ПPИЛОЖЕНИE 1 Роль монархии в общественно-политической жизни Великобритании в XX — начале XXI в.

В Европе сохранилось десять конституционных монархий. Бри­танская занимает среди них особое место. За многовековую историю этот институт не только врос в демократическую систему страны, но и стал частью государственности. При этом он не утратил уважения большинства подданных и сохранил некоторые закулисные рычаги воздействия на правительство. Этому во многом способствовали своеобразие национального характера и менталитета жителей остро­вов. Как глава государства король или королева Великобритании олицетворяет единство нации.

Конституционная монархия сложилась в Англии в конце XVII в. Со времени «славной революции» (1688) и принятия Билля о правах (1689) Король лишился законодательных прав, которые перешли к Парламенту. На протяжении двух последующих столетий суверен утратил и исполнительные полномочия: они перешли к кабинету министров и его главе — премьер-министру. Процесс протекал мир­но. Оснований для социального взрыва и свержения монархии, как это случилось в Австро-Венгрии, Германии и России, в Англии не было. Поэтому ожесточения к королевской власти в исторической памяти народа не сохранилось. История XX в. свидетельствует о том, что, исполняя свои основные функции как главы государства (созыв и роспуск Парламента, объявление войны и заключение мира и др.), монарх действовал по совету, а фактически по указанию премьер- министра[147]. От своего лица суверен не делает заявлений и не высту­пает в печати. Помимо государственных прерогатив на королевскую персону возложены церемониальные обязанности, как, например, аккредитация иностранных послов.

Со времен правления королевы Виктории (1837—1901) за обла­дателем короны были закреплены три важных права: быть инфор­мированным по всем государственным вопросам; награждать за го­сударственные заслуги и предупреждать или давать советы главе правительства. Как эти права осуществлялись реально — зависело от личностей премьер-министра и монарха и взаимоотношений между ними. Но в целом они и сейчас сохранили силу. Право получать све­дения о деятельности кабинета министров и Парламента обеспечи­вало использование другого права — права предупреждать, которое, в свою очередь, реализовывалось при еженедельных строго конфи­денциальных аудиенциях монарха премьер-министру.

В ходе двусторонних встреч, до настоящего времени скрытых от общественности, царствующая особа может высказывать свое мне­ние главе правительства. Причем информационная осведомленность монарха особенно важна, так как он знает все нюансы событий, имевших место при предшественниках того или иного премьера, независимо от того, был ли тот консерватором или лейбористом. Таким образом, при двухпартийной, а тем более — при многопартий­ной системе суверен в той или иной степени осуществляет преем­ственность власти и как нейтральная фигура стоит над партийной борьбой.

Именно политическая нейтральность монарха по­зволила ему в XX столетии предотвратить ряд политических кризисов и обеспечить функционирование демократической системы. Это происходило при четырех типах ситуаций: 1) при назначении пре­мьер-министров в условиях чрезвычайных ситуаций; 2) при консти­туционных кризисах; 3) при отсутствии механизма для выборов ли­дера партии, когда на место заболевшего или ушедшего из жизни премьер-министра претендовали несколько кандидатов. Во всех этих случаях Георг V (1910—1936) выступал посредником между палатами Парламента, политическими группировками или лидерами партий и действовал без министерского «совета».

Третий тип ситуации, связанный с внутрипартийным кризисом, затронул консерваторов и ныне действующую королеву Елизавету II. Дело же в том, что лейбористы уже выработали механизм выбора своего лидера, который в случае их победы на всеобщих выборах становился премьер-министром. У тори подобного механизма не было, но в большинстве случаев имелись очевидные преемники на пост премьер-министра. В январе 1957 г. и октябре 1963 г. претенден­тов на освободившееся место главы правительства было несколько, поэтому требовался арбитр для улаживания возникших в партии раз­ногласий.

В 1957 г. после отставки инициатора Суэцкой войны Э. Идена королева была вовлечена в жесткое политическое противостояние лидера Палаты общин, прогрессивного политика Р. Батлера, и кан­цлера Казначейства, человека умеренных взглядов, — Г. Макмилла- на. Свидетельства, излагающие перипетии этой борьбы, весьма про­тиворечивы. Остается неясным — руководствовалась ли монархиня своими симпатиями к Макмиллану или же доверилась авторитету лорда Солсбери и У. Черчиллю, рекомендовавшими канцлера Каз­начейства. Сторонники Батлера обвинили Елизавету II в том, что при ее посредничестве выбор премьера был поручен «аристократи­ческой клике», которая во второй половине XX в. уже не представ­ляла партию.

