<<
>>

ГЛОБАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ

Важным компонентом процесса интернационализации и од­ним из основных источников глобализации является транснациона­лизация, в рамках которой значительная доля производства, потребления, экспорта, импорта и дохода страны зависит от между­народных центров за пределами данного государства.
В качестве ведущей силы здесь выступают транснациональные компании (ТНК), которые сами одновременно являются и результатом, и главными движущими силами интернационализации. Таким образом, наряду с государствами, остающимися основными дей­ствующими лицами в современной глобальной экономике, огром­ную роль в ней играют транснациональные корпорации.

Приставка «транс-» в их названии означает, что ТНК произ­водят и продают товары и услуги за национальные границы; они распространяют идеи, вкусы, стандарты и технологии по всему миру; они планируют свои операции в глобальных масштабах, но при этом сохраняют свой национальный характер. Под трансна­циональными компаниями чаще всего понимают фирмы, которые контролируют производственные активы более чем в одной стране. Материнские компании в странах базирования приобретают зару­бежные активы, инвестируя в дочерние компании или филиалы в принимающих странах. Такой тип инвестирования предусматривает права на управление и контроль и рассматривается как прямые зарубежные инвестиции. В противоположность этому портфельные инвестиции не дают права контроля, они обычно представляют собой покупку иностранных ценных бумаг и инструментов денеж­ного рынка с целью получения дохода.

Компании не являются ТНК, если они просто торгуют за рубе­жом или выступают партнерами иностранных фирм. Существует несколько путей получения компанией статуса ТНК. Например, если: 1) компания имеет много аффилятов или филиалов за рубе­жом; 2) она действует в большом количестве стран мира; 3) доля прибыли или других доходов, полученных за рубежом, высока относительно всех доходов; 4) ее работники, акционеры и менед­жеры из многих разных стран; 5) ее зарубежные операции — это не только продажи, но и производство, исследования, разработки.

Однако статистика международных компаний сталкивается с большими сложностями. Как частные фирмы, они неохотно дают информацию о своей деятельности, к тому же часть информации скрывается. Существуют также различия в трактовках междуна­родных корпораций. Их обычно определяют как фирмы, имею­щие право контроля над активами не менее чем в двух странах. Но другие авторы подчеркивают значение такого критерия, как объем зарубежного производства. Очевидно, что выработка одно­значного определения ТНК представляет очень большую сложность ввиду того, что организационная структура транснациональных корпораций постоянно меняется, приспосабливаясь к изменени­ям в международных экономических отношениях. Комиссия ООН по ТНК в свое время давала такое определение транснациональным корпорациям это компания:

включающая единицы в двух или более странах, независимо от их юридической формы и поля деятельности; оперирующая в рамках системы принятия решений, позволя­ющей проводить согласованную политику и осуществлять об­щую стратегию через один или более руководящий центр; в которой отдельные единицы связаны между собой посред­ством собственности или каким-либо другим образом так, что одна или более из них могут иметь значительное влияние на деятельность других и, в частности, делить знания, ресурсы и ответственность с другими.

Выделяют два вида международных корпораций.

1- Транснациональные корпорации (ТНК) — национальные по капиталу (т.е. головная компания принадлежит одной стране) и международные по сфере своей деятельности (инвестиции осуществляются во многие страны мира).

2- Мультинациональные корпорации (МНК) — международные и по капиталу, и по сфере своей деятельности (головная ком­пания принадлежит капиталу нескольких стран, инвестиции также осуществляются по всему миру).

Подавляющее большинство современных международных корпораций имеют форму ТНК, хотя в современных условиях эти различия постепенно стираются. В США и в некоторых других странах предпочитают термин «транснациональные» корпорации

термину «мультинациональные», так как в действительности соб­ственность и контроль не являются мультинациональными. Обыч­но фирма осуществляет свои операции из единственной страны базирования через национальные границы. Большинство муль- ти национальных корпораций этноцентрические, т.е. ориентиро­ваны на страну, где находится их штаб-квартира и откуда идут указания филиалам и научно-исследовательским подразделениям, расположенным за рубежом. Тем не менее небольшая, но растущая часть МНК стали более геоцентрическими, не привязанными к какому-то определенному государству.

