<<
>>

7.3. Перспективы развития корпоративных структур в России

В экономике России к настоящему времени сформировался пусть неэффективный, но реально существующий корпоративный сек­тор. Если стратегическая цель (одна из целей) младореформато- ров заключалась в этом, то ее можно считать достигнутой.
Что де­лать: остановиться на этом или нацелить «предпринимательские» корпорации на их трансформацию в «общественные»? Мы исхо­дим из того, что для России наиболее приемлемым является ори­ентация корпораций на их превращение из «предпринимательских» в «общественные». Последние могут стать фундаментом для пост­роения в России, пользуясь терминологией академика В.Л. Мака­рова, терпимого корпоративного общества, обеспечивающего вы­сокое качество жизни не только для избранных, но и для всех чле­нов общества.

Превращение «предпринимательских» корпораций в реально действующие «общественные» корпорации может произойти только в случае сознательных действий со стороны лиц, принимающих и ответственных за реализацию решений как на микро-, так и на макроуровне. В этой связи укажем на ряд проблем, без решения которые перспективы развития корпоративных структур в России будут плачевными: 1) управленческая корпорация, 2) стратеги­ческий менеджмент; 3) принуждение менеджеров к исполнению норм корпоративного права.

Перспективы решения проблемы управленческой корпорации и дис­креционного поведения менеджеров. Понятие «управленческая кор­порация», как было сказано выше, возникло в 30-х годах XX в., когда отделение управления от собственности стало общепризнан­ным фактом. Этим понятием обозначают предприятия, в которых интересы управленцев доминируют над интересами акционеров. Классическим трудом по управленческой корпорации является ра­бота А.Берли и Г.Минза «Современная корпорация и частная соб­ственность» [13].

Теории и модели управленческой корпорации стали появлять­ся спустя три десятилетия после указанной пионерной работы; в них помимо идей, восходящих к Берли и Минзу, были использо­ваны идеи Веблена, Шумпетера, Пенроуза, Гэлбрейта и др.

Зна­чительный вклад в разработку формального описания поведения управленческой корпорации внесли три исследователя: У. Баумоль [11, 12], Р. Маррис [19] и О. Уильямсон [21-24].

Интерес к управленческой, корпорации объясняется тем, что современную российскую корпорацию также можно рассматривать в качестве управленческой. В пользу этого есть много свидетельств в литературе [3]. Однако российские — как государственные, так и частные акционерные управленческие предприятия имеют следую­щие отличия от западных. Во-первых, это почти полное отсутствие контроля над менеджментом со стороны акционеров и государства. Во-вторых, тесные взаимосвязи между менеджерами и их прежни­ми покровителями-чиновниками, объясняющиеся тем, что карье­ра менеджеров, жизнь и смерть фирмы, налоги, субсидии и кре­дит, цены и заработная плата, все финансовые «регуляторы», воз­действующие на процветание фирмы, зависят скорее от начальства, чем от результатов рыночной деятельности. В-третьих, высокая сте­пень коррупции и участие в погоне за рентой наряду с государ­ственными чиновниками также политической элиты и организо­ванной преступности.

В работах упомянутых авторов содержатся элементы, которые можно использовать для разработки модели, объясняющей поведе­ние предприятия. Однако они не рассматривают проблему с точки зрения максимизации управленческой полезности, когда выбор осу­ществляется между легальным и теневым источниками дискреци­онной прибыли. Последний момент является наиболее существен­ным для разработки модели российской управленческой корпорации.

Рассмотрим основные черты этой модели.

1. Отделение собственности от контроля. В России рядовые соб­ственники, как работающие, так и неработающие в данной кор­порации акционеры, не контролируют менеджмент. Остальные соб­ственники — это, как правило, сами менеджеры. Какая ипостась менеджера-акционера — наемный работник или хозяин-предпри­ниматель— возьмет над ним верх? Быстрое, ситуативное приоб­ретение собственности вряд ли сможет сразу же переродить чело­века, поэтому типичный менеджер-акционер в сегодняшней Рос­сии — это скорее менеджер, чем акционер, скорее временщик, думающий о собственной выгоде, чем хозяин, думающий о выго­де Предприятия.

Конечно, в долгосрочном плане подобное пове­дение менеджера-акционера может ухудшить его позиции как соб­ственника, но реальность такова, что о долгосрочных перспекти­вах своей корпорации мало кто задумывается. Большинство, не веря в будущее (и на то есть серьезные основания), живет и действует по принципу «после меня хоть потоп». И в соответствии с этим принципом переводит теневые доходы за рубеж.

2. Контроль над корпорацией. В отличие от условий развитых стран с классической управленческой корпорацией, где контроль со сто­роны государства (прежде всего налоговых органов) строго осу­ществляется (и в этом свой резон: государство гарантирует част­ную, коллективную, общественную собственность, стоит на страже интересов отечественного бизнеса, последний в свою очередь фи­нансирует государство для выполнения этих и других функций), в России корпорации всячески стараются уйти от контроля государ­ства, и это им в значительной степени удается — не без государ­ственного участия.