Еще меньше самостоятельности проявила королева в 1963 г. Тогда уже премьер-министр Макмиллан вынужден был покинуть пост в свя­зи со скандалами в его кабинете (подробнее см. гл. 7) и болезнью. Среди желающих занять его место вскоре выделилось двое: замести­тель премьер-министра Батлер и министр иностранных дел лорд Хьюм. При этом сам Макмиллан, контролировавший ход событий из госпиталя, вновь вступил в игру против своего прежнего сопер­ника.

В развернувшейся борьбе Елизавета II и на этот раз оказалась на стороне «старой гвардии», позволив Макмиллану манипулировать собой. В результате во главе правительства встал консервативный по своим убеждениям и нерешительный деятель. Шанс повлиять на политическую жизнь страны в прогрессивном направлении, чрезвы­чайно редко выпадающий монархам, и на этот раз королевой не был использован.

Хьюм не сумел удержать партию тори у власти, и в начале 1965 г. он как лидер оппозиции согласился с демократическими изменени­ями в партии. Был разработан механизм выборов партийного лидера. Отныне в Консервативной и в Лейбористской партиях никто не мо­жет занять пост премьер-министра, если он до этого не был избран лидером партии. Выбор короны таким образом ограничивался одной персоной, и она потеряла возможность влиять на назначение пре­мьер-министра.

Царствование каждого из пяти монархов, занимавших престол в XX в., отличалось своеобразием, которое зависело от личности мо­нарха, его взаимоотношений с главой кабинета и складывавшейся ситуацией.

Старший сын королевы Виктории Эдуард VII (1901—1910)[148] полу­чил корону, когда ему шел 60-й год. Из-за сложных отношений с королевой он не был подготовлен к царствованию. А все началось с обучения принца. По мнению королевы Виктории и принца-кон­сорта Альберта, в условиях ослабления королевской власти только сильная личность в лице суверена может воздействовать на события и сохранить влияние и престиж монархии. В целях воспитания такой личности предусматривались неустанные занятия, жесткая дисцип­лина и полная изоляция ребенка от сверстников.

Учителя оказались послушными исполнителями воли родителей. Но результат оказался неутешительным. В докладах принцу-консор­ту учителя жаловались, что его сын дерзок, ленив и высокомерен. Неудачливый ученик ненавидел своих воспитателей и в зрелые годы не выносил уединения. Между тем бдительный надзор попечителей продолжался и в период кратковременного обучения будущего ко­роля в университетах Эдинбурга, Оксфорда и Кембриджа, где принц преуспел в овладении французским, немецким и итальянским язы­ками.

Настоящие трудности в отношениях между родителями и стар­шим сыном начались в годы его юности и молодости. Привлекатель­ная внешность принца производила неизгладимое впечатление на женскую часть общества. Его возлюбленными были как аристократ­ки, так и актрисы. Обнаружилась и склонность принца к пирам и картежной игре. Выход овдовевшая королева увидела в женитьбе наследника на одной из европейских невест. Таковой стала 17-летняя красавица, дочь наследника датского короля Фредерика VII при­нцесса Александра. Брак оказался прочным, но семейная жизнь не смогла обуздать бурный темперамент принца. Охрана домашнего очага и незыблемости авторитета первой семьи нации на всем про­тяжении супружества лежала на плечах Александры. Благодаря ее такту и выдержке двор был огражден от скандалов в масштабах ко­ролевства. Утешением для принцессы, а затем королевы стали ее визиты в родной Копенгаген и в Петербург к младшей сестре Дагмар, ставшей супругой российского императора Александра III, императ­рицей Марией Федоровной.

Королю же в пожилом возрасте довелось испытать самую сильную привязанность в его жизни. Его возлюбленной и отчасти наперсницей стала дочь адмирала, происходившего из древнего шотландского рода, Алиса Кеппел, отличавшаяся красотой и образованностью и затмив­шая всех прежних фавориток монарха.

Что же касается правления Эдуарда VII, то при всех его недостат­ках свойственные монарху великодушие и жизнелюбие, помимо ко­ролевского сана, обеспечивали ему содействие и поддержку влия­тельных друзей. Среди них были и министры, и дипломаты. Благо­даря им, в условиях недоверия премьер-министров и отсутствия достоверной информации о заседаниях кабинета, Эдуарду удалось все же установить контакты с представителями французской элиты и сыграть позитивную роль в обеспечении некоторых интересов Бри­тании в международных делах. Это произошло в ходе его визита в Париж в мае 1903 г. Позднее в меморандуме Министерства иност­ранных дел от 1 января 1907 г. отмечалось, что в подписании англо­французского соглашения от 8 апреля 1904 г. есть и заслуга короля.

