<<
>>

9.3. Повышение эффективности управления — основной ориентир институциональных преобразований

На современном этапе реформирования экономики важнейшей проблемой является повышение эффективности управления про­изводством. Речь идет о повышении эффективности всех компо­нентов системы управления, всех ее сфер деятельности — произ­водственной, экономической, социальной, правовой, экологичес­кой подсистем, всех функций, методов и структуры управления.

Эффективное управление производством органически связано с эффективностью производства и отражает объективную истори­ческую миссию системы управления создать благоприятные орга­низационно-экономические условия для реализации целей и за­дач управляющей системы на основе научно-технического и орга­низационного развития производства. Эффективность управления производством по своему экономическому содержанию шире, чем эффективность производства. Последнее отражает задачу эффектив­ного использования вовлеченных в хозяйственный оборот произ­водственных ресурсов. Эффективность управления кроме производ­ственных факторов характеризует внешние факторы — конъюнк­тура рынка, соотношение спроса и предложения, состояние рекламной деятельности и другое. Общее, что объединяет эти ка­тегории, заключается в том, что их сущность проявляется в сни­жении (повышении) общественно-необходимых затрат в расчете на единицу полезного эффекта (продукция в натуральном или стои­мостном выражении в сопоставимых ценах). Изложенное означа­ет, что эффективность управления можно понять только сквозь призму динамики эффективности производства, уровень которой определяет качественное состояние системы управления.

В настоящее время с категорией «эффективность» в хозяйствен­ной практике сложилась запутанная ситуация. В лабиринтах эко­номической реформы она потеряла свою качественную и количе­ственную определенность.

С теоретической точки зрения такую ситуацию можно объяс­нить тем, что эффективность производства является функцией орга­низации управления, которая определяет темпы и уровень основ­ных ее составляющих параметров — производительности труда, фондоотдачи, материалоотдачи, себестоимости, качества продук­ции. Однако взаимосвязь между динамикой эффективности и орга­низацией управления обнаруживается только тогда, когда систе­ма управления ориентирована на динамику параметров эффектив­ности производства. Достаточно в блоке целей и задач системы управления «заменить» эти параметры, и система управления не­медленно переключится на реализацию новых целевых установок.

В условиях переходного периода от административно-команд­ной к рыночной системе управления на месте показателей повы­шения эффективности производства появились другие целевые ус­тановки, соответствующие зародившемуся характеру рыночных от­ношений: максимизация текущей прибыли, рост цены на произ­водимую продукцию, стремление хозяйствующих субъектов зара­ботать на депозитной ставке, на посреднической, торгово-закупоч­ной деятельности.

Предприятия стали отчуждаться от роста прибыли за счет по­вышения эффективности производства. Последнее стало невыгод­ным: разница между банковской ставкой и эффективностью вло­жений в производство или ценой на производимую продукцию окончательно отодвинула проблему повышения эффективности производства на задний план. Это стало одной из рсновных при­чин резкого спада производства, роста себестоимости, инфляции цен, инфляции издержек.

В процессе проведения экономической реформы проблемы по­вышения эффективности производства растворились среди проблем получения сиюминутной выгоды. Стало очевидным, что взаимо­связь между повышением эффективности производства и органи­зацией управления имеет не только причинно-следственное, но и функциональное содержание.

Основная функция организации управления заключается в ре­ализации целей и задач системы управления с наименьшими об­щественно необходимыми затратами в расчете на единицу полез­ного эффекта. Когда блок целей и задач имеет четкую качествен­ную и количественную определенность и ориентирован на разви­тие производства, эффективность системы управления полностью зависит от организационно-технического уровня производства, конъюнктуры рынка, квалификации работников. Положение усу­губляется тогда, когда в системе управления появляются ложные ориентиры, не соответствующие экономической природе объекта управления. В таких случаях возникает несоответствие между целя­ми и задачами субъекта управления и функциональным назначе­нием объекта управления. Это сразу отражается на динамике эф­фективности производства, которая в таких случаях начинает рез­ко снижаться. Соответственно снижается и эффективность управ­ления производством.

Блок целей и задач придает системе управления качественную характеристику и играет мобилизующую роль в ее работе только тог­да, когда производственный аппарат используется в соответствии с его экономической природой — удовлетворяет платежеспособные потребности рынка в рамках общественно необходимых затрат.

Отсутствие четких целей и задач в системе управления оказы­вает на нее разрушительное влияние. Это подтверждается практи­кой экономической реформы в нашей стране.

Причины снижения эффективности управления в условиях ре­формы разные. Но есть основная из них, которая тянет за собой всю цепь негативных явлений в процессе реформирования эконо­мики. Речь идет об основном противоречии системы управления экономикой, о выявлении тех особых взаимосвязей и взаимодей­ствий, которые, с одной стороны, являются основным источни­ком развития экономических отношений, с другой — причиной их разрушения. Последний аспект особо дает о себе знать тогда, ког­да не раскрыты содержание и механизм его воздействия на систе­му управления. Не меньше вреда системе управления может нане­сти неправильное толкование основного противоречия, его заме­на чем-то другим, внешне похожим на основное противоречие, но отличным от него по своим сущностным характеристикам.

Отношение целого (макроэкономики) и его частей (на уровне микроэкономики) определяет в конечном счете то основное про­тиворечие, которое может привести к неудержимому развитию производительных сил, но которое вместе с тем является носите­лем разрушительного потенциала для системы управления народ­ным хозяйством.

Если на пути разрастания основного противоречия не устано­вить институциональный преграды, его критическая масса может вызвать социальные катаклизмы со всеми вытекающими послед­ствиями.

Раскрыть это противоречие будет затруднительным, не выяс­нив сущность и содержание основного элемента экономической системы — товара, задействованного в хозяйственном обороте в конце XX столетия.

Почему необходимо обратиться именно к товару, чтобы объяс­нить сложнейшие противоречия экономической системы? И по­чему надо подчеркнуть значение длительности жизненного цикла его функционирования как экономической категории?

Всякий организм имеет свою первооснову — клетку. Она отра­жает основные сущностные характеристики организма, являясь его элементарным, крайним формообразованием. Такой «клеткой» для экономического «организма» является товар. Однако невозможно проникать в глубины сегодняшних экономических отношений, не проследив за изменениями, происходившими в содержании това­ра. Эти изменения происходят во времени и в пространстве и край­не важно правильно понять их динамику.

Товар как экономическая категория формируется в процессе обмена трудовой деятельностью между производителем и потре­бителем. Он отражает объективную закономерность товарных от­ношений: первому должно быть выгодно производить товарную продукцию, второму — потреблять ее. Рыночные отношения ме­няются постоянно. Они соответствуют условиям производства и потребления товаров. Наиболее активным элементом рынка явля­ется спрос на товар, что обусловливает изменения в производствен­ной сфере. Товар постоянно подвергается воздействию со стороны контрагентов рынка. Производители систематически совершенству­ют его форму и содержание, а потребители проявляют к нему еще возросшие требования. Но, появившись на рынке, сам товар ста­новится инициирующим элементом преобразования общественных отношений.

