<<
>>

НАСЛЕДНИК: ЭНТУЗИАСТ НЕФТИ

В том, что наследником станет Джон Арчболд, сомнений было мало. В отличие от прочих старших менеджеров "Стандард" он был настоящим специалистом во всех областях нефтяного бизнеса. Он был одной из самых могущественных фигур в американской нефтяной индустрии на протяжении двух предыдущих десятилетий, на протяжении же последующих двух десятилетий ему предстояло стать самым могущественным.
Карьера его была долгой.

Маленького роста, выглядевший моложе своих лет, Арчболд был человеком решительным и неутомимым, всегда готовым "идти за край", полностью поглощенным работой и абсолютно уверенным в правоте своего дела. Еще мальчишкой во время избирательной кампании перед президентскими выборами 1860 года он продавал значки с портретами кандидатов. Его брату достался лучший район, где заработать можно было гораздо больше, но Джон значительно обогнал его по количеству проданных значков. В возрасте пятнадцати лет, с благословения своего методистского священника ("Богу угодно, чтобы он туда поехал"), Арчболд сел в Сейлеме, штат Огайо, на поезд и отправился в Тайтусвиль на поиски не спасения, но богатства и нефти.

Начал он с должности экспедитора грузов, и его зарплата была такой маленькой, что ему приходилось спать под прилавком в офисе. Всегда в движении, он стал нефтяным брокером, заболев на всю оставшуюся жизнь тем, что получило название "нефтяного энтузиазма". Такой энтузиазм оказался незаменим в суматохе нефтяных регионов. "Тяжелый труд был его каждодневным уделом, - вспоминал впоследствии один из коллег молодого нефтяного брокера. - На главных улицах Тайтусвиля всегда был слой пропитанной нефтью грязи глубиной в целый фут или более того, а вокруг скважин вдоль Ойл-Крик было и того хуже - иногда выше колена, но Джону Арчболду все было нипочем. Он пробирался вброд, напевая веселую песенку, если было что купить или о чем поторговаться".

У Арчболда не было иных развлечений, кроме работы.

Он научился разряжать напряженную ситуацию смехом, что очень ему пригодилось впоследствии на переговорах и в спорах. Гораздо позднее, когда его спросили, всегда ли "Стандард ойл" добивалась удовлетворения лишь своих собственных интересов, он сухо ответил: "Мы не всегда были филантропами". Он также научился не упускать свой шанс, независимо от того, пасколькоон был осуществим. Он научился быть очень полезным другим - в особенности Джону Д. Рокфеллеру, и доказывать это на деле. Рокфеллер заметил его еще в 1871 году, когда, регистрируясь в тайтус- вильском отеле, обратил внимание на подпись, поставленную перед его подписью. Она принадлежала молодому брокеру, занимавшемуся также переработкой нефти и посчитавшему необходимым указать: "Джон Д. Арчболд, 4 доллара за баррель". Рокфеллеру понравилось такая самоуверенность, - в то время цена на нефть была весьма далека от указанной молодым человеком, - и он взял его на заметку.

Развив бурную деятельность, Арчболд стал секретарем тайтусвилльской нефтяной биржи. Во время аферы с "Саут импрувмент компани" и нефтяной войны 1872 года, когда Рокфеллер и принадлежавшие ему железные дороги пытались монополизировать контроль за добычей нефти, он был одним из руководителей Нефтяного района и клеймил Рокфеллера в самых резких выражениях. Однако Рокфеллер распознал в нем того, кто хорошо усвоил основные принципы Нефтяного района - человека, полностью преданного бизнесу, который мог быть агрессивным и беспощадным, но в то же время был гибок и умел легко приспосабливаться. Это его последнее качество подтвердилось в 1875 году, когда Рокфеллер предложил ему поступить к себе на службу. Арчболд быстро согласился. Его первым поручением стало скупить все нефтеперерабатывающие предприятия вдоль Ойл-Крик, соблюдая полную секретность. Он взялся за поручение с полной решимостью. За несколько месяцев он скупил или арендовал двадцать семь нефтеперегонных предприятий и заработал себе физическое истощение.

Арчболд быстро продвинулся по службе, достигнув высших должностей в иерархии "Стандард ойл".