Преемник Эдуарада VII Георг V (1910—1936) не походил на отца ни по характеру, ни по склонностям. Как личность он был менее одаренным и интересным для своего окружения. О разногласиях с премьер-министрами не могло быть и речи. В историю Георг V во­шел как идеальный конституционный монарх, чье царствование вполне соответствовало известной формуле: король царствует, но не управляет. В воспитании принца сочетались два, казалось бы, взаи­моисключающих момента, — теплые отношения с отцом и суровая жизненная школа, выразившаяся в службе Георга во флоте. Причина же решения Эдуарда VII направить старшего сына, наследника пре­стола Эдуарда и его младшего брата Георга на флотскую службу заклю­чалась в очевидной неспособности обоих мальчиков к наукам. По мнению учителей, знания принцев оказались ниже уровня средних учащихся элитных школ, и они чувствовали бы себя ущемленными среди сверстников — учеников этих заведений. Таким образом, перед вторым сыном, не являвшимся тогда наследником короны, открылась возможность выбрать в качестве «карьеры» морскую службу.

Дальние путешествия на судах и выполнение тяжелой работы на корабле, однообразное питание требовали выдержки. Для королев­ского сына они продлились с 11 до 17 лет, и юноша, как и его стар­ший брат, сошли на берег обогащенными знаниями об имперских территориях и готовыми морскими офицерами.

После окончания морского колледжа в Гринвиче Георг некоторое время командовал канонеркой первого класса. Офицеры уважали его за профессионализм, а матросы — за демократизм и справедливость. И, что не менее существенно, — Георг был вполне удовлетворен сво­им положением. Но тут вмешалась судьба. Эдуард, не отличавшийся крепким здоровьем, заболел воспалением легких и умер 14 января 1892 г. Георг потерял любимого брата и верного товарища по флот­ской службе. Волею трагических обстоятельств вопреки своему же­ланию он стал наследником престола. Помимо короны Георг полу­чил в наследство от старшего брата и его невесту — принцессу Вик­торию-Марию Тек, являвшуюся дочерью герцога и внучки короля Георга III. Семья герцога много путешествовала, и пребывание за границей, особенно в Италии, Виктория-Мария использовала для расширения своего образования в области искусства и литературы. Принцесса была избранницей еще правившей тогда королевы Вик­тории, и правительница настояла, чтобы Георг обвенчался с ее подо­печной. Брак оказался благополучным. В высшем свете принцессу, ставшую королевой Марией, считали хранительницей лучших тра­диций британской монархии и образованной женщиной. Георг же по своему образу жизни и пристрастиям так и остался морским офи­цером.

До 36 лет жизнь будущего короля проходила в орбите влияния королевы Виктории. Ее почитание детьми и внуками было почти религиозным. Как любящий внук Георг сохранил в себе дух викто- рианца, с его устремлением в прошлое и страхом к любым переме­нам. Вместе с тем в чрезвычайных обстоятельствах, связанных с вой­ной и конституционными кризисами, он сумел проявить себя как глава государства, стоящий над межпартийной борьбой.

Особенно возрос авторитет короля в период Первой мировой войны. В эти годы он многократно выезжал в действующую армию в Европу, проводил инспекции в воинских подразделениях, лично вручил тысячи наград отличившимся воинам. Британцы видели в нем военного человека и патриота.

Наследник Георга V Эдуард VIII (январь—декабрь 1936 г.) был первым британским монархом, не испытавшим непосредственного влияния своей прабабушки, королевы Виктории, на формирование его взглядов. Некоторые британцы надеялись, что он вдохнет новую жизнь в институт монархии. И в самом деле, по сравнению с кон­сервативным отцом новый король отличался кипучей энергией, рас­крепощенностью в общении с людьми и интересом к техническим новшествам. К тому же природа наделила его статью, красотой и обаянием. Все это, на первый взгляд, выгодно отличало Эдуарда VIII от следующего по старшинству брата, воспринявшего многие черты Георга V.

Между тем отношения между Георгом V и старшим сыном еще при жизни короля нельзя было назвать теплыми. Причиной их ох­лаждения была долговременная связь Эдуарда с дважды разведенной американкой Уоллис Симпсон, не имевшей знатного происхожде­ния, но отличавшейся предприимчивостью и свободой нравов.