Воздействие товара на общественные отношения в особо рель­ефной форме проявляется на примере товара особого вида — но­вой техники в процессе реализации ее потребительских свойств. Техника, появившись на рынке, воздействует на все сферы обще­ственной жизни. Но в первую очередь она оказывает влияние на организацию управления, меняет характер и содержание труда, формы его организации, повышает качественные параметры про­изводимой продукции. Она становится источником организацион­ных преобразований. Развитие единичных мощностей сопровожда­ется концентрацией производства, качественными изменениями в динамике производительности труда, повышением жизненного уров­ня населения, ростом богатства одних предпринимателей и разоре­нием других. Все эти преобразования оставляют существенные сле­ды в общественном развитии. Производство постоянно обобществ­ляется, а товар становится носителем общественной полезности. Потребительная стоимость товара принимает качественную опре­деленность общественной потребительной стоимости. В организа­ционных рамках современного капитализма многие фирмы нацеле­ны на выполнение заказов, контрактов, договоров, соглашений с контрагентами рынка. Появление целой системы институтов обус­ловливает ориентацию производителей на конкретные виды потре­бительной стоимости. Специфика развитых рыночных отношений выражается в том, что товар производится не только и не столько ради максимизации сиюминутной выгоды, а для удовлетворения конкретных потребностей потребителей с гарантированной долей дохода как для производителей, так и для потребителей. Такой до­ход не может подвергаться стихийным колебаниям рынка. Как про­изводитель, так и потребитель максимально застрахованы от слу­чайных воздействий рыночной среды. При этом сама рыночная среда принимает институциональное содержание. Она защищает интере­сы контрагентов экономических отношений и сама заполняется социальным содержанием. В таких условиях фирмы превращаются в функцирнальные производства, которые имеют заранее определен­ные цели и задачи в структуре интегрированного производства, ориентированного на конкретные изделия и виды продукции.

«Жесткое сцепление» производителя и потребителя, развитие социальных, правовых, политических институтов, с учетом тре­бований строгой производственной и технологической дисципли­ны, либерализации управления, условий конкуренции сблизили интересы контрагентов рынка. Развитие получили прямые договор­ные отношения, контрактные соглашения.

Характерно, что развитие капитализма происходило не только путем либерализации отношений между производителем и потре­бителем, т.е. по горизонтали, но и по вертикали — между госу­дарством и контрагентами рынка. Достаточно отметить, что нало­говая политика явилась реальным эффективным средством согла­сования интересов государства и хозяйствующих субъектов.

Анализ показывает непрерывный характер трансформации ры­ночных отношений. Государственный патернализм охватывает бо­лее широкие слои населения, появляются значительные ограни­чения в деятельности хозяйствующих субъектов, расширяется го­сударственный сектор экономики. Рынок приобретает социальную ориентацию. Движущим мотивом развития производства наряду с повышением уровня рентабельности, массы прибыли становится удовлетворение конкретных потребностей потребителей. Полезность результатов труда приобретает общественное содержание.

Превращение потребительной стоимости товара в обществен­ную полезность происходило и происходит с огромными трудно­стями. Противоречие между общественной потребительной стоимо­стью и стоимостью держит капиталистическое общество в напря­жении. Однако оно гасится с появлением все новых институцио­нальных новообразований, которые сглаживают возникшие противоречия в обществе и удерживают их в рамках эволюцион­ных преобразований экономических отношений.

При этом необходимо иметь в виду, что в структуру обществен­ной полезности включаются не только социально-экономические атрибуты товара, но и экологические его характеристики. Обще­ственная полезность все в большей мере становится нацеленной на человека, на удовлетворение его потребностей. Полезность то­вара становится носителем макроэкономических интересов. Товар превращается в общественно полезный товар (ОПТ).

Превращение товара в ОПТ, его появление на арене микро­экономики, сопровождается эволюционными изменениями во всех компонентах системы управления. Эти изменения имеют органи­зационное, финансовое, экономическое, правовое, психологичес­кое содержание и, как правило, происходят с определенными зат­руднениями. Дело в том, что производство ОПТ связано со сни­жением общественно необходимых затрат на его производство. Об­щественная полезность товара исключает перерасход производ­ственных ресурсов, расточительное к ним отношение.

Таким образом, в центре институциональных преобразований объективно оказывается не только проблема формирования обще­ственной полезности товара, но и проблема постоянного сниже­ния общественно необходимых затрат на его производство.

Такую проблему в народном хозяйстве в условиях переходного периода в экономике без государственного воздействия невозможно решить, и вот почему. Прирост прибыли от снижения обществен­но необходимых затрат на единицу полезного эффекта представ­ляет собой одну из форм проявления основного противоречия эко­номической системы. Хозяйствующие субъекты очень часто пред­почитают приросту прибыли от снижения затрат прирост прибы­ли от повышения цены на производимую продукцию. В условиях отсутствия институциональных преград на пути необоснованного повышения цен такой ход товаропроизводителей направлен про­тив интенсивного развития производства и, следовательно, не соот­ветствует интересам макроэкономики. ОПТ без институциональной поддержки не имеет объективного содержания рычага развития экономических отношений.

Важнейшее значение в решении данной проблемы имеет фор­мирование институтов принуждения. При их помощи преодолева­лось молчаливое противодействие субъектов рынка, которые вынуж­дены были приспособиться к макроэкономическим требованиям.

Институты принуждения имеют экономическое, социальное, правовое, психологическое, политическое содержание. Они стоят на страже целостности системы управления народным хозяйством, государства. Очевидно, что их появление всегда связано с проти­водействием со стороны тех элементов рыночных отношений, ко­торые чувствуют определенный дискомфорт от введения ограни­чений на уровне государственных решений.

Не случайно до сих пор в нашей стране появление институтов принуждения чрезмерно затягивается. Достаточно сказать, что до сих пор в учебниках по управлению такая функция практически не упоминается.

Крайне важно правильно понимать назначение институтов при­нуждения. Оно заключается не в наказаниях и репрессивных мерах (что не отрицается в качестве методов оздоровления целостной системы управления), а в том, чтобы предотвратить ущерб от.на­рушения сбалансированности макроэкономических и микроэконо­мических интересов. Реальное содержание функции принуждения заключается не только в усилении государственной системы уп­равления, но и в проведении политики стабилизации и развития хозяйствующих субъектов экономической системы в целом. Сле­довательно, усиливая функции государства, институты принужде­ния создают платформу, на основе которой могут развиваться ци­вилизованные рыночные отношения.

Основным объектом воздействия институтов принуждения дол­жно стать повышение эффективности управления и в первую оче­редь производства.

Ориентация хозяйственной практики на преодоление кризиса в народном хозяйстве вызывает необходимость совершенствова­ния методов оценки эффективности управления производством. Речь идет об определении коэффициента полезного действия ме­ханизма управления, результативности вовлеченных в хозяйствен­ный оборот материальных, трудовых, финансовых, природных ре­сурсов.

