<<
>>

Классические теории торговли

Первые теории международной торговли сформировались еще в XVI в., во време­на становления великих европейских держав. Неудивительно, что эти ранние те­ории были сфокусированы на изучении закономерностей экспортно-импортных операций, осуществляемых в рамках одной отдельной взятой страны. Как показа­но ниже в данной главе, эти теории особенно полезны для описания процесса тор­говли такими стандартизованными, недифференцированными товарами, как нефть, сахар, лесоматериалы (другими словами — товарами, основанием для по­купки которых является цена, а не фирменное название).
Однако в средине XX в., по мере развития многонациональных корпораций и усиления их влияния на ми­ровую экономику, ученые обратили свое внимание на роль отдельных компаний в активизации международной торговли. Разработанные после Второй мировой вой­ны теории международной торговли, основанные на характеристиках деятельно­сти отдельных компаний, успешно используются для описания закономерностей торговли дифференцированными товарами (такими как автомобили, бытовая электроника и средства личной гигиены). Фирменное название имеет большое значение для покупателя, принимающего решение о приобретении товаров та­кого типа. В данном разделе главы анализируются классические теории меж­дународной торговли, основанные на анализе торговли между странами. В сле­дующем разделе рассматриваются более современные теории, опирающиеся на закономерности осуществления международных экспортно-импортных опера­ций отдельными компаниями.

Меркантилизм

Меркантилизм (mercantilism) — это философское учение XVI в., в соответствии с которым считалось, что благосостояние государства определяется запасами золо­та и серебра, которыми это государство обладает. По мнению сторонников теории меркантилизма, увеличению запасов золота должны были способствовать меры, обеспечивающие превышение экспорта над импортом. Логическое обоснование этой точки зрения было вполне понятным для «творцов политики» в те времена: если иностранное государство приобретает в данной стране больше товаров, чем эта страна покупает у него, тогда иностранному государству приходится выпла­чивать разницу в золоте и серебре, что позволяет хозяевам данной страны попол­нять казну. Принципы теории меркантилизма все еще используются и в наши дни. Например, когда телевизионные комментаторы и заголовки газет сообщают о том, что в той или иной стране имеет место «неблагоприятный» торговый ба­ланс, это означит, что объем импорта превысил объем экспорта.

В XVI в. меркантилизм, по всей видимости, представлял собой достаточно жизнеспособную экономическую политику. Наличие больших запасов золота и серебра означало, что правящие монархи могли позволить себе нанимать армии для ведения борьбы с другими странами с целью расширения сферы своего влия­ния. Политические аспекты меркантилизма были популярными среди предпри­нимателей того времени и работников их предприятий. Промышленные пред­приятия, ориентированные на экспорт продукции, поддерживали торговую политику, основанную на принципах меркантилизма, в частности — выделение субсидий и предоставление налоговых льгот, которое стимулировало бы продажу товаров иностранным государствам. Отечественные производители, для которых импорт товаров из-за рубежа представлял большую угрозу, поддерживали такую политику, в частности введение налоговых тарифов или квот, которая защищала их от конкуренции со стороны иностранных компаний.

Компании, их работники, поставщики, а также местные политические деятели — все превозносили муд­рость монарха, проводившего политику меркантилизма.

Однако такая политика ущемляет интересы большинства членов общества. Государственная поддержка экспорта товаров, выпускаемых некоторыми отрас­лями экономики, обеспечивается за счет средств, получаемых от налогоплатель­щиков в виде повышенных налогов. Государственные ограничения на импорт то­варов оплачиваются за счет средств, полученных от потребителей через более высокие цены на отечественные товары, обусловленные низким уровнем конку­ренции со стороны иностранных производителей. В эпоху империализма прави­тельства часто переносили бремя торговой политики, основанной на принципах меркантилизма, на свои колонии. Например, в соответствии с положениями За­кона о мореплавании (Navigation Act) от 1660 г. все товары, импортируемые в американские колонии, должны были поставляться только из Великобритании. Британское правительство запретило компаниям, расположенным в колониях, экспортировать товары, которые могли бы составить конкуренцию продукции, выпущенной на британских фабриках (таким товарам, как головные уборы, изде­лия из сортовой стали и шерстяная одежда). Для того чтобы обеспечить поставки недорогих исходных ресурсов в адрес британских коммерсантов, британское пра­вительство потребовало от некоторых колониальных компаний продавать свою продукцию только британским компаниям. В эту категорию продукции входили такие товары, как рис, табак, а также сырье и материалы, необходимые для мор­ского флота (в частности, лесоматериалы, используемые в кораблестроении).3 Эта стратегия меркантилизма в конечном итоге потерпела полное поражение: она способствовала обострению экономических и социальных проблем, которые при­вели к свержению власти британской короны в американских колониях.

