<<
>>

Возникновение банковского дела и депозитных учреждений

В ходе исторического развития общества люди осознали недостатки бартера. Сначала вместо него они начали использовать в качестве денег нечеканенные металлы в виде слитков. Однако слиток как средство обращения во многих отношениях неудобен.
В момент совершения сделки не всегда имеются под рукой приспособления для взвеши­вания и проверки качества, поэтому возникает обвес и фальсификация денег, увели­чивающие трансакционные издержки.

Решением проблем, связанных с использованием слитков в качестве денег, стала чеканка монет. Клеймо, нанесенное на металлический слиток, удостоверяло опреде­ленный вес и степень чистоты металла. Названия многих современных денежных еди­ниц (фунт, лира, шекель) восходят к единицам веса. Тем не менее, хотя чеканка монет явилась важным усовершенствованием в развитии денег, она не устранила некоторые проблемы. Среди наиболее важных из этих проблем — возможность кражи перево­зимых и хранящихся денег, расходы на транспортировку и отсутствие процентного дохода при использовании монет в качестве денег.

ЮВЕЛИР

Главным образом как реакция на опасность кражи возникла практика хранения слит­ков благородных металлов и монет в хранилищах ювелиров. Поскольку ювелиры ра­ботали с такими благородными металлами, они по необходимости обеспечивали их защиту. Поэтому было совершенно естественно выбрать ювелира в качестве приемщи­ка и хранителя золотых и серебряных денег (за определенную плату) ради спокойст­вия владельца.

На этой ранней стадии истории банковского дела вкладчик, хотевший оплатить сделку, должен пойти к хранителю, взять некоторое количество своих монет и исполь­зовать их для платежа. Чтобы упростить эту процедуру, люди начали использовать специальные складские расписки (письменные свидетельства о хранящихся монетах из благородных металлов) в качестве средства платежа.

Эти старинные «расписки

ювелира» принимались в оплату по одной причине: получатель платежа был уверен, что расписку можно обменять на золотые монеты в мастерской ювелира. Так был сделан важнейший шаг для эволюции денег. Люди начали использовать письменные свидетельства (вместо монет из благородных металлов или слитков как таковых) в качестве средства обращения.

ЮВЕЛИР СТАНОВИТСЯ БАНКИРОМ

Следующим шагом в развитии банковского дела явилось открытие ювелирами того факта, что им необязательно хранить в своих подвалах все депонированные у них монеты. Они обнаружили, что ежедневные изъятия, как правило, примерно равны ежедневным вкла­дам. Тем не менее бывали дни, когда изъятия превышали вклады. Если ювелиры могли предвидеть величину, на которую изъятия могут превзойти вклады, они могли постоянно хранить только резервы (reserves), соответствующие случайным колебаниям.

Ювелиры давали расписки на гораздо большие суммы, чем те, что фактически хра­нились у них в виде монет из благородного металла. Таким образом, стоимость «денег» (или резервов), которые у ювелиров всегда были под рукой для обеспечения возможных изъятий золотых и серебряных монет, представляла собой только часть общей стоимости складских расписок, которые они давали. Так родилась идея частичных банковских резервов (fractional reserve banking), и ювелиры из простых хранителей монет превра­тились в банкиров. Если эта практика и была поначалу тайной (что несомненно), то истина вскоре выплыла наружу. Люди, однако, убедились в том, что система частичных резервов выгодна обеим сторонам. Банкиры обеспечивали безопасность, удобство, про­стоту передачи денег, бухгалтерские услуги — и все это за ничтожную плату или вообще бесплатно. В обмен на эти услуги банкирам предоставлялось право использовать храня­щиеся у них деньги граждан для выдачи ссуд. Как всегда бывает в обществах, основан­ных на выгоде, был найден путь достижения взаимной выгоды. С тех пор были проана­лизированы и отброшены все морально-этические возражения против хранения менее чем 100-процентных резервов с целью получения прибыли.

Единственной серьезной проблемой оказались спорадически возникающие нарушения конфиденциальности и «набеги» на банк (когда люди бросаются изымать свои деньги в страхе перед исчерпа­нием банковских резервов). Гласная, осторожная деятельность банков и солидная манера поведения банкиров помогли уменьшить опасения публики, и банковское обслуживание с частичным резервным покрытием утвердилось повсюду.

Теперь мы перенесемся через несколько веков и опишем ранние стадии развития банковского дела в США.