Эффективность на латыни означает производительный, дей­ственный, дающий нужный результат. По этой причине понятие «эффективность» встречается по многих сферах человеческой дея­тельности.

Наука управления изучает эффективность как социально-эко­номическую категорию. Однако в основу формирования эффектив­ности положено экономическое содержание. Экономические резуль­таты — та база, которая определяет социальную эффективность. Чем выше уровень экономической эффективности производства, тем больше возможности социального развития производственных кол­лективов, общества в целом. Неправомерно рассматривать в отдель­ности социальную и экономическую эффективность. Производ­ственные ресурсы, направленные на повышение социальных ре­зультатов, способствуют росту экономической эффективности производства. Средства бюджета, направленные на повышение жиз­ненного уровня общества, постоянно должны увеличиваться с по­вышением экономической эффективности производства. Повыше­ние уровня социального развития оказывает значительное обрат­ное влияние на экономическую эффективность производства.

Основные формы социальной эффективности — совершенство­вание системы общественных отношений, улучшение условий ка­чества и труда, экологической среды, здоровья работников,— в конечном итоге трансформируются в дополнительную производи­тельную силу, имеющую экономические результаты.

В экономической литературе нет единства взглядов по методо­логическим проблемам оценки эффективности управления произ­водством. Одни экономисты эффективность управления производ­ством связывают с управляющей системой, ее результатами, и зат­ратами, другие рассматривают ее как эффективность организаци­онных мероприятий. Все чаще высказывается точка зрения, соглас­но которой эффективность управления оценивается степенью до­стижения цели управления, при этом многие авторы этого направ­ления расходятся во взглядах на содержание цели управления. Есть и другие мнения по данному поводу.

Противоречивые взгляды на содержание эффективности управ­ления производством обусловлены отсутствием системного подхода к изучаемому явлению.

Эффективность управления производством необходимо рассмат­ривать как эффективность целостной системы управления. Эффек­тивность управления производством не следует видеть в проявле­нии эффективности отдельных подсистем управления, какими бы значительными они ни были. Эффективность управления произ­водством необходимо определить как результат процесса управле­ния по достижению цели системы управления. Очень многое при определении эффективности управления зависит от правильного понимания содержательной стороны категорий — «управление», «система», «организация», «организационная структура».

В научной литературе пока отсутствует общепринятая форму­лировка управления. Но в самом общем виде можно отметить, что управление представляет собой процесс перевода системы в но­вое состояние путем воздействия на ее функциональные элемен­ты или подсистемы.

Для раскрытия содержания управления производством необхо­димо выделить основное его свойство, наиболее полно отражаю­щее природу и характер управленческой деятельности. На наш взгляд, таким свойством является интегративное свойство управ­ления — эффективность управления. Именно интегративное каче­ство эффективности придает управлению системообразующий ха­рактер.

Понятия «управление» и «система» — органически взаимосвя­занные и взаимообусловленные категории. Управление может осу­ществляться только в системах, вне систем нет управления. Ин­теграция всех подсистем управления в единое целое, рассмотре­ние системы управления как целостного явления — объективная необходимость.

Изложенное выше не умаляет значения важнейших свойств уп­равления — целенаправленности, обратной связи, информацион­ной и ресурсной обеспеченности и других, без которых подрыва­ется целостность системы управления.

Цель — заранее заданный конечный результат управленческой деятельности, на достижение которого направлено функционирова­ние системы управления. Установление цели — исходный момент, начало процесса управленческой деятельности. В цели опосредству­ются интересы управляющей системы, но это не означает, что цели системы управления производством могут быть определены субъек­тивно. Установление цели имеет объективную природу и определя­ется характером и содержанием социально-экономической системы. Количественная и качественная формулировка целей осуществляет­ся как на уровне макроэкономики так и на уровне микроэкономики. Внутрифирменное планирование должно придавать целевым уста­новкам конкретное содержание. Внутрифирменные информацион­ные потоки доводят целевые установки до каждого структурного под­разделения, ставя перед ним конкретные задачи.

Об органической взаимосвязи управления и информации гово­рит тот факт, что без информации невозможно управление, так как в этом случае отсутствуют взаимосвязь и взаимодействие между разными функциональными элементами и подсистемами системы управления.

Важное значение в процессе управления имеют не только ин­формационные потоки, но и содержание, характер, структура, сущность передаваемой информации. В конечном итоге, уровень информации в значительной мере влияет на уровень управления, на повышение его эффективности.

Посредством управления реализуется цель системы, количе­ственно выражаемая во внутрифирменных плановых показателях. Эти показатели в процессе управления не только задают цель уп­равления, но и являются носителями информации о состоянии си­стемы. Чтобы управляющая система была осведомлена о состоя­нии объекта управления, системы в целом, нужна обратная связь. Исключительная роль обратной связи в процессе управления оп­ределяется тем, что управляющая система при ее помощи коррек­тирует динамику объекта управления. Информация, при помощи которой обеспечивается достижение цели управления, должна адек­ватно отражать не только свойства управляющей системы, но и особенности объекта управления, его техническую, технологичес­кую, организационную природу. При этом крайне важно, чтобы показатели финансово-экономической, технологической деятель­ности разных подсистем управления, сфер его деятельности были совместимыми, выражали единую цель управления.

Наличие в системе управления разнородных, мало увязанных между собой внутрифирменных показателей, отражающих динами­ку отдельных, частных подсистем управления, снижает эффектив­ность управления. Вокруг каждого частного показателя формиру­ется замкнутый контур движения информации, который обеспе­чивает достижение частной цели подсистемы управления. Однако реализация частных целей подсистем может привести к нежела­тельным последствиям для системы в целом и, кроме того, дос­тижение планового уровня разных, не связанных между собой ча­стных показателей не дают и не могут дать правильную информа­цию о состоянии объекта управления в целом.

Таким образом, повышение эффективности управления требу­ет наличия в системе управления обобщающего показателя, кото­рый отражал бы совокупное воздействие всех факторов. Объектив­ная обобщающая оценка эффективности управления дает инфор­мацию управляющей системе о состоянии процесса управления, эффективности использования производственного потенциала, от­даче материальных, финансовых ресурсов, динамике производи­тельности труда, конъюнктуре рынка. Это позволяет принимать обо­снованные управленческие решения.

Обобщающий показатель эффективности управления отражает интегральное содержание системы управления, характеризует но­вое состояние процесса управления.

Из приведенной выше постановки вопроса может создаться впе­чатление, что повышение эффективности производства является целью управления производством. Согласиться с такой точкой зре­ния нельзя и вот почему. Эффективность производства определя­ется отношением суммарной величины текущих и единовремен­ных затрат в расчете на единицу полезного эффекта. Она отражает динамику производительности труда (трудоемкости продукции), фондоотдачи (фондоемкости продукции), себестоимости продук­ции. Однако эффективность производства отражает фактическую динамику соотношения затрат и результатов на производимую про­дукцию. Она объективно не может показать уровень достижения цели управляющей системы. Последняя охватывает не только про­изводственные, но и рыночные факторы экономического роста. Следовательно, для оценки эффективности управления производ­ством необходимо четко определить уровень цели управляющей системы как по структуре производственной системы, так и по рыночной среде. С этой точки зрения следует определить как эф­фективность использования производственной системы, так и стра­тегию и тактику продвижения на рынок продукции предприятия.