Меркантилизм действительно приносит выгоду некоторым членам общества, поэтому политика меркантилизма и в настоящее время все еще обладает опреде­ленной привлекательностью для некоторых компаний и их работников. К числу современных сторонников политики меркантилизма, которых называют неомер­кантилистами (neomercantilists) или протекционистами (protectionists), принад­лежат такие разноплановые субъекты экономической деятельности, как Амери­канская федерация труда/Конгресс производственных профсоюзов (American Federation of Labor-Congress of Industrial Organizations), производители текстиль­ных изделий, компании по производству стали, производители сахара, а также фер­мы по выращиванию арахиса.

Политика протекционизма распространена не только в США. Компании из стран Северной Америки и Европы уже давно выражают недовольство тем, что правительство Японии ограничивает доступ иностранных товаров на рынок стра­ны. Например, прежде чем в 90-е гг. японское правительство неохотно дало свое согласие на ввоз риса из-за рубежа, на ведение переговоров ушло 40 лет, и даже в этом случае импорт риса был ограничен 10% от общего объема продаж этого про­дукта на рынке страны. Компании из стран Азии и Северной Америки критикуют европейские государства за введение ограничений на ввоз таких товаров, как го­вядина, бананы, а также другая сельскохозяйственная продукция. Такая ситуа­ция вполне объяснима: практически каждая страна в той или иной степени при­держивается политики неомеркантилизма с целью защиты ключевых отраслей экономики.

Углубленное изучение географии и истории

Теория абсолютных преимуществ

Неомеркантилизм обладает определенной внешней привлекательностью, в осо­бенности для патриотов, стремящихся к усилению экономики своей страны.

По­чему бы государству не увеличить до максимума свои запасы золота и серебра? Адам Смит, шотландский экономист, которого считают отцом рыночной эконо­мики, полагал, что основная проблема меркантилизма заключается в том, что эта теория смешивает два понятия — накопление денег и накопление богатства. В своей книге «An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations» («Исследование о природе и причинах богатства народов»), написанной в 1776 г., Адам Смит подверг критике логическое обоснование меркантилизма и привел доказательства того, что в действительности меркантилизм ослабляет экономи­ку, поскольку отнимает у людей возможность свободной торговли и получения выгод от добровольного обмена материальными ценностями. Кроме того, для того чтобы избегать импорта товаров любой ценой, государству приходится нерацио­нально расходовать свои ресурсы, выпуская товары, для производства которых в стране нет необходимых условий. Низкий уровень эффективности экономики, обусловленный политикой меркантилизма, сокращает богатство страны в целом, хотя определенные группы людей, объединенные особыми интересами, могут по­лучить выгоду от такой политики.

Адам Смит поддерживал идею свободной торговли между странами как сред­ство приумножения богатства этих стран. Свободная торговля позволяет госу­дарству расширить количество доступных товаров и услуг посредством специа­лизации на производстве товаров и услуг одной категории и их обмена на товары и услуги другой категории. Но какие товары и услуги страна должна экспортиро­

вать и какие — импортировать? Для того чтобы найти ответ на этот вопрос, Адам Смит разработал теорию абсолютных преимуществ (theory of absolute advan­tage). Согласно этой теории, страна должна экспортировать те товары и услуги, для производства и предоставления которых у нее есть более продуктивные воз­можности.* С другой стороны, более целесообразно импортировать товары и услуги из тех стран, которые обладают более продуктивными возможностями для их выпуска.

Теорию абсолютных преимуществ можно проиллюстрировать на следующем примере. Предположим (для простоты вычислений), что в мире есть всего две страны — Франция и Япония; эти страны производят только два типа товаров — вино и будильники; предположим также, что в обеих странах существует только один фактор производства — затраты труда. В табл. 6.1 отображены данные о воз­можном выпуске двух названных товаров за один человеко-час в каждой из двух стран. Во Франции за один человеко-час можно произвести либо две бутылки вина, либо три единицы будильников. В Японии за один человеко-час можно вы­пустить либо одну бутылку вина, либо пять будильников. Франция обладает аб­солютным преимуществом в производстве вина: за один человеко-час в стране можно выпустить две бутылки вина, тогда как в Японии — только одну бутылку. Япония имеет абсолютное преимущество в производстве будильников: за один человеко-час в этой стране можно выпустить пять изделий, тогда как во Фран­ции — только три изделия.

