Частные права собственности и «трагедия анти общедоступной собственности»

Частные права собственности могут затруднять использо­вание ресурсов в том случае, если этих прав слишком много и каждый из владельцев этих прав может исключать других лиц из пользования ресурсом. В этом случае возможно возникновение проблемы, которая является зеркальным отражением проблемы общедоступной собственности.
Эта проблема получила в лите­ратуре название «трагедия анти-общедоступной собственности» ("the tragedy of the anti-commons"). Идея принадлежит Михельману (1967), но популяризирована она была Хеллером и Эйзенбергом, которые впервые употребили само это понятие в статье, опубли­кованной, так же и статья Гардина, в журнале «Science» [Heller, Eisenbevg, 1998].

Эта проблема возникает, когда два или более собственника ресурса имеют право запретить друг другу пользоваться этим ре­сурсом, поэтому никто из собственников не может реализовать свое право использовать ресурс, следствием чего будет недоста­точное использование ресурса, а в самом крайнем случае ресурс вообще не будет использоваться. Недостаточное использование ресурса произойдет вследствие того, что лица, владеющие правом исключения, не полностью интернализируют внешние эффекты, возникающие при реализации ими своего права исключения дру­гих лиц. Эту ситуацию можно назвать «моделью вето».

Напомним, что собственность представляет собой пучок прав, в который входит право использовать ресурс и право исклю­чать других лиц из пользования ресурсом. В случае общедоступной собственности у совладельцев ресурса есть право пользования, а права исключать других лиц из пользования ресурсом — нет. В си­туации «антиобщедоступной собственности», наоборот, у совла­дельцев есть право исключать других лиц, а право использовать ограничено или вообще отсутствует [Vanneste et al, 2006].

Хеллер и Эйзенберг применили это понятие к исключитель­ному праву интеллектуальной собственности в области медико- биологических исследований. Они привлекли внимание к тому, что предоставление слишком большого числа патентов на доры- ночной стадии медико-биологических исследований может от­рицательно сказаться на следующей стадии — стадии создания продукции, которая может спасти жизни людей. Новая модель организации научных исследований, основанная на приватиза­ции и частной собственности, побуждает университеты и частные фирмы патентовать свои открытия, увеличивает частные инве­стиции, но затрудняет исследования на следующей стадии. Те, кто занимается дальнейшей разработкой идеи, сталкиваются с се­рьезными проблемами: чтобы создать новую продукцию и пред­ложить ее рынку, они должны получить лицензии у большого чис­ла владельцев патентов. Приватизация и введение частных прав использовались как средство решения проблем общедоступной собственности в этой сфере — когда результаты исследований на­ходятся в общем доступе, ни у кого не будет стимулов к инвести­циям в создание новых идей. Однако выбранный способ решения этой проблемы повел по ложному пути, приведшему общество к «трагедии антиобщедоступной собственности», которая является следствием того, что большое число собственников блокирует ис­следования в этой области.

Интересный пример неоптимального использования ресур­сов в ситуации, когда отдельные собственники прав могут накла­дывать вето, приводит Хеллер [Heller, 1998]. В 1994 году в Японии в местности под названием Кобе произошло разрушительное зем­летрясение. В Кобе действуют очень сложные и накладывающие­ся друг на друга права пользования собственностью. Эта сложная структура прав, при которой собственники земли, арендодатели, арендаторы и субарендаторы могут накладывать вето и помешать использованию ресурсов, возникла, частично, как следствие по­пыток защитить от выселения женщин, чьи мужья погибли во время Второй мировой войны. Эти накладывающиеся друг на друга права существуют до сих пор, как будто Япония находится в состоянии войны.

Другой причиной этой сложной структуры прав собственно­сти является практика деления собственности на здания и на зем­лю, на которой оно построено, на небольшие доли, каждая из ко­торых принадлежит разным людям. Для того чтобы предпринять что-либо в отношении этого актива, необходимо достичь согласия между мелкими собственниками, каждый из которых имеет право наложить вето. Выкупить эти права невозможно, потому что не­которые правомочия являются весьма неопределенными (напри­мер, права вдов). Власти не желают прибегать к судебному реше­нию проблемы. Трансакационные издержки достижения согласия при такой структуре прав очень велики, поэтому восстановление жилья после землетрясения в этой местности шло очень медлен­но. Через два года после стихийного бедствия 50 тыс. человек по- прежнему жили во временных убежищах, и 70% зданий было не отремонтировано или находилось в руинах. Для сравнения в Лос- Анджелесе, где приблизительно в это же время произошло сильное землетрясение, через два года жизнь вернулось в прежнее русло.

<< | >>
Источник: Одинцова М.И.. Институциональная экономика. М.: ГУ-ВШЭ, — 386 с.. 2007

Еще по теме Частные права собственности и «трагедия анти общедоступной собственности»:

  1. 3.4.3. частная собственность Преимущества режима частной собственности
  2. 3.4.1. Общедоступная собственность
  3. Частная собственность
  4. Частная собственность на средства производства
  5. РОЖДЕНИЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  6. 39. Понятие и объекты права собственности.
  7. Переход права собственности.
  8. 41. Защита права собственности
  9. 29. Понятие и формы права собственности на землю
  10. Права собственности
  11. 40. Приобретение и утрата права собственности.