<<
>>

4. Развитие банковской системы до кризиса 1998 г.

Переход от социалистической плановой экономики к экономике рыночного типа чреват большими трудностями, поскольку любой экономический строй представляет собой сложную систему экономических, политических и международных связей.

Социалистические банковские системы стран Восточной Европы были частью го­сударственных структур с централизованной плановой экономикой, целью которых бы­ло выполнение государственных плановых заданий и распределение фондов в соответ­ствии с этими заданиями. Рыночная же экономика в качестве обязательных условий функционирования требует наличия:

— стабильной валютной денежной системы;

— эффективно функционирующей банковской сети;

— конкурентных взаимоотношений на рынке финансовых услуг.

Следовательно, банки образуют главный компонент того экономического строя, ко­торый называют рыночным хозяйством. Неудивительно, что в России переход на рельсы рыночной экономики привел к ускоренному развитию банковского сектора и формиро­ванию новой финансовой инфраструктуры.

Реформирование российской банковской системы заняло значительный период времени и продолжается по сей день.

В середине 80-х годов в нашей стране существовала система государственных кре­дитных учреждений, приспособленная к условиям планово-распределительной модели управления хозяйством. Основные рычаги банковского обслуживания и контроля нахо­дились в руках Государственного банка СССР. Кроме того, имелись два специализиро­ванных банка: Стройбанк (финансирование капиталовложений из государственного бю­джета и долгосрочное кредитование предприятий) и Внешторгбанк, осуществляющий расчетные и кредитные операции во внешнеэкономической сфере.

Основные недостатки банковской системы, существовавшей до 1987 г. были сле­дующие:

— монополизм, отсутствие у предприятий права выбора банка и источников кредита;

— отсутствие банковской специализации;

— низкий уровень процентных ставок;

— отсутствие вексельного обращения;

— банки выполняли многочисленные операции по перекредитованию хозяйств; прощали и списывали долги предприятий.

Другими словами, банковская система была неэффективной, ее воздействие на про­изводство было крайне недостаточным.

Современная российская банковская система имеет хотя и недолгую, но бурную ис­торию. Она берет начало с конца 80-х годов, когда союзное Правительство (Совмин СССР) предоставило предприятиям широкую хозяйственную самостоятельность, стало вводить различные элементы рынка, в том числе принимать законодательные акты, не­обходимые для институциональных преобразований— право создавать кооперативы, товарищества, акционерные общества, биржи и т. д. Эти меры и формы, в которых они проводились в жизнь, стали определяющими в формировании целей и направления раз­вития экономики СССР, а впоследствии и России.

В середине 80-х годов, в обстановке поиска путей более динамичного развития эко­номики, стали предприниматься попытки реорганизации банковской системы. В 1987 г. было принято решение провести в стране радикальную экономическую реформу, фун­даментом которой предполагалось сделать полный хозрасчет и самофинансирование. Это в свою очередь потребовало перестройки всей банковской системы.

В результате проведенных преобразований Госбанк СССР лишался монопольных функций и был отстранен от непосредственной кредитной работы с клиентурой. За ним закрепилась роль организатора и руководителя всей банковской системы. Были созданы также 5 специализированных государственных банков: Агропромбанк СССР, Промстрой­банк СССР, Внешэкономбанк СССР, Жилсоцбанк СССР и Сберегательный банк СССР.

Первый период реформы был малоэффективен, так как носил прежний администра­тивный, монополистический характер, одноярусная банковская система была сохранена. Но тем не менее эти преобразования подготовили переход к созданию новой кредитной системы, в том числе к организации коммерческих банков.

Второй период банковской реформы охватывает 1988-1989 гг. и отмечен отходом от монополизма, так как были созданы первые коммерческие банки на паевых и коопе­ративных началах. Первый такой банк появился в августе 1988 г., через два года Госбанк СССР зарегистрировал около 400 коммерческих и кооперативных банков.

Новая банков­ская система позволила начать формирование новой кредитной системы.

Третий период банковской реформы отмечен принятием ряда законодательных и нормативных актов. Прогрессивность этих законов («О Государственном банке СССР» и «О банках и.банковской деятельности», принятых 11 декабря 1990 г.) состоит в том, что

с их помощью окончательно сформировалась двухъярусная банковская система: первый ярус представлен Госбанком СССР и центральными банками республик СССР, вто­рой — коммерческими банками.