Таблица 6.1 Теория абсолютных преимуществ: пример
выпуск продукции за один человеко-час
Франция Япония
Вино 2 1
Будильники г:,‘

Если существует возможность торговли между Францией и Японией, обе страны получат выгоду от обмена своими товарами. Предположим, Франция со­гласна обменять две бутылки вина на четыре единицы будильников. Для произ­водства двух бутылок вина, предназначенных для Японии, Франции потребуется только один человеко-час. В обмен на две бутылки вина Франция получит от Японии четыре единицы будильников. Выпуск такого количества будильников потребовал бы во Франции 1,33 человеко-часа в случае, если бы Франция сама выпускала эти изделия вместо их покупки в Японии. Импорт будильников из Японии вместо их производства своими силами позволяет Франции сэкономить 0,33 человеко-часа. Франция может использовать высвободившееся рабочее вре­мя для выпуска дополнительного количества вина, которое, в свою очередь, мо­жет либо поступить в распоряжение французских потребителей, либо быть про­дано Японии в обмен на дополнительное количество будильников. Выделение рабочего времени на выпуск продукции, для производства которой у Франции

есть более продуктивные возможности по сравнению с Японией, с последующей продажей этой продукции Японии позволяет Франции потреблять больше това­ров, чем это было бы возможно при отсутствии торговли с Японией.

Япония получает аналогичные преимущества. В этой стране требуется 0,8 че­ловеко-часа для выпуска четырех единиц будильников необходимых для обмена на две бутылки французского вина. Производство вина своими силами потребо­вало бы в Японии два человеко-часа. Производство будильников с последующей их продажей Франции позволяет Японии сэкономить 1,2 человеко-часа. Высво­бодившееся рабочее время можно использовать на производство дополнительно­го количества будильников, которые могли бы либо поступить в распоряжение японских потребителей, либо быть проданы Франции в обмен на дополнитель­ное количество вина.

Теория сравнительных преимуществ

Теория абсолютного преимущества в какой-то степени опирается на здравый смысл. Однако эта теория имеет существенный недостаток. Что произойдет с про­цессом торговли, если одна страна обладает абсолютным преимуществом в произ­водстве обоих продуктов? Из теории абсолютного преимущества вытекает оши­бочный вывод о том, что в таком случае торговля будет просто невозможна. Давид Рикардо (David Ricardo), британский экономист начала XIX в., решил эту пробле­му, разработав теорию сравнительных преимуществ (theory of comparative advan­tage). Согласно этой теории, страна должна экспортировать те товары и услуги, в производстве и предоставлении которых она обладает относительно более высо­кой производительностью. С другой стороны, более целесообразно импортировать товары (услуги) из тех стран, которые обладают относительно более высокой про-

4

изводительностью в производстве этих товаров.

Различие между двумя теориями едва различимо: теория абсолютного пре­имущества ссылается на абсолютные различия в производительности, тогда как теория сравнительного преимущества опирается на относительные различия в производительности. И все-таки эти две теории отличаются друг от друга, по­скольку в теории сравнительных преимуществ в процессе определения товара, который стране более целесообразно производить своими силами, учитывается понятие альтернативных издержек. Альтернативные издержки, или упущенная выгода (opportunity cost), — это издержки, обусловленные неиспользованными благоприятными возможностями для выпуска товара. Применение принципов сравнительных преимуществ и скрытых издержек требует более глубокого ос­мысления. Рассмотрим, например, нейрохирурга, который в равной степени луч­ше выполняет операции на головном мозге и стрижет газоны по сравнению с тем, как это сделал бы сын соседа. Если хирург относительно лучше оперирует, чем стрижет газоны, он будет проводить большую часть своего времени у операцион­ного стола и заплатит сыну соседа деньги за то, чтобы он подстриг газон у его дома. Нейрохирург сделал бы именно так, потому что альтернативные издержки подстригания газона своими силами были бы слишком высоки: время, потрачен­ное на стрижку газона, — это время, которое упущено для выполнения хирурги­ческих операций.

