<<
>>

2. ЕГИПЕТСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА ВРЕМЕНИ XVIII ДИНАСТИИ

Памятники Нового царства — летописи египетских царей, вы­битые на стенах воздвигнутых ими храмов, биографий воинов, сохранившиеся на поминальных плитах, более поздние литера­турные тексты, в поэтической форме отразившие воспоминания о минувших днях,— запечатлели яркие эпизоды бесчисленных военных походов, столь характерных особенно для начального периода этой эпохи.

Каковы же были предпосылки завоевательной политики ца­рей Нового царства, начало которой положили первые фараоны XVIII династии, политики, оказавшей огромное влияние на все стороны жизни страны? Чтобы понять это, необходимо возвра­титься ко времени освободительной борьбы египтян против ино­земных завоевателей — гиксосов. Борьба с сильным противником потребовала прежде всего создания небывалой ранее по числен­ности и мощи армии. У нас нет сведений о ее численном соста­ве, но известно, что в лучшие времена Нового царства из каждой сотни юношей, достигших совершеннолетия, десять становились воинами, в то время как в эпоху Среднего царства в войско всту­пал только один из ста. Начало резкому увеличению состава египетского войска, несомненно, было положено в период осво­бодительной борьбы. Обстановка настоятельно требовала также упрочения подорванного единства страны, всемерного укрепления центральной власти, концентрации всех материальных и люд­ских ресурсов страны на отпор врагу, и ко времени правления последнего фараона XVII династии, Камеса, в этом отношении были достигнуты определенные успехи. Однако оказалось, что в решающий момент борьбы фиванского царя с гиксосами влия­тельные слои египетской знати по поддержали его стремления изгнать иноземцев и добиться объединения всей страны. Высшие саповпики государства вдруг заявили своему царю на созванном им совете, что они вовсе не желают исполнить его волю «по­карать азиатов», поскольку им и так неплохо в Египте, ибо они владеют лучшими пашнями, их скот беспрепятственно пасется на обширных пастбищах Дельты и, по мнению вельмож, власть гиксосов призрачна, так как не гиксосские правители владеют Египтом, а они, вельможи,— гиксосы же правят лишь «страной азиатов». Вельможи сказали царю, что выступят против гиксо­сов только в том случае, если те будут ущемлять их интересы. Разгневанный фараоп вступил в борьбу с гиксосами вопреки желанию своих сановников и без их поддержки. Все это можно попять, если учесть, что тогдашняя придворная знать, вельможи только еще нарождающегося Новоегипетского государства, тес­нейшим образом была связана с номами, многие из которых лишь совсем недавно подчинились новым фиванским царям. Потомки номархов Среднего царства, которые весьма вольготно чувствова­ли себя в своих номах до крутого царствования Амепемхета III, были не слишком заинтересованы в чрезмерном усилении цент­ральной власти. Велика была еще и сила самой местной помо- вой администрации, укрепившей свои позиции в предшествую­щий смутный период. Как о том свидетельствуют памятники конца XVII и начала XVIII династии, местная знать не только не помогала фиванским царям осуществить изгнание гиксосов и объединить страну под властью Фив, но и активно препятство­вала им, поднимая мятежи то па юге, то на севере Египта. В этих условиях главной опорой египетских царей все более становится крепнущее в боях войско, большая часть которого состоит из новобранцев — выходцев из трудящегося слоя египет­ского общества. Наблюдается также стремление новых египет­ских царей укрепить свою власть в стране путем привлечения в различные сферы государственного управления преданных им людей незпатного происхождения в противовес оппозиционно настроенным представителям старой знати.


Таким образом, фиваиские цари конца XVII — начала XVIII династии в проведении политики централизации опираются на обширный круг новых людей — воинов и администраторов, кото­рые, естественно, должны были получать соответствующее их положению должностное обеспечение. Неизбежно происходит по­степенное принудительное перераспределение материальных и людских ресурсов страны в пользу этих новых людей, в том числе и за счет местной и старой столичной знати. Не случайно владе­ния новоегипетских вельмож не столь велики, как владения вель­мож Древнего царства, и монархи Нового царства не распола­гают уже в своих помах той полнотой власти, что их средне- египетские предшественники. Но внутреннего перераспределения земли, людей и имущества в условиях Нового царства ока­залось недостаточно: оно не могло быть слишком радикальным, а богатства страны не были неисчерпаемыми, поэтому Египет стал нуждаться в постоянном притоке материальных и людских резервов извне в небывалых до сих пор размерах. Интересы упрочивших свое внутреннее положение египетских царей совпа­ли с интересами нового слоя служилых людей, являвшихся их онорой,— с самого начала XVIII династии освободительные войны фи панских царей против иноземных захватчиков, завершившиеся изгнанием гиксосов из Египта, перерастают в захватнические войны. 11а протяжении долгих десятилетий они ведутся как на территории Передне]'! Азии, так и глубоко на юге, в Нубии, н целью этих походов становится ограбление завоеванных стран.

