечно, была не виновна. Если она не тонула, то — виновна. Много ученых трактатов было написано о черной магии и колдовстве. К ним относились De la demonomanie des sorciers (1580 г.) Жана Бодена, Daemonolatreia (1595 г.) Никола Реми в Лотарингии, обширная энциклопедия Мартина дель Рио, опубли­кованная в Лувене в 1600 г., и Demonologie (1597 г.) короля Якова в Шотландии. В этих трудах рассказывалось о механике ночных полетов на метле,' о природе и действии заговоров и проклятий, о меню ведьминых котлов, а главное, об оргиях на шабашах. Говорилось, что дьявол появляется или в виде черного мужчины с бородой, или в виде «вонючего козла», который любит, чтобы его целовали под хвостом, или в виде жабы. Он может явиться или инкубом [злым духом в образе мужчины] ради ведьм женского пола, или суккубом [злым духом в образе женщины] ради колдунов-мужчин. Он иногда собирал преданную ему пятую колонну на многочисленные общие собрания в таких печально известных местах, как Блакула Луг в Швеции, вершина Блоксберг в Гарце или на Aquelarre в La Hendaye в Наварре.

Это помешательство на ведьмах ставит много вопросов. Историкам следует разъяснить, почему время Возрождения и Реформации оказалось в указанном отношении гораздо хуже так называемых темных веков, почему суеверие достигло предельного развития именно тогда, когда гуманизм и научная революция должны были бы действовать в обратном направлении. Часто это объясняют патологическим действием религиозного конфликта.

Историки должны объяснить, почему некоторые страны, в особенности Германия и Альпы, были подвержены этому в большей мере, чем другие; и почему самые яростные охотники на ведьм, как король Яков VI (I), принадлежали к самым образованным и к самым сознательно 417 Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670

верующим христианам своего времени. Можно отметить важное сходство: коллективная истерия и ложные обвинения охотников на ведьм имеют много общего с такими явлениями, как преследования евреев и коммунистические чистки. [deviatio] [жатва] [погром] Начиная с папской буллы (1484 г.) и до своего затуха­ния в XVIII в. эта одержимость просуществовала непрерывно в течение 300 лет и поглотила громадное количество невинных. Впервые признаки критики и протеста отмечаются среди иезуитов Баварии, где преследования были наиболее свирепыми, особенно с появлением Cautio criminalis (1631 г.) Фридриха Шпее. Последнее

в Европе сожжение ведьм произошло в Шотландии в 1722 г., в Швейцарии и Испании в 1782 г., а в оккупированной Пруссией Познани в 1793 г. Но к тому времени такие действия уже повсюду были незаконными. Последняя из Ланкаширских ведьм Мэри Наттер умерла своей смертью в 1828 г.

для удовлетворения материальных требований армий. Испанцы держали свой гарнизон в Франкентале в Палатине до 1653 г., когда император предложил им взамен Безансон. Последние шведские солдаты ушли только в 1654 г. И в то время, как делегаты в Вестфалии называли эти события Тридцатилетней войной, на самом деле минуло уже 47 лет со времени первого акта насилия в Донауворте [Дунайвароше, см. выше].

Пана Иннокентий X был вне себя. Всю жизнь враждовавший с кардиналом Мазарини, который некогда попытался наложить вето на его избрание, папа был глубоко оскорблен уступками Франции и протестантам и приказал нунцию в Мюнстере денонсировать договор. В своей короткой энциклике Zelus domus Dei (1650 г.) он называет Договор «ничтожным, пустым, неплодотворным, несправедливым, нечестным, проклятым, безнравственным, пустым и лишенным смысла на все времена».

Папский гнев отражал также его понимание того, что надежды на воссоединение христианского мира исчезли навсегда. После Вестафальского мира те, кто больше не мог говорить о христианском мире, стали говорить о Европе.

Германия после войны лежала в запустении. Численность населения упала с 21 млн до 13 млн: погибло более трети людей. Целые города, как Магдебург, были разрушены. Были округи, где не осталось ни обитателей, ни скота, ни съестных припасов. Практически прекратилась торговля. В течение жизни целого поколения страна знала только грабежи, голод, болезни, общественные беспорядки—и все это произвело такое разрушение, что князья были вынуждены восстановить крепостное право, лишить города их вольностей и вообще остановить всякое прогрессивное движение своего времени. Сложные и многообразные передвижения

солдат — испанцев, шведов, итальянцев, хорватов, голландцев и французов — изменили национальный состав европейских народов. Германское искусство и литература потерпели такой урон, что оказались полностью под влиянием иностранных, в особенности французских, веяний.

