<<
>>

Заключительный кейс

Тяжелый случай «батулизма»

Третьего января 1997 г. крупный нью-йоркский инвестиционный банковский дом Goldman Sachs & Со. объявил о своих опасениях относительно возможной деваль­вации бата (национальной валюты Таиланда) в течение следующих шести меся­цев.

Этот вывод Goldman Sachs последовал за серией сообщений о том, что прави­тельство Таиланда столкнулось с дефицитом бюджета, а также что иностранные инвесторы, опасаясь девальвации бата, изымают из страны свои краткосрочные инвестиции. Специалисты Goldman Sachs были также обеспокоены тем, что по­вышение курса американского доллара может повлиять на конкурентоспособ­ность товаров, экспортируемых из Таиланда. Центральный банк страны, Банк Таиланда, возлагал надежды на систему фиксированного валютного курса, в со­ответствии с которой банк привязывал курс бата к набору валют, в котором на долю доллара США приходилось 80%. Из-за фиксированного обменного курса между батом и долларом США повышение курса доллара по отношению к его низшему уровню в 1995 г. привело к подорожанию тайских экспортных товаров по сравнению с товарами, выпущенными в других странах региона.

Тем не менее руководство Банка Таиланда демонстрировало свою уверенность в том, что банк сможет поддерживать курс бата на валютном рынке. Для того чтобы противостоять оттоку краткосрочного капитала, банк поднял процент­ные ставки с расчетом на то, что это сделает инвестиции в Таиланд более привле­кательными для иностранных инвесторов. Если бы этого оказалось недостаточ­но, банк планировал выделить $38,7 млрд из валютных резервов страны на поддержку курса бата.

К несчастью, февральский прогноз Goldman Sachs оказался правильным. Валют­ные спекулянты, занимающиеся операциями с иностранной валютой, начали про­давать имеющиеся у них баты. Их действия были продиктованы убежденностью в том, что тайское правительство будет вынуждено осуществить девальвацию наци­ональной валюты.

Такая убежденность, в свою очередь, основывалась на продол­жающемся падении конкурентоспособности тайских экспортных товаров, а также на том, что повышение процентных ставок могло нанести долгосрочный ущерб эко­номике страны. Перед тем как «выбросить белый флаг», Банк Таиланда израсходо­вал почти $10 млрд из своих валютных резервов, пытаясь поддержать фиксиро­ванный курс бата. 20 июля 1997 г. банк отказался от привязки бата к доллару, что привело к немедленному падению курса бата на валютном рынке на 20%, тем самым вознаградив валютных спекулянтов за их убежденность в неизбежности та­кого развития событий. Девальвация бата нанесла огромный ущерб национальной экономике. Многие тайские компании были уверены (как оказалось, ошибочно) в том, что Банк Таиланда сможет поддерживать фиксированный обменный курс меж­ду батом и долларом США. Именно поэтому еще до девальвации бата эти компа­нии взяли крупные кредиты в долларах, чтобы удовлетворить свои внутренние по­требности в капитале. В тот момент этот подход казался правильным, так как на международном кредитном рынке процентные ставки на кредиты, деноминирован­ные в долларах, были ниже, чем процентные ставки на кредиты в батах, предостав­ляемые на внутреннем рынке. Некоторые компании даже использовали получен­ные кредиты на повторное выделение займов на внутреннем рынке капитала. К сожалению, в результате девальвации бата эти долларовые кредиты стали на­много дороже, так как для выплаты процентов и основной суммы кредита на каждый доллар требовалось больше батов. Это, в свою очередь, привело к возникновению проблем с движением денежной наличности у заемщиков, а также к увеличению вероятности того, что они могут не выполнить своих обязательств по кредитам и объявить о банкротстве. Тайские компании, занимающиеся предоставлением фи­нансовых услуг, оказались в особенно трудном положении. Многие из них финанси­ровали спекулянтов, занимающихся операциями с недвижимостью, у которых воз­никли серьезные проблемы в плане платежеспособности после падения цен на недвижимость в Бангкоке и других крупных тайских городах.
Из-за трудностей с погашением внешней задолженности в иностранной валюте произошло существен­ное сокращение прибылей даже таких жизнеспособных компаний, как Siam Cement.

Валютный кризис нанес ущерб и иностранным многонациональным корпо­рациям, ведущим бизнес в Таиланде. Например, дочерняя компания корпорации Goodyear, действующая в Таиланде, испытала двойное потрясение. Во-первых, ос­новной заказчик компании, тайский рынок сбыта автомобилей, находился в состо­янии «свободного падения» из-за экономического кризиса, обусловленного деваль­вацией бата. Во-вторых, размеры прибыли компании существенно снизились по следующей причине: хотя компания продавала свои шины за баты, многие издерж­ки были деноминированы в долларах. По оценкам специалистов компании, в ре­зультате девальвации бата уровень издержек увеличился на 20%.