Для того чтобы сопоставить теорию абсолютных преимуществ и теорию срав­нительных преимуществ, рассмотрим еще раз пример, представленный в табл. 6.1. Как было упомянуто выше, Франция обладает абсолютным преимуществом в выпуске вина, а Япония имеет абсолютное преимущество в производстве будиль­ников. В соответствии с теорией абсолютного преимущества Франции выгодно экспортировать вино в Японию, а Японии выгодно экспортировать будильники во Францию. Как видно по данным, представленным в табл. 6.1, Франция также обладает сравнительным преимуществом в производстве вина: за один человеко­час в стране можно выпустить в два раза больше вина, чем в Японии, но только 0,6 от количества будильников, которые можно выпустить в Японии за тот же проме­жуток рабочего времени. Следовательно, Франция обладает относительно более продуктивными возможностями в производстве вина. Япония, в свою очередь, имеет сравнительное преимущество в выпуске будильников: за один человеко­час в стране можно выпустить в 1,67 раза больше будильников, чем во Франции, но только 0,5 от количества вина, которое можно выпустить во Франции за тот же промежуток рабочего времени. Следовательно, Япония обладает относительно более продуктивными возможностями в производстве будильников. В соответ­ствии с теорией относительного преимущества Франции выгодно экспортиро­вать вино в Японию, а Японии выгодно экспортировать будильники во Францию. По примеру, представленному в табл. 6.1, обе теории — и теория абсолютного пре­имущества, и теория сравнительного преимущества — привели к получению од­них и тех же результатов.

Теперь внесем изменения в исходные данные. Предположим, уровень произ­водительности остается прежним в Японии, а во Франции, благодаря реализации новых программ подготовки рабочих к выполнению рабочих заданий, уровень производительности повышается в два раза. В табл. 6.2 отображена эта новая си­туация. Теперь Франция может выпускать четыре бутылки вина или шесть бу­дильников за один человеко-час. Следовательно, Франция обладает абсолютным преимуществом как в выпуске вина, так и в производстве будильников: за каж­дый человеко-час Франция может выпускать больше на три бутылки вина (четы­ре минус одна) и на одну единицу будильинков (шесть минус пять) по сравнению с Японией. В соответствии с теорией абсолютных преимуществ торговля между странами не будет осуществляться, поскольку Франция обладает абсолютным преимуществом в производстве обоих товаров.

Таблица 6.2

Теория сравнительного преимущества: пример

Выпуск продукции за один человеко-час
Франция Япония
Вино 4 1
Будильники 6 5

В то же время теория сравнительных преимуществ указывает на целесообраз­ность продолжения торговли между этими двумя странами. Показатели Фран­

ции в выпуске вина в четыре раза лучше, но только в 1,2 раза лучше в производ­стве будильников по сравнению с соответствующими показателями Японии. (С другой стороны, производительность Японии в выпуске вина составляет толь­ко 0,25 от производительности Франции в выпуске этого продукта, но 0,83 от про­изводительности Франции в выпуске будильников.) Уровень производительнос­ти Франции в выпуске вина относительно более высок по сравнению с Японией, тогда как уровень производительности Японии относительно более высок в вы­пуске будильников по сравнению с Францией.

Согласно теории сравнительных преимуществ, Франции следует экспортиро­вать вино в Японию, а Японии следует экспортировать будильники во Францию. Если обе страны поступят именно так, это будет выгодно каждой из них. При от­сутствии торговли одна бутылка вина будет продаваться за 1,5 единицы будиль­ников во Франции и за 5 единиц будильников в Японии. Если Япония предложит продавать две единицы будильников за одну бутылку вина, Франции это будет выгодно даже при условии, что страна обладает абсолютным преимуществом в производстве будильников. При отсутствии торговли выпуск только 1,5 единицы будильников своими силами в условиях повышенной производительности обой­дется Франции потерей одной бутылки вина. Торгуя с Японией, Франция могла бы получить две единицы будильников в обмен на одну бутылку вина. Франция получает больше будильников за одну бутылку вина, торгуя с Японией, чем она могла бы получить, выпуская будильники своими силами.

Япония также выигрывает от торговли с Францией. При отсутствии торгов­ли Япония вынуждена терять пять единиц будильников, чтобы выпустить одну бутылку вина. Торгуя с Францией, Япония может получить еще одну бутылку вина, потеряв при этом только две единицы будильников. Япония получает больше вина в обмен на одну единицу будильников, торгуя с Францией, чем она могла бы получить, выпуская вино своими силами. Даже несмотря на то, что Франция обладает абсолютным преимуществом как в производстве будильни­ков, так и в выпуске вина, обе страны выигрывают от такой взаимной торговли. Именно сравнительное, а не абсолютное преимущество стимулирует торговлю между этими странами. Анализ некоторых аспектов теории сравнительных пре­имуществ и проблем, свойственных неомеркантилизму, представлен в разделе «Мир в центре внимания».

