<<
>>

1. Графики: инструмент прогнозирования или народное творчество?

Здравый смысл присущ отнюдь не всем.

Вольтер

Существует притча о биржевом игроке, чье страстное стремление вы­играть только подстегивалось очередным проигрышем. Вначале он пы­тался основывать свои торговые решения на фундаментальном анали­зе.

Он строил сложные модели, прогнозировавшие курс акций исходя из подробнейшей статистики спроса и предложения. Однако эти про­гнозы неизменно опрокидывались каким-нибудь непредвиденным собы­тием, будь то засуха или неожиданная экспортная сделка.

В конце концов, выведенный из себя, он отказался от фундамен­тального подхода и обратился к графическому анализу. Он тщательно отслеживал графики цен в поисках повторяющихся моделей, которые выявили бы секреты успешной биржевой торговли. Он первым открыл такие необычные образования, как дневные минимумы «акульи зубы» и максимумы «вершины Гималаев». Но увы, модели всегда казались надеж­ными только до того момента, как он начинал основывать на них свои сделки. Когда он открывал короткую позицию, очертания максимумов оказывались всего лишь паузами в набирающем силу «бычьем» рынке. Столь же разорительным образом после каждой его покупки устойчи­вые тенденции роста цен внезапно обращались вспять.

«Проблема заключается в том, — размышлял он, — что графичес­кий анализ слишком груб. Мне нужна компьютеризованная торговая си­стема». Поэтому он стал тестировать различные схемы, чтобы посмот­реть, была бы какая-нибудь из них прибыльной в качестве торговой системы в прошлом. После исчерпывающего исследования он обнару­жил, что покупка соевых бобов, какао и евродолларов в первый втор-

ник месяцев с нечетным числом дней и последующее закрытие этих по­зиций в третий четверг того же месяца приносили значительную при­быль на протяжении последних пяти лет. Невероятно, но эта всесто­ронне изученная модель перестала действовать после того, как он на­чал торговать. Еще одно невезение.

Биржевик пробовал многие другие методы (волны Эллиотта, числа Фибоначчи, квадраты Ганна, фазы Луны), но все они оказались столь же неэффективными. Как раз тогда он услышал про знаменитого гуру, который жил на далекой горе в Гималаях и отвечал на вопросы всех паломников, сумевших его разыскать. Трейдер сел на самолет до Не­пала, нанял проводников и отправился в двухмесячное странствие. В конце концов на исходе сил он добрался до знаменитого гуру.

«О, мудрейший, — сказал он, — я отчаявшийся человек. Многие годы я искал ключ к успешной биржевой игре, но все, что я пробовал, оказалось тщетным. В чем секрет?»

Гуру задумался только на миг и, пристально глядя на посетителя, ответил: «ПОДЕПРОДО». Больше он не сказал ничего.

«ПОДЕПРОДО?» — трейдер не понял ответа. Это слово одолева­ло его каждую свободную минуту, но он все не мог постичь его смысл. Биржевик рассказывал эту историю многим людям, пока, наконец, один из слушателей не расшифровал ответ гуру.

«Это достаточно просто, — сказал он. — Покупай дешево, прода­вай дорого».

Послание гуру вполне может разочаровать читателей, ищущих глу­бокомысленный ключ к биржевой мудрости.

ПОДЕПРОДО не отвеча­ет нашей концепции проницательности, поскольку оно естественно вытекает из здравого смысла. Однако если, как предполагал Вольтер, «здравый смысл присущ отнюдь не всем», то и данное послание не яв­ляется очевидным. Рассмотрим, например, следующий вопрос: «Како­вы рекомендации трейдерам при рынке, демонстрирующем новые мак­симумы?» Теория «здравого смысла» ПОДЕПРОДО недвусмысленно указала бы, что последующая торговая деятельность должна быть све­дена к открытию короткой позиции.