Таким требованиям в наибольшей мере удовлетворяет чистая прибыль (прирост чистой прибыли), определяемая за ряд лет с уче­том фактора времени. Для объективной оценки эффективности уп­равления необходимо текущие затраты дополнить одновременны­ми вложениями в функционирующий капитал с учетом средней нормы прибыли на отраслевом уровне. В динамике этого показате­ля четко обозначены две составляющие — внешние и внутренние. Внешние факторы определяют прирост прибыли за счет конъюн­ктуры рынка, внутренние — за счет повышения эффективности производства. На основе чистой прибыли может быть рассчитан не только эффект, но и эффективность управления (отношение эф­фекта вызвавшим этот эффект затратам), если величину чистой прибыли относить к суммарной величине текущих и единовремен­ных затрат. Такое соотношение даст обобщающую оценку эффек­тивности управления хозяйствующих субъектов.

Внутрифирменное планирование не может дать позитивных ре­зультатов, если основное внимание будет сосредоточено на внеш­них факторах экономического роста, а проблемам использования внутренних резервов будет уделяться мало внимания. Очевидно, что прежде чем управляющая система определит маркетинговую по­литику, направления новых инвестиций, необходимо выяснить эффективность использования действующего производственного аппарата. Это невозможно сделать, если на уровне внутрифирмен­ного управления не определены технические и технологические потенциальные возможности производственного аппарата по эф­фективному использованию топлива, материалов, оборудования, трудовых, финансовых ресурсов, т.е. нормативы эффективности использования потенциальных возможностей производственных ресурсов.

В процессе внутрифирменного планирования необходима раз­работка моделей эффективности использования каждого производ­ственного ресурса. Дело в том, что при заданной структуре произ­водственного аппарата работники предприятия не смогут превзойти потенциальную эффективность использования ресурсов, которая обусловлена техническими и технологическими характеристиками действующего производственного аппарата.

Таким образом, для объективной оценки эффективности уп­равления производством необходимо учитывать всю гамму факто­ров повышения эффективности производства, как на уровне ры­ночной конъюнктуры, так и на уровне эффективности использо­вания производственного потенциала предприятия.

Выдвигая на передний план управленческой деятельности про­блему повышения эффективности производства, управления про­изводством, решают важную макроэкономическую задачу: систе­ма управления ориентируется на удовлетворение конкретных по­требностей потребителей в продукции отечественных товаропро­изводителей в рамках общественно необходимых затрат. На повестку дня финансово-экономической деятельности предприятий встают вопросы повышения отдачи производственных ресурсов, уровня производительности труда, а не механическое увеличение массы прибыли за счет повышения цены, как это имеет место в настоя­щее время.

Представляет интерес соотношение темпов экономического ро­ста по основным его факторам — рыночным и производственным. Между ними существуют значительные противоречия, обусловлен­ные различиями между макроэкономическими и микроэкономи­ческими интересами, развитием производства за счет роста тех­нических и технологических факторов и ростом ценового компо­нента товара, техническим вооружением труда и динамикой при­были. Однако приоритетными направлениями экономического роста должны стать повышение производительности труда, качества про­дукции, снижение общественно необходимых затрат на произво­димую продукцию.

Эффективность производства является макроэкономической ка­тегорией. Она должна быть встроена в систему управления на уровне микроэкономики как ее органическая составная часть, которая усиливает функции стабилизации и развития хозяйствующих субъектов. Очевидно, что без создания специальных институтов, в том числе институтов принуждения, стимулирующих хозяйствую­щих субъектов к повышению эффективности производства, дан­ную проблему решить невозможно. На это должны быть направле­ны налоговая политика, политика ценообразования, денежно-кре­дитная и финансовая политика, другие рычаги управления.

Крайне важно в условиях спада производства, безработицы най­ти экономические рычаги управления, нацеленные на рост про­изводства, снижение затрат. В стране простаивают производствен­ные мощности в огромных масштабах, не задействованы рычаги, которые могли бы их реанимировать. Эти мощности можно возро­дить, если проводить определенную налоговую политику, предос­тавлять этим предприятиям льготные кредиты и т.д.

Институциональные преобразования должны стать мощным ка­тализатором повышения эффективности управления производством.

Экономическое содержание развития производства отчетливо выражается в динамике общественно необходимых затрат в расче­те на единицу полезного эффекта. В свою очередь показатели при­были, рентабельности в значительной мере зависят от динамики общественно необходимых затрат. С точки зрения формальной ло­гики может показаться, что задача стимулирования развития про­изводства автоматически решается за счет повышения темпов ро­ста прибыли, рентабельности. Однако это только на первый взгляд. При ближайшем рассмотрении оказывается, что задача развития производства значительно сложнее, чем задача повышения тем­пов роста прибыли и рентабельности. Повышение темпов роста прибыли в условиях отсутствия конкурентоспособного рынка на­блюдается при низком технико-экономическом уровне производ­ства, уровне производительности труда и качестве продукции.

Точка зрения экономистов, связывающих стимулирование раз­вития производства с уровнем прибыли предприятия, является од­носторонней. Эти вопросы нельзя рассматривать вне связи тех про­тиворечий, которые складываются в экономических отношениях в народном хозяйстве, без учета специфики формирования рыноч­ных отношений в стране.

Прибыль выражает экономические интересы предприятия. Из­ложенное выше не означает умаления ее роли в хозяйственном механизме управления. Без удовлетворения экономических инте­ресов предприятия невозможно реализовать народнохозяйственные интересы. Однако без удовлетворения народнохозяйственных-ин­тересов немыслимо повышение эффективности производства на уровне макроэкономики, целостной системы народного хозяйства.

В теоретическом плане при рассмотрении иерархической струк­туры управления производством важно учесть одно свойство эко­номической системы — неполноту информации.

Качественную характеристику неполноты информации дал из­вестный математик и философ из Австрии К. Гедель еще в 1931 г. Первая теорема Геделя заключается в следующем: «Для любой си­стемы А не все истинные положения доказуемы в пределах А». Дру­гими словами, понятие истинности шире, чем понятие доказуе­мости в любой формальной конкретной системе. Отсюда выводит­ся вторая теорема Геделя о неполноте, которая утверждает, что «непротиворечивость формальной системы А нельзя доказать сред­ствами этой системы» [9,16].

Какое отношение имеет теорема К.Геделя к экономической науке?

Как видно из его теорем, нельзя обосновать непротиворечивость систем, если не апеллировать к более общей системе, не выходя за пределы данной аксиоматизированной системы. Следовательно, в рамках экономической системы предприятия невозможно обо­сновать ее целевую функцию, если не учитывать требования сис­темы более высокого уровня — народного хозяйства. В противном случае народнохозяйственные потери неминуемы.