Стратегические альянсы среди ТНК разных стран еще боль­ше усложняют-задачу ассоциации ТНК с какой-либо конкретной страной. Эти альянсы могут принимать формы соглашений о разделе продукции (production sharing), совместных исследований, сетевых договоренностей и др. Наконец, принимающие страны могут принудить ТНК вовлекаться в деятельность, соответствую­щую их требованиям. Например, ТНК иногда могут проникнуть в страну только в организационной форме совместных пред­приятий (СП) с местными фирмами. Подобные СП, включающие две или более фирм, характерны для Восточной Европы и разви­вающихся стран.

Таким образом, термин «транснациональные корпорации» точно отражает тот факт, что страна базирования продолжает быть важной для большинства международных компаний. Тем не менее существование геоцентричных фирм, стратегических альянсов и совместных предприятий демонстрирует, что корпорации отлича­ются друг от друга степенью значимости их национальности.

Для более четкого понимания того, почему компании стано­вятся транснациональными, важно делать различия между гори­зонтальной и вертикальной интеграцией. Горизонтально интегри­рованная ТНК расширяет свои операции за пределы национальных границ, производя тот же самый продукт или продуктовую линию в своих подразделениях за границей. Вертикально интегри­рованная ТНК производит товары и услуги, находящиеся на разных этапах жизненного цикла, и результаты деятельности одних ее зарубежных подразделений подвергаются дальнейшей переработке на других.

Фирмы вовлекаются в горизонтальную интеграцию, чтобы стабилизировать или расширить свою рыночную долю. Хотя фирменный экспорт из страны базирования может иметь спрос на зарубежном рынке, местные производители могут составить ей конкуренцию и иметь большие преимущества. Производя продук­
цию на зарубежном рынке в большем объеме, чем экспортируя на него, фирма может избежать дополнительных издержек, например транспортных, а если речь идет о рынке развивающейся страны, то и снизить издержки производства, в частности, на рабочую силу. К тому же, производя непосредственно на рынке, фирма легче приспосабливается к его специфическим характеристикам и тре­бованиям потребителей.

Другой аажной причиной горизонтальной интеграции явля­ется политика иностранных правительств. Когда правительства вводят тарифные и нетарифные ограничения для иностранного импорта, фирма может ответить на это организацией производства «внутри» этих барьеров. Например, японский концерн Honda имел самую большую долю американского автомобильного рынка среди японских экспортеров в начале 80-х гг. Когда США ввели добро­вольные экспортные ограничения для японских автомобилей с 1981 по 1985 г., Honda стала первой японской автомобилестрои­тельной компаний, начавшей производство в США. Кроме того, национальные правительства с начала 1970-х гг. стали активно привлекать иностранные прямые инвестиции.

Вертикальная интеграция часто используется для того, чтобы избежать неопределенности и снизить транзакционные издержки. ТНК интернализируют их внутри фирмы. Вертикально интегри­рованные фирмы принимают решение об обратной интеграции, когда сырье и другие необходимые им материалы недоступны. Примерами такой интеграции могут быть вложения сталелитей­ных компаний в производство чугуна, нефтеперерабатывающих компаний — в добычу нефти, производителей резинотехнических изделий — в добычу натурального каучука. Такая обратная интегра­ция может дать возможность установить контроль над качеством сырья. Мотивация прямой интеграции та же, что и для обратной: снизить неопределенность и транзакционные издержки и обес­печить высокое качество товаров и услуг для потребителей.

185

Другой причиной вертикальной интеграции является стремле­ние ограничить конкуренцию. Когда небольшое число ТНК контролирует источники сырья, они могут возвести серьезные барьеры для проникновения на рынок новых конкурентов. Как частные компании, ТНК осуществляют вертикальную интеграцию для того, чтобы ограничить контроль со стороны государства за их операциями. Например, ТНК часто манипулируют трансфертны­ми ценами незаметно для правительств. Трансфертные цены — это Цены, по которым осуществляются внутрифирменные поставки. Они позволяют эффективно управлять внутрифирменными опера-

13-5997

циями и контролировать деятельность зарубежных подразделений. ТНК могут направлять объявленные прибыли из стран с высоким уровнем налогообложения в страны с низкими налогами {и тем самым снижать объем налоговых отчислений) путем искусствен­ного завышения или занижения цен во взаимных операциях.

Фирмы, которые становятся ТНК, должны иметь не только желание, но и возможность таких превращений. Инновации в ком­муникациях, транспортировке, технологиях облегчают интерна­ционализацию хозяйственной деятельности. Фирмы становятся международными более успешно, если получают выгоду и от выхо­да на глобальный рынок, и от деятельности на своем внутреннем рынке. С одной стороны, ТНК оперируют в мире национальных государств, где они должны соответствовать требованиям и вку­сам местных потребителей и подчиняться национальному зако­нодательству. С другой — ТНК имеют многочисленные преиму­щества, проистекающие из их присутствия на глобальном рынке, такие, как экономия на масштабах, возможность глобального финансирования, особый доступ к сырью и материалам, репутация их брендов.