Заняв трон, Эдуард VIII попытался сблизить Симпсон со своей семьей. Но его попытки оказались тщетными. Несмотря на это, ко­роль известил свою семью и премьер-министра С. Болдуина о том, что он намерен вступить в брак с Уоллис и в день коронации 12 мая 1937 г. быть коронованным вместе со своей подругой. Эта новость произвела ошеломляющее впечатление на британскую публику. Общественное мнение раскололось. Часть британцев симпатизиро­вала Эдуарду VIII, к тому же многие опасались, что следующий по наследованию короны Георг, страдавший заиканием, не сможет до­стойно представлять монархию.

Однако против планов короля помимо семьи выступили значи­тельная часть его подданных, епископы Церкви Англии и правитель­ство. Граждан не устраивали происхождение и нравственный облик Симпсон. Для епископов же венчание верховного правителя их церкви с разведенной женщиной, как и превращение ее в коро­леву, представлялось святотатством. Правительство было обеспоко­ено тем, что вслед за дискредитацией короны может последовать распад империи, так как престол служил тем магнитом, который скреплял объединение. Под давлением правительства 10 декабря 1936 г. Эдуард VIII подписал акт отречения. Кризис в доме Виндзоров был преодолен. Предложение об установлении в стране республики, внесенное в Палату общин в декабре 1936 г., не получило поддержки. Трон устоял. Но последствия отречения Эдуарда VIII, как и ставшие известными факты его симпатии и даже связей с Гитлером и его при­ближенными, сказываются до сих пор на престиже монархии.

Что же касается опального короля Эдуарда VIII, то он получил титул Его Королевского Величества герцога Виндзорского. Позднее, в июне 1937 г., во Франции состоялось его долгожданное бракосоче­тание с У. Симпсон, получившей после замужества титул герцогини Виндзорской. Королевская семья игнорировала приглашение на свадьбу Эдуарда. Для герцога и его супруги это означало начало свое­образной ссылки.

Занявший престол после отречения Эдуарда VIII Георг VI (1936— 1952) был вторым из четырех сыновей короля Георга V и вторым в «очереди» наследников короны. Но несмотря на королевское про­исхождение, ему пришлось пройти суровую школу жизни. Бывший морской офицер Георг V с малолетства приучал сыновей к дисцип­лине и порядку, не делая существенных различий между детьми и матросами, бывшими когда-то в его подчинении. Ряд физических недугов, включая болезнь желудка и заикание, не освободили на­следника престола от учебы в Королевском Военно-морском кол­ледже и дальнейшей службы во флоте. Как все кадеты училища и когда-то его отец, сын короля стоял на вахте и мог погибнуть во время шторма или от внезапной болезни. Георг V был против предо­ставления сыну каких-либо привилегий. В годы Первой мировой войны судно, на котором служил Георг V, вело бои с немецкими под­водными лодками и в 1916 г. участвовало в Ютландском морском сражении с флотом Германии.

Преодоление своих недугов и участие в военных операциях спо­собствовали самоутверждению принца. Он видел свое призвание в морской службе, и, подобно отцу, был человеком долга, лишенным неоправданного самомнения и амбиций. Георг V оценил выдержку и мужество сына и наградил его Орденом Подвязки, одним из почет­ных орденов Соединенного Королевства. К 1917 г. принц дослужил­ся до чина лейтенанта. В последующие годы он освоил профессию летчика и несколько семестров изучал историю, экономику и граж­данское право в Кембриджском университете. Его военная подго­товка пополнилась, хотя и ограниченными, научными знаниями.

Подарком судьбы для морского офицера была его женитьба на Елизавете Боулз-Лайн (1923), происходившей из аристократической шотландской семьи и обладавшей древней родословной. Как и мно­гие девочки ее круга и того времени, Елизавета получила приличное домашнее образование: изучала музыку, искусства, литературу. Не будучи красавицей, она привлекала окружающих остроумием, искренностью и артистизмом. Не менее важно, что от своей семьи Елизавета унаследовала черты доброжелательства и жизнелюбия, что позволило этой ровеснице XX в.

перешагнуть в следующее столетие и оставаться всеми уважаемой королевой-матерью.

А самое главное — Елизавета, как когда-то принц-консорт Аль­берт для королевы Виктории, — стала надежной опорой своему суп­ругу не только в выполнении его обязанностей, но и в излечении от тяжелого недуга — заикания.