ЗАРОЖДЕНИЕ БАНКОВСКОГО ДЕЛА В США

Ни в одной стране мира нет такой обширной и сложной банковской системы, как в США. В других странах обычно имеется центральный банк и 10—12 коммерческих банков (со множеством отделений у каждого). В отличие от них в США существует двухуровневая банковская система, в которой имеются банки, получившие чартер[9] от правительств штатов, и банки, получившие чартер от федерального правительства. Существованием такой системы двойного подчинения объясняется наличие сравни­тельно большого числа банков в стране. Для понимания двухуровневой банковской системы США лучше всего рассмотреть в историческом аспекте различные факторы, которые оказали влияние на формирование ее финансового пространства.

Революционная война На уроках истории США в школе мы узнаем, что американ­ские колонисты были едины в своем стремлении к независимости и готовности бороть - ся за нее. Почти во всем остальном они были несогласны друг с другом. Существовало две основные точки зрения на политическую власть (иметь сильное центральное пра­вительство или сильные правительства штатов, объединенных в федерацию) и на фи­нансовую власть (иметь сильный центральный банк, концентрирующий финансовую мощь или много независимых банков одинаковой финансовой мощи).

Во время войны за независимость Континентальный конгресс столкнулся с этими противоречащими друг другу подходами. К тому же перед ним стояла задача финан­сирования войны за независимость. Все эти проблемы встали перед конгрессом на фоне больших финансовых затруднений.

Почти все финансовые каналы колоний были связаны с банками Великобритании, а революция оборвала эти нити. Хотя существо­вали «финансовые компании», принадлежавшие колонистам и управлявшиеся ими, настоящих самостоятельных банков в мятежных колониях не было. Так что Континен­тальный конгресс должен был решить чудовищно сложную задачу финансирования войны, не имея собственной банковской системы.

Финансирование войны за независимость Хотя война обошлась США в 100 млн. долл., что, вероятно, составляло менее 10% годового национального дохода в период с 1775 по 1783 г., Континентальный конгресс с трудом нашел эту сумму. Законы конфедерации были довольно слабыми и не давали Континентальному конгрессу пра­ва взимания налогов с граждан. Конгресс, однако, смог получить займы за границей на сумму почти в 8 млн. долл. золотом; более 3/4 этой суммы предоставила Франция, остальное — Голландия и Испания. Около 2 млн. долл. было получено в виде займов от частных лиц и компаний. Затребованные Конгрессом взносы от штатов принесли всего 6 млн. долл. С точки зрения каждого отдельного штата часто казалось разум­ным занимать выжидательную позицию и позволять платить другим штатам. Это был хороший пример того, что экономисты называют «проблемой независимого наездни­ка» — каждый штат старался предоставить другим штатам возможность нести бремя военных расходов. Поскольку так вел себя каждый штат, поступления в федеральную казну были незначительны.

Континентальные доллары В течение 4-летнего периода, начиная с 1775 г., Кон­тинентальный конгресс дал разрешение на выпуск бумажных денег на общую сумму почти 200 млн. долл. В этот период эти бумажные деньги фактически стоили немно­гим более 40 млн. долл. золотом. Немногие верили, что эти бумажные деньги, кото­рые называли «континентальками», будут обмениваться на звонкую монету (золотую или серебряную) после революции. Поскольку не было уверенности в будущем обмен­ном курсе денег, текущий курс их обмена на золото постоянно снижался. В то время конгресс не имел права объявить «континентальки» обязательным к приему средством оплаты долговых обязательств. Вместо этого Конгресс просил власти штатов наказы­вать лиц, отказывавшихся принимать их в обмен на товары и услуги.

К 1781 г. «континентальки» стоили 1/500 своего номинала. Было две причины столь низкого обменного курса: 1) недоверие населения к правительству; 2) огромный рост объема выпущенных «континенталек». Связь между объемом денежной массы в об­ращении и ее стоимостью (покупательной способностью) стала в этот период совер­шенно очевидной и хорошо иллюстрировалась поговоркой: «не стоит и континенталь­ки». С этими деньгами произошло то же самое, что происходит с любым товаром: когда предложение растет быстрее, чем спрос, равновесная, определяемая рынком цена падает. Поскольку «ценой» доллара является его покупательная способность, быстрый рост массы «континенталек» привел к падению их покупательной способно­сти. По-другому это называется инфляционной ситуацией: для покупки некоторого количества товаров и услуг требуется все большее количество денежных единиц.