Концентрация высококвалифицированных кадров, научно- технических знаний и опыта, глобальная организация управления позволяют таким компаниям оптимально размещать источники материально-технического снабжения, производства и сбыта. В силу своей транснациональной структуры они могут извлекать выгоду из страновых различий в конъюнктуре рынка, экономической по­литике, уровне налогов и ввозных пошлин, ставках заработной платы, технических и экологических стандартах и пр. Более того, они способны в определенной степени сглаживать или усиливать эти различия.

Растущее присутствие ТНК в мировой экономике доказывает их роль как агентов глобализации. Они доминируют в настоящее время практически во всех сферах международных экономи­ческих отношений, а их число стремительно растет. К 1988 г. их насчитывалось около 19 тыс., они контролировали 25-30% ВВП всех стран с рыночной экономикой и около 80% торговли техно­логиями. В начале 90-х гг. их число выросло до 37 тыс., а число зарубежных филиалов — до 206 тыс. По данным ООН о транснацио­нальных корпорациях, в середине 90-х гг. существовало 44 508 таких структур, контролировавших более 276 тыс. дочерних фирм и филиалов. При этом на территории развитых стран размещалось свыше 80% материнских компаний. По данным Доклада о мировых инвестициях 2004 г., подготовленного ЮНКТАД, в настоящее время насчитывается около 61 тыс. ТНК и примерно 900 тыс. зарубежных филиалов. Накопленные зарубежные инвестиции, превысившие 4,8 трлн долл., позволили создать зарубежные активы в 17,7 трлн долл. В результате этой экспансии почти 40% сегодняшних мировых потоков товаров и услуг носят внутрикорпорационный характер1.

Занимая центральное место в современной мирохозяйственной системе, ТНК оказывают все большее влияние на международные отношения и мировую экономику в целом, ход которой во мно­гом определяется особенностями их развития.

ТНК являются главным субъектом транснационализации биз­неса, составляющей основу глобализации мировой экономики. Через ТНК и транснациональные банки (THE) проходят финан­совые и товарные потоки, определяющие развитие мировой эко­номики. Экономически процессы транснационализации обуслов­лены главным образом возможностью и необходимостью перелива капитала из стран с его относительным избытком в страны с его дефицитом, где, однако, имеются другие факторы производства (труд, земля, полезные ископаемые, энергоресурсы, технологии), которые не могут быть рационально использованы в воспроиз­водственных процессах из-за нехватки капитала. Кроме того, эти процессы стимулируются необходимостью уменьшения рисков путем размещения капитала в разных странах, а также стремле­нием приблизить, производство к перспективным рынкам сбыта и снизить налогообложение и таможенные платежи для корпора­ции в целом. Объективно транснационализация ведет к выравни­ванию экономических условий в разных странах.

ТНК — это основные экспортеры капитала в форме прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ). Вывоз капитала и делает, по опре­делению, компанию транснациональной. Несмотря на колебания в отдельные годы, ПЗИ росли гораздо быстрее, чем международная торговля. Так, с 1973 по 1995 г. среднегодовой поток ПЗИ вырос более чем в 12 раз (с 25 млрд долл. до 315 млрд), в то время как оборот международной торговли — лишь в 8,5 раз. ТНК контро­лируют до половины мирового промышленного производства. Две трети мировой торговли осуществляется ТНК: почти 40% мирового товарооборота — это внутрифирменные поставки ТНК, еще одна треть — продажи ТНК третьим фирмам, а остальное — торговля между фирмами, не относящимися к ТНК. Еще более важно, что ТНК владеют примерно 80% всех действующих в мире патентов и лицензий на новую технику, технологию, ноу-хау, т.е. важнейшим фактором производства, определяющим конкурентоспособ-

См.: World Investment Report 2003. UNCTAD, 2003. P. 187.

ность товаров. Как показывает анализ внутрифирменной торговли, существует тесная взаимосвязь между исследовательской деятель­ностью, которой занята ТНК, и удельным весом внутрифирменной торговли. Например, с одной стороны, в фармацевтической про­мышленности, где расходы на НИОКР превышают 12% издержек производства, почти 90% внешней торговли осуществляется с по­мощью внутрифирменной сети. С другой стороны, в производстве одежды, где всего 1% расходуется на НИОКР, внутрифирменная сеть занимает лишь 5% внешнеторговых операций[38].