Было сильно подорвано стратегическое положение Германии. Среднее течение Рейна находилось теперь в руках французов; устье трех великих рек Германии — Рейна, Эльбы и Одера — перешли, соответственно, к голландцам, датчанам и шведам. Интересы Империи теперь подчинялись интересам крупнейших германских государств: Австрии, Баварии, Саксонии и Бранденбург-Пруссии. Разорение сопровождалось глубоким унижением; некоторые историки считают, что именно тогда была подготовлена почва национального отчаяния, которое одно могло взрастить семена опасной германской гордости, давшей ростки в последующие века, когда Германия обратилась к политике силы. Австрия, бывшая в начале этого периода чудом своего времени, теперь была низведена до положения всего лишь одного из многих германских государств.

Однако не только Германия переживала период упадка после 1648 года. Испанию потрясали восстания в Португалии и Каталонии, причем она продолжала вести войну с Францией. Англия еще не оправилась от потрясений гражданских войн. Во Франции был разгул Фронды. Польско-Литовское княжество раздирали восстание казаков, шведский Потоп и войны с Россией. Такая концентрация катастроф заставила говорить об общем кризисе XVII века. Те, кто полагает, что существовала общеевропейская феодальная система, склонны считать, что в XVII веке Европу охватила общественно-политическая революция, вызванная потребностями нарождавшегося общеевропейского капитализма.

Другие же, напротив, считают, что имел место кризис современного государства и окраины силой противостояли растущим требованиям и претензиям центра. Есть и такие, кто видит в происшедшем только совпадения.

Рим, 19 февраля 1667. Джанлоренцо Бернини (1598-1680 гг.), папский архитектор представил свои эскизы третьей и последней большой колоннады вокруг площади Св. Петра. Он предлагал, чтобы terzo braccio, или третий рукав ero колоннады, имел форму отстоявшей пропилеи, или входа с девятью нишами, увенчанными часовыми башнями. Пропилеи предлагалось расположить у входа на площадь прямо напротив фасада собора Св. Петра (см. карту 17, с. 419).

В своем giustificazione [обосновании проекта], представленном вместе с эскизами еще за 12 лет до того, Бернини разъяснил строение и символизм площади Св. Петра. Площадь должна была стать преддверием церкви, местом сбора множества людей, пришедших за папским благословением, местом торжественных процессий и в то же время границей святыни. Он хотел видеть колоннаду прозрачной, проницаемой, планировал сделать пространство между колоннами шире самих колонн для облегчения прохода людей и для того, чтобы у них не возникало ощущения физической преграды. Колоннаду предполагалось покрыть лентой антаблемента, что позволило бы людям укрыться в плохую погоду; антаблемент должны были венчать статуи, которые бы являли народу собрание святых. Два идущих полукругом крыла колоннады, выступающих далеко за пределы церковного двора, Бернини выразительно сравнивал с «обнимающими руками Матери Церкви», привлекающими к себе всех людей. Пропилеи же должны были занять место рук, соединенных в горячей молитве, здесь должны был соединиться широкие объятия протянутых навстречу людям рук Церкви.

Однако кардиналы из Congregazione delta Reverenda Fabbrica, которые ведали строительными работами, думали иначе. Они повелели не построить пропилеи, а замостить площадь и соорудить второй фонтан. Вскоре затем умер папа-покровитель Бернини, так что

решение о строительстве terzo braccio так никогда и не было принято. Амфитеатр

60

христианской вселенной так никогда и не был замкнут .

Согласно размеру собора площадь перед ним была грандиозной. Ее общая длина от главного портика до западного входа составляет 339 м (370 ярдов), а ширина — 220 м (240 ярдов). Здесь без труда помещается 100000 человек. Очертания соединенных здесь пространств, несмотря на всю сложность, изумительно совершенны. Трапеция перед фасадом переходит в эллипс между руками колоннады. В целом колоннада состоит из 284 дорических колонн и ромбовидных пилястров, расположенных четырьмя рядами. На ионическом антаблементе 96 статуй святых и еще 44 над галереями церковного двора. В 1586 году в фокусе овала (колоннады) был поставлен на площади обелиск из Гелиополя высотой 41 м. По бокам его появились два круглых фонтана: один Мадерны (1614 г.), другой был добавлен Бернини в 1667 г.