В системе иерархии целей прибыль занимает подчиненное мес­то по сравнению с целевой функцией социально-экономической системы народного хозяйства, сущность которой сводится к удов­летворению потребностей членов общества с наименьшими обще­ственно необходимыми затратами материальных, финансовых, тру­довых, природных ресурсов в расчете на единицу полезного эф­фекта. Такая постановка вопроса означает, что прибыль является благом для общества только в том случае, когда она выступает следствием удовлетворения как макроэкономических, так и мик­роэкономических интересов.

Изложенное выше означает, что увеличение прибыли необхо­димо увязать с повышением качественных характеристик эффек­тивности производства. Речь идет в первую очередь о необходимо­сти снижения себестоимости, повышения качества продукции, производительности труда, фондоотдачи, что адекватно отража­ется в снижении общественно необходимых затрат на единицу по­лезного эффекта.

Все экономические реформы, включая последнюю, приводи­ли к замедлению темпов развития производства. Это происходило потому, что экономический механизм управления имел и имеет до сих пор затратный характер. Регулирование общественно необ­ходимых затрат так и не стало основой экономической политики. Эта политика не включает основополагающие ориентиры дости­жения конкурентоспособного рынка — снижение общественно не­обходимых затрат, удешевление продукции на единицу полезного эффекта.

В связи с указанными обстоятельствами предприятия заинтере­сованы в завышении цен на производимую продукцию, игнори­руют последние достижения науки и техники, которые облегчают конструкцию, удешевляют производимую продукцию. Очень час­то предприятиям выгоден выпуск материалоемкой, трудоемкой, фондоемкой продукции. Иначе говоря, логика функционирования действующего экономического механизма управления направлена на торможение развития производства.

В чем дело? Почему развитие производства не находит адекват­ного отражения в реальной хозяйственной жизни? Почему при воз­растании темпов роста прибыли, объема реализации вопросы ин­тенсификации производства отодвигаются на задний план? При­чины такого положения имеют методологическое содержание, которое до сих пор не до конца раскрыто в экономической лите­ратуре. Отметим лишь одну из важнейших проблем управления про­изводством: между контурами управления макроэкономикой и мик­роэкономикой отсутствует эффективная цепь взаимосвязи и взаи­модействия. В настоящее время эти контуры функционируют параллельно, не стыкуясь.

Следовательно, в действующем экономическом механизме уп­равления повышение эффективности производства не является предпосылкой реализации народнохозяйственных интересов. При­чины недостаточной взаимосвязи между народнохозяйственными интересами и интересами предприятия разные. До сих пор в сис­теме экономического управления нет четкого разделения функций органов управления, которые отражали бы специфику структуры экономических интересов. Отсутствует организационная целостная система, которая идентифицировала бы народнохозяйственные и национальные экономические интересы и несла бы за это эконо­мическую ответственность. Макроэкономические интересы пред­ставлены в виде абстрагированных рекомендаций вышестоящих органов нижестоящим. Разрозненные государственные органы уп­равления не представляют собой целостную систему управления, вступившую в экономические отношения с самостоятельными предприятиями с разными формами собственности.

В этой ситуации предприятия в основном заняты реализацией своих текущих интересов, которые «берут верх» над перспектив­ными национальными интересами. Таким образом, четко вырисо­вывается картина, когда макроэкономические и микроэкономи­ческие контуры управления «не понимают» друг друга, «язык об­щения» у них остается разным.

Сущность функционирования целостной системы заключается в том, что она интегрирует отдельные, локальные задачи в еди­ную целевую установку, реализует ее. Однако интеграция усилий отдельных подсистем не может достигаться автоматически. Отдель­ные подсистемы могут усилить функции целостной системы толь­ко тогда, когда такое усиление является предпосылкой развития собственной структуры, ее локальных функций,

В данной формулировке просматривается необходимость цело­стного подхода к процессу управления в народном хозяйстве. Це­лостная система — народное хозяйство — может развиваться лишь тогда, когда предприятия выполняют функции стабилизации и раз­вития системы более высокого порядка, что в свою очередь дол­жно стать условием развития ее подсистем.

Все это говорит о том, что недостаточно развивать хозяйствен­ный механизм только с точки зрения совершенствования, микро­экономических методов управления в отрыве от совершенствова­ния тех функций, которые выражают макроэкономические инте­ресы. Следует развивать функции народнохозяйственного, государ­ственного управления, которые являются носителями нацио­нальных интересов. Но и этого недостаточно. Необходимо решить проблему совместимости макроэкономических и микроэкономичес­ких интересов. В этом сущность институционального качества сис­темы управления народным хозяйством.

Исходя из этого, постановка вопроса о создании нерегулируе­мого рыночного механизма без учета макроэкономических инте­ресов является неправомерной по определению свойства иерархич­ности экономических систем.

В согласовании макроэкономических и микроэкономических интересов главную роль играет ценообразование. В динамике цен должен найти выражение антизатратный характер экономическо­го механизма управления. Если экономический механизм основан на моделях, которые не учитывают динамику роста затрат, то по­казатели прибыли и рентабельности не могут выполнять роль сти­муляторов научно-технического развития производства.

Стимулирующая функция прибыли в отношении развития про­изводства, его интенсификации проявляется только тогда, когда она отражает объективную динамику снижения общественно не­обходимых затрат, когда последние становятся центром притяже­ния цен на производимую продукцию. В таких условиях увеличи­вается масса производимой продукции и снижается себестоимость продукции.

Очевидно, что цена продукции при этом не может автомати­чески совпадать с общественно необходимыми затратами, она мо­жет отклоняться как в ту, так и в другую сторону от ОНЗТ, но эти колебания должны носить в условиях рынка тактический ха-. рактер. Стратегией же ценообразования дложно стать обеспечение движения к ОНЗТ.

Длительность процесса формирования равновесия между спро­сом и предложением может быть объектом сознательного регули­рования. Поскольку у рынка свои законы и закономерности, не­обходимо знать предпосылки их формирования. В противном слу­чае общество рискует попасть под влияние рыночной стихии, что приведет к большим народнохозяйственным потерям.

Экономисты, которые настаивают на развитии «свободных» рыночных отношений, упускают из виду, что каждому этапу раз­вития производственных сил соответствует определенный уровень развития рыночных отношений. При многоукладное™ обществен­ных отношений на стадии первоначального накопления капита­ла, когда в производстве преобладали мелкие хозяйства и практи­чески отсутствовал развитый в техническом отношении производ­ственный аппарат, когда перемещение капитала из одной отрас­ли в другую не носило всеобщего характера, рыночный механизм функционировал стихийно. В формировании производственной структуры преобладала функциональная дифференциация произ­водства, рыночные отношения имели адекватные общественным отношениям форму и содержание.

С прогрессом технического базиса производства, в процессе кон­центрации, специализации, комбинации, кооперации производств развиваются и рыночные отношения. Развитие производственной структуры на определенном уровне не находит соответствующую организационную основу в рамках функциональной дифференци­ации производства. В недрах производства зарождаются интеграци­онные процессы, которые требуют более развитого механизма ры­ночных отношений. Это подразумевает ограничение стихийного характера рынка, придание рынку регулируемого характера. Боль­шое значение приобретают такие экономические рычаги управле­ния, как налоги, кредиты, ставка банковского процента, льготы и др.

