<<
>>

АВТАРКИЯ И КАТАСТРОФА

К середине 1943 года страны Оси потерпели поражение и в России, и в Северной Африке, а мечта о соединении германских армий в Баку или в районе нефтяных месторождений Ближнего Востока отошла в мир фантазий.
Германии оставались лишь ее собственные ресурсы. Иного выбора не было. Предприни-мались бешеные усилия по поддержанию военной машины в рабочем состоя-нии, и вновь главная роль отводилась синтетическому топливу. Эти усилия про-демонстрировали техническое мастерство гитлеровского рейха - но также и его полное моральное банкротство.

Нацистский режим с опозданием приступил к реорганизации германской экономики с целью увеличения объема выпуска синтетического топлива и других важных для подготовки к затяжной войне материалов. Ответственным за это был Альберт Шпеер, один из любимцев Гитлера, отличавшийся крайним честолюбием. За десятилетие до того он привлек внимание Гитлера своими планами оформления съезда нацистской партии в Нюрнберге в 1933 году, которые предусматривали грандиозную панораму флагов, орлов высотой в сотню футов и необычных световых эффектов.

Будучи сам неудавшимся художником, Гитлер был увлечен планами Шпеера и неординарностью его личности и назначил его заведовать всеми памятниками рейха, а также дал персональное поручение построить новое здание рейхсканцелярии и руководить перестройкой Берлина. В 1942 году Шпеер уже стал министром вооружения и военной промышленности. В начале 1943 года, когда уже были ясны масштабы неудач в России и Северной Африке, круг обязанностей министра значительно расширился; ему предоставили почти неограниченные полномочия по руководству всей германской экономикой.

Архитектор, ранее руководивший сооружением каменных монументов вечной славы "Тысячелетнего" рейха, сумел доказать, что он успешно справляется с та-кими важнейшими и требовавшими срочного решения проблемами, как мобили-зация промышленности.

Шпеер встряхнул германскую экономику и заставил ее работать по-новому. За два с половиной года, прошедшие после назначения, производство самолетов, стрелкового оружия и боеприпасов возросло более чем в три раза, а танков - почти в шесть раз. Причем все эти замечательные производственные успехи были достигнуты в то самое время, когда союзники осуществляли широкомасштабные, хотя и не особенно успешные, стратегические авиационные бомбардировки различных целей на территории Германии, таких как авиационные предприятия, железнодорожные узлы и заводы по изготовлению шарикоподшипников. Производительность германской промышленности продолжала расти; самый высокий за всю войну уровень был зарегистрирован в июне 1944 года. Огромный потенциал, которым, как считалось, обладали стратегические бомбардировки, оставался нереализованным. "Запасы нефти, которые были самым слабым местом Германии, - писал британский военный историк Бей- зил Лиддел-Харт, - были едва затронуты". Тем не менее все это вызывало беспокойство и германского военного руководства, и Шпеера. Сделают ли союзники основной целью ударов предприятия по производству синтетического топлива? Ведь они представляли собой отличные мишени, сосредоточенные в определенных местах. Возможность разрушения предприятий этой отрасли ставила под угрозу функционирование всей германской военной экономики.

Производственные показатели в индустрии синтетического топлива росли так же быстро, как и во всей военной экономике. К 1942 году в этой отрасли был зарегистрирован значительный рост по сравнению с тридцатыми годами - за счет внедрения новых технологий, применения более эффективных катализаторов, повышения качества продукции и использования большего количества сортов угля в качестве сырья. С 1940 по 1943 год производство синтетического топлива почти удвоилось - с 72 до 124 тысяч баррелей в день. Заводы этого профиля представляли важнейшее звено в системе обеспечения горючим; за первый квартал 1944 года они обеспечили 57 процентов от общего объема поставок и 92 процента поставок авиационного бензина.

За второй квартал 1944 года, цифры в пересчете на годовые показатели еще возросли. За всю Вторую мировую войну индустрия синтетического топлива обеспечила половину от общего объема производства горючего в Германии19.

Этого не удалось бы добиться без колоссальных усилий и мобилизации всех обычных средств и методов нацистской военной экономики, включая и рабский труд. Гитлер преобразовал бытовой антисемитизм своей венской молодости в чудовищную и дьявольскую идеологию, оправдывавшую уничтожение и ограб-ление евреев. Концентрационные лагеря представляли собой механизмы реа-лизации "окончательного разрешения", которые были утверждены всего за два часа на так называемой конференции в Вапзее в январе 1942 года. Но до завер-шения реализации "окончательного разрешения" евреи, признанные годными - вместе со славянами и другими заключенными, - направлялись на работу по выполнению заданий рейха, который уже вынес им смертный приговор. Таким образом, заключенные концентрационных лагерей непрерывным потоком по-ступали на принадлежавшие "ИГ Фарбен" гидрогенизациоиные заводы, а так-же предприятия по производству резины из синтетического каучука. Кстати, компания имела свои заводы, - синтетического топлива и резиновый, находив-шиеся в непосредственной близости от концентрационного лагеря Аушвиц (Ос-венцим) в Польше - крупнейшей из нацистских фабрик смерти. Свыше двух миллионов людей были умерщвлены газом, который производился на одном из дочерних предприятий. Руководство "ИГ Фарбен" считало, что с учетом бога-тых запасов угля и рабочей силы заводы в Аушвице были "очень выгодно расположены". Директором одного из них стал тот самый химик, который представлял компанию в июне 1932 года на встрече с Гитлером в Мюнхене.