2 декабря 1990 г. были приняты законы РСФСР «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» и «О банках и банковской деятельности в РСФСР», в 1991 г. — норма­тивные документы Центрального банка РСФСР, регулирующие деятельность коммерче­ских банков на территории России.

Принятие этих законов придало деловым кругам большую уверенность, и развитие сети коммерческих банков стало проводиться еще более быстрыми темпами.

После образования СНГ большая часть функций Госбанка СССР перешла к Цент­ральному банку.

Хозяйственная самостоятельность предприятий привела к перекачке прибыли в фонды стимулирования и социальных мероприятий с последующим обналичиванием средств. Так начинался лавинообразный процесс обострения проблемы дефицитов и на­растание скрытой инфляции. С января 1992 г. инфляция была официально легализована в рамках либерализации цен, и вскоре перешла в стадию гиперинфляции. На банковской системе это отразилось следующим образом. Если в 1988-1991 гг. рост числа банков и их капиталов происходил вследствие раздробления бывших государственных спецбан­ков, перекачки бюджетных средств через создаваемые «министерские» банки, то в усло­виях гиперинфляции в процесс формирования банковского капитала оказались вовле­ченными практически все национальные ресурсы — как юридических, так и физических лиц. Так вслед за непродолжительным биржевым бумом 1990-1992 гг. наступил банков­ский бум.

Банковская реформа поводилась в несколько этапов, в результате число зарегистри­рованных кооперативных и коммерческих банков в России неуклонно росло, что под­тверждается следующими данными:

2517 банков

2019 банков

1776 банков

5486 филиалов
358 банков
4539 филиалов
3518 филиалов
1-й коопе­ративный банк
710 филиалов

3.08.1990

1.01.1955

1.05.1993
1.01.1994

24.08.1988

Рис.

4.1. Динамика роста числа зарегистрированных кооперативных и коммерческих банков в РФ

Будучи одним из «приводных ремней» механизма инфляции, банковский сектор расширился в результате активного перераспределения доходов в свою пользу. Так, если в 1991 г. доходы банков составляли 2,2% ВВП, то в 1994 г. они возросли до 7,4%. Затем в связи с падением инфляции доля банков в доходах упала до 6,5% ВВП в 1995 г. и до 6,4% в 1996 г.[3] Среди важнейших характеристик банковского сектора за период с 1992 по 1996 г. можно отметить количественное преобладание средних и мелких кредитных учреждений, «маломощность» среднего российского банка. Например, на 01 июня

1996 г. активы среднего банка (без учета Сбербанка РФ и Внешторгбанка) составили всего 32 млн. долл. США, в то время как в Японии аналогичный показатель равен 44 млрд. долл., в Великобритании — 4 млрд. долл., и даже в сравнительно небольшой Вен­грии— 950 млн. долл. Несмотря на это, в 1994 г. впервые в список тысячи ведущих банков мира были включены пять российских банков, которые по размеру капитала яв­лялись крупнейшими в России. В престижном списке мировой финансовой элиты, еже­годно публикуемом английским журналом «The Banker» 425-е место занял Внешторг­банк, 462-е — Сбербанк, 694-е —- Токобанк, 945-е — Инкомбанк и 996-е — Империал. В начале 1995 г. уже шесть российских банков были включены в мировой рейтинг круп­нейших финансовых учреждений: Внешторгбанк поднялся на 372-е место, Сбербанк занял 414-е место, Токобанк переместился на 749-е место, Инкомбанк занял 850-е место, 916-е место впервые занял ОНЕКСИМбанк и на 969-е место переместился Империал. В

1997 г. величина зарегистрированного уставного капитала банков возросла по сравне­нию с 1996 г. в 1,7 раза и составила на 1 января 1998 г. 33,2 млрд. руб. (с учетом дено­минации). На общем фоне циклического и структурного кризиса в России и катастрофи­ческого падения производства практически во всех отраслях народного хозяйства взлет кредитно-банковской системы выглядит фантастическим.