3. Дискреционное управление. В классической управленческой кор­порации оно осуществляется в интересах менеджеров (в ущерб ин­тересам акционеров); дискреционное управление, скажем, в Гер­мании, если и имеет место, то в интересах опять-таки менедже­ров (в ущерб акционерам и работникам); дискреционное управление в российской корпорации осуществляется в интересах менеджеров и связанных с ними специфических групп соучастни­ков дискреционного бизнеса: государственной бюрократии, поли­тической элиты, криминальных авторитетов (в ущерб акционерам, работникам и непосредственно государству, поскольку сокрытие доходов ведет к неполучению налогов).

4. Основная проблема для менеджеров классической управленчес­кой корпорации заключается в сокрытии дискреционных доходов от акционеров, для менеджеров российской корпорации — в со­крытии теневых доходов от государственных органов (акционеры практически не оказывают существенного влияния на российский менеджмент).

По предположению, корпорация представлена двумя группами: одна группа (менеджеры-акционеры) получает «теневой», скры­тый, необъявленный доход, который расходует по своему усмот­рению (его мы называем дискреционным доходом, по своей сути это комбинация управленческой и бюрократической ренты), дру­гая группа (работники-акционеры) такого дохода лишена.

Осталь­ные акционеры либо также получают часть дискреционного дохо­да (и поэтому они солидарны с менеджерами-акционерами), либо его не получают (поэтому они солидарны с работающими акцио­нерами). То же самое можно сказать о менеджерах и работниках, не являющихся акционерами. Первые солидарны с менеджерами- акционерами, ибо получают часть дискреционного дохода, вто­рые — с работниками-акционерами.

В данной модели менеджеры максимизируют свой чистый те­невой доход, который образуется за счет разницы теневого дохо­да (той части общей выручки от продаж, которую менеджеры су­мели скрыть от налоговых и проверяющих органов — это совокуп­ный дискреционный доход менеджера) и теневых издержек (затрат по поддержанию института сокрытия доходов — это расходы ме­неджеров в виде взяток, подношений, бюрократической ренты и т.п. чиновникам, политическим деятелям и криминальным авто­ритетам). Теневой доход и теневые издержки являются функция­ми от доли теневой части в общем объеме продаж и величины объема продаж. В модель вводятся два ограничения:

1. По налогам (части общей выручки, которую следует запла­тить в виде налогов. Мы исходим из того, что предприятиям спус­кается налоговый план — не будь этого плана, государство вооб­ще могло бы остаться без налогов, поскольку у предприятий не было бы засвеченной прибыли*; другое дело, что и эти запланиро­ванные налоги государство не может собирать).

2. По прибыли после уплаты налогов. Чем сильнее позиции ак­ционеров, тем выше может быть эта прибыль; иными словами, ак­ционеры признают, что корпорация управленческая, т.е. управле­ние дискреционное, в интересах менеджеров, поэтому ограничение на прибыль является со стороны акционеров защитным механиз­мом. В современной российской экономике с беспомощностью ря­довых и всесилием руководящих акционеров эта прибыль практи­чески равна нулю: ведь менеджеры-акционеры максимизируют свой чистый теневой доход, в частности, за счет рядовых акционеров. Они могут максимизировать свой доход также за счет снижения зара­ботной платы и/или несвоевременной ее уплаты (см. рис. 9).

Таким образом, российская корпорация представляет собой, во- первых, управленческую корпорацию, в том смысле, что менед­жеры, обладая реальной властью, могут и стремятся максимизи­ровать свою собственную управленческую полезность даже в ущерб интересам других соучастников бизнеса и прежде всего акционе­ров (в случае акционерных корпораций) и государства (в случае государственных корпораций) и, во- вторых, дуальную корпора­цию, т.е. действующую частично легально, а частью в тени.

Целевая функция — максимизация «теневой» прибыли. Дискре­ционные доходы менеджеров образуются за счет «светлой» и «тене­вой» дискреционной прибыли. Но эти два вида прибыли неравноз­начны. С первой прибыли, в случае, если она будет пущена менедже­рами исключительно на премии и надбавки себе, придется платить подоходный налог, в то время как со второй платить ничего не надо. Это упрощает задачу оптимизации прибыли. В официально показы­ваемой, «светлой» части своей деятельности фирме достаточно вый­ти на уровень безубыточности с учетом налоговых и других ограни­чений, далее деятельность фирмы ведется в «тени». Максимизация управленческой полезности сводится к максимизации «теневой» при­были, которой администрация фирмы может распоряжаться полно­стью по своему усмотрению, в данном контексте — на все 100% в личных целях без всяких налогов и отчислений.

«Светлая» прибыль определяется следующим образом:

Л1 = ~С1 ~Т1 ~ло = п1 ~С1 ~ ^ "«о = А " ОТ

где — «светлый» доход фирмы;

я — минимально приемлемый уровень прибыли.