В начальном периоде Нового царства следует искать и истоки упорной борьбы между новой служилой знатыо, выдвинувшейся при поддержке египетских царей из многочисленного слоя людей, ставшего в то время опорой царской власти, и значительно по­тесненной, но все еще сохранившей сильные экономические и политические позиции старой местной и столичной знатью. Борь­ба эта в разных формах будет проявляться па протяжении всей истории Нового царства.

В связи с этим необходимо остановиться па позиции жречества. Еще эллинизированный египетский жрец Манефон в IV—III вв. до п. э. клеймил гиксосов за то, что, ворвавшись в страну, они осквернили многие египетские храмы. Естественно, что, начиная борьбу с гиксосами, фиванские цари могли рассчитывать па под­держку египетского жречества. Но его высший слой был не­расторжимо связан и со столичной, и с местной провинциальной зпатыо родственными узами. Высшие жреческие должности тра­диционно замещались выходцами из семей сановников и номар­хов, титул начальника жрецов местного культа был обычным для главы местной администрации. Естественно поэтому, что союз кежду фиванскими царями и многочисленным и влиятельным египетским жречеством, вероятно, был довольно прочным лишь в период освободительной борьбы с гиксосами. С нарастанием йапряжепности между потомственной знатью и новой служилой прослойкой администрации он стал ослабевать. Цари XVIII ди­настии пытались, очевидно, поддержать этот союз: возвращаясь из иноземных походов, значительную часть награбленной добычи и пленных они дарили египетским храмам. Прежде всего одаря* лось жречество главного фиванского бога — Амона, отождествлен­ного со старым гелиопольским богом Ра и ставшего в образе Амона-Ра главным богом Египта эпохи Нового царства; но имен­но жрецы Амона-Ра в конце XVIII династии становятся основ­ными противниками новой служилой знати в ее открытой борьбе со старой потомственной знатью за места у кормила власти.

Сейчас же, в самом начале XVI в. до н. э., Египет, возглав­ляемый новой фиваиской династией, находился на подъеме. Ях- мес (Амасис) I, первый царь Нового царства, успешно завершает начатую его предшественниками войну с гиксосами. Египетский военный флот по каналам подступил к самым стенам Авариса, и после нескольких сражений на суше и воде столица гиксосов пала. Преследуя отступающего противника, египтяне вторгаются в Южную Палестину, где в течение трех лет осаждают укреп­ленный город Шарухеп, ставший, вероятно, последним оплотом гиксосов вблизи границ Египта. Наконец, взят и Шарухен, от­биты набеги соседних переднеазиатских племен. Затем через всю страну вверх но Нилу плывет Яхмес на юг, в Северную Эфиопию (Нубию), и там наносит поражение непокорным племенам Ку­ша. Борется он и в самом Египте то против какого-то безымян­ного южноегипетского мятежника, то против некоего Тетиапа с шайкой злоумышленников. Вероятно, это отголоски внутреннего сопротивления отдельных местных правителей, не желавших под­чиниться централь ной власти. Преемник Яхмеса, Аменхетеп (Аме- нофпс) I, продолжает борьбу с упорно сопротивляющимися жи­телями Северной Эфиопии.

В результате военных походов первых двух царей Нового царства Египет достиг рубежей периода расцвета Среднего цар­ства — от Синайского полуострова на севере до II нильского по­рога па юге.