Первые годы республики После ратификации Конституции США в 1789 г. новое федеральное правительство получило право «выпускать деньги, регулировать их сто­имость и чеканить монету, а также устанавливать стандарты мер и весов». Таким образом, этот раздел Конституции дал федеральному правительству возможность ввести федеральную денежную единицу. Это было важно для будущего развития коммерче­ской деятельности и рынков капиталов (т. е. рынков, на которых производится купля- продажа долговых обязательств и акций компаний). Конституция также позволяла федеральному правительству оплачивать долги «нескольких» (т. е. отдельных) шта­тов. Это еще больше способствовало развитию рынков капиталов.

Точка зрения А. Гамильтона Ключевым положением Конституции является то, что федеральное правительство уполномочено регулировать объем денежной массы в об­ращении. Первоначально усилия в этом направлении не были эффективными, но уже в первые годы существования республики предприняты важные попытки организации стабильной денежной системы. В 1791 г. министром финансов был назначен Алек­сандр Гамильтон (Hamilton). Права, которые предоставляла ему эта должность, ус­тупали только правам президента. Финансовая программа А. Гамильтона отражала его веру в необходимость сосредоточения основных полномочий у федерального пра­вительства, а не у правительств отдельных штатов. А. Гамильтон считал необходимым установить базовую единицу денежной системы, что очевидно из его знаменитого заявления, опубликованного в The Federalist Paper, № 30:

«Деньги, насколько это возможно, должны рассматриваться как жизненно важный принцип внутренней политики страны; как то, что поддерживает ее жизнь и развитие, позволяя ей осуществлять свои важнейшие функции».

По предложению А. Гамильтона в 1792 г. был принят Закон о чеканке монет. Доллар должен был стать базовой денежной единицей, а десятичная денежная система долж­на была заменить британскую систему фунтов, шиллингов и пенсов.

В соответствии со своей убежденностью в необходимости сильного общенацио­нального правительства, А. Гамильтон был поборником идеи общенационального бан­ка; в 1781 г. в письме к Роберту Моррису (Morris) — главе департамента финансов Континентального конгресса — он писал:

«Задачей национального банка является расширение государственного и частного кредита. Тог­да будут расти отрасли экономики, приумножая количество товаров, сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность достигнут расцвета, что обеспечит истинное богатство и про­цветание государства».

Альтернативная точка зрения Если Александр Гамильтон был горячим сторонником сильных коммерческих банков, то Томас Джефферсон (Jefferson) — первый государст­венный секретарь — хотел, чтобы США оставались в основном сельскохозяйственной страной. Т. Джефферсон противостоял банкирам, потому что считал, что их интересы связаны главным образом с промышленной и коммерческой деятельностью.

Тем не менее Т. Джефферсон активно интересовался вопросами денежной эмиссии; в 1776 г. он опубликовал доклад, озаглавленный «Заметки о введении денежной еди­ницы и чеканке монеты в Соединенных Штатах». В этом докладе он предлагал по­ложить в основу американской денежной системы испанский серебряный доллар, имевший удобный размер и уже широко использовавшийся. Т. Джефферсон был так­же одним из главных поборников десятичной денежной системы; он рекомендовал делить денежную единицу на десятые доли — даймы, по испанскому образцу, и на сотые доли — центы, по аналогии с существовавшей в то время «медной» монетой.

Доклад Т. Джефферсона произвел большое впечатление на Роберта Морриса и членов Континентального конгресса. Конгресс принял его предложения, и Александр

Гамильтон сам включил большую часть предложений Т. Джефферсона в свой проект денежной системы новой республики. Позднее, когда он был государственным секре­тарем и надзор за деятельностью федерального монетного двора входил в круг его служебных обязанностей (наряду со множеством других, включая руководство Па­тентным ведомством США), Т. Джефферсон вернулся к своим идеям, изложив их первому Конгрессу США в докладе, озаглавленном «План учреждения единой де­нежной системы и системы мер и весов в США».

Битва титанов и зарождение национальной банковской системы Александр Га­мильтон принадлежал к партии федералистов, которые отстаивали идеи централиза­ции политической власти в руках федерального правительства. Сюда включалось и право контролировать банки, регулировать их деятельность и выдавать чартер банкам. Федералисты считали, что Конституция не предоставляет штатам права регулирова­ния банковской деятельности. Антифедералисты, возглавляемые Т. Джефферсоном, отстаивали права штатов. Они не только добивались для штатов права выдачи чартера банкам и контроля над ними, но они также боролись за принятие законов, которые запрещали бы федеральному правительству вмешиваться во все эти виды деятельно­сти. Т. Джефферсон, вместе с первым генеральным прокурором Эдмундом Рандол­фом (Randolph) и представителем штата Вирджиния, одним из учредителей Консти­туции Джеймсом Мэдисоном (Madison), рекомендовал президенту Джорджу Ва­шингтону (Washington) в 1791 г. наложить вето на закон, разрешающий создание национального банка. Т. Джефферсон писал:

«Я считаю, что в основе Конституции лежит принцип, согласно которому “все полномочия, не отнесенные Конституцией к компетенции Соединенных Штатов и не запрещенные ею к осу­ществлению отдельными штатами, относятся к компетенции Штатов или Народа как такового” (статья XII). Сделать хотя бы один шаг за рамки, которыми, таким образом, обозначены полномочия Конгресса, означает претендовать на безграничную власть, не поддающуюся ника­кому определению.

Организация банка с полномочиями, предусмотренными данным законопроектом, не относит­ся, по моему мнению, к компетенции Соединенных Штатов в соответствии с Конституцией»[10].

А. Гамильтон и федералисты основывали свои аргументы в защиту права федерального правительства выдавать чартер банкам на «пункте о подразумеваемых правах» Консти­туции, предоставляющем Конгрессу право проводить законы, «необходимые и эффек­тивные для реализаций полномочий, предоставленных правительству Соединенных Шта­тов Конституцией». Оспаривая этот документ, Т. Джефферсон утверждал в своем «Мне­нии...», направленном Дж. Вашингтону: «Но все они могут быть проведены и без банка. Банк поэтому не является необходимым и, соответственно, не разрешается этой фра­зой». Дж. Вашингтон колебался, следует ли ему накладывать вето на законопроект о национальном банке, но накануне истечения срока наложения вето он получил знамени­тый ответ А. Гамильтона, адресованный Т. Джефферсону и Э. Рандолфу:

«Секретарю Казначейства стало ясно, что этот общий принцип включен в самое определение правительства и существенен для любого действия правительства Соединенных Штатов; говоря конкретнее, любое полномочие, предоставленное правительству, является, по своей природе, про­явлением ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ и включает, по определению этого термина, право исполь­зовать все средства, необходимые и соответствующие, для осуществления какого-либо полномо­чия, если они не попадают под ограничения и исключения, установленные Конституцией, не являются аморальными и не противоречат основным политическим целям общества».

Непосредственно касаясь заявлений Т. Джефферсона, оспаривавшего необходимость учреждения национального банка, А. Гамильтон отвечал:

«Вопрос о том, насколько необходима какая-то мера, чтобы принять ее, не может быть решен на основании законных прав. Это вопрос мнения, и он должен решаться на основании целесо­образности. Соотношение между мерой и целью, между природой средства, используемого для осуществления полномочия, и объектом этого полномочия должно быть критерием консти­туционности, а не большая или меньшая степень необходимости или полезности»[11].

Убежденный доказательствами А. Гамильтона, президент Дж. Вашингтон позволил законопроекту стать законом. Следует иметь в виду, тем не менее, что полномочия федерального правительства в отношении учреждения национальных банков были в тот момент предметом больших споров; если бы не настойчивость А. Гамильтона, вопрос мог быть решен противоположным образом, и тогда в настоящее время в стра­не были бы только банки штатов.

Важно понять, что в этот период (со времени основания республики до конца 1780-х годов) главной функцией банка был выпуск банкнот (bank notes). Банкноты были ли­стками бумаги, представляющими собой долговые обязательства выпустившего их бан­ка; их было легко передавать от одного лица другому. Банкнота отличалась от банков­ского депозита тем, что не требовала, чтобы плательщик указывал получателя платежа. Таким образом, банкноты были аналогичны монетам; при этом они были более порта­тивными, так как в принципе на них могла быть указана любая денежная сумма.

Как средство платежа банкноты были намного важнее депозитов до востребова­ния. В период с 1781 по 1811 г. текущие счета использовались только в городах, причем за это время число банковских учреждений выросло с двух до более сотни банков. В этот период городов насчитывалось мало, передвижение было медленным, связь была затруднена.

К 1789 г., в котором была ратифицирована Конституция, в США имелось три акционерных банка. Это были Bank of North America and Philadelphia, учрежденный в 1782 г.; Bank of New York, основанный в 1784 г.; и Bank of Massachusetts, учреж­денный в 1784 г. Было также организовано несколько неакционерных, или частных, банков. В то время, согласно обычному праву, физические лица по своему выбору могли заниматься любым бизнесом, включая банковское дело. Только в 1800 г. штаты попы­тались ограничить банковскую деятельность этих частных, неакционерных компаний.