Весьма вероятно, что значительная часть биржевых игроков удов­летворилась бы такой интерпретацией. Притягательность подхода ПОДЕПРОДО, возможно, связана со стремлением большинства трей­деров продемонстрировать свое мастерство. В конце концов, любой дурак может купить по рынку после длительного роста цен, но нужно быть гением, чтобы уловить угасание этой тенденции и продать по мак­симуму. Во всяком случае, лишь немногие торговые стратегии так же близки к «бытовой» интуиции, как склонность покупать, когда цены низ­ки, и продавать, когда цены высоки.

В результате многие биржевые игроки имеют сильную склонность открывать короткие позиции, когда рынок входит в новый, более вы-

сокий диапазон цен. В этом подходе есть только одна ошибка: он не работает. Правдоподобное объяснение всегда под рукой. Способность рынка выйти и закрепиться на новых высотах обычно свидетельствует о мощных силах поддержки, которые часто толкают цены слишком вы­соко. Здравый смысл? Конечно. Однако заметьте, что выводы для тор­говли являются диаметрально противоположными тем, которые выте­кают из подхода, основанного на «здравом смысле» ПОДЕПРОДО.

Дело в том, что наша «бытовая» интуиция и здравый смысл в отно­шении поведения рынка часто являются ошибочными. Графический анализ позволяет применять здравый смысл к биржевой торговле — цель, значительно более неуловимая, чем кажется. Например, если прежде, чем приступить к игре на бирже, кто-то всесторонне изучил бы исторические графики цен с целью определить последствия достиже­ния рынком новых высот, он имел бы значительно больше шансов не попасть в одну из типичных ловушек, которые подстерегают начинаю­щих трейдеров. Внимательно изучая исторические модели движения цен, можно постичь и другие рыночные истины.

Следует, однако, признать, что полезность графиков в качестве индикатора будущего направления цен яростно оспаривается. Вместо перечисления всех «за» и «против» в этом споре, мы заметим, что не­давний эпизод популярной телепрограммы о финансовых рынках сжа­то высветил некоторые ключевые проблемы указанной полемики. Ниже представлена запись этой программы:

ВЕДУЩИЙ Здравствуйте! Я — Дуис Панизер из еженедельника «Улица Кошелька». Се­годня мы отступим от нашей обычной формы интервью, чтобы дать простор дебатам о полезности графиков цен биржевых товаров. Могут ли все эти скачущие линии и очертания действи­тельно предсказывать будущее? Или шекспировское описание жизни столь же применимо и к графическому ана­лизу: «Сказка идиота, полная шума и ярости, но без всякого смысла»? Се­годня нашими гостями являются Ве­ра Н. Тенденция, известный техничес­кий аналитик фирмы «Чарнум и Бар-нум» с Уолл-стрит, и Дюбомир А. Мо­нета, профессор Университета Башни из Слоновьей Кости и автор книги «Единственный способ победить ры­нок — стать брокером». Мистер Моне-


ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

та, вы принадлежите к группе экспер­тов, которую называют «Странствую­щие Наугад» (Random Walkers). Это своего рода клуб путешественников, определяющих место назначения пу­тем метания дротиков в схему дорог? (Самодовольно смеется в камеру).

Нет, г-н Панизер. «Странствующие Наугад» — это группа экономистов, которые считают, что ^движение ры­ночных цен имеет случайный харак­тер. То есть невозможно разработать систему предсказания рыночных цен, так же как невозможно построить си­стему прогнозирования цветов, после­довательно выпадающих при игре в «рулетку». И то и другое — исключи­тельно дело случая. У цен нет памяти: то, что происходило вчера, не имеет никакого отношения к тому, что про­изойдет завтра. Иными словами, гра­фики могут рассказать вам только о том, что было в прошлом; они беспо­мощны в предсказании будущего.

Профессор, вы упускаете один очень важный факт: дневные цены не извле­каются из лотерейного барабана, а скорее, являются следствием коллек­тивных действий всех участников рын­ка. Поведение людей, возможно, не столь предсказуемо, как движение планет, управляемое физическими за­конами, но оно и не является совер­шенно стихийным. Если это не так, то ваша профессия — экономика — об­речена на ту же участь, что и алхимия. (При этих словах профессор Монета заерзал на стуле.) Графики выявляют основные модели поведения. Л о тех пор пока одинаковые взаимодействия между покупателями и продавцами будут приводить к одинаковым цено-


ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

вым моделям, прошлый опыт, действи­тельно, может быть использован как индикатор будущего.