Начало широких завоевательных походов далеко за пределы страны связано с именем Тутмосиса IКак и его предшествен­ники, Тутмосис I вновь отправляется в неспокойную Эфиопию, чтобы «покарать мятежников в чужеземных странах и отразить вторжение из области пустыни». Добившись успеха, царь продви­гается дальше на юг, и египетские войска впервые достигают района III нильских порогов, где на о-ве Томбос воздвигается крепость и размещается сильный военный гарнизон. После юж­ной экспедиции египетские войска устремляются на север, в Пе­реднюю Азию, разоряя мелкие княжества в оазисах Палестины и Сирии, захватывая большие военные трофеи и уводя много­численных пленных в Египет. Войска Тутмосиса I достигают Нахрайпы (Митанпи) па Евфрате, впервые увидев большую реку, текущую не в обычном для египтян направлении с юга на север, как Нил, а с севера на юг, что привело их в большое изумление и нашло отражение в египетском названии Евфрата—«Перевер­нутая вода».

Успешно начатые походы были неожиданно прерваны па 20 с лишним лет. Еще при жизни следующего египетского царя, болезненного и недолговечного Тутмосиса II, соправителем был провозглашен его юный сын от побочной жепы — Тутмосис III. Но со смертью царя реальная власть оказалась в руках его вдо­вы Хатшепсут, которая вначале становится правитольпицей стра­ны при малолетнем царе, а вскоре, вероятно при активной под­держке фиванского жречества, восходит на египетский престол сама в качестве царя — полноправного фараопа. При Хатшепсут в течение 20 лет войско пе проявляет почти никакой активности. Мирное правление жешцины-фараопа ознаменовано интенсивной строительной деятельностью, в которой явствеипо ощущается осо­бое расположение к жречеству бога Лиона, проявившееся в воз­ведении мпогочиолетшых храмовых сооружений в честь главного бога страны в Фивах, па юге и па севере страны. С именем зод­чего и временщика Хатшепсут—Сепмута связано строительство прекрасного архитекгурпого ансамбля ее заупокойного храма в Дейр-оль-Бахри. Из внешнеполитических действий Хатшепсут ши­роко известна лишь знаменитая экспедиция в страну Пунт, ярко отраженная на раскрашенных плоских рельефах ее гробницы.

Около 1500 г. до н.э., после смерти Хатшепсут, Тутмосис III, ранее даже не упоминавшийся официально, стал наконец еди­новластным царем Египта на 22-м году своего формального цар­ствования. Яростно преследует он память своей мачехи, уничто­жая ее статуи, стесывая ее имена со степ храмов, замуровывая в степы повых сооружений возведенные ею величественные 30- метровые обелиски. Не было пощады и людям из окружения покойпой царицы — и ранее умершим, как Сепмут, гробница ко­торого была разрушена, и еще живым. Политическая жизнь стра­ны резко меняется. Внутри правящей верхушки страны стали преобладать сторонники нового царя, опиравшегося, как и его воинственные предшественники, прежде всего на войско и повую служилую зпать. Кончился пеобычный для истории Нового цар­ства краткий мирный период, началась эпоха великих завоева­тельных походов Тутмосиса III.

На стенах храма Амопа-Ра в Фивах сохранились выдержки из летописи, составленной египетским писцом, участником похо­дов Тутмосиса III. Кожаные свитки летописи давпо погибли, но то, что сохранилось на камне, в сочетапии с другими доку­ментами, дошедшими до нас, дает возможность следить за хо­дом военных действий, продолжавшихся без малого 20 лет.