Определение сравнительных преимуществ с учетом стоимости товаров Выводы теории сравнительных преимуществ просты, но очень убедительны: странам более выгодно специализироваться на выпуске тех товаров, в производ­стве которых им удалось добиться относительно более высокого уровня произво­дительности. Следовательно, страны должны ориентировать свою деятельность на производство (и экспорт) товаров и услуг, для которых у них есть относитель­но более продуктивные возможности, и на приобретение других товаров и услуг в странах, которые имеют возможность выпускать их при относительно более вы­соком уровне производительности.

Безусловно, примеры, представленные в табл. 6.1 и 6.2, слишком упрощены и далеки от действительности. Мировая экономика производит намного больше двух товаров и услуг; мировой рынок состоит из более чем двух стран. В реальной жизни могут возникать определенные препятствия на пути торговли между стра­нами, кто-то должен оплачивать транспортировку товаров из одного рынка на другой, а для производства товаров, помимо рабочей силы, могут потребоваться и другие исходные ресурсы. Для осуществления более глубокого анализа процесса торговли между странами в табл. 6.3 учтены некоторые финансовые показатели. Кроме того, этот анализ основывается на следующих предположениях.

1. Показатели выпуска вина и будильников за один человеко-час во Франции и в Японии взяты из табл. 6.2.

2. Почасовая ставка заработной платы во Франции составляет 12 евро (€).

3. Почасовая ставка заработной платы в Японии составляет 1000 иен (¥).

4. Одна единица евро эквивалентна 125 иенам.

Таблица 6.3

Определение сравнительных преимуществ с учетом стоимости товаров: пример

Стоимость товаров во Франции Стоимость товаров в Японии
товары, выпущенные во Франции товары, выпущенные в Японии товары, выпущенные во Франции товары, выпущенные в Японии
Вино €3 €8 ¥375 ¥1000
Радиочасы €2 €1,6 ¥250 ¥200
Примечание. Например, за один человеко-час во Франции можно выпустить четыре бутылки вина по общей стоимости €12, или в среднем ло€3 за одну бутылку. При курсе ¥125 за €1, бутылка вина будет стоить ¥375 (375 = 3 х 125).

С учетом этих предположений и при отсутствии торговли между двумя стра­нами бутылка вина во Франции стоит €3 (что равно ¥375), а будильники — €2 (¥250). В Японии бутылка вина стоит ¥1000 (€8), а будильники - ¥200 (€1,6).

В этом случае существует необходимость в торговле, которая обусловлена за­интересованностью отдельных предпринимателей (другими словами, возможно­стью получить прибыль) как во Франции, так и в Японии. Предположим, специ­алисты по закупкам Galeries Lafayette (одного из крупнейших парижских универмагов) обратили внимание на то, что будильники стоят €2 во Франции и €1,6 в Японии. Чтобы поддерживать на низком уровне издержки на продаваемые товары, эти специалисты по закупкам будут заказывать будильники в Японии, где они более дешевые, и продавать их во Франции, где их стоимость выше. Сле­довательно, Япония будет экспортировать будильники, а Франция — импорти­ровать их (в точном соответствии с законом сравнительных преимуществ). С другой стороны, оптовые торговцы вином замечают, что бутылка вина стоит ¥1000 в Японии и только ¥375 во Франции. Для того чтобы поддерживать на как можно более низком уровне издержки на продаваемую продукцию, специалисты по закупкам, работающие на этих оптовых торговцев, будут покупать вино во Франции, где оно дешевле, и продавать его в Японии, где его стоимость выше.

В точном соответствии с законом сравнительных преимуществ Франция будет экспортировать вино, а Япония — импортировать его.

Следует обратить внимание на то, что для бизнесменов, которые могли бы принимать участие в Этих сделках, нет необходимости знать теорию сравнитель­ных преимуществ. Им достаточно просто посмотреть на разницу в цене на рынках двух стран и принять соответствующее решение на основании своего желания при­обрести товар по самой низкой цене. И все же эти предприниматели получают вы­году от использования теории сравнительных преимуществ, поскольку цены, ус­тановившиеся на свободном рынке, отображают относительное преимущество каждой страны в выпуске тех или иных товаров.