Именно там применялся как "свободный", так и рабский труд. Химическая компания платила в день за каждого взрослого рабочего-заключенного три или четыре марки, в зависимости от квалификации, и половину этой суммы за несо-вершеннолетнего. Деньги шли, разумеется, в казну СС.

Рабочие-заключенные питались крайне скудно и спали на деревянных нарах. Через несколько месяцев они умирали от невыносимых условий или их умерщвляли в концентрационных лагерях. На смену прибывали другие, поступившие в лагерь с очередным поездом в вагонах для перевозки скота.

"ИГ" приспосабливалась к особенностям сотрудничества с СС. Однажды ее руководство высказало просьбу, чтобы конвоиры прекратили жестоко избивать заключенных на заводе на глазах "свободных" поляков и немцев. "Чрезвычайно неприятные сцены" оказывали "деморализующее воздействие..." Однако несколько месяцев спустя оно все-таки согласилось с методами СС: "Наш опыт показывает, что только грубая сила имеет какое-то воздействие на этих людей".

В конце концов "ИГ Фарбен" была разочарована качеством рабского труда; ежедневные четырехмильные марши только в одну сторону истощали заключенных, и они стали слишком часто болеть. Для предотвращения этого компания построила свой собственный "филиал" концентрационного лагеря Моновиц но той же схеме. Сохранившиеся архивные данные свидетельствуют: через ворота "ИГ Фарбен" в Аушвице прошло триста тысяч заключенных (заводы здесь были настолько крупными, что использовали больше электроэнергии, чем весь Берлин).

Молодой итальянец по имени Примо Леви, заключенный №174517, выжил только благодаря тому, что вспомнил основы органической химии, которую он изучал в Турине, что позволило устроиться на работу в лабораторию. "Это нагромождение железа, бетона, грязи и дыма являло отрицание красоты, - сказал он об индустриальном комплексе ИГ. - На его территории не было живой травинки, почва пропитана ядовитыми остатками угля и бензина, а единственными живыми существами были машины и рабы, причем первые выглядели более живыми, чем последние". В Моновиц заработать пытались все, вплоть до сотрудников лагеря, которые продавали на близлежащем рынке одежду и обувь тех, кто уже умер и кого раздели донага перед отправкой в крематории соседних лагерей. Для Леви это был "мир смерти и призраков. Последние следы цивилизации исчезли".

К 1944 году, по некоторым оценкам, треть от общего количества рабочих, занятых в германской промышленности синтетического топлива на всей территории рейха, составляли заключенные. "ИГ Фарбен" тесно и увлеченно сотрудничала с СС в Аушвице. И, что естественно, обе стороны постоянно дружески общались между собой. Перед Рождеством руководящие сотрудники заводов "ИГ Фарбен" совместно с местным начальством СС отправились на праздничную охоту. В общей сложности они уложили 203 зайца, одну лису и одну дикую кошку. Начальник строительства комплекса "ИГ Фарбен" был "объявлен самым лучшим охотником", на счету у него оказались одна лиса и десять зайцев. "Все отлично провели время, - звучало в отчете об охоте. - Это был наилучший результат во всем районе за текущий год, и, возможно, он будет превзойден лишь в ходе охоты, которую в ближайшем будущем собираются устроить сотрудники концентрационного лагеря"20.

<< | >>
Источник: ЕргинД.. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть/Пер. с англ. - М.: Издательство "ДеНово",1999. - 968 стр.. 1999

Еще по теме АВТАРКИЯ И КАТАСТРОФА:

  1. Автаркия или взаимозависимость?
  2. Автаркия
  3. КАТАСТРОФА
  4. ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ
  5. 24.3. Будь готов к катастрофам
  6. Шесть шагов во избежание катастрофы
  7. ПЕРЕД КАТАСТРОФОЙ
  8. ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ
  9. § 2. Обеспечение макроэкономического равновесия. Теория катастроф
  10. 15.2. Налоговые вычеты 15.2.1. Стандартные налоговые вычеты
  11. ГЛАВА 3. КТО ВЫИГРЫВАЕТ ОТ ВВЕДЕНИЯ ДЕНЕГ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ?
  12. Тестовые задания
  13. 75. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МИРОВОГО СООБЩЕСТВА И МИРОВОЙ РЫНОК
  14. Общая характеристика мирового сообщества