Рис. 9. Модель российской корпорации: О,— кривая отраслевого спроса, О,— кривая спроса «светлой» продукции фир­мы, 05— кривая спроса «теневой» продукции фирмы, 0:— отраслевой спрос, О — общий объем продукции фирмы, О,— «светлый» объем продукции фирмы, 05 — «теневой» объем продукции фирмы, Р — цена продукции фирмы, МЯ,— предель­ный «светлый» доход фирмы, Я5 — «теневой» доход фирмы, — предельный «теневой» доход фирмы, С, — производственные «светлые» издержки фирмы, АС, — средние «светлые» издержки фирмы, С5— производственные «теневые» издерж­ки фирмы, МСа— предельные «теневые» издержки фирмы, ДС5 — средние «тене­вые» издержки фирмы, 7",— корпоративный «светлый» налог, АТ1 — удельный кор­поративный «светлый» налог, — корпоративный «теневой» налог, АТв — удель­ный корпоративный «теневой» налог

«Теневая» прибыль равна:

= я, - с3 - т„ = д,- с, - ш - С,) = (1 - у (Д, - С,),

где — дискреционная «теневая» прибыль фирмы; — налоговая «теневая» ставка.

Рассматриваемая фирма является доминирующей (господствую­щей) в отрасли, остальные фирмы в отрасли — это конкурентная периферия. Такой случай хорошо известен в неоклассической эко­номической теории как разновидность олигополии — «лидерство в ценах». Доминирующая фирма, будучи «диктующей цену», устанав­ливает цену (и количество) в соответствии с правилом максимиза­ции прибыли (равенство предельного дохода предельным издерж­кам), остальные фирмы «берут» эту цену и действуют как в условиях чистой конкуренции (им достаточно сравнять предельные издержки с этой ценой). Напомним, что кривая спроса фирмы в условиях чи­стой конкуренции — совершенно эластичная, в отличие от кривой отраслевого спроса, которая имеет обычный нисходящий характер.

Идея модели заключается в следующем: «светлая» часть фирмы ведет себя как доминирующая, «теневая» — как конкурентно пе­риферийная. В соответствии с неоклассической теорией «светлая» часть фирмы является «диктующей цену», а «теневая» — «согла­шающейся с ценой». Для максимизации управленческой полезно­сти необходимо выполнить два условия:

• приравнять «светлую» прибыль нулю с учетом ограничений на прибыль;

• максимизировать «теневую» прибыль с учетом ограничений.

Первое условие дает следующее:

к1=(1-11Щ-С1)-х0=0.

где Я/ — «светлый» доход фирмы; — налоговая «светлая» ставка;

щ — дискреционная «светлая» прибыль фирмы,

Отсюда

Пересечение средних «светлых» издержек с учетом ограниче­ний на прибыль с кривой спроса «светлой» части доминирующей фирмы определит цену и объем продукции, при которой достига­ется официально показываемая точка безубыточности. При этом

МЯ, > М С,,

где А/С, — предельные «светлые» издержки фирмы.

Для выполнения второго условия необходимо продифференци­ровать «теневую» прибыль и приравнять ее нулю. В результате по­лучится традиционная формула максимизации прибыли:

мс3 = мя3.

С учетом того, что предельный «теневой» доход в данном слу­чае равен цене, эта формула приобретает вид

МСЯ = = Р.

Точка пересечения предельных «теневых» издержек с кривой спроса для «теневой» части доминирующей фирмы определяет ве­личину объема производства а само «теневое» количество про­дукции определяется как разница общего и «светлого» выпусков:

На рис. 9 «теневая» прибыль показана заштрихованной облас­тью; это часть площади «теневого» прямоугольника доходов -01>Р за вычетом площади «теневого» прямоугольника расходов

«Теневая» деятельность обществу абсолютно невыгодна. При данной кривой спроса максимизация прибыли достигалась бы при Рт

<< | >>
Источник: Под рук. акад. Д. С. Львова. Институциональная экономика: Учеб. пособие — М.: ИНФРА-М, — 318 с. — (Серия «Высшее образование»).. 2001

Еще по теме 7.3. Перспективы развития корпоративных структур в России:

  1. Перспективы развития фондового рынка в России
  2. Перспективы развития инвестиционных банков в России
  3. 43. Перспективы развития таможенно-банковского контроля России
  4. 10.3. Перспективы развития инвестиционных банков в России
  5. § 2. Перспективы развития политической науки в России
  6. Глава 17.Перспективы развития электронной коммерции в России
  7. ГЛАВА 5 ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАЛОГОВОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ В РОССИИ
  8. § 3. Перспективы развития банковской системы в России в условиях антикризисных программ.
  9. 3.3. Корпоративные структуры и налоговое планирование ТНК 3.3.1. Корпоративные структуры ТНК
  10. 3. Перспективы гражданского общества в России.
  11. Перспективы современной России.
  12. Перспективы использования наркоанализа в России
  13. Перспективы совершенствования налоговой системы России
  14. ПриложениеСоциология в России: сравнительные исследования.Состояние и перспективы