Теория соотношения факторов производства

Теория сравнительных преимуществ требует решения еще одного вопроса: какие факторы определяют набор продуктов, для производства которых у страны есть срав­нительные преимущества? Для того чтобы ответить на этот вопрос, два шведских экономиста — Эли Хекшер (Eli Hecksher) и Бертил Олин (Bertil Ohlin) — разработа­ли теорию соотношения факторов производства (theory of relative factor endow­ments); эта теория известна под названием «теория Хекшера—Олина» (Hecksher- Ohlin theory). Эти экономисты сделали два основополагающих наблюдения:

1. В каждой стране есть характерная только для нее совокупность факторов производства (или типов ресурсов). Например, Аргентина богата плодород­ными землями, в Саудовской Аравии есть большие залежи сырой нефти,

а в Китае — большое количество неквалифицированной рабочей силы.

2. Ассортимент товаров, в производстве которых специализируется страна, зависит от того, какими ресурсами для их выпуска она обладает. Напри­мер, выращивание пшеницы требует наличия плодородной почвы, добыча нефти — наличия запасов сырой нефти, а швейное производство — нали­чия неквалифицированной рабочей силы.

На основании этих наблюдений Хекшер и Олин сформулировали свою тео­рию: страна имеет сравнительное преимущество в производстве продуктов, для выпуска которых интенсивно используются те ресурсы (факторы производства) в которых эта страна не испытывает недостатка. Следовательно, Аргентина имеет сравнительное преимущество в выращивании пшеницы благодаря изоби­лию плодородных земель; Саудовская Аравия — в добыче нефти благодаря изо­билию нефтяных месторождений; Китай — в пошиве предметов одежды благодаря изобилию неквалифицированной рабочей силы.

Согласно теории Хекшера-—Олина, страна должна экспортировать те товары, для выпуска которых интенсивно используются факторы производства, имеющи­еся в этой стране в изобилии. После Второй мировой войны Василий Леонтьев, американский экономист русского происхождения, подверг эту теорию эмпири­ческой проверке. Для этого он использовал модель «затраты—выпуск» — матема­тическую модель, описывающую взаимосвязи между различными секторами эко­номики. По мнению Леонтьева, для экономики Соединенных Штатов Америки свойственны такие характеристики, как избыток капитала и нехватка рабочей

силы. Таким образом, на основании теории Хекшера—Олина Леонтьев сделал вывод, что Соединенным Штатам целесообразно экспортировать капиталоемкие товары (такие как химикаты и сталь) и импортировать трудоемкие товары (на­пример, одежду и обувь).

На основании эмпирического анализа модели «затраты — выпуск» для эконо­мики США Василий Леонтьев оценил затраты труда и капитала, необходимые для производства экспортной и импортной «корзины» на сумму $1 млн (рис. 6.3). (Каждая «корзина» соответствовала средневзвешенному значению всех экспорт­ных и импортных операций США в 1947 г.) Леонтьев определил, что в 1947 г. американские предприятия использовали капитал на сумму $2,551 млн и 182,3

На протяжении столетий ученые и политики го­рячо спорили о том, целесообразно ли давать иностранным производителям разрешение на продажу своих товаров в стране на равных ус­ловиях с отечественными производителями. Для сторонников свободной торговли ограничение ассортимента товаров, которые могут выбирать потребители, только товарами отечественного производства представляет собой нарушение принципов свободного рынка и духа соперниче­ства. В то же время многие другие рассматри­вают свободную торговлю как предательство по отношению к своим согражданам. По мнению таких людей, покупка иностранных товаров при­водит к передаче рабочих мест и с трудом зара­батываемых денег в распоряжение других стран, укрепляя тем самым экономику этих стран за счет разрушения отечественной экономики. Этот аргумент, актуальность которого не снизилась до наших дней, прозвучал еще тогда, когда Абра­хам Линкольн сказал со свойственной ему от­кровенностью: «Я хорошо знаю, как это проис­ходит. Когда мы покупаем промышленные това­ры за границей, мы получаем товары, а иност­ранная компания получает деньги. Когда мы по­купаем промышленные товары в своей стране, мы получаем и товары, и деньги».