Если прошлые цены можно использо­вать для предсказания будущих, то почему несметное количество акаде­мических исследований пришло к вы­воду, что тестируемые технические модели не смогли превзойти простую схему «купи и держи» с учетом брокер­ских комиссионных?

Методики, тестируемые в ходе подоб­ных исследований, являются обычно слишком упрошенными. Исследования показывают лишь, что данные конк­ретные схемы не работают. Но они не доказывают, что более обширный син­тез ценовой информации, такой как графический анализ или более слож­ная техническая система, не может быть с успехом использован при при­нятии торговых решений.

Тогда почему нет исследований, убе­дительно демонстрирующих дееспо­собность графического анализа в ка­честве инструмента прогнозирования?

Ваш аргумент отражает всего лишь трудности количественного выраже­ния графических теорий, а не недо­статки самого графического метода. То, что один считает изображением вершины, другому представляется об­ластью консолидации. Попытка мате­матически описать любую графичес­кую модель, кроме самых простых, неизбежно приведет к спорным ре­зультатам. Проблема становится еще запутаннее, когда осознают, что в лю­бой данный момент времени рисунок графика может выражать противоре-


ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

чашие друг другу модели. Таким обра­зом, в известном смысле действитель­но невозможно объективно проверить многие графические теории.

Что довольно удобно для вас, не так ли? Если эти теории нельзя всесторон­не проверить, какая от них польза? Откуда вы знаете, что торговля на ос­нове графиков приведет к лучшему результату, чем просто 50/50 (разуме­ется, без учета комиссионных)?

Если вы имеете в виду, что слепое сле­дование за каждым сигналом графика сделает богатым только вашего броке­ра, то я не спорю. Однако моя точка зрения состоит в том, что графичес­кий анализ— это искусство, а не на­ука. Знакомство с основными графи­ческими теориями является лишь ис­ходным пунктом. Истинная полезность графиков зависит от способности трейдера успешно синтезировать стан­дартные концепции и свой собствен­ный опыт. В умелых руках графики могут быть исключительно ценными в предсказании значительных рыночных тенденций. Существует много успеш­ных трейдеров, принимающих свои решения главным образом с помощью графиков. Чем вы объяснили бы их ус­пех — полосой удач?

Да. Именно так— полоса удач. При достаточном количестве трейдеров не­которые из них будут в выигрыше не­зависимо от того, как они принимают свои решения — изучая графики или бросая дротики в страницу с биржевы­ми котировками. Это не метод, а все­го лишь закон вероятности. Даже в ка­зино некоторый процент игроков ос­тается в выигрыше. Вы ведь не скаже-


МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ВЕДУЩИЙ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

ВЕДУЩИЙ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

те, что своим успехом они обязаны ка­кой-то проницательности или системе.

Это доказывает только то, что более высокие результаты некоторых при­верженцев графического анализа мог­ли быть достигнуты благодаря случаю. Это не опровергает утверждения о том, что опытный графист знает нечто такое, что дает ему преимущество.

Я чувствую здесь большое сопротивле­ние и думаю, что нам не помешало бы опереться на какую-нибудь поддерж­ку. Господа, есть ли у вас свидетель­ства, подтверждающие правоту ваших позиций?

Да! (При этом профессор Монета вы­таскивает из портфеля пухлый ману­скрипт и сует его в руки г-на Панизера. Ведущий бегло просматривает отдель­ные страницы и качает головой, заметив обилие забавных греческих буковок.)

Я имел в виду нечто менее математи­ческое. Даже учебное телевидение еще не готово к такому.

Ну что же, у меня есть еще кое-что. (Он извлекает лист бумаги и протяги­вает его мисс Тенденции.) Как бы вы интерпретировали этот график, мисс Тенденция? (Он безуспешно пытается скрыть самодовольную улыбку.)