Ядром мирохозяйственной системы являются около 500 круп­нейших корпораций, сосредоточивших в своих руках огромную экономическую мощь. При этом в развитых странах в каждой отрасли доминирующее положение занимают всего два-три супергиганта, конкурирующих между собой на рынках всех стран. Обороты крупнейших ТНК сегодня превышают величину вало­вого продукта многих стран, в том числе некоторых западно­европейских. Подсчитано, например, что из 100 крупнейших экономических систем мира 52 являются корпорациями и только 48 — это национальные хозяйства2.

Пять крупнейших ТНК контролируют более половины миро­вого производства товаров длительного пользования, самолетов, электронного оборудования, автомобилей и другой продукции. Особенно значительна степень концентрации в отраслях, свя­занных с информационными технологиями. Например, две-три компании практически контролируют международную сеть теле­коммуникаций. На рынке гражданских самолетов, объем которого оценивается приблизительно в 1 трлн. долл., или 16 тыс. новых самолетов в год, господствуют две компании: европейская — Airbus Industry и американская — Boeing*.

Типичная ТНК владеет или контролирует ряд иностранных филиалов, связана деловыми союзами (благодаря прямым инве­стициям) с другими компаниями на всех континентах, прибегает к стратегическим методам управления своей деятельностью за рубежом. Такая корпорация не упускает случая, чтобы восполь­зоваться деловыми идеями, изделиями, кадрами, капиталом, ис­точниками сырья в любом месте, где это выгодно. Аналогичным образом строится ее политика в области сбыта. Такая активность позволяет этим корпорациям налаживать новые контакты далеко за пределами своих национальных границ[39].

Для многих ТНК зарубежное производство намного важнее производства в рамках национальных границ, но это не означает, что экспорт капитала ведет к сокращению экспорта товаров и услуг. Напротив, экспорт капитала является эффективным средст­вом стимулирования экспорта товаров, и наоборот — торговые потоки в ту или иную страну обычно сопровождаются притоком туда капитала.

Для оценки вовлеченности той или иной компании в производ­ство товаров и услуг за рубежом используется индекс транснациона­лизации, который позволяет сопоставлять размеры хозяйственной деятельности в рамках национальных границ и за их пределами. Он основан на сопоставлении размеров хозяйственной деятельно­сти компании у себя на родине и за рубежом.

ЮНКТАД рассчитывает этот индекс как среднеарифмети­ческое значение трех показателей: 1) доли активов за рубежом в общем объеме активов компании; 2) доли продаж за рубежом; 3) доли персонала, занятого на зарубежных предприятиях, в общей численности персонала компании. Средний индекс транснациона­лизации для ТНК из всех регионов мира в течение последних двух десятилетий XX в. и в начале XXI в. постепенно повышается. Например, для 100 крупнейших нефинансовых ТНК мира он вырос примерно с 51 % в 1990 г. до 59% в 2001 г.[40] У целого ряда таких ТНК он был намного выше, особенно у ТНК из малых и средних развитых стран. Индекс транснационализации канадской изда- тельско-информационной корпорации Thomson в 2001 г. состав­лял 97,7%, у шведско-швейцарского машиностроительного концерна ABB — 95,6%, голландского электротехнического кон­церна Philips Electronics— 88,4%[41]. Для компаний Royal Dutch Shell и Philips иностранные инвестиции составляли 70% внутренних, американского концерна Exxon — 80, IBM— 50%. Почти 2/, ка­питаловложений бельгийских, голландских и швейцарских ТНК в 90-е гг. направлялись за границу. Это касается не только инве­стиций, но и зарубежной деятельности в области НИОКР.

Таким образом, современные ТНК более активно используют международное производство, чем международную торговлю. Это видно из того, что объем международного производства растет быстрее международной торговли. Так, в 1999 г. объем продаж всех зарубежных филиалов в мире (по рыночной стоимости) достиг 13,6 трлн долл., превысив почти в 1,5 раза мировой объем экспорта товаров и услуг, который в том же году оценивался в 6,9 трлн долл.

В результате для ТНК главной формой международных эконо­мических отношений является международное движение капита­ла, точнее, его экспорт, хотя и международная торговля имеет для них огромное значение. Для ТНК международное производство и внешняя торговля — это не столько взаимозаменяемые, сколько взаимодополняющие способы хозяйствования за рубежом.