Рынок является самым совершенным средством связи между производителем и потребителем только тогда, когда он способству­ет повышению эффективности производства, качества продукции. Это означает, что затраты у производителя и потребителя новой техники всегда должны быть меньше, чем совокупный эффект у потребителя, где проявляется эффективность НТРП.

В условиях неразвитой рыночной производственной структуры и при отсутствии дееспособной конкуренции нужны органы, ко­торые регулировали бы процессы взаимосвязи интересов макро­экономики и микроэкономики.

Несинхронность взаимодействия макроэкономических и микро­экономических интересов снижает эффективность системы управ­ления, замедляет темпы научно-технического прогресса. С точки зрения интересов повышения эффективности системы управления, необходимо создание «блока синхронизации» макроэкономических и микроэкономических интересов. Основная функция такого бло­ка — совместить указанные интересы. «Блок синхронизации» пред­ставляет собой информационную экономико-математическую мо­дель, в которой аргументом выступают народнохозяйственные фак­торы, а функцией является рост прибыли (дохода):

П = Г (Л',, Х2,..., Хп) шах,

где П — прибыль (доход);

Л',, Х2,..., Хп— факторы, отражающие народнохозяйственные интересы.

Положение, когда информация верхнего уровня управления непонятна для нижних уровней управления, давно привлекает вни­мание ученых-экономистов.

Известный английский экономист С. Бир сформулировал прин­цип кибернетики — принцип внешнего дополнения [6]. Сущность этого принципа заключается в том, что в сложных системах управ­ления между управляющей системой и объектом управления необ­
ходимым становится наличие встречного блока — «черного ящи­ка», при помощи которого происходит согласование целей верхне­го уровня с нижним уровнем управления (рис. 17). С. Бир указывает на необходимость встречного блока внешнего дополнения из-за неполноты информации управляющей системы, которая возника­ет при различных возмущениях. Без блока внешнего дополнения управленческая ситуация осложняется, так как между управляю­щей и управляемой системами существует обычный канал обрат­ной связи, который не предусматривает работу в режиме разно­направленных целей двух уровней иерархии. Изначально в системе управления подразумевается совпадение целей верхнего уровня с целями нижнего уровня. Однако такого механического совпадения целей разных уровней управления не наблюдается в экономических отношениях. По этой причине необходимо, чтобы в хозяйственном механизме управления присутствовал «блок синхронизации» инте­ресов макроэкономики с интересами микроэкономики.

Рис. 17. Управление производством в условиях принципа действия «блока синхронизации» (принципа внешнего дополнения)


В

Первый уровень


Основная функция этого блока заключается в том, чтобы дове­сти до предприятий интересы народного хозяйства, т.е. преодолеть
неполноту языка управления в системе управления производством, совместить макроэкономические интересы с интересами отдельных предприятий. Схема взаимосвязи макроэкономических и микроэко­номических интересов производства представлена на рис. 18.

Каков же состав элементов «блока синхронизации»? В роли эле­ментов данного блока могут выступать как экономические, так и организационные факторы, которые создают предпосылки увязки экономических интересов на разных уровнях иерархии управления. Эти элементы могут иметь как организационное, так и экономи­ческое содержание. Например, аренда, акционерное общество ха­рактеризуют организационные элементы этого блока. Из элемен­тов «блока синхронизации» необходимо выделить два — налогооб­ложение и ценообразование, которые имеют особое экономичес­кое значение для развития производства.

Влияние налогообложения на прибыль огромно. Оно может ре­гулировать соотношение темпов экстенсивного и интенсивного раз­вития, ограничить инфляционные процессы в народном хозяйстве и др. Однако самое главное: налогообложение может быть мощ­ным инструментом развития производства, что недооценивается в настоящее время.

В согласовании макроэкономических и микроэкономических интересов проявляется институциональное свойство целостных эко­номических систем. Становится очевидным, что целостность и ин- ституциональность — органически взаимосвязанные и взаимообус­ловленные свойства этих систем. Институциональность (согласован­ность интересов разных уровней управления) связывает внутрен­нюю структуру целостных образований и повышает их организа­ционный уровень. Более того, институциональность повышает их

Рис. 18.Схема взаимосвязи макроэкономических и микроэкономических

интересов


устойчивость и надежность функционирования, создает объектив­ную основу их развития.

Уровень целостности системы управления народным хозяйством определяется эффективностью создания и функционирования ин­ститутов, ориентированных на повышение эффективности управ­ления, экономический рост, реализацию национальных интересов.

На сегодняшнем этапе реформирования экономики на передний план управления народным хозяйством выдвигаются проблемы пре­одоления кризиса. Бездействует значительная часть производствен­ного потенциала, парализована инвестиционная и инновационная активность.

Особую тревогу вызывает неразработанность методологических проблем формирования устойчивых организационных структур уп­равления в условиях рыночной экономики. Часто игнорируется тот очевидный факт, что системы управления производством по об­щим системным характеристикам мало отличаются друг от друга независимо от их размера, месторасположения, технологического содержания. Учет специфики систем управления на разных уров­нях иерархии управления ведет к игнорированию системообразу­ющих признаков, в том числе системообразующего значения го­сударственной собственности для системы управления народным хозяйством.

Упускается из виду, что система управления народным хозяй­ством является разновидностью систем, для которых ресурсное са­мообеспечение является условием нормального функционирования и развития.

До сих пор мало внимания уделяется развитию реального со­держания государственной собственности в таких жизнеобеспечи­вающих отраслях, как энергетика, нефтяная, угольная промыш­ленность, транспорт, связь и др. Проводится активная работа для передачи в частную собственность генерирующих мощностей энер­гетики. Государство постепенно теряет рычаги управления энерге­тической отраслью, уже утратило их в нефтяной промышленнос­ти, в других отраслях.

Распространенной стала точка зрения, согласно которой народ­ное хозяйство в условиях экономической реформы не может быть целостной экономической системой, тем самым, понятие «народ­нохозяйственный комплекс» потеряло свое значение. Для обосно­вания выдвинутого тезиса авторы указывают на собственность, ее разнообразные формы. На наш взгляд, такая точка зрения ничего общего не имеет с реальным содержанием государственной сис­темы управления, необходимостью обеспечения экономической, оборонной, социальной, экологической, политической безопас­ности страны.

Разнообразие форм собственности является важнейшей при­чиной консолидации компонентов системы управления народным хозяйством. Оно не может быть причиной снижения, тем более потери целостности системы управления. По своей экономичес­кой природе разнообразие форм собственности должно повышать, а не снижать уровень эффективности системы управления. Сле­дует также иметь в виду, что основным элементом целостности системы управления народным хозяйством являются люди, граж­дане страны, налогоплательщики, занятые на предприятиях раз­ных форм собственности, благодаря которым и ради которых функционирует и развивается вся система общественных отно­шений в стране.

