<<
>>

Германо-советское партнерство (сентябрь 1939 — июнь 1941 гг.).

Германо-советское партнерство (сентябрь 1939 — июнь 1941 гг.). Из-за секретных протоколов германо-советского пакта многие участники в начале Второй мировой войны вступали в сражение, исходя из ложных посылок.
Западные державы полагали, что заручились союзником перед угрозой нацистской агрессии; на деле же они заручились союзником, на которого нападут и Советский союз, и Третий рейх. Поляки думали, что им надо продержаться всего пятнадцать дней, пока французы перейдут границу с Германией на Западе; на деле же им пришлось в одиночку сдерживать и Вермахт, и Красную армию. Французы не пошли в наступление; англичане ограничились сбрасыванием листовок на Берлин.

В этих условиях на стороне тех, кто вторгся в Польшу, были все возможные преимущества. У германского командования было, грубо говоря, столько же дивизий (60), сколько у Польши; но так как Чехословакия была оккупирована, немцы окружили Польшу сразу с трех сторон. У немцев было решительное преимущество в механизированных частях и в воздухе, и это позволило им устроить сотню Герник в Польше уже в первые дни. Кроме того, они могли уверенно выдвинуть свои бронетанковые войска вглубь польской территории, поскольку знали, что в тылу польские контрмеры будут контролироваться Советами. На руках у советского командования оказались многие козыри. Отвергая согласованный с немцами календарь совместных действий, советские генералы поджидали, пока немцы не вздернут Польшу на дыбу, прежде чем войти в нее самим и нанести coup de grace (завершающий, смертельный удар). Таким образом, в польской кампании сентября 1939 г. военные соображения стояли на втором месте, а на первом были политика и предательство. Поляки исполнили свой долг, безнадежно сражаясь в течение 5 недель. Западные державы объявили войну Германии, но отказывались от Затмение в Европе, 1914-1945 743

конфронтации с Советским Союзом даже тогда, когда стало очевидным его соучастие в преступлении. Они также не участвовали в военных действиях. Англичане не могли, а французы не хотели. Проводившаяся во Франции мобилизация была рассчитана на приготовление к долгой войне: она предполагала низведение дивизий первой линии до статуса временных на весь долгий период реорганизации, что исключало возможность немедленного наступления. Тем временем Гитлер и Сталин могли делать все, что хотели.

На рассвете 1 сентября немецкие колонны ворвались в Польшу с севера, запада и юга. Польские оборонительные линии у границы были окружены; уже 9-го была окружена Варшава. Гражданское население подверглось невиданной бомбардировке. За линией фронта действовала немецкая пятая колонна. В тылу появились нацистские

73

Einsatzgruppen , расстреливавшие сопротивляющихся, отставших солдат и евреев. Пикирующие бомбардировщики с воем бомбили железные и шоссейные дороги, мосты вместе с беженцами, которыми они были забиты. Варшава, превращенная почти в развалины, окапывалась, готовясь к долгой осаде. Польская армия вела перегруппировку для обороны Львова и одновременно решительно готовилась к контратаке в центре на реке Бзура. 15-го нацисты выдали дезинформацию, будто Варшава пала. (Она держалась еще две недели.) Но Сталин, должно быть, подумал, что проигрывает, и 17-го нанес удар: Красная армия перешла восточную границу Польши.

Вошедшие советские войска посеяли окончательное смятение, распространяя фальшивые сообщения, будто они спасают Польшу от нацистов. На деле они продвигались прямо к согласованной демаркационной линии по реке Буг и к южной границе с Румынией и Венгрией, имея в виду закрыть ее. Немцы вместе с Советами провели парад победы в Бресте, а затем перешли к уточнению деталей этой их победы.

Германо-советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией, подписанный 28 сентября, заходил еще дальше, чем пакт, заключенный за 5 недель до того. Демаркационная линия перемещалась так, что Литва оказывалась в советской сфере в обмен на кусочек центральной Польши. Причем снова был подписан и секретный протокол, предусматривавший совместные

действия против польской «агитации». Эти меры были приведены в действие, когда Варшава сдалась. Польское правительство сумело уйти в изгнание. Многочисленные польские отряды или отступали в леса, или бежали за границу. Окончательная капитуляция произошла 4 октября, в день, когда Гитлер прибыл в Варшаву, где его приветствовали полные обожания немецкие части. Все, что находилось к востоку от Буга, было захвачено Советами.

Мысли Гитлера в это время остались в записках его верного министра пропаганды:

«Приговор фюрера полякам убийственный. Они больше животные, чем люди, совершенно примитивные и бесформенные. А правящий класс есть неудовлетворительный результат смешения низших слоев с арийской расой господ. Как грязны поляки — невозможно вообразить. Их способность к здравому суждению практически равна нулю...

Фюрер не собирается ассимилировать поляков. ... Если бы Генрих Лев завоевал Восток... результатом была бы сильно славянизированная раса немецких полукровок. Сегодня положение лучше. Теперь мы знаем законы расовой наследственности и можем действовать

74

соответственно» .