Вскоре проблемы, с которыми столкнулся Таиланд, распространились и на соседние страны. Так называемая «эпидемия батулизма» (или азиатский кризис) захватила Индонезию, Малайзию и Филиппины. Все эти страны ведут с Таилан­дом конкурентную борьбу за получение прямых иностранных инвестиций от ком­паний, желающих построить свои предприятия в странах региона, чтобы полу­чить возможность воспользоваться избытком трудолюбивой, дешевой рабочей силы. После девальвации бата цены на экспортные тайские товары упали на 20%, что привело к относительному повышению цен на индонезийские, малазийские и филиппинские экспортные товары. Валютные спекулянты обратили свое внима­ние на эти страны, полагая, что их правительствам также придется девальвиро­вать национальную валюту, чтобы сохранить конкурентоспособность своих това­ров по сравнению с тайскими товарами. В начале сентября 1997 г. обменный курс индонезийской рупии по отношению к доллару США упал на 21%, курс малазий­ского ринггита — на 14%, курс филиппинского песо — на 13%. «Эпидемия бату- лизма» распространялась на восток, захватив и корейскую экономику. Курс корейской воны резко упал после того, как руководители банков поняли, что компаниям Южной Кореи угрожает избыточное использование кредитов и сниже­ние цен на продукцию региональных конкурентов, обусловленное девальвацией их национальных валют.

Валютный кризис оказал отрицательное влияние не только на валютный ры­нок. Региональные фондовые рынки также пережили сильное потрясение, по­скольку инвесторы опасались, что при обесцененной национальной валюте бре­мя погашения кредитов, деноминированных в долларах, скажется на доходах региональных корпораций. К началу сентября 1997 г. стоимость акций тайских компаний в долларах в среднем упала на 60%, филиппинских — на 45%, малазий­ских— на 40%, индонезийских — на 30% по сравнению с их стоимостью на год раньше. Даже иностранные фондовые рынки попали под удар валютного кризи­са. Например, стоимость акций компаний, обслуживающих так называемый гло­бальный потребительский рынок (таких как Coca-Cola, Gilette и Whirlpool), также упала, после того как инвесторы поняли, что замедление развития зарождающих­ся азиатских рынков приведет в результате к снижению объема продаж в этих компаниях.

Когда возникла угроза мирового кризиса, Международный валютный фонд и страны «четверки» быстро составили программу финансовой помощи Таиланду, Малайзии, Индонезии, Филиппинам и Южной Корее. На прекращение азиатско­го валютного кризиса и восстановление экономики этих стран было выделено более $100 млрд. Действия МВФ оказались успешными, и в настоящее время эко­номика большинства стран Юго-Восточной Азии переживает подъем. Однако не­смотря на этот успех, программа финансовой помощи, разработанная МВФ, ока­залась достаточно спорной, как показано в разделе «Аргументы за и против» в предыдущей главе. Специалисты из всего мира, критически настроенные по отно­шению к этой программе, задают вопрос: не спровоцируют ли проводимые МВФ реформы аналогичные кризисы в будущем?

Вопросы к кейсу

1. Каким образом центральный банк может использовать свои валютные ре­зервы для поддержания курса национальной валюты на валютном рынке?

2. Если бы в Таиланде применялась система гибкого валютного курса вмес­то системы фиксированного валютного курса, принесло ли бы это больше пользы стране?

3. Если бы вы были управляющим международной компании, действующей в Таиланде в феврале 1997 г., какие меры вы предприняли бы, чтобы защи­тить свою компанию от возможной девальвации бата?

4. Как говорится в старой пословице, «нет худа без добра». Можете ли вы выс­казать предположение относительно того, кто мог извлечь выгоду из ва­лютного кризиса в Таиланде?

5. Какое влияние, по вашему мнению, оказал азиатский валютный кризис на экономику развивающихся стран в других регионах (например, в Латин­ской Америке и Восточной Европе)?

Источники: «Goodyear's Thai Subsidiary Sees Bad Year», Wall Street Journal, September 5, 1997, p. A9; «The Real Lesson from Asia», Financial Times, September 2, 1997, p. 15; «Asia's Endangered Tigers», Financial Times, August 30/August 31,1997, p. 6; «Thais Count Cost of Baht Defence», Financial Times, August 29,1997, p. 5; «The IMF: Immine from (Frequent) Failure», Wall Street Journal, August 25, 1997, p. A18; «Thais Face Slow Economic Climb», USA Today, August 12,1997, p. 4B; «Southeast Asia Seems Still on Track to Grow Despite Currency Slide», Wall Street Journal, August 5, 1997, p. Al; «Economic Troubles in Thailand Stroke Betting against the Baht», Wall Street Journal, February 10, 1997, p. A14.

<< | >>
Источник: Гриффин Р., Пастей М. Международный бизнес. 4-е изд. / Пер. с англ. под ред. А. Г. Медведева. — СПб.: Питер, — 1088 с: ил. — (Серия «Классика МВА»). 2006

Еще по теме Заключительный кейс:

  1. Заключительный кейс
  2. Заключительный кейс
  3. Заключительный кейс
  4. Заключительный кейс
  5. Заключительный кейс
  6. Заключительный кейс
  7. Заключительный кейс
  8. Заключительный кейс
  9. Заключительный кейс
  10. Заключительный кейс
  11. Заключительный кейс
  12. Заключительный кейс