<<
>>

БИЧЕВАНИЕ

Пьетро делла Франческа (ок.1415-1492) написал небольшой этюд, известный как Бичевание, где-то между 1447 и 1460 годами. Эта картина, которая теперь находится в Национальном музее в Урбино, замечательна своим построением в виде диптиха, архитектурными деталями, запечатленными на ней, потрясающей перспективой и, прежде всего, загадочностью аллегории.

Картина эта состоит из двух отчетливо определяемых частей. Слева мы видим ночную сцену бичевания, которое происходит на жемчужном фоне в античном дворике. Справа трое мужчин ведут беседу в саду. Бледный лунный свет левой части смешивается с дневным светом, который потоком льется справа.

На картине видны архитектурные детали принципиально разных стилей. Двор претории выдержан в строго классическом стиле. Тяжелые панели крыши поддерживаются двумя рядами коринфских колонн с каннелюрами, которые поднимаются из мраморного пола. В центре узник привязан к колонне Элия Капитолина — символу Иерусалима, она же, в свою очередь, увенчана золотой статуей.

Между тем тут же мы видим два средневековых дома с нависающим бельведером. Дальше кусочек зелени и голубого неба. Таким образом, одна часть картины погружена в прошлое, другая — в настоящее.

Между двумя группами людей нет очевидной связи. За бичеванием во дворе наблюдает должностное лицо в заостренной шляпе эпохи Палеологов, а также араб или турок и помощник в короткой римской

тоге. Группа же на переднем плане в саду состоит из бородатого грека в круглой шляпе, темно-бордовой одежде и мягких сапогах, босоногого юноши в красной блузе и лавровом венке и богатого купца, одетого по-фламандски в отороченную мехом парчу.

Пьетро использует перспективу, чтобы маленькая фигурка узника оставалась центральной в картине. Сходящиеся линии потолочных балок, панелей крыши и колонн, изображенных в перспективе мраморных плит — все это хрестоматийно представленное архитектурное оформление, призвано подчеркнуть значение происходящего внутри него действия.

Что же до аллегории, то выдающийся исследователь искусства Пьетро делла Франческа заметил: интерпретации слишком многочисленны, чтобы их перечислять. Принято считать, что перед нами Бичевание Иисуса Христа перед Пилатом. Многие считают, что босоногий юноша — это Оддантонио ди Монтефельтро. Но на картине очень сильны византийские мотивы; поэтому исследователи предлагают такие интерпретации, которые связаны с осадой и покорением турками Константинополя, что в тот период было главной новостью. В таком случае перед нами не Иисус Христос, а св. Мартин, римский папа VII века, принявший мученическую смерть от рук византийцев. В этом случае официальное лицо не Пилат, а византийский император. Три фигуры на переднем плане могут быть участниками Собора в Мантуе (1459 г.), где греческий эмиссар умолял князей Запада предпринять крестовый поход

для спасения Восточной империи.

Но ведущий специалист из Великобритании твердо стоит на третьем толковании: перед нами Coh Бл. Иеронима. Иерониму однажды приснилось, что он подвергся бичеванию за чтение язычника Цицерона. Тогда становится понятным и диссонанс двух частей. Три фигуры на переднем плане — два человека и ангел с босыми ногами — «обсуждают отношение между классической и патриотической литературой, как это отразилось в истории сна Иеронима».

Линейная перспектива стала сенсацией в живописи того времени. Один из современников Пьетро — Паоло Учелло — пришел в такой восторг и волнение, что среди ночи даже разбудил спавшую жену, чтобы с ней это немедленно обсудить. Эта система рисования позволяла воспроизвести реалистический образ трехмерного мира на плоской, двухмерной поверхности. Она позволила начать изображать мир так, как его видел человек, отвергая иерархические построения средневекового искусства. Впервые линейная перспектива была открыта Брунеллески, когда он изучал и исследовал классическую архитектуру; затем ее принципы были разработаны во множестве теоретических трактатов, из которых главные принадлежат Альберти: De Picture (1435 г.), самому Пьетро делла Франческе De Prospettiva Pingendi (до 1475 г.) и Дюреру Трактат о пропорциях (1525 г.).

Правила линейной

перспективы предусматривали, в частности, сведение параллельных линий в некую

воображаемую

348 RENATIO

«точку схода» и «линию горизонта», уменьшение размеров предметов соответственно их удаленности от «точки наблюдения», а также изображение в перспективе того, что лежит вдоль центральной линии обзора. Первооткрытием этой системы стали бронзовые панели Врата рая Жиберти (1401 -1424 гг.) в баптистерии во Флоренции и фреска Троицы Мазаччо (ок. 1427 г.) в нефе церкви Санта Мария Новелла. Другими замечательными образчиками линейной перспективы являют­ся Битва при Сан-Романо Учелло (ок. 1450 г.), Оплакивание Иисуса Христа Мантаньи (ок. 1480 г.) и Тайная вечеря Леонардо да Винчи (1497 г.)

