<<
>>

3.2. МИРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ

Резкое возрастание мировых финансовых потоков бесспор­но — одно из важнейших явлений в современной мировой эко­номике. Масштабы этого весьма впечатляющи: перемещение денег только между наиболее развитыми странами мира превышает 500 млрд долл.
в день. В 2000 г. общий объем финансовых пото­ков во всем мире приблизился к 180 трлн долл. Для обслужива­ния этих операций используются новейшие системы связи и информации, что расширяет базу взаимодействия между финансо­выми рынками отдельных стран. Таким образом, мировые финан­совые потоки служат катализатором финансовой глобализации, а значит, и глобализации мирового хозяйства в целом. Переме­щение денег между странами в нынешних громадных размерах ведет к интеграции всех финансовых рынков, при которой зна­чительно укрепляются связи между отдельными сегментами миро­вого рынка и национальными рынками денег и капитала. В резуль­тате инвестор или заемщик, принимая решение, может сейчас рассматривать все финансовые рынки в мире как глобальное еди­ное целое, как разные звенья мировой финансовой системы.

Преимущества такого развития событий очевидны. Мировое хозяйство значительно расширило и укрепило потенциал финан­сирования экономических проектов (даже самых сложных и доро­гостоящих). В этом плане небывалая интенсификация меж- и надстранового движения денег является финансовым источником положительных, прогрессивных последствий глобализации миро­вого хозяйства.

Однако не в меньшей степени стремительные и очень масш­табные переливы денег на международном уровне способствуют дестабилизации экономики стран и регионов, приводят к острей­шим финансовым кризисам. В этом аспекте мировые потоки денег обусловливают очевидные отрицательные последствия гло­бализации мирового хозяйства.

Движение финансовых потоков в мире отличается очень вы­сокой скоростью.

Определенная часть мировых финансовых потоков связана с обслуживанием международного движения товаров и услуг, а так­же с прямыми зарубежными инвестициями капитала. Либерали­зация этой части перемещающихся по миру капиталов в разной форме оказалась эффективной и благоприятно сказалась на мно­гих национальных хозяйствах и системе мирохозяйственных связей в целом.

Однако существует и другая, более значительная часть этих денег, циркулирующих на наднациональном уровне. Это так называемые «быстрые капиталы», или «горячие деньги». К ним относятся:

краткосрочные банковские кредиты; портфельные инвестиции в акции;

краткосрочные вложения в ценные бумаги компаний (обли­гации, векселя).

Эти «горячие деньги», в больших масштабах курсирующие между странами, вследствие краткосрочности вложения (иногда на сутки или даже на несколько часов) слабо поддаются точной статистической оценке. Но во всяком случае, они в 2,5—3 раза больше по объему, чем долгосрочные формы движения капитала.

При любых признаках нестабильности «быстрые капиталы» покидают объекты инвестирования также быстро, как и приобре­таются при ажиотажном спросе. В результате все отчетливее проявляется хрупкость глобальной финансовой системы, от чего больше всего страдают страны с неокрепшей экономикой.

Неустойчивость мировой финансовой сферы впервые в усло­виях прогрессирующей глобализации проявилась в 1980-е гг.

в Латинской Америке. Бум внешнего краткосрочного кредитования и портфельных инвестиций привел к резкому росту внешней за­долженности Бразилии, Мексики, Аргентины, Венесуэлы. Выпла­ты по обслуживанию их долгов выросли в три с лишним раза. Стало очевидным, что отказ от выплаты долгов ставит под сомне­ние стабильность экономики развитых стран-кредиторов. Только огромными усилиями крупнейших коммерческих банков, МВФ и Всемирного банка эти долги были частично списаны, частично реструктурированы. Теснейшая взаимозависимость всех стран в финансовой сфере стала бесспорной.

В 1990-е гг. экономика стран Восточной Азии оказалась открытой и незащищенной перед международной финансовой системой. В 1997-1998 гг. разразился азиатский финансовый кризис. От него наиболее пострадали пять стран Восточной Азии с формирующимися рынками — Индонезия, Таиланд, Южная Корея, Малайзия, Филиппины. К полному финансовому хаосу в них привел целый ряд внутренних факторов: падение темпов экономического роста и объемов экспорта, длительный «перегрев» экономики, высокая внешняя задолженность и др. Но огромную роль сыграл массированный отток иностранных «быстрых капи­талов» при первых же признаках валютной дестабилизации.