ТНК играют очень важную роль в экспорте промышленных товаров, где экспорт всех основных технически сложных товаров, как правило, сконцентрирован в небольшой группе крупных ТНК, а сама реализация этих товаров происходит через систему зару­бежных дочерних предприятий этих фирм. Такая экспортная схе­ма характерна для вывоза автомобилей, бытовой и промышленной электронной техники, фармацевтических и химических товаров и др.

Не менее важна роль ТНК также в производстве и торговле сырьевыми и продовольственными товарами. Причем степень концентрации торговли этими товарами в крупных ТНК не просто высока, а прогрессирует в последние десятилетия как следствие процесса глобализации экономики.

Все это говорит о том, что крупнейшие ТНК, прежде всего развитых стран, принимают глобальный характер. Они включают многие страны, где базируются их зарубежные подразделения, в производственные цепочки, меняют внутрифирменное разделе­ние труда, как бы накладывая его на традиционно существовав­шие связи между странами, трансформируя, а нередко и деформи­руя их.

Можно определить следующие особенности, выделяющие ТНК из общей массы компаний, оперирующих на внешних рынках: отрыв от национальной почвы, глобальный характер внутри­фирменного планирования, а также операций по снабжению и сбыту, под централизованным частным контролем; использование международного единичного разделения труда в рамках системы технологически взаимосвязанных пред­приятий в разных странах мира, обменивающихся незавер­шенной продукцией по некоммерческим, трансфертным ценам;

раздел рынков между филиалами и их централизованное тех­нологическое обеспечение1.

Анализ деятельности ТНК позволяет выделить несколько их типов:

этноцентрические создают филиалы за рубежом для обеспече­ния поставок сырья или рынков сбыта, но зарубежные рынки остаются для них прежде всего продолжением их внутреннего рынка;

для полицентрических характерно то, что внешний рынок — это не менее, а часто и более важный сектор их деятельности по сравнению с внутренним рынком. На их зарубежных фи­лиалах производится большая часть выпускаемой ими про­дукции;

региоцентрические особенно популярны в интеграционных группировках. Они ориентируются уже не на рынки отдельных стран, а на целые регионы, например на всю Западную Европу, хотя зарубежные филиалы и в этом случае размещаются в от­дельных странах;

геоцентрические — это наиболее зрелый ТИП ТНК, он характе­рен для тех ТНК, которые являются как бы децентрализован­ной федерацией региональных филиалов. В 1990-е гг. экспансия ТНК усилилась. Это связано с рядом обстоятельств.

1. Распад социалистической системы хозяйствования и развал СССР, переход бывших социалистических стран к рыночным реформам, открытие ими своих рынков для иностранного ка­питала расширили поле деятельности ТНК.

2. Резко возросли темпы глобализации и интеграции финансо­вого сектора. Глобальные финансовые потоки стали наиболее значимым фактором системы международных экономических отношений. В результате совокупные валютные резервы ТНК и ТНБ в несколько раз превышают резервы всех центральных банков мира вместе взятых.

3. Кампания по приватизации государственного сектора практи­чески во всех развитых и во многих развивающихся странах привела к увеличению собственности ТНК и открыла для них новые отрасли и рынки.

4- В результате широкого распространения технологических нов­шеств, появления множества товаров с улучшенными свой-

См.: Градобитова Л.Д., Исаченко Т.М. Транснациональные корпорации в современных международных отношениях. Учеб. пособие. М.: АН КИЛ, 2002. С. 11.

ствами, конвергенции технологических возможностей ВО МНО­ГИХ отраслях производства, а также в итоге слияний и погло­щений усилилась и ожесточилась конкуренция. Основные конкурентные баталии теперь разворачиваются на поле произ­водственных и управленческих технологий.

5. Информационная революция, современные технические нов­шества и технологии их применения породили новые ВОЗМОЖ­НОСТИ для предпринимательства.

6. Отдельные рынки и национальные экономики стали более вза­имозависимыми.

7. Для поддержания своей конкурентоспособности ТНК непре­рывно ведут борьбу за снижение издержек, улучшение потре­бительских качеств и новизну продукции, обновление произ­водства.