Рост числа банков в 1995-1996 гг. постепенно замедлился вследствие роста фили­альной сети и появления в России новых форм банковской интеграции, в частности, банковских холдингов. В 1997 г. тенденция замедления процесса образования новых кредитных организаций сохранялась. Если в 1994 г. Банком России было зарегистриро­вано 558 новых кредитных организаций, в 1995 г. — 85, в 1996 г. — 26, то в 1997 г. — лишь 12, при этом только 6 кредитных организаций полностью оплатили уставной капи­тал и получили лицензии. По состоянию на 1 января 1998 г. в РФ действовало 1697 кре­дитных организаций, имеющих право на осуществление банковских операций. Из вновь созданных кредитных организаций 5 являлись банками и 7— небанковскими кредит­ными организациями. Из числа новых банков 2 созданы со 100%-ным иностранным уча­стием, в том числе АКБ «Финансбанк» (Москва) и коммерческий банк «ЧО ХУНГ БАНК (Москва) ЛТД» (основной участник «ЧО ХУНГ БАНК — Южная Корея). Кроме того, на базе филиала Банка Австрии зарегистрирован коммерческий банк «Банк Австрия (Моск­ва)», в котором доля участия иностранных инвесторов составляет более 99%. По данным на 1 января 1998 г. в Российской Федерации действовало 145 банков с иностранным уча­стием.[4]

Картина современной банковской системы России будет неполной, если не упомя­нуть ее институциональную структуру. Во многом облик банковского сообщества несет на себе черты влияния российской бюрократии всех уровней, бюрократии, обеспечива­ющей банкам «преимущественный доступ к финансовым ресурсам». Другой специфиче­ской чертой также является наличие тесной организационной связи с предприятиями- учредителями, которые по сути определяют кредитную политику подопечных банков и их развитие в целом.

Для построения типологической схемы банков можно использовать следующие по­казатели: история возникновения банков, превалирующие функции и операции, тип по­ведения, размер активов. Условно можно выделить семь типов банков (данная градация приводится на конец 1997 г. и первую половину 1998 г.).

Первую группу составляли по сути государственные или полугосударственные бан­ки, с которыми Банк России имеет особые отношения. К таковым, в частности, относят­ся Сбербанк РФ, Внешторгбанк, Внешэкономбанк и некоторые другие. «Государствен­ность» этих банков проявляется в том, что, например, Сбербанк РФ является самым крупным оператором на рынке государственных обязательств и может практически оп­ределять динамику их котировок.

Во вторую группу входили около 20 «элитных» банков, на которые в совокупности при­ходилось примерно 1/3 активов банковской системы и более четверти средств на клиентских счетах и депозитах. Их отличительной чертой являлась самая тесная связь с властными струк­турами, что обеспечивало таким банкам выход на бюджетные потоки и вложения в надеж­ные, высокодоходные проекты и отрасли: обслуживание ТЭК, торговля энергоресурсами, сырьем и полуфабрикатами (ОНЕКСИМбанк, Империал); строительство и торговля недви­жимостью (Мост-банк, МЕНАТЕП); импорт продовольствия, товаров народного потребления (Альфа-банк, Межкомбанк). Типичная схема работы этих банков выглядела следующим об­разом: использование в качестве ресурсов бюджетных средств; размещение их в ГКО/ОФЗ, другие финансовые инструменты и, главное, в подконтрольные предприятия. Поведение бан­ков этой группы во многом зависело от соотношения сил между бюрократическими группи­ровками, представляющими их интересы. В начальной стадии указанная группа банков весь­ма бурно развивалась и в дальнейшем перешла к формированию финансово-промышленных групп (ФПГ). По сообщениям печати, большинство этих групп формально не зарегистриро­вано и.документально не оформлено. Однако участники их последовательно проводят согла­сованную политику на денежных рынках. По экспертным оценкам, процесс создания ФПГ в России занимает в среднем около двух лет, включая организацию учета и отчетности, консо­лидацию капитала, формирование внутреннего управленческого механизма. Если в 1993 г. в стране была создана лишь одна финансово-промышленная группа, то в 1994 г. их стало уже шесть, а в 1995 г.— 21. К началу 1997 г. в России насчитывалось более 49 ФПГ. В состав действующих ФПГ вошли на добровольной основе 700 предприятий и организаций, в том числе 88 финансово-кредитных учреждений, включая коммерческие банки, страховые ком­пании, инвестиционные институты. Более 47 коммерческих банков приняли участие в созда­нии ФПГ . К сожалению, только некоторые из них можно отнести к крупнейшим банкам страны. В их числе были Инкомбанк, Промстройбанк, Российский кредит, Автобанк и Мена­теп. Опыт развития ведущих промышленных держав Западной Европы и Америки подтверж­дает, что синтез финансового и промышленного капитала в период его первичного накопле­ния — естественный процесс. Сегодня в российской экономике именно крупные банки акку­мулируют в первую очередь капиталы в объемах, необходимых для промышленных инвести­ций. В условиях, когда государство активно проводит политику ограничения высокой при­быльности на финансовых и торговых операциях, ведущую роль в получении банками при­были в конечном счете должна играть прибыль, полученная от инвестиций в промышленное производство. В сущности именно такая политика государства и должна стимулировать бан­ки к расширению кредитования промышленных предприятий.

