<<
>>

Письменность.

Одним из самых удивительных достижений месопотамской культуры было изобретение еще в конце IV тысячелетия до н. э. письма, с помощью которого стало возможным сначала фиксировать многочисленные факты повседневной жизни, а довольно скоро также передавать мысли и увековечивать достижения культуры.
Не исключено, что приоритет

в создании письма принадлежал неизвестному нам народу, который жил в Южном Двуречье еще до прихода туда шумеров. Однако в любом случае именно шумеры поставили письменность на службу цивилизации.

Сначала шумерское письмо было пиктографическим, т. е. отдельные предметы изображались в виде рисунков. Древнейшие тексты, начертанные таким письмом, относятся приблизительно к 3300 г. до н. э. Однако пиктографией можно было отмечать лишь самые простейшие факты хозяйственной жизни примерно следующего содержания: 100 вертикальных черточек и помещенное рядом изображение рыбы означало, что на складе имеется указанное количество рыбы. Бык и лев, изображенные рядом друг с другом, могли передавать информацию о том, что лев сожрал быка.

Однако таким письмом невозможно было фиксировать собственные имена или передавать абстрактные понятия (например, гром, наводнение) или человеческие эмоции (радость, горе и т. д.). Поэтому, строго говоря, пиктография еще не являлась настоящим письмом, поскольку она не пере­давала связной речи, а лишь фиксировала отрывочные сведения или помогала запомнить эти сведения.

Постепенно в процессе длительного и чрезвычайно сложного развития пиктография превратилась в словесно-слоговое письмо. Один из путей перехода пиктографии в письмо был обусловлен ассоциациями рисунков со словами. Например, рисунок овцы у шумеров вызывал ассоциа-

ции со словом уду, которое обозначало это животное. Поэтому с течением времени рисунок овцы приобрел значение идеограммы, которая читалась как уду.

Одновременно этот же знак приобрело и слоговое значение уду (например, когда надо было написать сложное слово удутилу — «живая овца»). Несколько позднее, когда вавилоняне и ассирийцы приняли шумерское письмо, знак уду, сохранив свои прежние значения идеограммы (или логограммы, т. е. словесное значение «овца») и силлабограммы (слоговое написание знака уду), приобрел еще одно логографическое значение, а именно иммеру (аккадское слово для обозначения овцы). Таким путем стала возникать полифония (многозначность), и один и тот же знак в зависимости от контекста читался совершенно по-разному. Или другой пример: знак, или рисунок для обозначения ноги, стали читать не только как «нога», но также «стоять», «ходить» и «бегать», т. е. один и тот же знак приобрел четыре совершенно различных значения, каждое из которых надо было подбирать в зависимости от контекста.

Одновременно с появлением полифонии письмо начало терять свой рисуночный характер. Вместо рисунка для обозначения того или иного предмета стали изображать какую-нибудь его характерную деталь (например, вместо птицы ее крыло), и то лишь схематически. Поскольку писали тростниковой палочкой на мягкой глине, рисовать на ней было неудобно. Кроме того, при письме слева направо рисунки пришлось повернуть на 90 градусов, в результате чего они потеряли всякое сходство с изображаемыми предметами и постепенно приобре­ли форму горизонтальных, вертикальных и угловых клиньев. Так в результате многовекового развития рисуночное письмо превратилось в клинопись. Однако ни шумеры, ни другие народы, заимствовавшие их пись­мо, не развили его до алфавита, т. е. звукового письма, где каждый знак передает лишь один согласный или гласный звук. Шумерское письмо содержит логограммы (или идеограммы), которые читаются как целые слова, знаки для обозначения гласных, а также согласных вместе с гласными (но не одних согласных отдельно). Чтобы читатель мог легче ориентироваться при чтении сложных текстов, нередко напоминавших ребусы, писцы пользовались специальными

детерминативами для обозначения деревянных орудий или предметов, названий профессий, многочисленных растений и т.

д. Такие детерминативы ставили перед соответствующими словами, и читающий мог сразу видеть, что, например, за знаком лу, являвшимся детерминативом для обозначения профессии, следует ожидать слова типа «кузнец», «корабельщик» и т. д. Такие детерминативы были совершенно необходи­мы, поскольку в шумерском письме один и тот же знак имел много совершенно различных чтений и значений. Например, знак тин среди прочих имел значения «жизнь» и «строитель» (в устной речи эти слова различались тональностью). Если перед знаком тин стоял детерминатив для обозначения профессии, он читался «строитель», а без детерминатива — «жизнь». Всего в шумерской клинописи, развитой дальше аккадцами, было более 600 знаков, состоявших из клинышков в различных сочетаниях. Поскольку почти каждый знак имел много значений, клинопись во всех ее тонкостях была доступна довольно ограниченному кругу писцов.