Строительством колоннады Бернини завершилась реконструкция собора и площади Св. Петра, продолжавшаяся 161 год. Этим завершились работы, растянувшиеся на целую Контрреформацию. В целом эти работы начались в 1506 г., но большая часть грандиозного плана Браманте, первого архитектора собора, оставалась только на бумаге на протяжении всего XVI в. Купол Микеланджело был завершен в 1590 г.; впрочем, и тогда нефа еще не было и развалины церкви Константина IV века все еще загромождали старую площадь. Только в 1605 г. Карло Мадерна получил разрешение снести старую церковь и возвести новый портик и фасад, которые были торжественно открыты в Вербное воскресение 1615 г. В 1620-е гг. молодой Бернини добавил к фасаду Мадерны две величественные campanili [колокольни], но двадцать лет спустя их снесли. Назначенный главным архитектором в 1628 г., он получил широкие полномочия только в 1655 г. За следующие 12 лет Бернини возводит Scala Regia — главную лестницу Ватиканского дворца, Кафедру, или Трон святого Петра, и новую Piazza с колоннадой61.

Рим во времена Бернини был настоящим ульем, полным интриг и кипучей деятельности; искусство и политика Церкви здесь соединялись с амбициями могучих аристократических кланов, суетливого процветания торговцев и ремесленников и мучительного ничтожества простого народа. Бернини должен был слышать о том, как сожгли Джордано Бруно и, возможно, даже присутство- Ренессанс и Реформация, о к . 1450-1670 419

Карта 17

ОТіми Кіраплли (235 г. пл.) _ f •

Ш Кггиоибн О Т»рки Диоіягга«« (305 f. НЛ.) „ __

Q КЫИТОЛИЙ lit iptnoCTV Q Ринсгай Форум
_ Собор Ca Пітрі (Баїилии

о Адрмна (137 г. hj.) Ш ця с.н-Пь^ро-я»-В«тки»о)

О О І>Р""В"»и«мні(МІ(.м.) _______________ Ст—СчвширЯг.дач)

л Коп«и» ІАнфпнтр «лівая) О ^'"Р1 ПР*™(>" (Пртрмисш __ СтяиЛящлчіні (175 г. hj.) ** (Пг.ил.) гивдяя)
НОВЫЙ СОБОР СВЯТОГО ПЕТРА ? Л™ ®

(ІЯВ-МНіГ) і = '-- , TBVHH0l/°*

(Тиііо Ьгкеіо,

им hof ом Нбыл*

ROCtpMlbl)

О © ^»«»HMlHlmf-" С«"- Р"»
Фсін.джпмими-іи-літіріио

(312 т. H.a.)

— Стані С«рмши [35В г до на} к\ Касти Пмтогмя ГПоггоомжия « » ,,,, _ .. _ ,

Карта 17

420 RENATIO

вал на процессах Галилея. Он наблюдал при жизни, как рушатся папские государства, а сами паны не имеют сил вмешаться в религиозные войны своего времени. Он был свидетелем разлива Тибра, вдохновившего его на один из самых выразительных образов — чумы, и сетований народа на постоянно растущие налоги: Han' fatto piu danno Urbano e nepoti Che Vandali e Gothi, A Roma mia balla. O Papa Gabella!

(Этот «папа налога на соль», Урбан и его «племянники» больше повредили моему прекрасному Риму, чем вандалы и готы.)62

Принимая все это во внимание, можно считать настоящим чудом то, что Церковь могла создать такую роскошь среди невероятных лишений и трудностей народа.

В 68 лет Бернини был на вершине своего многогранного гения, перед ним открывалось еще целое десятилетие творческой жизни. Он был сыном инженера-архитектора на папской службе Пьетро Бернини, который среди прочего был создателем «фонтана-кораблика» на площади Испании. С того дня, когда в возрасте восьми лет он с отцом приехал в Рим, он постоянно видел перед собой великие памятники этого города и водил дружбу и с кардиналами, и с богатыми патронами. Он лично был знаком с восьмью папами от Боргезе Павла V (1605-1621 гг.) до Одалески Иннокентия XI (1676-1689 гг.). Павел V сказал его отцу: «Мы надеемся, что этот мальчик станет Микеланджело своего времени». Урбан VIII (1623-1644 гг.) сказал ему: «Великое счастье, кавалер, нам видеть кардинала Маттео

Барберини папой. Но еще большее счастье для нас, что кавалер Бернини живет при нашем понтификате». Уже в первый день своего правления Александр VII (1655-1667 гг.) вызвал Бернини в Ватикан и поручил завершить реконструкцию собора Св. Петра.