Существует ряд проблем, связанных с деятельностью ФПГ в нашей стране. Напри­мер, в соответствии с российским законодательством разрешается вхождение банка только в одну группу. Но поскольку крупных банков, способных инвестировать средства в промышленность, не так уж много, данное положение ограничивает число жизнеспо­собных в финансовом отношении ФПГ. Закон «Об акционерных обществах» четко рег­ламентирует возможность участия в управлении деятельностью предприятия в зависи­мости от доли владения акциями предприятия (до 29%). В свою очередь российское бан­ковское законодательство ограничивает участие банков в приобретении акций других юридических лиц в размере 10% от капитала структуры. Действующий регламент фор­мирования уставного капитала управляющей компании ФПГ и порядок владения паке­тами акций также ограничивают участие банков, предопределяя их деятельность в ос­новном в качестве собственного расчетно-кредитного центра.

Управление финансово-промышленной группой должно осуществляться с исполь­зованием новых технологий, применяемых в этой сфере. Прежде всего следует ввести финансовых менеджеров банка в управляющие органы предприятий и одновременно обучать персонал современным методам финансово-хозяйственной деятельности. Но для такой реорганизации необходимо владение контрольным (или близким к контроль­ному) пакетом акций, т. е. быть стратегическим инвестором, осуществляющим вложения в производство.

Становление и развитие российского фондового рынка позволяет ФПГ использо­вать новые методы и источники привлечения инвестиций. Это и новые эмиссии акций, и размещение облигационных займов (внутри страны и за ее пределами). Консолида­ция капитала и прибыли позволяет ФПГ участвовать в крупных проектах, вести собст­венную ценовую и амортизационную политику. Лизинг, трастовые операции, вексель­ные и другие формы зачета взаимных требований, включая платежи кредитными обя­зательствами (долгами), — все эти формы финансовых операций достаточно активно используются в рамках ФПГ. Если западные ФПГ работают в основном с использова­нием фондового механизма привлечения средств, то в России при недостаточно разви­том фондовом рынке банки выступают не только в качестве инвестора, гаранта и кре­дитора, но и в качестве основного организатора ФПГ. Инвестиционная деятельность ФПГ включает в себя торговые операции с акциями и долговыми инструментами, кор­поративное финансирование (сделки по слиянию-поглощению), размещение ценных бумаг, поиск стратегического инвестора. Свободные финансы в виде остатков на сче­тах могут эффективно использоваться с помощью разнообразных финансовых инстру­ментов, способствуя увеличению консолидированной прибыли. Перед ФПГ открыва­ются возможности применения всего спектра финансовых инструментов, таких, как осуществление дополнительных эмиссий и долговых обязательств, частные размеще­ния, муниципальное финансирование. Однако при нынешнем состоянии России эмис­сия корпоративных ценных бумаг является весьма сложной. Поэтому необходимо по­лучение государственных гарантий под проекты ФПГ с целью привлечения внебюд­жетных инвестиций. Поскольку банк изначально может выступать в качестве основно­го организатора ФПГ, он должен быть прежде всего инвестиционным. Благодаря зна­нию возможных источников финансирования и путей вложения капиталов, а также того, какие именно формы финансирования следует применять при той или иной сдел­ке, инвестиционный банк, выступающий с инициативой создания ФПГ, может содей­ствовать значительному сокращению расходов на инвестиционную деятельность как самих инвесторов, так и компаний, получающих инвестиции. Другое его преимущест­во состоит в том, что одним из основных видов операций этого банка является корпо­ративное финансирование— содействие предприятиям в получении финансовых средств для осуществления их деятельности и организации покупки и продажи круп­ных пакетов акций. При совершении таких сделок банк может помочь снизить стои­мость капитала, выбрав оптимальную форму финансирования. Инвесторы рассчиты­вают на предложение лучшими инвестиционными банками только тех проектов, кото­рые прошли тщательный отбор и экспертизу. Благодаря ФПГ государство получает возможность обеспечить более высокий уровень эффективности экономики, динамич­ности ее развития, сбалансированности и управляемости экономикой.