В обстановке либерализации финансового рынка ряда стран АСЕАН туда с 1990 по 1996 г. направлялся спекулятивный ино­странный капитал в виде инвестиций в ценные бумаги и кредитов под эти цели. Прилив капитала в названные пять стран составлял в среднем в год более 6% от ВВП. Причем основной частью были «быстрые капиталы».

К июню 1997 г. в Индонезии, например, соотношение кратко­срочных долгов и валютных резервов страны составляло более 100%, в Южной Корее — 200%. Угроза неплатежеспособности должников привела к падению курсов валют, а затем и валютному кризису. Сильно завышенные курсы ценных бумаг, привлекавшие иностранный капитал, резко упали. Начался внезапный и масси­рованный отток «быстрых капиталов» из Восточной Азии. Это незамедлительно отразилось на всех фондовых рынках мира: произошло падение биржевых курсов ценных бумаг. Азиатский финансовый кризис стремительно превращался в глобальный фи­нансовый хаос.

В экономике Японии сильно усугубилась стагнация. События в Восточной Азии сказались весьма негативно и на национальных хозяйствах США и стран Западной Европы. Вместе с тем «убежав­шие» из Восточной Азии финансовые потоки подпитали экономи­ку развитых стран, которым ценой огромных усилий удалось удержаться от глобальных финансовых потрясений. Но системе мирохозяйственных связей был нанесен существенный ущерб.

Чуть позже в эпицентре кризиса оказалась Россия. Конечно, в нашей стране финансовый обвал 1998 г. был вызван не столько кризисом в азиатских странах, сколько внутренними причинами Среди них — огромные долги государства и долговая «пирамида» ГКО, отсутствие- инвестиций в реальную экономику, несостоя­тельность банковской системы и др. Но быстрый отток иностран­ного капитала из страны был подстегнут и азиатским финансо­вым кризисом: финансовые потоки устремились из всех стран с развивающимися рынками. Падение курса рубля в России и хаос в финансовой сфере негативно сказались, в свою очередь, на эко­номиках стран СНГ, Восточной и Центральной Европы.

Все эти события наглядно показали, к чему приводит между­народный перелив «быстрых денег», как мировые финансовые потоки в своей спекулятивной части могут провоцировать при определенных условиях глобальную дестабилизацию мирового хозяйства. Не зря азиатский финансовый кризис в прессе назы­вали кризисом новой глобальной финансовой системы.

Поведение мировых финансовых потоков, которые сначала хлынули в Россию в краткосрочных спекулятивных целях и инвестировались в значительной части в ГКО, а затем так же быстро ушли из страны, показало, что российская экономика включилась в процесс глобализации мировой финансовой сферы.

К началу XXI в. на базе мировых финансовых потоков сфор­мировалась финансовая взаимозависимость стран, которая особен­но сильно влияет на страны, где идут преобразования националь­ного хозяйства в направлении к рынку.

Мировые финансовые потоки, питающие глобализацию миро­вого хозяйства, имеют форму инвестиций разных видов.

Инвестиционный процесс без преувеличения стал центральной проблемой мирового хозяйства.

Идет ли речь об экономическом противостоянии богатых и бедных стран, или о внедрении новейших технологий, прогрессе фундаментальных научных исследований, или о проблемах эко­логии, медицины, образования — все в конечном счете сводится к вопросу финансирования, т.е. инвестиций.

Поэтому большую актуальность приобрела тема о взаимовли­янии и взаимодействии инвестиционных и глобализационных процессов. Это важно для экономики любой страны. Инвести­ционный процесс, как известно, составляет центральную проблему российской экономики.

Глобализация внесла в инвестиционный процесс весьма серьез­ные коррективы. Формирование системы мировых финансовых рынков позволило оценивать возможности эффективных капита­ловложений в пределах всей международной экономики. Сопо­ставляются перспективы инвестиций одновременно в десятках стран и очень многих видах бизнеса.

Но дело не только в географических параметрах инвести­ционной политики. Изменились виды капиталовложений. Наряду с традиционными формами инвестирования (прямые и портфель­ные вложения в ценные бумаги, разного рода кредиты и т.д.) появилось деление капиталовложений в ценные бумаги на две большие группы.