Но ему предстояло устранить еще одно крупное препятствие в отношениях с Рокфеллером - его "несчастную слабость", как это называлось иносказа-тельно. Он слишком любил выпить, а Рокфеллер настаивал, чтобы он подписал обязательство воздерживаться от спиртного и соблюдал его. Он поступил так, как того хотел Рокфеллер. И теперь в возрасте всего пятидесяти лет, будучи уже ветераном нефтяного бизнеса с более чем тридцатилетним стажем, Арчболд, с его энергией и опытом, стал человеком номер один в "Стандард ойл". Рокфеллер же, сохраняя связи с Бродвеем, 26 с этого времени посвятил себя своим имениям, филантропии, гольфу и управлению своими капиталами, которые все увеличивались. С 1893 по 1901 год "Стандард ойл" выплатила дивидендов на сумму более 250 миллионов долларов, причем целую четверть от общей суммы одному Рокфеллеру. Прибыль, добытая "Стандард ойл" была столь велика, что один автор, писавший на финансовые темы, называл компанию "настоящим банком гигантских масштабов, действующим изнутри нефтяной индустрии и финансирующим эту индустрию вопреки всем конкурентам".

Тем временем Рокфеллер, освободившись от выполнения ежедневных обязанностей, постепенно восстановил свое здоровье под действием режима, предписанного врачами. В 1909 году его врач предсказывал, что он доживет до ста лет, поскольку следует трем простым правилам: "Во-первых, он избегает любого беспокойства. Во- вторых, он занимается физическими упражнениями на открытом воздухе. В-тре- тьих, он встает из-за стола с легким чувством голода". Рокфеллера постоянно информировали обо всем, происходившем в компании, но он не вмешивался активно в управление. Да и Арчболд бы ему этого не позволил.

Арчболд посещал Рокфеллера каждую субботу по утрам, чтобы обсудить дела с крупнейшим акционером компании. А Рокфеллер сохранил пост президента, что оказалось крупной ошибкой. Придерживаясь политики абсолютной секретности, "Стандард ойл" не предприняла никаких попыток предать огласке его уход, и поэтому Рокфеллер все еще оставался персонально ответственным за все, что бы ни делала компания. Таким образом для широкой публики Рокфеллер продолжал оставаться синонимом "Стандард ойл". Он был громоотводом для любой критики и любых нападок. Почему он сохранил президентский пост? Его коллеги, должно быть, думали, что его имя необходимо для того, чтобы удержать империю от распада, то есть здесь действовал фактор страха. Возможно, причиной было уважение к размеру пакета акций, которым он владел. Но вскоре после наступления нового столетия один из старших директоров X. X. Роджерс в частной беседе предложил совершенно иное объяснение: "Мы решили, что он должен сохранить свой пост. Против нас продолжались эти судебные тяжбы, и мы сказали ему, что если кому-то из нас придется сесть в тюрьму, то он сядет вместе с нами!"3

<< | >>
Источник: ЕргинД.. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть/Пер. с англ. - М.: Издательство "ДеНово",1999. - 968 стр.. 1999

Еще по теме НАСЛЕДНИК: ЭНТУЗИАСТ НЕФТИ:

  1. "ПЕРЕБРОСКА НЕФТИ" И "САХАРНИЦА"
  2. "СПОР ИЗ-ЗА НЕФТИ"
  3. 26.7. Особый порядок исчисления НДПИ по нефти
  4. ВЕК НЕФТИ
  5. НЕХВАТКА НЕФТИ И "ОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ"
  6. КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ НЕФТИ
  7. 2.1.7. Особенности исчисления налога на добычу природного газа и нефти
  8. ГЛАВА 22ПЯТЬДЕСЯТ НА ПЯТЬДЕСЯТ: НОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ О НЕФТИ
  9. ОТ ПРОДАЖИ ЯИЦ К ПРОДАЖЕ НЕФТИ
  10. 37. Наследование земельных участков
  11. 55. Защита наследства
  12. 56. Понятие и условия действительности завеща- ния
  13. 18.2.2. Особенности уплаты государственной пошлины при обращении за совершением нотариальных действий
  14. 59. Легаты (legatum) и фидеикомиссы (fideicommissum).
  15. Информатор
  16. "РУЖЕЙНЫЕ ЗАЛПЫ"