В 1936 г. будущий король пережил настоящие потрясения. Такими потрясениями явились смерть глубоко почитаемого отца Георга V 20 января 1936 г. и отречение от короны 10 декабря того же года стар­шего брата Эдуарда VIII. Наследование престола никогда не помыш­лявший о царствовании и считавший себя морским офицером принц рассматривал как катастрофу. И только свойственное ему чувство долга помогло преодолеть растерянность. Участие в Первой мировой войне обеспечило Георгу VI авторитет среди граждан. В годы Второй мировой войны король стал символом нации в борьбе за независи­мость и свободу. В период воздушной битвы за Лондон он не покидал столицу, регулярно посещал города, пострадавшие от бомбардировок, подтверждая репутацию «народного монарха». В тяжелое для страны время он стал опорой главы правительства У. Черчилля во всех его действиях. Позднее в военных мемуарах У. Черчилль признал заслуги короля в достижении победы.

Вместе с тем в царствование Георга VI монархии был нанесен серьезный политический урон. После предоставления независимо­сти Индии в 1947 г. Георг VI лишился титула императора этой страны, приобретенного королевой Викторией, что, хотя и символически, но все же снижало статус британской короны.

Дочь Георга VI Елизавета II (р. 1926) воспитывалась, как и ее младшая сестра Маргарет, в счастливой семье. Гувернантки приучи­ли ее к самодисциплине и порядку. Ездить верхом на шотландском пони она научилась раньше, чем писать и читать. В целом же обра­зование принцессы имело гуманитарную направленность. Девочка получала знания по литературе, истории, географии, французскому языку. К этим ежедневным урокам прибавились занятия музыкой, танцами, светским этикетом и рисованием. Вопрос о более серьез­ном образовании за стенами дворца даже не стоял. Елизавету и Мар­гарет готовили к роли благовоспитанных невест. Общение со свер­стниками строго ограничивалось. Артистизм и изобретательность старшей Елизаветы долгое время восполняли этот пробел. Кроме того, благодаря стараниям бабушки, Королевы Марии, Елизавета и Маргарет познакомились со многими произведениями английской литературы и лондонскими музеями. Не в меньшей степени бабуш­ка была озабочена тем, чтобы принцессы осознали высоту своего положения. В кодекс королевского поведения в качестве основных правил включались соблюдение собственного достоинства и сдер­жанность. И Елизавета научилась следовать этим канонам.

В декабре 1936 г. после отречения дяди Эдуарда VIII десятилетняя Елизавета обрела статус наследницы трона, и король стал готовить ее к этому высокому предназначению. В период Второй мировой войны, желая быть готовой к выполнению общественно полезной работы, Елизавета уговорила отца отдать ее на трехнедельные курсы Вспомогательной территориальной службы, после окончания кото­рых получила права водителя грузового автомобиля. Правда, прак­тического применения приобретенная специальность не имела.

Еще накануне войны тринадцатилетняя Елизавета встретилась со своим будущим супругом, тогда еще кадетом — принцем Филип­пом. Ее избранник родился в 1921 г. и был по отцу правнуком грече­ского короля Георга I и великой княжны Ольги Константиновны, дочери второго по старшинству сына императора Николая I, а по матери — правнуком королевы Виктории. Уверенный в себе, моло­дой аристократ высокого роста с нордическими чертами лица не мог не понравиться Елизавете. Но пройдет еще 7 лет пока Филипп, те­перь уже бывалый морской офицер, станет супругом принцессы. После свадьбы (1947) молодоженам были присвоены титулы Его и Ее Королевских Величеств, герцога и герцогини Эдинбургских. Бла­гополучное пребывание в родительском доме сменилось для Елизаве­ты замужеством по взаимной любви. В 1948 г. в их семье родился на­следник короны принц Чарльз, в 1950 г. — принцесса Анна. В 1960 г. появился на свет принц Эндрю, а в 1964 г. — принц Эдвард. Появле­ние детей способствовало популярности дочери короля, а затем ко­ролевы, так как британцы видели в ней не только обладательницу короны, но и мать семейства.

6 февраля 1952 г. в жизни и судьбе Елизаветы произошел пере­лом — она потеряла любимого отца (Георга VI) и в соответствии с установившейся традицией «Король умер. Да здравствует Король!» унаследовала корону. С этого момента сохранение престижа монар­хии стало ее жизненным приоритетом. Не случайно Елизавету II считают «королевой по призванию».