При тактическом инвестировании ценные бумаги покупают­ся с целью продажи, когда рыночная цена на них повысится. Иначе говоря, инвестор стремится к получению курсового дохо­да. Тактическому инвестору, по существу, безразлично, покупает он ценные бумаги машиностроительного комбината или мака­ронной фабрики. Ему нужно выбрать предприятие, фондовые бумаги которого вырастут в цене.

При стратегическом инвестировании приобретаются ценные бумаги, которые обеспечивают контроль или по крайней мере участие в принятии решений в компании. Понятно, что при стратегическом инвестировании речь идет о покупке акций. Стратегический инвестор может быть не очень озабочен быстрым ростом рыночной цены — курса акций и даже получением дохода по ним в ближайшие годы. Его интересуют укрепление самого предприятия, конкурентоспособности его продукции, ее выход на рынки, в конечном счете — увеличение всего капитала компа­нии, а значит, и доли стратегического инвестора в абсолютном выражении.

Такому инвестору отнюдь небезразлично, в какой бизнес и в какой стране он вкладывает деньги. Напротив, важнейшей зада­чей при стратегическом инвестировании является лточность по­падания» в наиболее перспективные в достаточно долгосрочном плане направления капиталовложений.

89

Само деление современного инвестирования на эти две основ­ные группы возникло тогда, когда движение финансовых потоков

7 - 5997

приобрело международный характер. В рамках отдельных (осо­бенно небольших) стран и даже в пределах регионов поле для активного тактического инвестирования было весьма небольшим. С развитием глобализации мирового хозяйства ситуация измени­лась. «Быстрые капиталы» направляются тактическими инвесто­рами, преследующими цель получения дохода от краткосрочного роста курса ценных бумаг и банковских процентов, в самые разные районы мира. Именно на возможности стремительного переме­щения финансовых потоков в масштабах мирового хозяйства базируется политика капиталовложений тактических инвесторов.

Понятно, что во всех странах, переходящих к рынку, сначала доминирует тактическое инвестирование, и только на опреде­ленном этапе появляется стратегический инвестор, в том числе и зарубежный.

По такому сценарию развиваются события и в России. Первый сдвиг у нас в стране произошел в 1995 г., когда несколько улуч­шилась инфраструктура финансового рынка: появились более надежные, чем раньше, ценные бумаги наиболее перспективных компаний, ужесточился контроль за информацией об эмитентах и др. В результате зародилась тенденция к развитию стратеги­ческого инвестирования, при котором скупаются достаточно боль­шие пакеты ценных бумаг, обеспечивающие контроль над ком­паниями или как минимум воздействие на принятие решений. В числе таких стратегических инвесторов появились и иностран­цы, направлявшие в Россию, пусть и небольшие по масштабу, мировые финансовые потоки.

К сожалению, впоследствии эта тенденция была замедлена из- за действия внутриполитических факторов. А затем последовали события августа 1998 г. Они сказались на динамике стратегического инвестирования в российскую экономику весьма своеобразно. С одной стороны, коллапс на фондовом рынке сделал очень проблематичными любые формы вложений в ценные бумаги, что выразилось в резком падении объемов инвестирования. Такти­ческие инвесторы быстро увели свои капиталы из России. С другой стороны, стремительное снижение курсов акций в результате кризиса через некоторое время привело к всплеску стратегического инвестирования в России. Ведь в таких условиях крупные пакеты акций можно было скупать очень дешево. В итоге уже в 1999 г. курсы российских акций на внутреннем фондовом рынке стали расти. Рост фондового рынка, продолжавшийся до 2003 г., в 2004 г. сменился стагнацией. В 2005 г. наметился рост курсов акций
российских сырьевых компаний. Однако рынок ценных бумаг большинства предприятий обрабатывающей промышленности остается довольно вялым.

Итак, глобализация мирового хозяйства привела к видоизме­нению форм инвестиционного процесса:

1) огромные мировые финансовые потоки, стимулируемые глобализацией и одновременно питающие ее дальнейшую активизацию, разделились на две группы — тактическое и стратегическое инвестирование;

2) внутри мировых финансовых потоков значительно превалирует тактическое инвестирование. Именно благодаря глобализации стремительно растет объем «быстрых денег», которые бродят по всему миру в поисках прибыльных сфер вложения;

3) скорость финансовых потоков, вовлеченных в тактическое инвестирование, необычайно высока. Их движение в мировом хозяйстве носит хаотический, непредсказуемый характер;

4) если каждый инвестор, перемещающий деньги на международ­ном уровне, руководствуется четко разработанной инвести­ционной политикой, то тактические инвестиционные капита­лы в целом в мировом хозяйстве свободны от воздействия любого регулирующего или хотя бы контролирующего начала. Все эти обстоятельства означают, что в наши дни мировой

инвестиционный процесс стал очень сложным и неоднородным.