8. Благодаря развитию новых технологических и управленческих технологий ТНК добиваются более эффективного использова­ния ресурсов, оперативного перемещения отдельных производ­ственных звеньев и стадий производства в другие страны, использования более дешевой или более квалифицированной рабочей силы, благоприятного инвестиционного климата. Современное поколение ТНК применяет для укрепления

своего могущества глобальные стратегии. По мнению В. Кузне­цова, стратегия является глобальной, если «фирма одновременно учитывает ряд требований поведения на мировых рынках, в час­тности, если она имеет общепланетарное видение рынков конкуренции, хорошо знает своих соперников, контролирует свои операции в общемировом масштабе, оперирует в высокотехноло­гичных отраслях промышленности, размещает свое производство наилучшим образом в соответствии с принципом сравнительных издержек, координирует свою деятельность с помощью гибкой информационной технологии и интегрированного внутрифирмен­ного бухгалтерского учета, интегрирует свои заводы и филиалы в единую международную сеть управления, включенную в сеть соглашений с другими странами»[42].

В современной глобальной экономике имеют место как жест­кая конкуренция между фирмами, так и тесное взаимодействие и сотрудничество. Активное развитие межфирменной кооперации началось в 80-х гг. Вероятно, одним из самых значительных изме­нений в экономике развитых стран в последние два десятилетия стал рост слияний и поглощений, которые во второй половине 90-х гг. приобрели трансграничный характер. От '/, до 3Д ежегод­ного объема прямых зарубежных инвестиций осуществлялось через слияния и поглощения. Причинами такого ускорения стали: процессы глобализации и региональной интеграции, размы­вающие национальные границы и создающие условия для исполь­зования преимуществ крупного рынка; обострение конкуренции на рынках высокотехнологичной продукции и растущая значи­мость дорогостоящих НИОКР; процессы приватизации и дерегу­лирования экономики. Участвующие в слияниях и поглощениях компании стремятся таким способом снизить издержки, повы­сить прибыль, увеличить свою рыночную долю, воспользоваться новыми технологическими и рыночными возможностями, захва­тить господство на развивающихся глобальных рынках.

Слияния и поглощения интенсивно идут в различных отраслях промышленности — нефтяной и нефтехимической, автомобиль­ной, сталелитейной, пищевой, текстильной, производстве компь­ютеров и фармацевтической продукции и др., а также в области управленческого консультирования, страховом и банковском деле, прочих отраслях сферы услуг.

Трансграничные слияния и поглощения рассматриваются как наиболее экономичный способ проникновения на зарубежные рынки, особенно когда объектом сделки становится местная фирма с устойчивой торговой маркой. Тем самым экономятся су­щественные средства на строительстве производственных мощ­ностей, организации научно-исследовательских работ, обучении персонала, приспособлении продукции к специфическим тре­бованиям данного рынка, налаживании сбыта.

Слияния и поглощения чаще всего влекут за собой рационализа­цию и реорганизацию деятельности. Она выражается в сокращении управленческих функций и численности администрации, объеди­нении исследовательских центров, уменьшении затрат на научно- исследовательские работы и производственный персонал, переме­щении научно-исследовательских подразделений из одной страны в другую.

Но нередко за поглощением следует немедленное закрытие производства с целью уничтожения конкурента, как это практи­куют, например, германские компании в Великобритании и в некоторых странах Центральной Европы. В развивающихся и постсоциалистичеких странах ТНК часто покупают местные фирмы в ходе идущей там приватизации, как это происходило, например, в Бразилии и России.

В современных условиях ТНК прибегают не только к слияни­ям и поглощениям, но и весьма активно — к стратегическим аль­янсам и другим межфирменным кооперационным соглашениям, которые помогают им использовать конкурентные преимущества всех участников таких союзов без дорогостоящих затрат на покуп­ку их активов. Альянсы создаются и в сфере услуг, например в авиатранспорте, и в наиболее передовых отраслях промышленности (микроэлектроника, телекоммуникации, биотехнология, автомо­билестроение и аэрокосмическая промышленность), где конкуренция носит крайне жесткий характер, однако издержки по созданию новых технологий настолько высоки, что их не могут позволить себе даже комлании-лидеры. По некоторым оценкам, число стратегических альянсов увеличивается ежегодно на 25%.

Альянсы в основном организуются между западноевропей­скими и американскими ТНК, но их число растет и в самой Западной Европе, например, они действуют в рамках программы «Эврика» и Европейского космического агентства.

С помощью стратегических альянсов фирмы быстро приспо­сабливаются к переменам в технологиях, экономят на затратах на НИОКР, осваивают зарубежные рынки, обходят ограничения на слияния и поглощения. Такие альянсы позволяют участникам решать стратегические задачи и укреплять свои конкурентные позиции, сохраняя при этом хозяйственную и юридическую са­мостоятельность, координировать и оптимизировать использова­ние совместных ресурсов и минимизировать трансакционные издержки. В сфере промышленности стратегические альянсы между фирмами заключаются обычно на ранних этапах жиз­ненного цикла продукции, прежде всего на исследовательской стадии, в то время как на рынках готовой продукции объеди­няющие свои усилия компании выступают непримиримыми конкурентами.