К третьей группе относятся «элитные» региональные банки, которые формирова­лись и функционируют под патронажем местных властных структур и работают на их интересы. Результирующий вектор этих интересов направлен на усиление экономичес­кой суверенизации территорий.

Четвертая группа включает так называемые «корпоративные» и «операциональные» банки. «Корпоративные» банки формировались, как правило, на отраслевой, министерской основе и обслуживали соответствующие производства: Авиабанк, Автобанк, Промрадтех- банк и т. д. Эти банки обеспечивали ведение счетов своих предприятий, мобилизовывали свои ресурсы за пределами своей отрасли, занимались выгодным размещением свободных средств (остатков на счетах) и бюджетных денег, выделяемых по государственным про­граммам поддержки или развития отраслей. Примером «операционного» банка может по­служить Московский международный банк, предоставляющий большому числу клиентов специальные банковские услуги, в данном случае международные расчеты.

В пятую группу входят «сетевые» банки, созданные на базе бывших Промстройбан­ка СССР и Агропромбанка СССР. Они занимают промежуточное положение между «корпоративными» и «полугосударственными» банками. Будучи одновременно отрасле­выми и коммерческими, они вместе с тем встроены в систему государственной под­держки промышленности и сельского хозяйства.

Шестая группа включает в себя классические коммерческие банки, «не состоявшие в родстве» с бывшими государственными банками, а также не замеченные «в порочащих связях» с властями. Однако именно эти обстоятельства делают весьма неустойчивым их положение, которое через межбанковские связи передается всей системе в целом.

Седьмая группа — это российские загранбанки, которые следует считать одновре­менно элементами банковских систем России и принимающих стран. К их числу отно­сятся: Евробанк (BCEN-Eurobank), Московский народный банк (Moscow Narodny bank), Ост-Вест Хендельсбанк (Ost-West Handelsbank), Коммерцбанк (Russishe Commerzbank), Донау банк (Donay-bank), Ист-Вест Юнайтед банк (East-West United bank).

Слабость главного действующего лица банковского сектора, проявляющаяся в узос­ти собственной ресурсной базы и преобладании валютного компонента (в 1992—1995 гг. валютные средства обеспечивали 40-60% общего прироста пассивов), изначально опре­делила общую неустойчивость банковской системы, ее сильную зависимость от колеба­ний валютных курсов, конъюнктуры внешнего рынка.

Маломощность большинства банков, нежелание «возиться» с мелким частным вкладчиком (который на самом деле создает «депозитную подушку» — основу устойчи­вости кредитного учреждения), а также стремление быстро и без хлопот заработать «легкие» деньги привели к росту в 1993—1994 гг. рынка МБК, питающегося транзитны­ми бюджетными деньгами и льготными кредитами Центробанка. Обилие «недорогих» денег на рынке МБК не требовало от банков проявления высокого профессионализма. Схемы работы были незамысловаты: при замедляющейся инфляции давать клиенту «длинный» кредит, обеспечивая его «короткими» заимствованиями межбанковского кредита. При смене тенденции (что происходило регулярно), действия оборачивались на 180 градусов. Важно было заранее угадать точку перелома тренда. Но не только. Два-три невозврата серьезных кредитов ставили банки на грань краха, который несколько отда­лялся построением кредитной пирамиды, благо деньги на рынке МБК давали буквально под честное слово или добрую репутацию партнера. Однако долго такое положение со­храняться не могло. И когда невозвраты раскачали даже такого крупного оператора рынка, как Межрегионбанк, то цепная реакция невозвратов буквально сокрушила рынок МБК, который до сих пор так и не восстановился в прежних объемах.

Крах рынка МБК в 1995—1996 гг. обнажил главное: отсутствие у большинства бан­ков устойчивости ресурсной базы, их неспособность работать в относительно нормаль­ных условиях, при более-менее приемлемых темпах инфляции; их слабую связь с клиен­тами; пренебрежение работой с мелкими частным вкладчиком, включающей в себя пре­доставление ему широкого спектра банковских услуг.

Такие противоречия механизма воспроизводства банковского капитала, как нерав­новесие между банковскими рисками и внутренними источниками их компенсации и неравновесие между источниками банковских ресурсов и вложениями средств банков, явились главными причинами сбоев в работе банковской системы.