Наряду с капиталовложениями, способствующими развитию разных секторов хозяйства той или иной страны либо региона, существуют и другие — тактические инвестиции. Их цель откро­венно спекулятивна, их характер — краткосрочность, их объект — в основном ценные бумаги в тех районах мира, где курсы быстро растут. Наплыв тактических инвестиций туда еще больше подтал­кивает курсы вверх, и они далеко отрываются от тех реальных активов, которые за ними стоят. Происходит «перегрев» местного финансового рынка. В условиях глобализации финансово-валют- ная дестабилизация перекатывается через любые национальные границы и растекается по всему мировому хозяйству.

Таким образом, именно тактическое инвестирование между­народных масштабов, вызванное к жизни глобализацией, в наи­большей степени повинно в ее негативных и даже в ряде случаев разрушительных последствиях.

г
91

Именно поэтому, когда речь идет о желательности привлечения иностранного капитала в страну, следует строго различать, какой именно капитал и при какой внутриэкономической ситуации будет
полезен, а какой — вреден. Печальным примером в этом плане служат события в России в 1996-1998 гг. Неоправданно высокая доходность ГКО и некоторых других «пирамидных» ценных бу­маг привлекала не иностранные инвестиции вообще, а именно тактические капиталовложения. Они и внесли свой вклад в под­готовку финансового краха августа 1998 г.

Учитывая уроки прошлого как нашей, так и других стран, сле­дует стимулировать не приток в Россию иностранного капитала вообще, а именно стратегических инвестиций. Они направляются в конкретные объекты различных секторов экономики, как правило, на длительный срок и действительно могут быть суще­ственным источником финансирования экономического роста и структурной перестройки.

Это не означает, что вообще не следует допускать каких-либо вложений международных тактических инвесторов в российскую экономику. (Кстати, одним из них является широко известный у нас Джордж Сорос.) Но обязательно надо учитывать следующее: текущее состояние экономической конъюнктуры в стране; масштабы международной задолженности и режим выплаты внешних долгов;

основные бюджетные параметры в данный период; объем циркулирующих на фондовом рынке страны долговых ценных бумаг — облигаций (особенно государственных), ди­намику их курсов и сроки погашения;

резервы внутренних источников финансирования инвестиций и возможности их стимулирования и активизации; ситуацию на мировых финансовых рынках, в первую очередь развивающихся. Поскольку рынок России относится к этому типу, следует принять во внимание, что финансовые потоки в мировом хозяйстве в последнее время отличаются схожестью поведения на многих развивающихся рынках в одно и то же время.

Есть, конечно, и целый ряд других факторов, которые должны определять отношение к международному тактическому инвести­рованию в тот или иной период.

Таким образом, воздействие глобализации на инвестиционный процесс во многом изменяет его. А это требует НОВЫХ ПОДХОДОВ к государственной политике в отношении притока и размещения иностранного капитала.

К сожалению, в России такая политика до сих пор имеет фрагментарный характер. В лучшем случае, определена возмож­ная доля участия иностранных инвестиций в том или ином секторе экономики (например, в банковском). Что же касается разграни­чения особенностей тактического и стратегического инвестиро­вания, то оно учитывается весьма слабо.

Когда тактические инвестиции в российские ценные бумаги незамедлительно ушли из страны сразу после событий августа ] 998 г., стратегические по характеру капиталовложения таких ком­паний, как Procter & Gamble, Nestle и др., в российские пред­приятия сохранились. Эти компании хотя и понесли в связи с кризисом существенные убытки, но не увели свои инвестиции из страны, как это сделали тактические инвесторы.

Исходя из этого, необходима структурная налоговая полити­ка в отношении притекающих в страну мировых финансовых потоков разных видов. Не менее важно и государственное воз­действие на структуру размещения этих видов иностранного инвестирования по отраслям и секторам экономики.