Я бы сказала, что это похоже на гра­фик, основанный на сериях подбрасы­вания монеты. Ну, вы знаете: орел — одна клеточка вверх, решка— одна клеточка вниз.

(Чья ухмылка превратилась в весьма явную гримасу.) Как вы узнали?


МИСС ТЕНДЕНЦИЯ ПРОФЕССОР МОНЕТА

ВЕДУЩИЙ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

Счастливая догадка.

Все равно, это не подрывает мой ар­гумент. Посмотрите на этот график. Здесь есть тенденция. И вот здесь — ваши коллеги кажется называют это моделью «голова и плечи»?

Кстати, раз уж зашла речь о головах и плечах, не прокомментирует ли каж­дый из вас ситуацию с акциями Прок-тер энд Гэмбл?

(Продолжает.) Те же графические мо­дели, которые вы так быстро обнару­живаете на графиках цен, проявляют­ся также и на явно случайных сериях.

Да, однако такая цепь аргументов мо­жет привести к несколько странным выводам. Например, согласились бы вы с тем, что факт наличия у работа­ющих экономистов ученых степеней не является случайным событием?

Конечно.

Хорошо, случайная выборка населе­ния тоже вероятно будет включать не­которое количество людей с ученой степенью. Сделаете ли вы из этого вы­вод, что наличие ученой степени у экономиста является случайным совпа­дением?

Я все еще не вижу какой-либо разни­цы между графиками цен и моим гра­фиком случайных событий.

Вы не видите? Это похоже на гра­фик случайных событий? (Мисс Тен­денция показывает график цен на се­ребро, июльские фьючерсы 1980 г. (рис. 1.1).)

Рисунок 1.1. СЕРЕБРО, ИЮЛЬ 1980


Рисунок 1.2. КОФЕ, ДЕКАБРЬ 1994



ПРОФЕССОР МОНЕТА МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ВЕДУЩИЙ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

ВЕДУЩИЙ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

Ну не совсем, но...

(Переходит в атаку.) Или это. (Показы­вает график декабрьских 1994 г. кон­трактов на кофе (рис. 1.2).) Я могла бы продолжить.

(Обращается к профессору Монете.) Мисс Тенденция, кажется, действи­тельно наступает. Есть ли какие-ни­будь основания, чтобы отклонить ее примеры?

Что ж, я признаю, что эти примеры яв­ляются довольно экстремальными, но они еще не доказывают, что прошлые цены могут предсказывать будущие цены.

Прежде чем наше время достигнет, так сказать, «верхней границы», я хо­тел бы несколько изменить маршрут. Мне интересно узнать ваше мнение о фундаментальных аналитиках?

Они лучше графистов, поскольку мо­гут по крайней мере объяснить движе­ние цен. Но я боюсь, что их попытки прогнозировать цены являются столь же тщетными. Видите ли, в любой мо­мент времени рынок уже принимает в расчет всю известную информацию, поэтому не существует способа, позво­ляющего им предсказывать цены, если, конечно, они не наделены даром пред­видеть непредсказуемые события буду­щего, такие как засухи или экспортные эмбарго.

Прежде всего, я хотела бы коснуться намека на то, что графические анали­тики игнорируют фундаментальные данные. На самом деле мы считаем, что график цен дает недвусмысленное


ВЕДУЩИЙ

МИСС ТЕНДЕНЦИЯ

ПРОФЕССОР МОНЕТА

ВЕДУЩИЙ

и мгновенное отражение чистого вли­яния всех фундаментальных и психо­логических факторов. Напротив, точ­ные фундаментальные модели, если их вообще можно построить, были бы чересчур сложными. Более того, фун­даментальные данные для прогнозиру­емого периода неизбежно были бы оценочными, что делает ценовые про­ектировки крайне чувствительными к ошибке.

Следовательно, вы оба согласны с ут­верждением, что фундаменталисты скоро будут стоять на паперти с про­тянутой рукой.

Да. Да.

Прекрасно, на этом всплеске согласия мы и закончим сегодняшнюю прог­рамму.