С тех пор перспектива царила в изобразительном искусстве в течение 400 лет. Леонардо называл ее «вожжами и рулем живописи». Современный критик называет ее «специфически европейским способом видения мира». Естественно, что, когда современные художники наконец начали разрушать традиционные методы письма, они

обратились и против линейной перспективы. Джорджо де Кирико (1888-1978 гг.) и художники его «метафизической школы» экспериментировали с нарушением перспективы в таких работах, как Тревожащие музы (1917 г.), или как это сделал Пауль Клее в его Фантоме перспективы (1920 г.). И наконец, голландец М. К. Эшер (1898-1970 гг.) придумал такие визуальные возможности, когда все существующие на бумаге линии всего лишь иллюзии. [impression]

турную жизнь. Но источник духовного развития следует искать прежде всего в сфере духовности. В этой области главным оказалось нездоровье Церкви и упадок ее традиционного учения. Не случайно корни Ренессанса и Реформации следует искать в мире идей.

У новой учености XV века было три черты новизны. Одна заключалась в обращении к классическим авторам, которыми долгое время пренебрегали, в особенности это касалось Цицерона и Гомера, которые не интересовали средневековых ученых. Другая заключалась в обращении к древнегреческому языку (наряду с латинским).

Третья черта состояла в больших успехах библеистики на базе критического изучения оригинальных древнееврейских и греческих текстов. Эта деятельность обеспечила связь светского Ренессанса с религиозной Реформацией, особенно подчеркивавшей важность Писания. Научная критика классических текстов быстро развивалась еще до изобретения печатного станка. И в этой области первым был Петрарка; с ним соперничали Боккаччо, Гуарино, Филельфо, Бруни, Ауриспа и неутомимый собиратель папский секретарь Г. Ф. Поджио Браччолини (1380-1459 гг.). Соперник Поджио Лоренцо Валла (ок. 1406-1457 гг.) написал трактат De Elegantiis Latinae Linguae, где доказывал безусловное превосходство латинского языка Цицерона и разоблачал Константинов Дар как фальшивку. Греческая традиция, насаждавшаяся византийцем Мануилом Хризоларом (1355-1415 гг.), некогда профессо­ром греческого языка во Флоренции, и Анджело Полициано (1454-1494 гг.), поэтом и переводчиком Гомера, получила дополнительный стимул с наплывом греческих эмигрантов после 1453 г., тем более что они везли с собой и манускрипты. В следующем поколении ученых выделяется эллинист и ориенталист Г. Пико делла Мирандола (1463-1494 гг.), исследовавший Каббалу, и Марсилио Фичино (1433-1499 гг.). Во Франции особое место заняли Жак Лефевр д'Этапль (1455-1537 гг.) и Г. Бюде (1467-1540 гг.); в Германии — гебраист Иоганн Рейхлин (1455-1522 гг.) и странствующий рыцарь Ульрих фон Гуттен (1488-1523 гг.), а также Филипп Меланхтон (1497-1560 гг.). Особенно важным для будущего науки стал перевод Фичиной александрийского Гермеса Трисмегиста. Печатный станок выпустил этот перевод в обращение, когда движение уже миновало начальную стадию. [каббала] [печатный станок]

Кружки таких энтузиастов-гуманистов возникали повсюду от Оксфорда и Саламанки до Кракова и Львова. У них были высокие покровители часто из церковных иерархов, как кардинал Бофор и кардинал Олесьницкий. Все они в своей преданности античности отзывались на вопль души одного из своих меньших братьев — Кириака из Анконы: «Я иду разбудить мертвых». Все отдавали должное величайшему среди них — Эразму Роттердамскому.

Герхард Герхардс (ок. 1466-1536 гг.), голландец из Роттердама, более известный под своим латинским и греческими псевдонимами Дезидерий Ренессанс и Реформация, ок. 1450-1670 349

<< | >>
Источник: Дэвис Норман. История Европы / Норман Дэвис; пер. с англ. Т.Б. Менской. — М.: ACT: — 943с.. 2005

Еще по теме БИЧЕВАНИЕ:

  1. Введение
  2. Государственный аппарат.
  3. Положение рабов в Греции
  4. Бочаров В.В.. Инвестиции. СПб.: — 176 с. (сер. "Завтра экзамен"), 2008
  5. Капферер, Жан-Ноэль. Бренд навсегда: создание, развитие, поддержка ценности бренда, 2007
  6. Предисловие к русскому изданию Настольная книга специалистов по брендингу
  7. Предисловие к третьему изданию Объединение бренда и бизнеса
  8. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.Почему брендинг является стратегическим
  9. ГЛАВА 1.Рассмотрим капитал бренда
  10. Рассмотрим капитал бренда
  11. Что такое бренд?
  12. Дифференциация между активами, силой и ценностью брендов
  13. Мониторинг капитала бренда
  14. Добрая воля : соединение финансов и маркетинга
  15. Как бренды создают ценность для потребителей
  16. Как бренды создают ценности для компании
  17. Корпоративная репутация и корпоративный бренд
  18. ГЛАВА 2. Стратегическое значение брендинга
  19. Стратегическое значение брендинга
  20. Постоянное оберегание отличий