Основными технологическими и инновационными мотивами вступления компаний в альянсы являются следующие:

партнерства позволяют создавать устойчивые каналы передачи передовых знаний и упрощают их освоение; современные технологии часто возникают на стыках наук или отраслей. Альянсы расширяют горизонты компаний и упро­щают доступ к неизвестным ранее технологиям; технологическое лидерство сопряжено с высокой неопределен­ностью и риском. Совместные разработки и инновационные проекты позволяют снижать издержки инновационного про­цесса;

совместные усилия дают возможность эффективнее вводить новые стандарты там, где они не получили еще соответст­вующего оформления1.

Важные изменения произошли в политике принимающих государств по отношению к ТНК. Отношения между прини­мающими странами и ТНК сложны и противоречивы. Это связа­но с частым несовпадением интересов и различиями в их силе. Эти различия ощущаются сразу же, как только обе стороны пы­таются максимизировать свои выгоды. Экономически ТНК, как правило, сильнее большинства принимающих их стран. Поэтому ТНК нередко стремятся использовать свою мощь для оказания давления на местные правительства, вынуждая их снижать нало­говые требования или добиваясь получения особых льгот в фи­нансовой сфере, инфраструктуре, защите рынка и т.д.

Политика принимающих государств по отношению к ТНК варьирует от национализации иностранной собственности до ис­пользования системы льгот для привлечения иностранного капи­тала. Многие правительства приветствуют ПЗИ в ряде секторов экономики, ограничивая или закрывая доступ в другие (например, в отраслях, связанных с национальной обороной). Более того, некоторые центральные правительства проводят рестриктивную политику в отношении иностранных инвестиций, в то время как региональные правительства (штатов, провинций) конкурируют друг с другом в привлечении иностранных инвесторов.

Было немало случаев, когда транснациональные корпорации вмешивались в политику местных властей, начинали кампанию по формированию новых правительств, которые бы лучше реаги­ровали на их требования. При этом подкуп местных чиновников ради получения особых льгот является важным инструментом, который был не раз использован во многих странах. Приватизация в некоторых бывших социалистических странах может служить примером широкомасштабного подкупа и коррупции при приоб­ретении местных компаний транснациональными[43].

Значительные различия существуют в политике развивающих­ся и развитых стран.

До Первой мировой войны в «третьем мире» было очень мало ограничений для ТНК. Колониальные территории были, разумеется, открыты для иностранных инвестиций из метрополий, а страны,

уже завоевавшие независимость, как, например, латиноамерикан­ские, принимали либеральное законодательство в отношении ПЗИ, поскольку считали их полезными для своей экономической модер­низации и развития. В межвоенный период некоторые разви­вающиеся страны эволюционировали в сторону более национа­листической политики. Этому в сильной степени способствовала национализация иностранной собственности в нефтедобывающей промышленности в России после Октябрьской революции. Хотя противостояние с иностранными нефтяными компаниями имело место в Иране, Аргентине, Венесуэле и Боливии, лишь неболь­шое число развивающихся стран действительно экспроприировали иностранные активы. Тем не менее Мексика национализировала большую часть своей нефтяной промышленности в 1938 г. и из­бежала западных исков только потому, что разразилась Вторая мировая война.

После Второй мировой войны изменения в сторону ужесточе­ния политики стали более явными. Например, в странах, которые стали строить коммунизм (Китай, Северная Корея, Северный Вьетнам, Куба), иностранные активы были национализированы. Во многих других странах «третьего мира» в целях укрепления суверенитета были введены ограничения для ПЗИ. Враждебность к ПЗИ объяснялась тем, что они вели к установлению контроля за природными ресурсами развивающихся стран и нередко проис­ходили из бывших метрополий. Тем не менее способность разви­вающихся стран оказывать давление в борьбе за большую долю прибыли от ПЗИ была ограниченной, поскольку им не хватало опыта в обращении с ТНК и к тому же недоставало альтерна­тивных источников финансовых ресурсов: с 1946 по 1959 г. на американские ТНК приходилось более 2/з иностранных филиа­лов в «третьем мире».