В XXIV в. до н. э. появляются первые известные нам пространные тексты, написанные на шумерском языке.

Аккадский язык засвидетельствован в Южной Месопотамии начиная с первой половины III тысячелетия до н. э., когда носители этого языка заимствовали от шумеров клинопись и стали широко пользоваться ею в своей повседневной жизни. С этого же времени начинаются интенсивные процессы взаимопроникновения шумер­ского и аккадского языков, в результате чего они почерпнули друг из друга много слов. Но преимущественным источником таких заимствований был шумерский язык. Из него аккадский, в частности, заимствовал слова для обозначения таких понятий, как плуг, стол, ячмень, пахарь, многие термины для обозначения различных ремесленных профессий, культа и чиновников государственного аппарата. В этот же ранний период шумеры заимствовали из аккадского языка слово для обозначения растения лук, термины купли-продажи и понятие для обозначения раба. В последней четверти III тысячелетия до н. э. были составлены древнейшие двуязычные (шумеро-аккадские) словари.

В конце XXV в. до н. э. шумерская

клинопись стала использоваться и в Эбле, древнейшем государстве на территории Сирии, где найдены библиотека и архив, состоящие из многих тысяч табличек.

Среди них сохранилось огромное количество текстов на шумерском языке, а также шумеро-эблаитские словари, представленные иногда в десятках экземпляров.

Шумерская письменность была заимствована и многими другими народами (эламитами, хурритами, хеттами, позднее и урартами), которые приспособили ее к своим языкам, и постепенно к середине II тысячелетия до н. э. вся Передняя Азия стала пользоваться шумеро-аккадским письмом. Одновременно с распространением клинописи аккадский язык превратился в международный язык общения, дипломатии, науки и торговли. Так, например, в амарнский период (XIV в. до н. э.) египетский двор для связей со своими сирийскими вассалами и другими государствами пользовался вавилонским диалектом аккадского языка. Среди амарнских текстов в Египте были обнаружены даже вавилонские мифологические произведения с пометками египетских писцов.

Особое значение для месопотамской цивилизации имели природные условия. В отличие от других очагов древних культур, в Месопотамии не было камня, не говоря о папирусе, на котором можно было бы писать. Зато там было сколько угодно глины, которая давала неограниченные возможности для письма, не требуя, по существу, никаких затрат. Вместе с тем глина была долговечным материалом. Глиняные таблички не разрушались и от пожара, а, наоборот, приобретали еще большую прочность. Поэтому основным материалом для письма в Месопотамии была глина. Таблички делали из тонких сортов глины, очищая ее в воде от соломы и других примесей, в том числе и от минеральных солей. Соли Удалялись и с помощью обжига. Однако, поскольку в Месопотамии не было леса, обжигу подвергались лишь наиболее важные тексты (царские надписи, экземпляры произведений, предназначенные для хранения в библиотеках). Огромное большинство табличек просто сушили на солнце. Обычно таблички изготовлялись размером в 7—9 см в длину. Наиболее важные царские (а иногда и храмовые) надписи писали также на камне и металлических пластинках.

В I тысячелетии до н. э. вавилоняне и ассирийцы стали употреблять для письма также кожу и импортный папирус. В это же время в Месопотамии стали пользоваться и узкими длинными дощечками из дерева, покрытыми тонким слоем воска, на который наносили клинописные знаки.

Начиная с VIII в. до н. э. арамейский язык превратился в язык международной дипломатии и торговли всего Ближнего Востока. Арамейские писцы, которые писали на коже и папирусе, постепенно заняли ведущее место в месопотамской канцелярии. Школы клинописных писцов теперь были обречены на гибель.

<< | >>
Источник: Под ред. Кузищина В.И.. История Древнего Востока. 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Высшая школа, - 462 с.. 2003

Еще по теме Письменность.:

  1. 2. Письменность
  2. 68. Письменные доказательства
  3. Письменная речь как источник информации
  4. Письменность
  5. Письменность и литература.
  6. 2.1. Письменные доказательства
  7. 5. ПИСЬМЕННОСТЬ
  8. Письменность и литература.
  9. 11. УСТНАЯ И ПИСЬМЕННАЯ РАЗНОВИДНОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА
  10. Требования, предъявляемые к оформлению и содержанию письменной информации
  11. 7.1.4. Этические аспекты письменных коммуникаций
  12. Письменность и книгопечатание.
  13. Образование и письменность.
  14. ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