За годы правления Елизавета II восхищала министров редким умением устанавливать личные контакты с государственными деяте­лями любой политической ориентации. Некоторая напряженность в отношениях возникла с главой консервативного кабинета М. Тэтчер (1979—1990), поскольку партия тори впервые в своей истории пере­стала прямо поддерживать престол. Рыночные ценности брали верх над традициями, и отношение к монархии менялось. Высказывалось мнение, что если монархия не сможет доказать свою пользу для об­щества, то ее следует либо ликвидировать, либо реформировать. Все точки зрения нашли отражение в прессе, хотя обе стороны — высо­копоставленные особы — хранили молчание, и все принятые фор­мальности между дворцом и peзиденцией премьер-министра на Даунинг-стрит, 10 строго соблюдались. В своих мемуарах Тэтчер от­рицает наличие каких-либо разногласий с королевой.

Более чувствительным для монархии явился кризис внутри са­мого дома Виндзоров, ставший вторым после отречения в 1936 г. короля Эдуарда VIII. Его подоплекой послужили бракоразводные процессы, коснувшиеся сестры королевы Маргарет, ее дочери Анны и двух сыновей — Чарльза и Эндрю и существенно поколебавшие авторитет первой семьи нации.

Наибольшее недовольство вызвало расторжение брака наслед­ника престола принца Чарльза и любимицы публики принцессы Дианы в августе 1996 г. Причину же распада семьи видели в долго­временной связи принца с его возлюбленной Камиллой Паркер-Бо- улз, к которой большая часть населения страны не испытывала сим­патий. Причем самое жесткое осуждение принца наблюдалось со стороны иерархов Церкви Англии. Епископы угрожали, что после восшествия Чарльза на престол они не признают его как верховного правителя их церкви. Что же касается Елизаветы II, то эмоциональ­ность и вспыльчивость Дианы не находили у нее сочувствия. Тем не менее она считала обязанностью сына сохранить брак с матерью его детей и будущих наследников престола. Смерть принцессы в автока­тастрофе в Париже 31 августа 1997 г. обострила кризис внутри дома Виндзоров. В различных партиях поднимался вопрос о проведении референдума в отношении целесообразности монархического устройства страны. Напряженность сняла сама королева. В телеви­зионном обращении к нации она назвала Диану исключительной и одаренной натурой, которая в хорошие и трудные времена умела под­держивать других своим теплом и участием. Угроза трону оказалась временной. Опросы, проведенные в начале сентября 1997 г., показали, что 73% респондентов поддерживают институт монархии.

Большое значение имела и позиция, занятая в эти трагические дни премьер-министром Т. Блэром. Уже на следующий день после похорон Дианы, 7 сентября 1997 г., Т. Блэр встретился с королевой в ее шотландском замке, чтобы обсудить будущее монархии. На сле­дующий день он выступил перед телезрителями в одной из программ «Би-Би-Си». В своей речи Блэр подчеркнул, что продолжает под­держивать институт монархии как традицию и всецело доверяет на­следнику престола принцу Чарльзу, который, по его мнению, явля­ется главной модернизирующей силой в королевской семье.

И действительно, принц Чарльз предложил реформировать монархию в трех направлениях. Прежде всего принц собирался «удешевить» монархию, покрывая расходы на ее содержание за счет средств, полученных с королевских поместий. Еще более примеча­тельными стали декларации принца Уэльского в отношении церкви и религии. Не выступая против связи Церкви Англии и государства, он в то же время утверждал, что статус ее высшего правителя поме­шает ему полноценно представлять многокультурное и многонаци­ональное общество современной Британии. Кроме того, Чарльз пла­нировал устранить более чем 300-летнее запрещение для наследни­ков престола вступать в брак с римскими католиками и разрешить перворожденному ребенку королевской четы наследовать трон не­зависимо от пола. Это, по сути, означает дезавуирование одного из важных положений Акта о престолонаследии 1701 г. Суверен и на­следники будут вправе выбрать любую религию. Для монархии же это станет разрывом с историческими корнями и окончательно пре­вратит ее в светский институт власти. Однако планы принца-рефор­матора могут быть реализованы лишь решениям Парламента при поддержке той или иной правящей партии, и до этого момента они остаются декларациями.

Между тем укреплению авторитета Чарльза способствуют осно­ванный им благотворительный фонд и выступления в защиту окружа­ющей среды. Важно также, что из всех предшественников Чарльз — самый образованный наследник престола. На его счету — образова­ние, полученное в Оксфорде, и служба в военно-морском флоте.