Бернини умел отвечать на комплименты. Довольный тем, как терпеливо Людовик XIV ему позировал, он сказал своей модели: «Сир, я всегда знал, что вы велики в великом. Теперь я знаю, что вы велики также в малом». Он умел польстить и дамам. «Все женщины прекрасны, — заявил он

однажды. Но под кожей итальянок струится кровь, а под кожей француженок — молоко».

По профессии Бернини был скульптором. С юных лет он был создателем величайших произведений искусства. Еще подростком он выполнил большой заказ «Эней, Анхиз и Асканио» (1618-1619 гг.), изобразив бредущего героя с немощным старцем на плечах. Его последний заказ — изумительное надгробие Александра VII, где он с большой смелостью представил Истину в виде обнаженной женщины, не был закончен и 60 лет спустя. Его работы полны напряжения, возникавшего от столкновения двух соперничавших идей: реализма и фантазии. Созданные им портреты в камне были очень живыми и похожими: на открытии бюста монсиньора Мантуа папа, обращаясь к самой скульптуре, сказал: «Да это действительно монсиньор», — и добавил: «Удивительное сходство». Выразительные позы, динамика движений тела и лица и, главное, изумительная оригинальность замысла придавали большую силу любому избранному им предмету, пусть и самому банальному63.

Знаток искусства Бернини Филиппо Бальдинуччи, его первый биограф, считал, что маэстро имел два важнейших качества: изобретательность и смелость. «Его самой большой заслугой было умение... создавать прекрасное из неподходящего». Ко всему, у него вовсе не было страха перед нетрадиционным. «Те, кто никогда не преступают правил, — заметил он однажды, — никогда и не пойдут дальше их»64.

Список скульптурных работ Бернини доходит до нескольких сотен. К самым известным относятся портреты Карла I Английского (1638 г.) по картине Ван Дейка и Людовика XIV Французского (1665 г.), Похищение Прозерпины и Давид. Бернини изобразил Давида в момент, когда юноша, целясь в противника, наклонился и откинулся в сторону. Затем это Экстаз святой Терезы, Смерть блаженной Альбертони, Истина, открываемая временем и надгробие Урбана VIII, где ангел смерти пишет книгу истории

Однако скульптура была только началом творческого пути Бернини. Она позволила ему овладеть искусством художественной композиции, которая, в свою очередь, требовала обращения и к другим искусствам. Бернини стал мастером также и в живописи, архитектуре и внутреннем убранстве зданий. В соборе Св. Петра мы встречаемся с Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 421

его творениями на каждом шагу: в фантастических витых бронзовых колоннах Балдахина над Троном Св. Петра (1632 г.), в украшении контрфорсов, поддерживающих купол, в барельефах над входом и в многокрасочном мраморном покрытии пола аркады, в украшенной бронзой и ляпис-лазурью дароносице в алтаре — «Святая Святых величайшего храма христианского мира».

Велики были приношения Бернини Риму — не менее 45 крупных сооружений. Он возводит колоссальный Фонтан Тритона (1643 г.), где мощная струя воды бьет из витой морской раковины — атрибута Тритона, и сам он сидит на раковине, которую держат три дельфина; он был также соавтором Фонтана четырех рек на площади Навона, этого аллегорического изображения четырех величайших рек мира — Нила, Ганга, Дуная и Ла Платы. Бернини — автор фасада Колледжа пропаганды веры, церкви иезуитов Сант Андреа ди Монте Кавалло и городской церкви в Кастель Гондольфо. Он восстановил дворцы Квиринала и Киджи и Арсенал в Чивитавеккиа.

Что касается современников, то они больше всего ценили сценографию Бернини. Последующие поколения много потеряли от того, что громадная энергия этого художника была брошена на постановку пьес, маскарадов, карнавалов, шествий, которые ставились с размахом героической эпохи, но от которых ничего не осталось. В 1661 г. Бернини занимался декорацией холма Сан Тринита дель Монте для фейерверка по случаю рождения французского дофина. В 1669 г. он был организатором знаменитого праздника в честь обороны Крита. В театре Тор ди Нона (1670-1676 гг.) он работал с такими драматургами, постановщиками, актерами и композиторами, как Скарлатти и Корелли. Часто говорят, что театральность была самым духом барокко; в этом смысле Бернини следует считать самым вдохновенным художником барокко.