Уже в год смерти Хатшепсут египетское войско, возглавляемое Тутмосисом III, из пограничной египетской крепости Чару[71] вы- •ступает в свой первый за долгое время поход. Через 10 дней оно достигает г. Газы в Южной Палестине, где царь торжественно празднует 23-ю годовщину своего формального восшествия на престол, и на следующий же день устремляется в глубь Перед­ней Азии. Здесь ему пришлось встретиться уже не с разрознен­ным сопротивлением отдельных кпязей, как это было при преж­них египетских царях, а с большой коалицией, возглавляемой царьком г. Кадеша на Оронте. Решив дать бой у стен г. Мегиддо, Тутмосис III из трех возможных путей к нему, вопреки мнению военного совета, выбирает кратчайший, но наиболее трудный — ч^рез горный перевал по узкой тропе над пропастью. «И пошел он сам впереди войска своего, указывая путь каждому человеку. И лошадь шла за лошадью, и его величество был во главе вой­ска своего»,— гласит летопись. При выходе из ущелья в долину Мегпддо на глазах у врага был разбит лагерь для ночлега, и на следующее утро сам царь па золотой колеснице возглавил сра­жение. Противник не мог долго сопротивляться сплоченному еги­петскому войску; бросив на поле битвы колесницы, оружие и шатры, войско, возглавляемое царьком Кадета, бежало в город, причем многих беглецов втаскивали на стены города за одежду. Египтяне, однако, не сумели воспользоваться выгодным момен­том и взять город с ходу, так как занялись грабежом брошенного противником лагеря у стен города и подсчетом своей добычи. Тем временем ворота города успели закрыть. Но овладеть Ме­гиддо было совершенно необходимо. «Все властители всех север- пых стран заперты в этом городе,— обращается царь к своему войску,— поэтому взятие Мегиддо подобно взятию тысячи горо­дов». Началась длительная осада города — египтяне еще не умели брать крепости штурмом. Только через семь месяцев измученный голодом город сдался. Князьки пали ниц перед фараоном, умоляя его сохранить им жизнь. Пощаженные, но униженные «властите­ли» были отправлены в свои города на ослах. Египтяне же вновь стали считать добычу. Скрупулезно перечисляет летописец воен­ные трофеи, захваченные в Мегиддо и его окрестностях: «плен­ных 340, лошадей 2041, жеребят 191, жеребцов 6...» Здесь же сотни колесниц, в том числе отделанная золотом боевая колес­ница самого царька Кадеша, медные и кожаные панцири, дере­вянные подпорки княжеских шатров, коровы, быки, козы, тысячи овец и огромное количество зерна, «доставленного его величест­ву с пахотных земель Мегиддо».

Так год за годом, с 22-го по 42-й год своего царствования, каждым летом, когда у соседей созревал урожай, ходил Тутмо- снс III походами в Переднюю Азию, захватывая все новые го­рода и области Сирии. В одном из последних походов египтяне снова овладели Кадешем, ворвавшись в город через пролом в стене. Самым северным рубежом азиатских походов Тут- моспса III стал город Каркемиш, занимавший выгодное стра­тегическое положение на стыке Месопотамии, Малой Азии .и Сирии.

Воюя с сирийскими князьками, Тутмосис III должен был не­избежно столкнуться и с Митаннийским царством, расположен­ным в Северной Месопотамии. Оно являлось естественным опло­том переднеазиатских городов в их борьбе с египтянами. Однажды египетские военные ладьи, построенные на восточном побережье Средиземного моря, в Библе, были на запряженных волами по­возках доставлены на Евфрат, и египтяне поплыли вниз по ре­ке, захватывая и разоряя миганнийские города и селения. После нескольких столкновений с египетскими войсками митаннийцы вынуждены были уйти далеко за реку.

На юге, в Нубии, владения Тутмосиса III простирались вплоть до IV нильского порога. За достигнутые при нем рубежи, как на севере, так и на юге, не вышел ни один из его преемни­ков. Египет превратился в могущественную мировую державу, вместе с подчиненными территориями протянувшуюся с севера на юг на 3500 км.

Степень зависимости от Египта покоренных стран и городов была различной. Наиболее прочно с Египтом была связана Эфио­пия, непосредственно управлявшаяся египетской администрацией во главе с наместником, носившим титул «царского сына Куша», хотя бы он и не был царевичем по происхождению. Создать себе столь иге сильные позиции в Передней Азии египетские цари пе смогли из-за трудности перехода через пустыню и постоянного противодействия соседних держав. Однако в важных передне- азиатских городах стояли египетские гарнизоны, а наследники их правителей воспитывались как заложники при египетском дво­ре в угодном фараону духе. Азиатский намесгпик Египта носил титул «начальника северных стран».

Огромные богатства стекаются в Египет и в качестве ежегод­ной дани с ужо покоренных стран, и в виде военной добычи — с еще покоряемых. Многое достается египетскому войску, щедро дарует ему царь боевые награды, землю, пленных. Не забывает фараон и жречество, с которым необходимо ладить, поэтому боль­шая часть военной добычи даруется храмам, прежде всего храму Амона-Ра в Фивах. В главном храме Амона-Ра ведется грандиоз­ное строительство. Не оставлены без внимания и другие храмы.

Тутмосис III умер на 54-м году своего царствования. На пре­стол восходит его сын Аменхетеп II. Он также проводит свое царствование в походах, подавляя возникающие то там, то здесь мятежи. Более ста тысяч азиатов привел этот царь в Египет — возможно, только после одной большой карательной экспедиции в Переднюю Азию. Его сын Тутмосис IV также совершает не­сколько азиатских походов, подавляет восстание в Эфиопии.