Об укреплении позиций монархии свидетельствовало и праздно­вание в 2002 г. 50-летнего («золотого») юбилея со времени вступле­ния Елизаветы II на престол 6 февраля 1952 г. Неожиданно для мно­гих оно продемонстрировало всплеск верноподданнических чувств. Опросы общественного мнения показали, что монархию поддержи­вает около 80% населения. Подобная поддержка была высказана и весной 2006 и 2011 гг., когда королева отмечала свои 80-летний и 85-летний юбилеи.

В 2005 г. был снят и щекотливый вопрос, касающийся отношений между Чарльзом и Камиллой. 9 февраля этого года брак 56-летнего принца и 57-летней Камиллы был зарегистрирован в муниципаль­ном департаменте Виндзора. Примиряющим моментом для королев­ской семьи явилось церковное благословление, полученное супру­гами в англиканской церкви. Еще накануне помолвки канцелярия Елизаветы II после согласования с лейбористским правительством известила граждан, что после замужества Камилла станет герцогиней Корнуольской. А традиционный для супруги наследника титул прин­цессы Уэльской навсегда останется за погибшей Дианой. В случае же коронации Чарльза Камилла будет именоваться не королевой, как все ее предшественницы, а принцессой-консорт[149].

Согласно опросу общественного мнения, проведенному 10 фев­раля 2005 г., 65% англичан одобрили брак принца. Но только 37% респондентов пожелали видеть его на троне. По мнению же 41% опрошенных, корону должен унаследовать сын Чарльза и Дианы принц Уильям, пользующийся возрастающей популярностью. И дело не только в его привлекательной внешности. Принц — всесторонне развитый молодой человек. В 1999 г. он блестяще закончил престиж­ный Итон и около года в качестве учителя-волонтера провел в Юж­ной Америке. Затем последовало обучение в шотландском Универ­ситете св. Андрея, где будущий наследник престола изучал историю искусств. В 2005 г. Уильям обучался в военной академии в Сандхер- сте, а в дальнейшем, по традиции, его ждала служба в военно-воз­душных силах и военно-морском флоте. 29 апреля 2011 г. произошло важное событие в жизни 28-летнего Уильяма — состоялась церемо­ния его регистрации и венчания с дочерью бизнесмена — 28-летней Кейт Мидлтон. Будущая супруга принца получила образование в том же университете.

Обращаясь к материальному положению британского суверена, отметим, что Елизавета II — одна из самых богатых монархов Евро­пы. Однако расходы на выполнение ею королевских функций и со­держание двора обеспечиваются за счет так называемого цивильно­го листа, финансового документа, утверждаемого Парламентом. С 1991 г. сумма, выделенная Парламентом по этому документу, не должна превышать 7,9 млн ф. ст. (около 13 млн долл.). В 2000 г. правительство «заморозило» это своеобразное пособие королевы. В июне 2010 г. коалиционный кабинет консерваторов и либеральных демократов подтвердил прежний размер выплаты, хотя из-за инфля­ции первоначальная сумма уменьшилась в четыре раза. С 1993 г. ко­ролева, как и все ее подданные, платит налоги с доходов от своих вла­дений. Но цивильный лист налогами не облагается. Огромную архи­тектурную и историческую ценность представляют дворцы королевы. Главной официальной резиденцией монарха является Букингемский дворец в Лондоне, а летней, любимый Елизаветой II, — Виндзорский замок в городе Виндзор. При посещении Шотландии королева оста­навливается во дворце Холирудхаус в Эдинбурге. Имеются и частные владения королевского дома.

Подводя итоги, необходимо отметить, что, утратив реальную власть, британская монархия не потеряла своего общественно-по­литического влияния. Однако значительный ущерб престижу коро­ны нанесли кризисы внутри самого королевского дома.

Нельзя не учитывать и того, что реформы, проведенные прави­тельством Т Блэра, объективно ослабляют институт монархии. Учреж­дение органов самоуправления в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии, превращающие Великобританию в конфедерацию, ставит под вопрос единство Соединенного Королевства. Не меньшую опас­ность для монархии представляет реформа Палаты лордов, лишив­шая титулованную аристократию права заседать (об этом подробно см. гл. 13) в этом учреждении.

Вековая наследственная пирамида власти разрушается, и, самое главное, — суверен останется единственной персоной, чей титул передается по наследству. При всем том, что конституционные пре­рогативы монархии как будто не меняются, ее социальная база серь­езно сужается.