Неудачи Бернини были редкими, но очень болезненными. Снос построенных им колоколен собора Св. Петра следует приписать злокозненности ревнивых советчиков Иннокентия X. Труднее объяснить его фиаско во Франции в 1665 г. Он был приглашен во Францию самим Кольбером, который в своем письме писал, что «им восхищается весь мир». Бернини выехал в Париж, захватив с собой планы амфитеатровой постройки, в основе которых лежал Колизей и которую он намеревал­ся возвести между Лувром и Тюильри. Эти планы были отвергнуты, и Бернини вернулся шесть месяцев спустя домой в большом огорчении, которое смягчалось лишь воспоминанием о веселых часах, когда ему позировал Людовик XIV. В самом конце его карьеры на Бернини возложили вину за то, что на каменных контрфорсах Св. Петра появились трещины. Тогда Бальдинуччи написал свою книгу, чтобы снять эти обвинения.

В 1667 г. папа Александр VII был почти что ровесником Бернини. В качестве кардинала Киджи он до того проявил себя как честолюбивый дипломат. В качестве нунция в Кельне в 1640-е гг. он был главным представителем Ватикана на переговорах по окончании Тридцатилетней войны. Тогда он прославился тем, что противодействовал любым уступкам протестантам. Он полностью поддерживал саркастическое высказывание Бернини; «Лучше плохой католик, чем хороший еретик». Он почитал св. Франциска Сальского, которого и канонизировал; дружил с иезуитами и придерживался твердой линии в борьбе с янсенистами. Короче, он был настоящим папой эпохи Контрреформации. В то же время он был утонченным художником и литератором: опубликовал собственную латинскую поэму, был выдающимся собирателем книг и покровителем искусств. Бернини он уже поручал работу над резиденциями Киджи (еще в качестве государственного секретаря) до того, как вызвал его к себе в первый же день своего понтификата.

Главным соперником Александра как покровителя искусств в Риме была, конечно, бывшая королева Христина Шведская. Христина прибыла в Рим в декабре (уже после избрания Александра) и стала самой знаменитой в то время персоной, перешедшей в католичество. Будучи незаурядной личностью, интеллектуалкой, она быстро превратила палаццо Риарио в салон, славившийся утонченным вкусом и остроумием, и через посредство squadro volante [группы захвата] кардинала Адзелино — в рассадник церковных интриг. При ее противоестественных наклонностях и склонности к интеллектуальному обновлению католицизма (ею раньше был покорен Декарт) она была, конечно, неподходящей фигурой в пуританском Риме папы Александра.

Из Рима христианский мир виделся в печальном положении. К 1660-м гг. продолжительная борьба с протестантизмом зашла в тупик. Исчезла надежда на воссоединение с православным миром. 422 RENATIO

Во всех ведущих католических государствах (за исключением Франции) царил беспорядок; а Франция, как и Португалия, пребывала в молчаливом неповиновении авторитету папы. При Леопольде I Священная Римская империя была разграблена и обезлюдела; в таком же состояние были Польша и Литва; Испания была банкротом.

На севере Европы происходили разного рода конфликты, но они никак не были связаны с Римом. Как только Англия установила мир с Нидерландами (Договор в Бреде), Франция вступила в войну с испанской Фландрией. Англия эпохи Реставрации только что пережила чуму и Великий пожар, прославленный в Annus Mirabilis Драйдена. На востоке в Андрусово православные московиты принудили Польшу уступить Украину и угрожали навсегда нарушить здесь равновесие сил. Бранденбург-Пруссия, только что ставшая независимой, стремилась вытеснить Швецию и занять ее место ведущей в военном отношении протестантской державы.

На Балканах и в Средиземноморье господствовали турки. Венеция мрачно удерживала свой последний критский бастион в Кандии (Гераклион). Папская область — как и вся Италия — переживала экономический упадок. Невозможно объяснить, как еще находились деньги на экстравагантные постройки Бернини и на субсидии для Венеции. Несмотря на все ero великолепие, папский Рим ощутимо приближался к концу своего величия.