БАНКОВСКОЕ ДЕЛО С 1791 ГОДА

Мы продолжим более полно историческое описание банковской системы США в главе 15. Здесь же мы дадим краткий, но достаточно исчерпывающий экскурс истории банковского дела и депозитных учреждений в США. С 1791 по 1836 г., с коротким перерывом с 1811 по 1815 г., в США существовала двухуровневая банковская систе­ма, включающая многочисленные банки, находившиеся в ведении штатов, и единст­венный получастный-полугосударственный национальный банк, имевший отделения во всех штатах. (Мы покажем в главе 15, что национальный банк действовал также как центральный банк федерального правительства, как это предусматривал А. Га­мильтон.)

Быстрый рост банковского дела в новой республике По иронии судьбы банковское дело в США существенно разрослось как раз в период президентства Томаса Джеф­ферсона и Джеймса Мэдисона, являвшихся традиционными политическими противни­ками банковских интересов. В табл. 6-1 показано число банков, существовавших с 1803 по 1818 г. Из таблицы видно, что за этот 16-летний период число банков вы­росло в 6—7 раз. В таблице представлены данные об отношении объема выпущенных банкнот к объему депозитов, показывающие, насколько важным был выпуск банкнот в тот период. Он составлял не менее, а нередко и более половины объема депозитов.

ТАБЛИЦА 6-1

Число банков и отношения объема банкнот к объему депозитов, 1803—1818 гг.

Годы Число

банков

Отношение объема банкнот к объему депозитов Годы Число

банков

Отношение объема банкнот к объему депозитов
1803 53 1,41 1811 117 1,22
1804 64 0,56 1812 143 1,16
1805 71 0,56 1813 147 1,30
1806 78 0,79 1814 202 1,20
1807 83 0,78 1815 212 1,12
1808 86 0,79 1816 232 0,70
1809 92 0,78 1817 262 0,88
1810 102 1,08 1818 338 0,87

Источник. Fenstermake J. Van, The Statistics of American Commercial Banking: 1782—1818. — Journal of Economic History, 1965, pp. 400—413.

заставила Теодора Рузвельта (Roosevelt) создать комиссию для выработки рекомен­даций по содержанию реформы, что в конце концов привело к созданию в 1913 г. Федеральной резервной системы (в главе 15 мы подробно расскажем обо всех этих событиях). С тех пор в США существует банковская система, состоящая из единст­венного полугосударственного центрального банка, национальных банков, имеющих чартер федерального правительства и находящихся в частном владении, и банков штатов, имеющих чартер правительств штатов и находящихся в частном владении.

Регулируемая банковская деятельность Тем не менее до 1933 г. банковская деятель­ность оставалась областью со слабым законодательным регулированием. Кроме того, хотя получили широкое распространение чековые депозиты (текущие счета), все еще находи­лись в обращении банкноты некоторых банков. Принятие Конгрессом ряда законов в 1933 г. (Закон Гласса—Стиголла и Закон о Федеральной корпорации страхования депо­зитов) и в 1935 г. (Закон о банках) полностью изменило облик банковской сферы. Были введены многочисленные законодательные ограничения банковской деятельности. Как вы узнаете из главы 10, многие из этих ограничений действуют и по сей день, хотя банки в 1950—70-е годы нашли несколько способов обходить законодательство. В дальнейшем, после 1980 г. увлечение законодательными ограничениями прошло, и рядом решений Фе­деральной резервной системы и суда многие законодательные ограничения банковской деятельности были ослаблены или отменены. Тем не менее период после 1933 г. обычно называют периодом регулируемой банковской деятельности.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СБЕРЕГАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Кроме коммерческих банков важнейшим видом депозитных учреждений являются сбе­регательные учреждения (thrift institutions). Они включают в себя сберегательные банки (savings banks), ссудо-сберегательные ассоциации (savings and loan associations) и кредитные союзы (credit unions). Как и коммерческие банки, эти учреждения принимают чековые депозиты, являющиеся частью номинальной денеж­ной массы. Именно эта черта их деятельности делает их наряду с коммерческими банками важным элементом денежной и банковской системы.

Ниже мы кратко опишем начальный этап деятельности сберегательных учрежде­ний. Более детальное описание эволюции этих учреждений, включая современный период, мы дадим в главе 13.