Разные формы собственности в структуре системы управления народным хозяйством должны находить реальное пространство для своего развития. Государство защищает все виды собственности от посягательства, обеспечивает условия функционирования и разви­тия производства, входит в деловые контакты с хозяйствующими субъектами, разрабатывает законодательные акты, правила веде­ния финансово-экономической, хозяйственной деятельности. В свою очередь финансовая система страны сама основана на разнообра­зии форм собственности, на налоговой политике, в которой про­зрачно отражаются экономические отношения налогоплательщи­ков и государства.

Таким образом, нет и не может быть полной изоляции хозяй­ствующих субъектов от системы управления народным хозяйством и наоборот. Взаимная их ответственность и обязанность — вот ре­альная предпосылка формирования единства экономических ин­тересов по всей структуре иерархии управления народным хозяй­ством. Сущность институциональных отношений как раз в том и заключается, что они ориентированы на преодоление неполноты информации, неопределенности и возникших противоречий в си­стеме управления между интересами макро- и микроэкономики.

В вопросах соотношения государственной и частной собствен­ности много методологической путаницы и неразберихи. За фаса­дом теоретических дискуссий государственная собственность раз­рушается на глазах у шокированной общественности. Без ресурс­ного обеспечения остается государственная «машина управления». Чтобы ярче представить результаты такой экономической полити­ки, приведем в общем-то грубое сравнение. Что представляют со­бой такие разновидности машин (систем), как самолет, автомо­биль и другие без ресурсного обеспечения? Ответ однозначен — груду металла. В такой же безжизненный механизм превратится го­сударство без наличия значительной государственной собственно­сти на жизнеобеспечивающие ресурсы. Что касается вопросов со­отношения разных форм собственности на эти ресурсы, то можно сказать, что это дело стратегии и тактики экономической поли­тики. Однако диалектика соотношения целого и частей на пере­дний план выдвигает целое. Части должны адаптироваться к усло­виям развития целого. В этом заключается всеобщая закономерность развития мировой цивилизации.

Большие потенциальные возможности преодоления кризиса в народном хозяйстве заложены в методологии формирования и раз­вития целостных экономических систем (ЦЭС), которые основа­ны на практическом применении результатов познания системных свойств экономики на любом уровне иерархии управления — от рабочего места до народного хозяйства в целом.

Выдвижение на первый план финансовых ресурсов в процессе становления, функционирования и развития экономических сис­тем имеет объективный характер. Финансовые ресурсы имеют си­стемообразующее значение. Именно на их основе происходит кру­гооборот капитала, они являются первопричиной непрерывности воспроизводственных процессов, условием сохранения жизнеспо­собности экономической системы. В предлагаемом определении сле­дует подчеркнуть особое значение собственности на финансовые ресурсы. Реальная самостоятельность любого предприятия опреде­ляется способностью осуществления воспроизводственных процес­сов за счет собственных финансовых ресурсов. Очевидно, что та­кая постановка вопроса не отрицает важность заемных средств, однако существуют границы, которые определяют соотношение размеров собственного и заемного капитала. Эти границы в опре­деленной мере условны и подвижны. Динамика этого соотноше­ния в конечном итоге определяет финансовую устойчивость пред­приятия, его способность надежного функционирования и разви­тия производства.

Сущность ЦЭС заключается и том, что она независима в фи­нансовом отношении от внешних условий при решении проблем интенсификации производства. Она является не только самовос­производящейся, но и саморазвивающейся системой и, следова­тельно, наиболее адаптивной, гибкой, зрелой формой экономи­ческих систем.

Особенностью ЦЭС является наличие всеобщих системных свойств, признаков, характеристик. ЦЭС — это малое предприя­тие или транснациональная компания, маленький город или на­родное хозяйство в целом.

Специфической чертой развития целостных систем выступает постоянная трансформация их структур. Они постоянно генериру­ют новые части, которые на первых этапах своего развития уси­ливают функции целостной системы. Однако в процессе своего раз­вития части целого становятся автономными, приобретают новые качества, которые все в меньшей мере способствуют развитию це­лостной системы, так как во все большей мере развивают собствен­ные функции. На определенном этапе своего развития наиболее развитые части целого отделяются от своей первоначальной осно­вы и начинают функционировать самостоятельно. Однако такое от­деление не происходит автоматически. Части целого для самосто­ятельного функционирования должны созреть, обрести новое свой­ство самостоятельного самовоспроизводства.

Отделение частей от целого не имеет абсолютного содержа­ния. Части могут интегрироваться с материнской целостной сис­темой и трансформироваться вместе с ней в целое нового каче­ства, имеющее новую атрибутику, отличную от предыдущих фор­мообразований.

На современном этапе развития экономической реформы наи­больший интерес представляет анализ государственной системы уп­равления народным хозяйством, который по определению должен иметь целостный характер. Становится возможным проследить за динамикой развития народного хозяйства в условиях рыночных от­ношений, управление которым должно осуществляться в соответ­ствии с общими признаками ЦЭС, но с обязательным учетом спе­цифики государственной системы управления. С этой точки зрения, в первую очередь необходим анализ подсистемы целеполагания эко­номической реформы. Как известно, управление и целеполагание органически связаны друг с другом. Понятие управления непосред­ственно связано с переводом системы из одного состояния в дру­гое, координаты которого присутствуют в блоке целеполагания.

Пренебрежительное отношение к научным выводам, к науке в целом является характерной чертой современной хозяйственной практики. Следует также отметить распространенное заблуждение отдельных ученых-экономистов о том, что «невидимая рука рын­ка расставит все на свои места». Рыночные отношения являются частью общественных отношений и не могут функционировать и развиваться без институциональных ограничений, в которых пре­валируют макроэкономические интересы. Определение целей сис­темы управления, выделение ее стратегических и тактических за­дач — это не только формальная задача. Наличие целей организу­ет систему, инициирует ее целенаправленное движение и наобо­рот. Нет общей цели — нет и координированного и субординиро­ванного к ней движения.

Следует иметь в виду, что целеполагание непосредственно свя­зано с ресурсным обеспечением-экономических систем. Развитие системы любого вида подразумевает ее ресурсное обеспечение. Оно определяет динамику развития системы, ее характер, точки пере­хода от одного состояния в другое.

Очевидно, что государственная система управления народным хозяйством в обязательном порядке должна иметь не только под­систему целеполагания, но и подсистему ресурсного обеспечения. Государственная собственность на производственные и природные ресурсы придает государственной системе управления целостный характер. Однако из определения ЦЭС вытекает то неоспоримое положение, что государственная собственность должна при этом иметь определенные количественные характеристики. Она должна быть достаточной для систематического возобновления воспроиз­водственных процессов интенсивного содержания. Такая постановка вопроса означает, что собственный капитал государства, равно как и собственный капитал любого хозяйствующего субъекта, требует четкой системы организации планирования, прогнозирования уче­та, отчетности, контроля анализа. Отсюда видно, что наличие го­сударственной собственности в размерах, придающих государствен­ной системе управления целостный характер, является не идеоло­гической догмой, а реальным экономическим требованием. Такие финансово-экономические категории, как финансовая независи­мость, финансовая автономность, соотношение собственного ка­питала и заемных средств, финансовая устойчивость и другие ха­рактеризуют экономическую систему на любом уровне иерархии управления вплоть до уровня народного хозяйства.