Огромную роль в глобализации инвестиционного процесса играет внедрение современных средств коммуникации и инфор­матизации. Они видоизменили национальные финансовые рынки как объекты, куда направляются мировые финансовые потоки. Еще более важно использование новых информационных техно­логий для взаимодействия финансовых рынков друг с другом. Для мировых финансовых потоков, инвестиций и рынков неоце­нимы глобальные компьютерные сети, объединенные в системе Интернет. Возникла материальная база, адекватная размаху гло- бализационных процессов в области финансов и денежного обращения.

Такая база дает возможность оперативной оценки инвести­ционной ситуации в самых разных регионах мира. Принятие инвестиционных решений строится теперь на основе данных о текущей обстановке в финансовом деле (движение валютных курсов, уровней процентных ставок, фондовых индексов и др.) в глобальном мировом хозяйстве. Не менее важен учет новейших событий, фактов, тенденций в экономике за пределами финансо­вого сектора, в социальной жизни, политике. При современной информационной обеспеченности для инвестора весь мир действи­тельно становится интегрированным рынком капиталовложений.

Основные участники инвестиционного процесса в ходе его гло­бализации — это транснациональные корпорации и банки. Их меж­дународное производство и международные финансовые операции составляют ядро всей системы современных мирохозяйственных связей. Их инвестиционная активность относительно независима от отдельных национальных хозяйств и ориентирована на мировое хозяйство в целом.

В этом смысле ТНК и ТНБ выступают одновременно как про­дукт и как движущая сила глобализации.

Осуществляя инвестиции, ТНК используют весь потенциал мировых финансовых рынков. Они получают банковские кредиты у ТНБ и других банков, размещают на разных рынках свои ценные бумаги (акции, облигации и др.), привлекают межкорпорационные займы друг у друга, являются клиентами — заемщиками пенсион­ных, страховых, инвестиционных и других финансовых фондов. При этом оцениваются условия получения средств из разных ис­точников и на разных рынках: стоимость сделки, эффективность заимствования, степень риска и т.д. Точно так же ТНК и ТНБ оптимизируют срои капиталовложения по всему миру, пользуясь глобализацией мирового хозяйства и укрепляя ее.

Иначе говоря, речь идет о международной стратегии инвести­ций, которая стала обычной практикой для транснациональных участников современного бизнеса.

Кроме того, ТНК уже давно реализуют возможности своей собственной корпоративной системы, финансируя инвестиции в конкретном районе мира, они с легкостью направляют туда день­ги из других своих подразделений, разбросанных по десяткам стран. Такие операции содействуют глобализации международных инвестиций и одновременно вносят элементы дестабилизации в мировое хозяйство. Большие межстрановые перемещения капи­талов оказываются подчиненными разнонаправленным финан­совым стратегиям отдельных ТНК.

Уже сложившаяся инфраструктура мировых финансовых рынков — банковская сеть, операции небанковских финансовых институтов, система Интернет и другие — позволяет не только ТНК, но и гораздо более скромным компаниям принимать учас­тие в международном инвестировании.

Таким образом, глобализация мирового хозяйства не только сделала всеохватывающими финансовые потоки, но и внесла поистине революционные изменения в инвестиционный процесс и его роль в международной экономике.

<< | >>
Источник: Под ред. д-ра экон. наук, проф. М.Н. Осьмовой, канд. экон. наук, доц. A.B. Бойченко. Глобализация мирового хозяйства: Учеб. пособие - М.: ИНФРА-М, - VIII, 376 с. - (Учебни­ки экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова).. 2006 {original}

Еще по теме 3.2. МИРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ:

  1. 15.6. Международные финансовые потоки и мировые рынки
  2. 3.4. МИРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  3. 3.1. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА И РАЗВИТИЕ МИРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ: ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАМОЗАВИСИМОСТЬ
  4. 1. БАЗОВЫЕ КАТЕГОРИИ ФИНАНСОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА: КАПИТАЛ, ПРИБЫЛЬ, ФИНАНСОВЫЕ РЕСУРСЫ, ДЕНЕЖНЫЙ ПОТОК
  5. 2.2. ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ
  6. 81. ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ В ЛОГИСТИКЕ
  7. Бюджетное регулирование финансовых потоков
  8. 5. КРУГООБОРОТ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ
  9. 5. КРУГООБОРОТ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ
  10. Регулирование финансовых потоков.