В результате двойной оккупации Польши две лаборатории тоталитаризма стали действовать бок о бок. Два года нацистские и советские стервятники безнаказанно терзали тело поверженной Польши. В германской зоне западные районы были аннексированы Рейхом и подверглись интенсивному расовому отбору и онемечиванию. Все другие районы были включены в так называемое генерал-губернаторство под управлением СС и военных. Этот «Гестаполенд», где не действовали ни польские, ни немецкие законы, стал испытательным полигоном идеологии нацистов. Только в этой части оккупированной Европы во исполнение своей восточной политики завоевания Lebensraüm нацистские преобразователи успели применить свою расовую политику co всем пылом и ко всему населению. После первой инспекции Гиммлера пожилые и умственно неполноценные были вырваны из больниц, по детским приютам искали мальчиков и девочек, подходящих для

13

программы улучшения расы на Lebensraüm ; в Освенциме и Майданеке были созданы

концлаге-

744 TENEBRAE

ря для участников Сопротивления. Проводя хладнокровный геноцид в рамках так называемой ЛВ-Aktion, немцы схватили около 15000 польских интеллектуалов, госслужащих, политиков и священников, которых затем расстреляли или отправили в концлагеря. С конца 1939 г. самой большой в Европе общине евреев было приказано переселяться в обозначенные гетто, которые затем обносились стеной, наглухо запирались и полностью изолировались от остального мира; было создано еврейское самоуправление, которое при поддержке еврейской полиции управляло этими гетто под присмотром нацистов76. [Освенцим]

В прилегающей советской зоне был инсценирован псевдо-референдум, который должен был подтвердить, что Западная Белоруссия и Западная Украина выступили за присоединение к СССР. По этому ГПУ-ленду, который оставался отделенным от остального СССР, co всей силой прошелся сталинский террор. Около 40 категорий граждан: от полицейских до филателистов — подлежали немедленному аресту и депортации. К лету 1941 г. где-то 1-2 миллиона человек были высланы в северные лагеря или в принудительную ссылку в Среднюю Азию. Террор был направлен не только на всех бывших польских служащих вплоть до сельских учителей и лесников, но также и на все общинные организации белорусов, украинцев и евреев. Народы, которые только что были «освобождены от польского правления», подвергались немилосердным преследованиям, как и все остальные. Хладнокровно проводя политику геноцида, новые власти изъяли примерно 26000 польских военнопленных — в основном офицеров-резервистов, и, следовательно, интеллигентов, чиновников, политиков и священников — из лагерей и расстреляли их в несколько этапов, что известно теперь под общим именем Катынь. На пограничном мосту через Буг у Бреста люди, идущие в СССР, встречали других, в том числе и евреев, которые искали убежища в Рейхе. «Куда же вы идете? — воскликнул однажды эсэсовец. — Ведь мы вас расстреляем»77.

Сотрудничество СС и НКВД в эти годы никогда не было оценено в полной мере. Бумаги нацистов исчезли, а советские архивы остаются закрытыми. Но даже и при этих условиях известно, что высокого ранга советский офицер связи был приписан к штабу СС в Кракове вплоть до 1941 г.

Нацистские и советские делегации присутствовали на одних и тех же конференциях, происходил обмен заключенными, нацистские и советские пропагандисты работали в унисон. Так, с 24 августа советская печать круто меняет свою политику и принимается цитировать Volkischer Beobachter ("Народный Обозреватель") как надежный источник информации. Правда заявляет, что «Советско-германская дружба отныне установилась навсегда»78. [катынь]

Бессилие западных государств, без сомнения, ободряло Гитлера и Сталина. То, что французский политик назвал drole de guerre (странной войной), было странным только для посторонних наблюдателей. Через 20 месяцев после того, как пала Польша, было захвачено 13 европейских стран: восемь — Гитлером, пять — Сталиным. Причем Сталин опередил Гитлера, послав армию в Финляндию 30 ноября 1939 г.

Зимняя война 1939-1940 гг. обнаружила серьезные недостатки Красной армии и одновременно стала проверкой терпения западных держав. В течение пяти месяцев финские войска, которым было что терять, отражали натиск советского захватчика. В самом начале они перебили массу солдат, предпринявших топорные попытки атаковать линию Маннергейма. Советская тактика и вооружение оказались худшими, чем у противника; советскую политику осудили как неприкрытую агрессию. Когда Лига Наций исключила СССР, западные государства больше не могли делать вид, как это было при нападении на Польшу, что грабительские действия Сталина несколько более законные, чем такие же действия Гитлера. Весной, когда Красная армия готовилась к решительному наступлению, британское правительство было вынуждено рассмотреть просьбы финнов о помощи через г. Нарвик и Лапландскую железную дорогу. В отместку за советские поставки в Германию был даже разработан план бомбардировки нефтяных промыслов в Баку. Эскадрильи британских бомбардировщиков со свеженарисованными свастиками, символом финских ВВС, стояла наготове, когда пришло известие о финнско-советском мирном договоре, и Лондон был избавлен от трудного выбора. Финляндия отныне останется независимой и нейтральной, хотя и будет вынуждена уступить большой кусок восточной территории в Карелии. Вряд ли германский Генеральный

Затмение в Европе, 1914-1945 745

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме Германо-советское партнерство (сентябрь 1939 — июнь 1941 гг.).:

  1. О РОСТЕ КОЛИЧЕСТВА НАРУШЕНИЙ ГРАНИЦЫ СССР САМОЛЕТАМИ ГЕРМАНИИс 28 сентября 1939 г. по 1941 г. И ЗАДЕРЖАННЫХ НАРУШИТЕЛЕЙ ГРАНИЦЫСО СТОРОНЫ ГЕРМАНИИ
  2. Советско-германское сближение 1939-1941 гг.
  3. 11.2. Третья пятилетка (1938-й — июнь 1941 г.)
  4. 1. Германо-советское коммюнике
  5. Германо-советский договор.
  6. 2. Германо-советское коммюнике
  7. 17. Постановление Съезда народных депутатов Союза Советских Социалистических Республик о политическойи правовой оценке советско-германского договора о ненападении 1939 г.
  8. Ход войны, 1939-1941
  9. Мир для некоторых, 1939-1941
  10. 2. Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между Федеративной Республикой Германией и Союзом Советских Социалистических Республик