В некотором смысле спор между «Странствующими Наугад» и графис-тами никогда не может быть разрешен. Нужно понимать, что невозмож­но доказать случайность; все, что может быть доказано, так это то, что данная графическая модель не существует. Поскольку нет консенсуса относительно точного математического определения многих графичес­ких моделей, их жизнеспособность в качестве индикаторов цен нельзя ни доказать, ни опровергнуть.

Например, если бы кто-то захотел проверить точку зрения, будто пробои из торговых диапазонов представляют собой реальные бирже­вые сигналы, то, прежде всего, потребовалось бы сформулировать точ­ное определение торгового диапазона и пробоя. Допустим, приняты следующие определения: (1) торговый диапазон — это ценовая поло­са, которая включает все дневные изменения цены за последние шесть недель и которая не шире 5% средней цены за этот период*; и (2) про-

* Определение максимальной ценовой ширины служит тому, чтобы при рас­смотрении торговых диапазонов исключить периоды значительных ценовых ко­лебаний.

бой— это цена закрытия, превышающая верхнюю границу шестине­дельного торгового диапазона. Хотя пригодность пробоев в качестве торговых сигналов вполне можно проверить исходя из данных опреде­лений, сами эти определения многими будут оспорены. Вот некоторые из возможных возражений:

1. Ценовая полоса является слишком узкой.

2. Ценовая полоса является слишком широкой.

3. Шестинедельный период является слишком длинным.

4. Шестинедельный период является слишком коротким.

5. Не делается поправка на отдельные дни, цены которых выхо­- дят за границы диапазона, — случай, который по мнению боль­- шинства графистов не нарушает базисную схему.

6. Не учитывается направление тенденции до торгового диапазо-­ на — фактор, который многие графисты рассматривают как критически важный в интерпретации надежности пробоя.

7. Для того чтобы пробой мог считаться реальным, он должен вы­- ходить за границы торгового диапазона не менее чем на уста­- новленный минимум (например, 1% от уровня цен).

8. Пробой можно квалифицировать только при наличии несколь­- ких закрытий выше торгового диапазона.

9. Для проверки подлинности пробоя следует использовать вре­- менной лаг: например, будут ли цены все еще находиться за пре­- делами торгового диапазона спустя неделю после первоначаль­- ного выхода из него?

Данный список представляет собой лишь частичное перечисление воз­можных возражений в отношении наших гипотетических определений торгового диапазона и пробоя, причем все это — для одной из самых простых графических моделей. Вообразите, сколько двусмысленности и сложностей возникнет при попытке точного определения более слож­ных моделей, например таких, как подтвержденные голова и плечи.

Со своей стороны, графисты также не могут победить в этом спо­ре. Хотя графический анализ основан на общих принципах, его при­менение зависит от индивидуальной интерпретации. Успешный трей­дер, ориентирующийся по графикам, возможно, не обременен сомне­ниями относительно действенности графического анализа, однако «странствующие наугад» теоретики развенчали бы его успех как простое следствие законов вероятности, поскольку даже при проведении серии совершенно случайных сделок трейдер, согласно теории вероятностей, некоторое время может быть в плюсе. Короче говоря, дебаты отнюдь не близятся к завершению.

Важно также понимать, что даже если бы достоверное тестирова­ние было возможно, конфликтующие выводы «странствующих наугад» и графистов не обязательно стали бы противоречить друг другу. Одна из точек зрения на ситуацию состоит в том, что рынки могут являться свидетелями продолжительных периодов произвольных колебаний, пе­ремежающихся более короткими периодами неслучайного поведения. Таким образом, даже если ценовые серии в целом выглядят произволь­ными, вполне возможно, что в рамках данного интервала существуют периоды, демонстрирующие определенные модели. Цель графическо­го аналитика заключается в том, чтобы выявить эти периоды (т.е. круп­ные тенденции).