Опытный наблюдатель может заметить в рас­суждениях Линкольна весьма опасную ошибку. Но как много людей не согласны с логикой Лин­кольна и действительно понимают, почему с ней не следует соглашаться? Как и большинство доводов, которые вводят людей в заблуждение, высказывание Линкольна о свободной торгов­ле правдиво само по себе, но является непол­ным. Не подлежит сомнению тот факт, что при­обретение отечественных товаров позволяет оставить деньги потребителей в стране, тогда как покупка иностранных товаров приводит к утечке денег за границу. Однако это только одна сторона медали. В этих рассуждениях крайне необходимо учесть еще и такой фактор, как ресурсы, необходимые для производства про­дукции. В случае приобретения отечественных товаров возникает необходимость в использо­вании определенного объема местных ресур­сов: рабочей силы, материалов и производ­ственных мощностей. С другой стороны, в слу­чае приобретения товаров в зарубежных стра­нах используются ресурсы этих стран, что по­зволяет сохранить отечественные ресурсы для производства какой-либо другой продукции. Другими словами, закупка товаров за границей высвобождает отечественные ресурсы, кото­рые могут быть использованы более эффектив­но, что в конечном итоге приводит к приумно­жению богатства страны.

Сочетание этих соображений с доводами Лин­кольна требует более полного сравнительного анализа приобретения отечественных и приоб­ретения иностранных товаров. Выводы, сделан­ные на основании такого сравнительного ана­лиза, можно кратко сформулировать следую­щим образом: «Приобретение отечественных товаров позволяет оставить в стране и товары, и деньги, но требует расхода ресурсов, кото­

рые можно было бы использовать для выпуска других товаров. Приобретение промышленных товаров за границей означает, что деньги за эти товары получит иностранная компания, но это позволит получить иностранные товары и со­хранить ресурсы, которые в этом случае мож­но использовать для производства других то­варов в своей стране». Если высвобожденные ресурсы будут использованы более эффектив­но, страна будет иметь в своем распоряжении больше потребительских товаров в случае сво­бодной торговли с зарубежными странами, чем это было бы возможно, если бы такой торговли не было. Эти же логические выводы примени­мы и для иностранных торговых партнеров; следовательно, при таком развитии событий свободная торговля приносит выгоду всем стра­нам, участвующим в ней.

Вывод о том, что свободная торговля приносит выгоду каждой стороне, неизбежно приводит к доводам в пользу специализации — явления, использование которого диктуется здравым смыслом даже в повседневной жизни. Практи­чески каждый человек покупает те товары, ко­торые он потребляет. Продукты питания люди покупают на рынке, одежду — в универмагах, автомобили — у производителей автомобилей. Безусловно, вполне соответствует истине тот факт, что когда человек покупает одежду в ма­газине, он получает одежду, а владелец мага­зина получает в обмен деньги покупателя. Но разве это плохо? В конце концов, когда чело­век покупает одежду в магазине вместо того, чтобы шить ее самому, он высвобождает вре­мя, которое потребовалось бы на пошив одеж­ды. В таком случае человек может использо­вать высвободившееся время на то, чтобы со­средоточиться на работе, в выполнении кото­рой он может достигнуть более высокого уров­ня производительности, будь то столярное дело или составление компьютерных программ. За­тем этот человек может обменять свои услуги, которые он выполняет лучше других, на то, что другие делают лучше него. Специализация и торговля, в отличие от производства чего бы то ни было своими силами, позволяют отдать вы­пуск продукции в руки самых эффективных про­изводителей, тем самым обеспечивая увеличе­ние объема выпуска продукции и предоставле­ние большего количества товаров и услуг в рас­поряжение потребителей. Этот принцип приме­ним к странам точно так же, как он применим к отдельным людям. Специализация на тех то­варах, которые могут быть выпущены при мак­симальном уровне производительности, а так­же свободная торговля этими товарами с дру­гими странами, позволяют стране производить больше разнообразных товаров и соответствен­но обеспечивать своих граждан большим коли­чеством потребительских товаров, чем это было бы возможно в случае введения торговых ограничений, тарифов, квот и других препят­ствий на пути свободной торговли.

Источник: Авторы книги благодарят своего коллегу Питера Родригеса (Peter Rodriguez) за разрешение воспроизвести в книге эти выводы. Leonard Bierman et al., The Legal Environment of Business, 3rd ed. (Dubuque, la.: Eddie Bower Pub­lishing, 2000). Воспроизводится по разрешению.