В 60—70-е гг. многие факторы способствовали росту активно­сти развивающихся стран в отношении ТНК. Появление боль­шого количества неамериканских ТНК давало развивающимся странам альтернативы в поиске внешнего финансирования; разви­вающиеся страны получили опыт и стали рассматривать ТНК не только как канал оттока национальных ресурсов, но и как источ­ник выгод. Они стали развивать управленческие, администра­тивные и технические возможности для регулирования деятель­ности ТНК. Таким образом, национализация иностранных фирм была привычным явлением в нефтедобывающей и горной про­мышленности в конце 60-х — начале 70-х гг.

На Генеральной Ассамблее ООН отношение развивающихся стран к ТНК воплотилось в резолюцию «Группы 77», несмотря на возражения индустриальных стран. Например, Декларация об установлении нового международного экономического порядка 1974 г. констатировала, что принимающие государства должны определить правила поведения для ТНК, действующих на их территориях.

К концу 70-х гг. развивающиеся страны стали более примири­тельно относиться к ТНК. Целый ряд национализированных ком­паний пришел в упадок. Во-первых, к 1976 г. была завершена национализация крупномасштабных нефтяных и горнодобы­вающих отраслей. Во-вторых, опыт многих развивающихся стран в национализации добывающих отраслей был разочаровывающим. Проблемы состояли в снижении производительности, отсутствии новых технологий, продолжающейся зависимости от ТНК в сбы­те продукции. К началу 90-х гг. от политики конфронтации с иностранным капиталом развивающиеся страны перешли к по­литике привлечения иностранных инвестиций. Поскольку спрос на внешние финансовые ресурсы в мировых масштабах существен­но больше, чем предложение временно свободных капиталов, ищущих сферы выгодного применения, развивающиеся страны вынуждены были пойти на определенные уступки. Осознав выго­ды от взаимодействия с иностранным капиталом, они стали создавать для него льготные условия деятельности, в том числе, налоговые, кредитные и проч.

Таким образом, ТНК занимают центральное место в совре­менной мирохозяйственной системе и оказывают все большее влияние на международные отношения и мировую экономику в целом, которая все больше определяется особенностями их разви­тия. Они играют главную роль в международном перемещении капитала, являются основными субъектами глобализирующегося мирового экономического пространства, в той или иной мере контролируют до половины мирового промышленного производ­ства. Значительная часть товаров, услуг и особенно технологий перемещается по внутрифирменным каналам ТНК. Приспосабли­ваясь к меняющимся экономическим условиям, ТНК постоянно осуществляют поиск наиболее эффективных стратегий. При этом они применяют весь спектр таких стратегий — от внутриотрасле­вой конкуренции до транснациональных стратегий. Особое значе­ние для ТНК имеют стратегии взаимодействия с принимающими странами и странами базирования1.

См.: Мовсесян /1Л'. Транснационализация в мировой экономике: Учеб.

пособие. М.: Финансовая академия при Правительстве РФ, 2001. С. 308.

Контрольные вопросы

1. В чем вы видите выигрыш и в чем опасность образования, существова­ния и развития ТНК и МНКдля мировой экономики и отдельных стран в частности?

2 Охарактеризуйте процесс превращения компаний в ТНК. В чем состоит отличие двух его разновидностей?

3.Назовите несколько обстоятельств, усиливших роль ТНК в 90-е гг. XX в. — начале XXI в.

4.Какой экономический смысл отражает индекс транснационализации?

5.Опишите историю взаимоотношений ТНК и национальных экономик развивающихся стран.

<< | >>
Источник: Под ред. д-ра экон. наук, проф. М.Н. Осьмовой, канд. экон. наук, доц. A.B. Бойченко. Глобализация мирового хозяйства: Учеб. пособие - М.: ИНФРА-М, - VIII, 376 с. - (Учебни­ки экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова).. 2006

Еще по теме ГЛОБАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ:

  1. Глава VI ГЛОБАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ
  2. 8.2. ГЛОБАЛЬНЫЙ МАРКЕТИНГ КАК ОТРАЖЕНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
  3. Обыкновенные корпорации
  4. 25. ПУБЛИЧНЫЕ КОРПОРАЦИИ
  5. Корпорация
  6. Венчурный капитал корпораций.
  7. 1.6. РОЛЬ ФИНАНСИСТА В КОРПОРАЦИИ
  8. 7.1. Организационно-правовые особенности современной корпорации
  9. 86. ВИРТУАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ
  10. Отношения, совокупности, корпорации
  11. Глобальные организационные структуры
  12. 77. ГЛОБАЛЬНАЯ СИСТЕМА