Карательные экспедиции Аменхетепа II и Тутмосиса IV сло­мили сопротивление переднеазиатских князьков. Признали могу­щество Египта и независимые от него государства: касситская Вавилония, Хеттское царство и г. Ашшур. После военной кон­фронтации завязываются мирные отношения с царством Митанни, закрепленные браком Тутмосиса IV с митаннийской принцессой.

Неудивительно поэтому, что тридцатилетнее правление преемни­ка Тутмосиса IV, Аменхетепа III, было на редкость мирным. Новый царь лишь однажды, на 5-м году своего царствования, совершил поход в Эфиопию. Царствование Аменхетепа III отмечено грандиозным строительством, В Фивах сооружается но­вый величественный храм в честь Амона-Ра; на западном берегу Нила возле столицы возпикла загородная царская резиденция — большой роскошный дворец, а несколько севернее его — заупо- койпый храм царя, перед пилонами которого были воздвигнуты две огромные статуи фараона, знаменитые «колоссы Мемнона»[72]. Возле развалин этого храма в прошлом веке была раскопана аллея из сфинксов, изваянных из розового асуанского гранита. Два из пих стоят ныне на одной из невских набережных в Ле­нинграде. Источником столь обширной строительной деятельно­сти Аменхетепа III были несметные богатства, поступавшие в Египет из покоренных и зависимых стран. Египет находился на вершине своего могущества. Но, оказывается, не все было благо­получно в безмятежные времена Аменхетепа III. Внутренняя ста­бильность государства исподволь, постепеппо расшатывалась по­стоянной, но пока еще незримой борьбой двух могущественных группировок внутри правящего класса. Интересы потомственной столичной и местной, номовой знати, с одной стороны, и повых социальных слоев и выдвинувшейся из их среды новой служи­лой знати — с другой, становились все более и более неприми­римыми. Открытая борьба назревала и вылилась наконец в так называемую религиозную реформу Эхнатона.

<< | >>
Источник: Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. История древнего мира. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. М.: Наука: Главная ре­дакция восточпой литературы издательства, (Кн. 1.) Ранняя древность. Отв. ред. И. М. Дья­конов.— 470 с. 1989

Еще по теме 2. ЕГИПЕТСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА ВРЕМЕНИ XVIII ДИНАСТИИ:

  1. Глава 12. Великая Ассирийская военная держава в 1 ТЫСЯЧЕЛЕТИИ ДО Н. Э.
  2. Глава 5. ВЕЛИКАЯ ЕГИПЕТСКАЯ ДЕРЖАВА В ЭПОХУ НОВОГО ЦАРСТВА (ХУТ—ХТТ ВВ. ДО Н. Э.)
  3. 1. Завоевания фараонов XVIII династии (ок. 1554— ок. 1306 гг. до н. э.)
  4. 3. ГЕЛИГИОЗПАЯ РЕФОРМА АМЕНХЕТЕПА IV И КОНЕЦ XVIII ДИНАСТИИ
  5. Глава 10. ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА В МЕСОПОТАМИИ. ДЕРЖАВЫ АККАДА И III ДИНАСТИИ УРА
  6. 2. Южная Месопотамия времени Ранних династий
  7. 5. Иран во второй половине XVIII в. и утверждение у власти династии Каджаров. Социально-экономический и политический строй
  8. Сост. Д.В. Кузнецов. Хрестоматия по истории Нового времени стран Европы и Америки: В 2 кн. Кн.1. Внутриполитическое развитие – Благовещенск: Изд-во БГПУ, – Ч. 1: XVII-XVIII вв. – 432 с., 2010
  9. §43. В Александрии Египетской
  10. 2. Египетская религия
  11. Организация государственного управления. Египетская деспотия.
  12. §8. Жизнь египетского вельможи
  13. 7. Возникновение « Египетского кризиса ». Ункяр-искелесийский договор
  14. ЛЕКЦИЯ 2. ЕГИПЕТСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  15. Система управления и военная организация
  16. 6. Египет при XIX династии (ок. 1306—ок. 1197 гг. до н. э.).
  17. 1. Египетская революция 1952 г., ее характер и послед­ствии. Насернзм.
  18. 43. Военная реформа Петра I
  19. Военная реформа.
  20. Военная реформа.