человеко-лет (или $13 993 в расчете на один человеко-год труда) для производ­ства общего объема экспорта на сумму $ 1 млн. Кроме того, он вычислил, что для производства общего объема импорта в США на сумму $1 млн было использова­но $3,093 млн капитала и 170,0 человеко-лет (или $18 194 в расчете на один чело­веко-год труда). Таким образом, по результатам этих вычислений оказалось, что импорт США был более капиталоемким по сравнению с экспортом. Импорт тре­бовал на $4201 ($18194 - $13993) больше капитала, чем экспорт.

Эти результаты не соответствовали прогнозам, сделанным на основании тео­рии Хекшера—Олина: импорт США был почти на 30% более капиталоемким по сравнению с экспортом. Ведущие экономисты оказались в затруднительном по-

Рис. 6.3. Импорт и экспорт США в 1947 г.: парадокс Леонтьева

ложении. Теория Хекшера—Олина казалась очень логичной, однако результаты исследований Леонтьева были прямо противоположны ожидаемым. Так возник парадокс Леонтьева (Leontief paradox).

На протяжении последующих 50 лет многие экономисты повторяли исследо­вание Леонтьева, пытаясь разрешить этот парадокс. Первая такая попытка была предпринята самим Леонтьевым. Он предположил, что торговые потоки, возмож­но, были искажены в 1947 г., поскольку мировая экономика в то время еще нахо­дилась под негативным воздействием последствий Второй мировой войны. Ис­пользуя данные за 1951 г., Леонтьев обнаружил, что и в этом году импорт США был на 6% более капиталоемким по сравнению с экспортом. Эта цифра, несом­ненно, была намного меньше показателя, полученного в процессе первоначально­го исследования, но она по-прежнему не согласовалась с прогнозами, составлен­ными в соответствии с теорией Хекшера—Олина.

По мнению некоторых экономистов, была допущена ошибка в исходных пара­метрах, которые Леонтьев использовал в процессе своих исследований. В вычис­лениях Леонтьева было учтено предположение о наличии всего двух равнознач­ных факторов производства: труда и капитала. Однако существуют и другие факторы производства, из которых наибольшего внимания заслуживают такие факторы, как земля (особенно плодородная или содержащая полезные ископае­мые), человеческий капитал (квалифицированный труд) и технология (знания). Ни один из этих важных факторов производства не был учтен в исследованиях Леонтьева. Исключение этих факторов из процесса анализа, возможно, и стало причиной ошибочного определения трудоемкости экспорта и импорта США. Для выпуска многих типов экспортной продукции в США есть достаточное количе­ство ресурсов (например, изобилие земли для выращивания сельскохозяйствен­ной продукции или человеческих знаний — для выпуска компьютеров, самоле­тов, а также для предоставления услуг). В качестве иллюстрации можно рассмотреть продукцию, которую производит один из крупнейших экспортеров США — компания Boeing. В соответствии с подходом Леонтьева определяется

объем физического капитала (производственных мощностей, собственности и оборудования), а также объем физического труда, используемого в производстве самолетов. Однако такой подход не позволяет адекватно оценить роль человече­ского капитала и технологий в производственном процессе, имеющем место на предприятиях компании. Тем не менее человеческий капитал (образованные ин­женеры, которые конструируют самолеты, а также высококвалифицированные механики, которые их собирают) и технология (усовершенствованные методы управления, позволяющие контролировать работу крупнейших в мире сбороч­ных линий) имеют гораздо большее значение для успешной деятельности компа­нии Boeing, чем просто физический капитал и физический труд.

<< | >>
Источник: Гриффин Р., Пастей М. Международный бизнес. 4-е изд. / Пер. с англ. под ред. А. Г. Медведева. — СПб.: Питер, — 1088 с: ил. — (Серия «Классика МВА»). 2006

Еще по теме Классические теории торговли:

  1. Классические социологические теории
  2. Классические социологические теории
  3. Лекция 16. КЛАССИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯСТРАТИФИКАЦИОННОЙ ТЕОРИИ
  4. Классическая, кейнсианская и неокейнсианская теории налогов
  5. 55. Политическая элита: классические теории
  6. Классические социологические теории
  7. 7. КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА ТЕОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ТЕЙЛОРА
  8. Классическая и кейнсианская теории спроса на деньги
  9. ГЛАВА 2 Постулаты классической экономической теории
  10. Классические социологические теории
  11. Классические социологические теории
  12. Классические социологические теории
  13. 1. Классические теории политических элит.