Пришло время признать мои собственные пристрастия. Личный опыт убедил меня в том, что графики являются ценным, если не жиз­ненно важным инструментом биржевой торговли. Однако подобные представления ничего не доказывают. «Странствующие Наугад» стали бы спорить, что мои выводы могут базироваться на селективном свой­стве памяти, т.е. склонности помнить успехи графического анализа и забывать неудачи, либо, вообще, на простой удаче. И они правы. Та­кие объяснения действительно могут быть правильными.

Основополагающим является то, что каждый трейдер должен оце­нивать графический материал самостоятельно и делать собственные выводы. Однако следует особо подчеркнуть, что многие успешные трей­деры считают графики исключительно ценным инструментом биржевой торговли, и поэтому начинающему трейдеру нужно быть осмотритель­ным и не отвергать этот подход просто из интуитивного скептицизма. Некоторые из главных потенциальных выгод использования графиков перечислены ниже. Заметьте, что ряд этих применений остается дей­ственным даже тогда, когда кто-то полностью отвергает возможность использования графиков в целях прогнозирования цен.

1. Графики дают сжатую историю цен — важнейший элемент ин­- формации для любого трейдера.

2. Графики могут дать трейдеру хорошее ощущение волатильнос- ти рынка — важное соображение в оценке риска.

3. Графики являются очень полезным инструментом для фундамен-­ тального аналитика. Долгосрочные графики цен позволяют фун­- даменталистам быстро выделить периоды крупных ценовых ко-­ лебаний. Определив основные условия или события этих пери-­ одов, фундаменталист может идентифицировать ключевые фак­- торы, влияющие на цены. Эту информацию затем можно исполь-­ зовать для построения модели поведения цен.

4. Графики могут быть использованы для определения момента от-­ крытия и закрытия позиций, причем даже теми трейдерами, ко-

торые принимают решения на основе другой информации (на­пример, фундаментальной).

5. Графики могут быть использованы как инструмент управления денежными средствами, помогающий устанавливать продуман­- ные и реалистичные защитные остановки.

6. Графики отражают поведение рынка, обусловленное определен-­ ными повторяющимися схемами. При наличии достаточного опыта некоторые трейдеры раскроют в себе способность успеш­- но использовать графики как метод предвидения движения цен.

7. Понимание графических концепций, вероятно, является одной из важнейших предпосылок создания прибыльных технических торговых систем.

8. Скептикам на заметку: при определенных обстоятельствах под-­ ход, противоположный диктуемому классическими графически­- ми сигналами, может привести к очень прибыльным торговым воз-­ можностям. Специфика этого метода подробно описана в гл. 11.

Короче говоря, графики могут быть полезны всем — от скептиков до верующих. Главы этого раздела представляют и оценивают ключевые концепции классической теории графиков, а также затрагивают наи­важнейший вопрос использования графиков в качестве эффективного инструмента биржевой торговли.

<< | >>
Источник: Швагер Джек. Технический анализ. Полный курс. — М.: Альпина Паблишер,. — 768 с. 2001
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1. Графики: инструмент прогнозирования или народное творчество?:

  1. 7. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Народной Республикой Албанией, Народной Республикой Болгарией, Венгерской Народной Республикой, Германской Демократической Республикой, Польской Народной Республикой, Румынской Народной Республикой, Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой Республикой. («Варшавский договор»)
  2. Межотраслевой баланс как инструмент анализа и прогнозирования структурных взаимосвязей в экономике
  3. 12. Графики ближайших фьючерсных контрактов и непрерывных фьючерсов: соединение исторических данных по отдельным фьючерсным контрактам для построения долгосрочных графиков
  4. 7. Изсправки Отдела народного образования СВАГ о контроле над немецким народным образованием в Советской зоне оккупации Германии по состоянию на 1 октября 1946 г.
  5. 59. ВИДЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА
  6. 57. Творчество
  7. СОЦИАЛЬНЫЕ СУБЪЕКТЫ КУЛЬТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА
  8. Изобретения и творчество
  9. Творчество П.Я. Чаадаева.
  10. Что такое творчество и его особенности в производственных организациях
  11. § 6. Социологическое творчество Э. Дюркгейма
  12. Перспективы развития творчества в организациях
  13. Социальная детерминация знания в творчестве К. Маннгейма