Тем не менее за Короной остаются ее хотя и символические, но почетные обязанности. Прежде всего более четырех столетий суверен — верховный правитель англиканской церкви (Церкви Англии). Монархи являются связующим звеном между Церковью Англии и госу­дарством. Эта связь была установлена Актом о престолонаследии 1701 г., где говорится, что монарх «не должен исповедовать па­пистскую религию (т.е. католичество. — Г. О.) или вступать в брак с папистом».

С переходом исполнительной власти от суверена к правительству он мог действовать в отношении церкви лишь «по совету» минист­ров. Тем не менее часть официального титула Елизаветы II звучит как «Верховный правитель Церкви Англии и защитница ее веры». Именно в англиканских храмах благодаря провозглашению ежеднев­ной здравницы королеве укрепляется монархическая традиция.

Кроме того, монарх обладает еще одной важной прерогативой. С Акта о королевском титуле 1876 г., провозгласившего Викторию императрицей Индии, корона стала эмблемой империи. С превраще­нием самоуправляющихся «белых» колоний — Канады, Австралии, Новой Зеландии и ЮАС — в доминионы корона символически увен­чала и их объединение в Содружество в пределах империи.

После Второй мировой войны возникла необходимость включить новые независимые государств в структуру Британского Содружест­ва Наций. Этот вопрос стал актуальным, когда самая большая коло­ния — Индия — завоевала независимость в 1947 г. и стала Республи­кой. Выход был найден в новой концепции Содружества. В 1949 г. в Лондоне на конференции стран Содружества по предложению Индии была принята декларация, в которой провозглашалось, что король является символом свободной ассоциации независимых госу­дарств-членов и как таковой выступает в качестве главы Содру­жества.

Индия создала прецедент, и ее примеру последовали другие ази­атские и африканские страны. Отныне вступающим в объединение странам достаточно заявить о согласии с новым принципом.

К началу XXI столетия в Содружество входили 54 государства. Численность его населения — около 1,8 млрд человек, что составля­ет 30% населения земного шара. Причем «небелое» население пре­восходило «белое» более чем в шесть раз[150]. Содружество — не функ­циональная международная организация. Его члены связаны между собой общим историческим наследием, а их руководители предпо­читают совещаться друг с другом для выработки общей линии по тому или иному вопросу.

Подобно ее предшественнику Георгу VI, Елизавета II не имеет здесь конституционных функций, но при встречах с главами госу­дарств-членов получает уникальную информацию о положении в их странах. Этими сведениями она может поделиться с британскими премьер-министрами в ходе конфиденциальных встреч. Дважды в год суверен лично обращается к населению объединения — в День Содружества и на Рождество. В соответствии с «Актом о королевском титуле» 1953 г., титул королевы звучит следующим образом: «Елиза­вета II, милостью Божьей Королева Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и ее других Королевств и Территорий, Глава Содружества, защитница Веры».

Годы жизни и правления британских монархов

Виктория (1819—1901), на престоле — 1837—1901 гг. Провозглашена Императрицей Индии 1 мая 1876 г. Последняя представитель­ница Ганноверской династии. Эдуард VII, Император Индии (1841—1910), на престоле — 1901— 1910 гг. Первый представитель Саксен-Кобург-Готской династии.

Георг V, Император Индии (1865—1936), на престоле — 1910—1936 гг. В конце Первой мировой войны, 17 июня 1917 г., Георг V от­казался за себя и свою семью от всех немецких титулов и зва­ний, изменив к тому же название Саксен-Кобург-Готской династии на Виндзорскую — по названию Виндзорского за­мка.

Эдуард VIII, Император Индии (1874—1972), на престоле —

январь 1936 г. — декабрь 1936 г. Георг VI(1895—1952), на престоле — 1936—1952 гг. Последний Импе­ратор Индии. Елизавета II (род. 1926 г.), на престоле — с 1952 г.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме ПPИЛОЖЕНИE 1 Роль монархии в общественно-политической жизни Великобритании в XX — начале XXI в.:

  1. Испанская монархия в начале XVII в.
  2. Лекция 22 ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК ФАКТОР ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
  3. Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с., 2012
  4. Динамика религиозности в России в XX - начале XXI в.
  5. Монархия Габсбургов в начале XVIII в. Прагматическая санкция
  6. Глава 2. Научный статус социологии в начале XXI в.
  7. 1.4. Социология в Казахстане во второй половине XX и начале XXI века
  8. 6.6. Российская Федерация в начале XXI века 6.6.1. Внутриполитическое и социальное развитие
  9. Экономика как особая сфера общественной жизни
  10. Роль в театре и в жизни