<<
>>

НОВЫЙ НАПОЛЕОН

В то время, когда монополии стали слишком бюрократичными, слишком большими, сложными и устоявшимися, чтобы не отражать образ одного человека, Энрико Маттеи намеревался создать новую монополию "Аджип", находящуюся в собственности итальянского государства, и в большей степени соответствующую его образу.
Это был отчаянный наемный вояка с наполеоновскими амбициями. Коренастый, с ястребиным профилем, Маттеи был похож на ревностного, но мирского иезуита шестнадцатого века. Его темные, мрачные глаза были глубоко посажены под изогнутыми дугой бровями, тонкие волосы были зачеса-ны назад. Он был волевым, изобретательным, ловким и подозрительным, обла-дал талантом импровизации, пристрастием к азартным играм и риску, соеди-ненными с несгибаемой преданностью своей главной цели, - добиться для Ита-лии, "Аджип" и Энрико Маттеи места под солнцем.

Необузданный сын полицейского из северной Италии, Маттеи бросил школу в четырнадцать лет и стал работать на мебельной фабрике. В тридцать с небольшим он владел химическим заводом в Милане, где во время Второй мировой войны он стал партизанским командиром (христианским демократом).

В конце войны его управленческие и политические способности позволили ему возглавить то, что оставалось от "Аджип" в северной Италии. "Аджип" (Итальянскому генеральному агентству по нефти) к этому времени было почти двадцать лет. Италия, следую примеру Франции, в двадцатые годы создала государственную нефтеперерабатывающую компанию для того, чтобы конкурировать с трансна-циональными компаниями. К середине тридцатых годов "Аджип" завоевала на итальянском рынке долю, приблизительно соответствующую доле "Эссо" и "Шелл". Но за пределами Италии компания ничего не значила. Обладая гро-мадным запасом энергии и будучи мастером политики в итальянском стиле, Маттеи затеял превратить "Аджип" в значительно более крупное предприятие.
Однако этого нельзя было сделать без наличия денег, а послевоенная Италия как раз очень сильно нуждалась в них. Необходимые средства были найдены в долине реки По в северной Италии, где были открыты и разработаны значи-тельные запасы природного газа, принесшие высокую прибыль, способную обеспечить развитие "Аджип" в Италии и удовлетворить ее притязания за рубежом.

В 1953 году Маттеи предпринял главный шаг по реализации своих амбиций, когда различные государственные нефтегазовые компании были собраны в новое объединение - ЭНИ - растущий конгломерат, состоящий тридцати шести дочерних компаний, сферой деятельности которых были сырая нефть, танкеры и бензозаправки, а также недвижимость, гостиницы, платные автотрассы и моющие средства. Хотя предполагалось, что государство контролирует ЭНИ, действующие в нем компании ("Аджип", занимающаяся нефтью, СНАМ - трубопроводами и другие) управлялись автономно. Президентом ЭНИ, а также и "Аджип" и всех остальных компаний объединения был один и тот же человек - Энрико Маттеи. "Впервые в экономической истории Италии, - сообщало с некоторым удивлением в 1954 году посольство США в Риме, - государственное объединение находится в уникальном положении, будучи платежеспособным, умело управляемым и ответственным только перед своим руководителем". Будущее ЭНИ будет глубоко определяться "неограниченными амбициями, проявляющимися в личности Энрико Маттеи", - делался вывод в докладе.

Маттеи сам стал популярным героем, самым заметным человеком в стране. Он воплощал великие чаяния послевоенной Италии: антифашизм, восстание и перестройку нации, появление "нового человека", который все делал сам без поддержки стариков. Он также обещал итальянцам собственные и надежные поставки нефти. Италия была страной с бедными природными ресурсами, и она не только осознавала их дефицит, но и возлагала на него ответственность за многие несчастья, включая военные поражения. Теперь, вместе с Маттеи, эти проблемы, по крайней мере в энергетической области, должны быть решены.

Он взывал к национальной гордости и знал, как овладеть воображением публики. Вдоль дорог и магистралей Италии "Аджип" строила новые бензозаправки, которые были крупнее, привлекательнее и просторнее, чем у транснациональных конкурентов. Там были даже рестораны.

Маттеи вскоре стал, как говорили, самым влиятельным человеком в Италии. Объединение ЭНИ владело газетой "Иль Джорно", субсидировало несколько других газет от правых до крайне левых и финансировало партию христианских демократов, а также политиков других партий. Маттеи не особенно любил политиков, но использовал их насколько было необходимо. "Иметь дело с правительством, - жаловался он, - все равно, что сосать иглы". Маттеи говорил на отрывистом, грубом, простонародном итальянском языке, который не шел в никакое сравнение с красноречием и риторикой итальянских политиков. Но он притягивал к себе, глубоко очаровывал, был убедителен, обладая сочетанием напряженных эмоций и откровенности, и в основе всего этого была активная, вулканическая, неуемная энергия. Много лет спустя один из его помощников вспоминал: "Любой, кто работал с ним, готов был пойти за него в огонь, хотя и не мог объяснить почему".

Вместе с ростом ЭНИ, как оказалось, росло и самомнение Маттеи, которое иногда работало не в его пользу. Однажды Маттеи приехал в Лондон пообедать с Джоном Лаудоном, главным исполнительным директором "Ройял Датч/ Шелл". Встретилось старое и новое, представитель элиты и выскочка. Отец Ла- удона Хьюго был одним из основателей "Ройял Датч/Шелл", а к середине века его высокий, аристократический сын был не только выдающимся лидером транснациональной нефтяной корпорации, но и ведущим дипломатом. Он был проницательным человеком и хорошо разбирался в людях. В этот раз Маттеи притязал на то, что "Шелл" не особенно хотела отдавать. Именно это было причиной обеда. "Маттеи был человеком, с которым очень трудно поладить, - вспоминал Лаудон. - Он был также крайне тщеславен". Во всяком случае, так казалось Лаудону и его коллегам в "Шелл". Поэтому Лаудон в самом начале обеда с невинным видом попросил Маттеи рассказать, как он попал в нефтяной бизнес. Маттеи, несомненно польщенный тем, что его всерьез воспринимают в самом сердце монополии, проговорил практически без остановки весь обед. Он рассказал всю историю своей жизни, не требуя наводящих вопросы. "Наконец, когда мы перешли к десерту, он обратился со своей просьбой, - рассказывал Лаудон. - Мы не могли ее удовлетворить, и на этом разговор был закончен". Но это была их не последняя встреча4.

<< | >>
Источник: ЕргинД.. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть/Пер. с англ. - М.: Издательство "ДеНово",1999. - 968 стр.. 1999

Еще по теме НОВЫЙ НАПОЛЕОН:

  1. От войны к Наполеону и от Наполеона к миру
  2. Оценивая Наполеона
  3. Гражданский кодекс Наполеона
  4. Отступление Наполеона.
  5. Введение. Секрет Наполеона и Конфуция
  6. Внутренняя и внешняя политика Наполеона.
  7. 8. Как проходили войны Наполеона? Какие были предпосылки к кризису и крушению Империи?
  8. Обострение франко-русских противоречий. Вторжение Наполеона в Россию.
  9. Заключение договора на новый срок.
  10. «Новый курс» Рузвельта.
  11. УСТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНЫ НА НОВЫЙ ТОВАР-ИМИТАТОР