Первое противоречие компенсировалось за счет внешних, относительно малориско­ванных вложений банков. Таковыми в разное время были операции с валютой, межбан­ковские кредиты, вложения в государственные ценные бумаги (ГДО, КО, ГКО, ОВВЗ, ОГСЗ).

Что касается второго противоречия, то равновесие восстанавливается, если так можно выразится, отрицательным способом. Речь идет о том, что не имея возможности получать достаточные ресурсы извне, а также компенсировать высокие риски кредито­вания клиентов (просроченные и пролонгированные ссуды составляли на 1996 г. около 30% выданных кредитов), банки вынуждены были идти на сокращение кредитования (в 1993 г. сокращение составило 37%, в 1994 г. — 13%, в 1995 г. — 28%).' Все это проис­ходило на фоне существенного сокращения кредитной эмиссии ЦБ РФ.

Неплатежи продолжают расти, а вслед за ними растут и Невозвраты кредитов. Более устойчиво чувствуют себя банки, которые опираются на естественных монополистов производства, пользующихся государственной поддержкой (ТЭК, металлургия, нефте­химия, отдельные производства ВПК и т. п.), остальные банки тихо стагнируют. На этой волне разворачиваются процессы перехвата и перераспределения выгодной клиентуры, собственности и сфер влияния. Ускоряется концентрация и централизация капиталов, в данном случае банковских, через разорение и отмирание отдельных элементов системы.

Кризисные явления в банковском секторе сильно задели и «корпоративные» банки, которые рассматривались предприятиями-учредителями как бездонный кошелек, из ко­торого можно черпать по своим потребностям. При этом обратная связь была чисто но­минальной, банки не допускались к участию в финансовых, а тем более производствен­ных делах учредителей. Однако дно в кошельке все-таки обнажилось.

Таким образом, анализируя современную ситуацию состояния системы коммерчес­ких банков, можно сделать следующие основные выводы:

— Возрастание рисков на межбанковских и других финансовых рынках ощутимо сужает для банков базу внешнеэкономических заимствований. В силу данного обстоя­тельства им приходится рассчитывать на собственную ресурсную базу, которая у многих коммерческих банков ограничена.

— Происходит становление российских банковских монополий в виде полутора- двух десятков крупных банков, поглощающих либо разоряющих слабые банки.

— Кредитование реального сектора не только не растет в реальном выражении, но, напротив, снижается. И без того тяжелое положение в народном хозяйстве усугубляется без четко выраженной кредитной политики, особенно в тех отраслях, где она традици­онно необходима — в легкой и пищевой промышленности, машиностроении.

— Складывается система коммерческих банков, ориентированных на определенную группу высокодоходных топливно-сырьевых отраслей вместо кредитной поддержки других отраслей и секторов экономики, что не способствует комплексному развитию народного хозяйства.

— Сужение кредитного потока имеет еще одно неприятное последствие — ослабе­вает поддержка денежного оборота реального сектора в условиях хронических неплате­жей. Производство по-своему отвечает на нехватку денег, продолжая использовать все­возможный бартер, вводя в оборот различные заменители денег. В таком качестве вы­ступают векселя, облигации, казначейские налоговые освобождения, чеки, квитанции, акции, договоры и т. п. Деньги продолжают уходить в теневой сектор экономики, лишая казну доходной части, а предприятия— денежных оборотных средств. Перевернутая пирамида расчетов в реальном секторе пока еще держится на кредитной политике ком­мерческих банков. Но этот источник постоянно сокращается.

<< | >>
Источник: Под ред. Тагирбекова К.Р.. Основы банковской деятельности (Банковское дело). М.: — 720 с.. 2003

Еще по теме 4. Развитие банковской системы до кризиса 1998 г.:

  1. Воздействие финансового кризиса 1998 г. на банковскую систему и состояние ее ресурсной базы
  2. 3.3 Деятельность АКБ «Московский Индустриальный Банк» под влиянием банковского кризиса 1998 года.
  3. Характеристика третьего этапа развития (с 1995 г. до финансового кризиса 1997-1998 гг.)
  4. Кризис 1998 г.
  5. Реструктуризация российской банковской системы и стратегические проблемы развития банковского инвестирования производства
  6. Глава 13. КРИЗИС СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  7. Глава 13. КРИЗИС СИСТЕМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА
  8. 53. РАЗВИТИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ
  9. 16.3. Развитие банковской системы
  10. 53. РАЗВИТИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ
  11. Развитие банковской системы.