<<
>>

мы, независимые нефтедобытчики

Потребители во всем мире приветствовали дешевую нефть из Венесуэлы и с Ближнего Востока. То же самое после некоторых колебаний сделали правительства промышленных стран. Было одно исключение - Соединенные Штаты.
Растущее изобилие дешевой зарубежной нефти больше не приветствовалось и не считалось необходимым для снижения давления на нефтяные ресурсы США. Напротив, независимые американские производители смотрели на нарастающий поток импортируемой нефти как на опасность, которая грозит падением внутренних цен и уменьшает роль самой американской нефтяной индустрии. Еще в 1949 году разгневанный геолог из Далласа по имени Текс Уиллис в письме своему сенатору Линдону Б. Джонсону спрашивал: "Не сможете ли вы что- нибудь сделать для нас, независимых нефтедобытчиков с этой иностранной нефтью, разрушившей в этом году техасский рынок стоимостью 2 миллиарда долларов?" Текс Уиллис хотел убедиться, что Джонсон понимает его чувства и чувства его друзей-нефтяников. Он писал: "Нет смысла приводить к банкротству всех независимых нефтяников Техаса ради нескольких арабских принцев и потому, что...
"Стандард ойл оф Нью-Джерси" заявляет, что им нужны деньги".

Джонсон и другие члены конгресса хорошо поняли Текса Уиллиса и его со-отечественников и оказали сильное давление, чтобы защитить нефтяную про-мышленность страны от венесуэльской и ближневосточной нефти. Однажды Джонсон послал своего помощника Джона Коннелли в государственный депар-тамент с группой техасских конгрессменов, которые хотели довести до сведения черствых бюрократов, что их "переизбрание очень сильно зависит от того, смогут ли они дать удовлетворительный ответ своим избирателям". Представи-тели нефтяных штатов стремились поднять тарифы на импортируемую нефть с 10,5 центов до 1,05 доллара за баррель и ограничить импорт до 5 процентов от внутреннего потребления.

Эти попытки не нашли понимания у президента Гарри Трумэна, который сказал конгрессменам: "У людей, которые хотят резко со-кратить зарубежную торговлю ради толпы нефтяников, похоже, что-то не совсем в порядке с головой".

После окончания корейской войны и возвращения иранской нефти на рынок, после падения Мосаддыка импортная нефть совершила более крутой наезд на местную нефть и уголь. В результате образовалась невероятная коалиция штатов, производящих нефть, и штатов, производящих уголь, с целью найти возможность ограничения такого импорта. Но новая администрация Эйзенхауэра меньше всего хотела устанавливать тарифы или квоты на импортную нефть. Она стремилась поощрять свободную торговлю, расширять экономические отношения с развивающимися странами и удерживать их в орбите влияния Запада. Однако конгресс настоял па предоставлении президенту полномочий по ограничению импорта нефти в соответствии с "Поправкой о национальной безопасности" к закону о торговле 1955 года. Полномочия позволяли президенту регулировать уровень импорта нефти, если он приходил к выводу, что национальная безопасность или экономическое благосостояние страны находятся под угрозой.

Эйзенхауэр не желал воспользоваться этими новыми возможностями. Вместо принудительных ограничений на иностранную нефть его администрация призвала к "добровольным" ограничениям со стороны импортеров. Это привело к массовой кампании по написанию писем и моральному давлению на фир- мы-импортеры, но кампания оказалась весьма неэффективной перед лицом нарастающей мощи ближневосточных поставок и выгодными ценами на импор-тируемую нефть.

Суэцкий кризис 1956 года выдвинул на передний план вопросы национальной безопасности. Падение цен, последовавшее за кризисом, еще более усилило требования независимых компаний о защите в виде тарифов и квот. Монополии, обладавшие зарубежным производством, не присоединились к требованиям. Эйзенхауэр, все еще продолжавший выступать против протекционизма, выдвинул альтернативу. Если в случае чрезвычайного положения необходим доступ к нефти, сказал он, то почему бы правительству не создать большие запасы нефти? На одном из заседаний кабинета он напомнил своим коллегам о, как он назвал, "старом предложении" - правительство купит дешевую зарубежную нефть и будет хранить ее в истощенных скважинах. Вероятно, президент вспомнил о событиях 1944 года, когда у генерала Паттона кончилось горючее, и перед ним стояла неблагодарная задача в "непростительную минуту" распределить запасы между взбешенным Паттоном и несгибаемым Монтгомери. Создание запасов не могло улучшить здоровье национальной нефтяной промышленности, но оно примирило бы вопросы национальной безопасности с экономической политикой свободной торговли, проводимой администрацией. Но Эйзенхауэру не удалось получить поддержки своей идеи. Специальный комитет, назначенный им для изучения нефтяного импорта во всем мире и вопроса безопасности, отверг эту альтернативу как непрактичную15.

<< | >>
Источник: ЕргинД.. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть/Пер. с англ. - М.: Издательство "ДеНово",1999. - 968 стр.. 1999

Еще по теме мы, независимые нефтедобытчики:

  1. Экономическая независимость
  2. 9. Независимость судей
  3. Объективность и независимость
  4. Война за независимость.
  5. 2.Независимая страна
  6. Декларация независимости.
  7. ДОЛЖНА ЛИ ФРС БЫТЬ НЕЗАВИСИМОЙ?
  8. ДОЛЖНА ЛИ ФРС БЫТЬ НЕЗАВИСИМОЙ?
  9. § 2.4. Оценка независимости центрального банка
  10. НАСКОЛЬКО НЕЗАВИСИМА ФРС?
  11. НАСКОЛЬКО НЕЗАВИСИМА ФРС?
  12. 5.1. Иллюстрация: модель с двумя независимыми переменными
  13. S 2.2. Обретение денежно-кредитной независимости
  14. 1. Ливия после независимости. Идрис I.
  15. 12.2. Допущение о независимости случайного члена и регрессоров
  16. 1.4. Альтернативные и независимые проекты