Такой вывод является неожиданным для «теоретиков», кото­рые до сих пор охвачены идеей избавиться от государственной соб­ственности для повышения эффективности развития народного хозяйства. Абсурдность таких стремлений становится наиболее оче­видной в ситуациях, когда снижается объем государственной соб­ственности и увеличивается объем заемных средств. Как правило, хозяйствующий субъект в таких случаях теряет экономическую не­зависимость и оказывается под влиянием внешних, неуправляе­мых факторов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Оппоненты могут возражать: «Разве государство является хозяй­ствующим субъектом, чтобы применить к нему выводы, пригод­ные для обычных экономических систем»? Огромный недостаток действующей системы управления как раз в том и заключается, что до сих пор государство не выступает в реальных рыночных от­ношениях как заинтересованный хозяйствующий субъект, имею­щий собственные экономические интересы. До сих пор государ­ственные интересы размыты, не имеют четкой текущей направ­ленности и долгосрочной перспективы. Государственная система управления функционирует вяло, индифферентно. Она не умно­жает государственную собственность для обеспечения интенсивного расширенного воспроизводства, а избавляется от нее, шаг за ша­гом теряя позиции.

Государственное управление целостным народным хозяйствен­ным комплексом подразумевает, что оно несет полную ответствен­ность за его функционирование и развитие. Однако такая ответ­ственность реально может быть обеспечена только тогда, когда го­сударственное управление превалирует в отношении жизнеобеспе­чивающих подсистем: ТЭК, транспорта, связи, инфбрмационной, финансово-кредитной системы, природных ресурсов.

Абсурдной является ситуация, когда жизнеобеспечивающие ре­сурсы народного хозяйства находятся вне рамок государственной собственности. Такая экономическая система нежизнеспособна по определению, не может «претендовать» на статус целостной и легко может поддаваться разрушительным воздействиям как внешнего, так и внутреннего характера.

Эффективность государственного управления во многом зави­сит от состава объекта управления, структуры и функций его ча­стей. Если число основных компонентов превышает 10—12, каче­ство управления резко снижается. Это подтверждается практикой хозяйствования нашей страны. В России исторически сложилось 10—12 региональных целостных экономических систем, которые и должны стать основой формирования укрупненных субъектов управления.

Однако формирование РЦЭС является необходимым, но недо­статочным условием организации целостной системы управления народным хозяйством. Нужны факторы, которые интегрировали бы самодостаточные РЦЭС в единую систему. Они объективно могут существовать в регионах в виде государственных жизнеобеспечи­вающих организационных форм управления. Наличие в регионах государственных концернов, компаний, консорциумов, ФПГ и других предприятий государственного сектора не исключает, а под­разумевает развитие других форм собственности. Разнообразие форм собственности станет основой развития рыночных отношений в регионах. Системообразующее значение государственной собствен­ности проявляется в том, что она пронизывает всю ресурсную часть народного хозяйства и придает ей макроэкономический характер.

Таким образом, государственная собственность выступает как важнейший фактор интеграции регионов народнохозяйственного комплекса страны. Она способствует развитию межрегиональных и внутрирегиональных связей. Чем теснее связаны компоненты на­роднохозяйственного комплекса региона, тем выше его целостность и, соответственно, эффективность управления.

Нельзя не отметить значение совершенствования системы об­ратных связей при сокращении количества объектов управления в народном хозяйстве. При существующей схеме управления эффек­тивная обратная связь между центром и субъектами Федерации практически отсутствует. Положение резко изменится, если зара­ботает предлагаемая схема управления по укрупнению субъектов Федерации.

Теория целостности системы управления народным хозяйством позволит совершенно иначе посмотреть на многие экономические проблемы, чем это принято в настоящее время. Требует критичес­кого отношения концепция о государственном регулировании ры­ночной экономики. Функция регулирования недостаточно полно отражает сущность государственного подхода к процессам управ­ления, так как является одной из функций системы управления. Очевидно, что воздействие государства на объект управления — народное хозяйство — не может иметь в своей основе лишь одну из функций управления.

Согласно теории целостности экономических систем для управ­ления государственной системой необходимо наличие всех функ­ций управления, в том числе и регулирования. Нельзя управлять государством, не имея четких текущих, среднесрочных, долгосроч­ных планов, разнообразных форм, методов, функций структуры управления. Но что самое главное — нельзя управлять государством без достаточной величины государственной собственности на про­изводственные и природные ресурсы.

Утверждение в государственной практике категории «государствен­ное управление» экономикой дает возможность представить во всей полноте целостную систему государственного управления. В резуль­тате появляется возможность определить место рыночных отноше­ний в системе государственного управления. Они являются лишь ча­стью государственной целостной системы управления и их важней­шая функция — обеспечение ее надежности, устойчивости, функ­ционирования и развития. Иначе говоря, рыночные отношения как составная часть общественных отношений могут развиваться только по законам включающей системы. В противном случае их развитие носит иллюзорный характер. Если рынок как включенная система не способствует усилению функций материнской системы, а наоборот ослабляет их, рано или поздно он разрушится вместе с ней.

В данной главе не ставилась задача разработки конкретных ме­роприятий по организационному обеспечению целостности сис­темы управления народным хозяйством. Излагая общие проблемы ее организационного развития, необходимо учитывать и другие ас­пекты управления: налоговую, финансово-кредитную политику, политику ценообразования, структурную политику, политику со­циального развития и др. Однако без формирования общей орга­низационной системы управления народным хозяйством невозмож­но решать сложный клубок экономических противоречий в усло­виях все более углубляющегося кризиса.

<< | >>
Источник: Под рук. акад. Д. С. Львова. Институциональная экономика: Учеб. пособие — М.: ИНФРА-М, — 318 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2001

Еще по теме 9.3. Повышение эффективности управления — основной ориентир институциональных преобразований:

  1. § 2. Ориентиры институциональной трансформации
  2. Эффективность управления налогами х Эффективность контроля за расходами х Эффективность управления активами х х Эффективность управления ресурсами.
  3. СИСТЕМНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  4. 9. СИСТЕМНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  5. 1.4. Основные показатели эффективности управления стоимостью
  6. 3. Повышение эффективности налогообложения
  7. 7.2. модель институциональных изменений норта 7.2.1. основные источники институциональных изменений
  8. 6.3. Повышение эффективности труда: проблемы, методы
  9. § 1. Сущность проблемы повышения экономической эффективности инвестиций
  10. 39. ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФИНАНСОВЫХ РЫЧАГОВ И СТИМУЛОВ
  11. 7.3.3. ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ЗНАНИЙ
  12. 8.3. Факторы повышения эффективности делового общения