Распря Ватикана с Францией произошла из-за жалоб покойного к тому времени кардинала Мазарини. Мазарини не мог простить Риму, что тот дал приют ненавистному ему кардиналу де Ретцу, архиепископу Парижа. Мазарини отомстил, поддержав Фарнезе и д'Эсте в их имущественных спорах с Папской областью. За это он не был включен в Конклав 1655 г., избравший Александра VII, на том основании, что кардиналы могут постоянно проживать за границей только с разрешения. Людовик XIV решил продолжать эту вражду и после смерти Мазарини. Под предлогом того, что была нарушена неприкосновенность французского посольства в Риме, он высылает из Парижа нунция и занимает Авиньон. Не имея выбора, папа Александр был вынужден принести унизительные извинения и воздвигнуть в Риме пирамиду, с выбитыми на ней признаниями проступков собственных слуг папы. Этим отношениям не помогло и

следующее унижение Ватикана в 1665 г. в связи с неудачной поездкой Бернини в Версаль. Впрочем, Бернини имел громадный успех у Людовика XIV, которому однажды во время сеанса позирования он разделил парик пробором, чем положил начало новой моде, известной под именем la modification Bernin. Для всех было очевидно, что Франция — в моде ли, в политике или религии — собиралась идти собственным путем. Версаль не станет замечать и возражения Ватикана в связи с преследованиями гугенотов.

В литературе 1667 г. ознаменовался появлением Андромахи Расина и Потерянного рая Мильтона. Произведение Расина, действие которого происходит в античной Трое, свидетельствовало о непрерывности классической традиции, а также... о превосходстве французской литературы. В несравненных ритмах Мильтона христианские темы оставались творчески плодотворными:

О первом преслушанье, о плоде Запретном, пагубном, что смерть принес

И все невзгоды наши в этот мир, Людей лишил Эдема до поры, Когда нас Величайший Человек Восставил, Рай блаженный нам вернул... Пой, Муза горняя. Сойди с вершин Таинственных Синая и Хорива, Где был тобою пастырь вдохновлен ...65

Выдающиеся современники Бернини находились в то время на разных этапах своей жизни и карьеры. В Амстердаме Рембрандт в это время создавал свое последнее великое полотно Еврейская невеста. В Мадриде Мурильо был занят циклом из 22 картин для Церкви капуцинов. В Париже Клод Лоррен создал уже Европу. В Лондоне (после Великого пожара) Кристофер Рен задумывал свои изумительные церкви и Ричард Лоуэр произвел первое переливание крови. В Кембридже молодой Исаак Ньютон только что открыл хроматическую аберрацию и теорию солнечного спектра. В Оксфорде Гук предлагал вести систематические метереологические наблюдения. В Мюнхене строилась Театинеркирхе. В феврале 1667 г. только что умер Франц Хальс, портретист, и был зачат сатирик Джонатан Свифт.

Несомненно, что затянувшаяся реконструкция собора Св. Петра была центральным событием века церковных реформ. Собор Св. Петра был не про- Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 423

сто зданием; он был главным храмом и символом веры, против которой восстал Лютер и за которую сражались «военные соединения» папы. Несомненно также, что возведение колоннады Бернини знаменовало важный этап в этом процессе. Ради удобства историки могут соблазниться и сказать, что оно знаменовало окончание Контрреформации. В некотором смысле это действительно так.

И все же в действительности Контрреформация не кончилась, как никогда не была достроена колоннада. В истории цивилизации мало найдется

определенных окончании определенных этапов. Уже поднимавшиеся светские силы начинали заслонять Римскую церковь; но она вовсе не перестала быть существенной приметой европейской жизни. Понадобились еще века, чтобы провести в жизнь идеалы Контрреформации. А институты Римской церкви живы и сейчас, 400 лет спустя. Поистине Римская церковь будет жить, пока толпы паломников приходят на площадь Св. Петра, молятся перед Троном Св. Петра и смешиваются в толпе с туристами под сводами колоннады Бернини.

Карта 18

Карта 18

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме HEXEN (ВЕДЬМЫ):

  1. Мудрые ведьмы и готы
  2. DEVIATIO (ДИССИДЕНТСТВО)
  3. МАГИЯ
  4. ПОВЫШЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВАШИХ СОТРУДНИКОВ
  5. Формы религиозной и социальной нетерпимости
  6. Дисфункции религии
  7. Дисфункции религии
  8. Просветительские идеи в Германии
  9. ДЬЯВОЛ
  10. «Гадюка»: медленно вытягивает из тебя всю энергию
  11. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  12. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  13. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  14. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  15. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим
  16. ГЛАВА 1.Рассмотрим капитал бренда
  17. Рассмотрим капитал бренда
  18. Что такое бренд?