История сберегательных банков Сберегательные банки были первоначально орга­низованы как учреждения, призванные стимулировать сбережение лиц с ограниченны­ми средствами путем выплаты дивидендов (дохода) по сберегательным вкладам (де­позитам). Даниэль Дефо — британский писатель, автор «Робинзона Крузо» и других книг — еще в 1697 г. предлагал организовать «Дружеские общества общей преду­смотрительности». Однако первое из предложенных им «Дружеских обществ» было организовано только в 1765 г. Наименование «сберегательный банк» было впервые использовано в Шотландии в 1810 г., а в США первый сберегательный банк был организован в 1816 г. в Филадельфии на средства состоятельного бизнесмена.

После начального периода медленного развития сберегательные банки стали быс­тро расти, особенно в северных штатах страны, в периоды до и после гражданской войны. К 1900 г. в США было 492 сберегательных банка. Многие сберегательные банки были, согласно своим уставным документам, взаимно-сберегательными; вклад­чики являлись главными кредиторами этих учреждений, которые, однако, не выпуска­ли акций, свидетельствующих о долевом участии в капитале. Это означало, что вклад­чики получают пропорциональную долю прибыли, подобно тому, как держатели акций получают часть прибыли компании.

Зарождение ссудо-сберегательных ассоциаций Как и сберегательные банки, ссудо­сберегательные ассоциации, как правило, находились в совместном владении вкладчи­ков. Первая ссудо-сберегательная ассоциация также была учреждена в Филадельфии в 1831 г.; это было закрытое общество, членами которого стали 40 человек, догово­рившихся еженедельно сберегать определенную сумму и объединить свои средства для того, чтобы давать займы членам общества. Такая организационная структура повторяла структуру строительных обществ Англии и отражала первоначальные цели ассоциации: стимулировать сбережения и объединить средства для предоставления займов на финансирование жилищного строительства.

К 1850 г. большинство ссудо-сберегательных ассоциаций стало открытыми для вступления в них всех граждан, желающих открыть депозитные счета. Это привело к быстрому расширению этого бизнеса, и к 1890 г. во всех штатах США существовали ссудо-сберегательные ассоциации. С широким географическим распространением ссу­до-сберегательных ассоциаций связано их организационное разнообразие. Тогда как большая их часть оставалась в совместном владении, довольно многие превратились в акционерные компании, контролируемые акционерами. Нарастающая тенденция к развитию акционерной формы ссудо-сберегательных ассоциаций, возникшая в начале XX в., усилилась в последние годы, когда сберегательная отрасль столкнулась с се­рьезными трудностями.

Возникновение кредитных союзов Кредитные союзы, как и первые ссудо-сберега­тельные ассоциации, являются «закрытыми» финансовыми ассоциациями. Они орга­низованы как кооперативы, члены которых имеют общие интересы. Это могут быть служащие одной компании, члены одного профсоюза, члены братского ордена, прихо­жане одной церкви. Члены союза приобретают пай в капитале ассоциации, дающий им право на ссуду из средств кредитного союза.

Первые кредитные союзы возникли в Германии в 1848 г., затем — в Италии, где они получили широкое распространение. Первый кредитный союз в Северной Америке воз­ник в Канаде в 1900 г., в США он был организован в 1909 г. Число кредитных союзов в США стало особенно расти после 1930 г. В 1934 г. был принят Федеральный закон о кредитных союзах, установивший порядок предоставления чартера кредитным союзам.

<< | >>
Источник: Роджер Лерой Миллер, Дэвид Д. Ван-Хуз.. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, — XXIV, 856 с.. 2000

Еще по теме Возникновение банковского дела и депозитных учреждений:

  1. Мировая история возникновения и развития банковского дела
  2. Возникновение и развитие банковского дела в дореволюционной России
  3. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ БАНКОВСКОГО ДЕЛА
  4. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ДЕПОЗИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ИХ ПЕРСПЕКТИВЫ
  5. Депозитные учреждения и предложение денег
  6. Модель депозитного учреждения
  7. 2.7.2. Прочие депозитно-сберегательные учреждения
  8. Основы регулирования деятельности депозитных учреждений
  9. Поведение депозитных учреждений в экономике
  10. Депозитные учреждения на конкурентных рынках
  11. Регулирование деятельности депозитных учреждений
  12. Основные тенденции в управлении депозитными учреждениями и особенности их функционирования
  13. ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЕПОЗИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ: ПРОТИВОРЕЧИЕ ЦЕЛЕЙ
  14. ОПРЕДЕЛЕНИЕ РЫНКОВ ДЕПОЗИТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
  15. Теории регулирования депозитных учреждений