7.2. Основные тенденции социально-экономического развития страны

Промышленность. В 1950-х — начале 1960-х годов эконо­мика Великобритании характеризовалась относительно медленным, но стабильным развитием производства. В начале 1950-х годов про­изводственные показатели уже на 1/3 превышали уровень 1937 г. За­метный подъем продолжался в наукоемких новейших отраслях — электронике, машиностроении, химической промышленности. Вместе с тем по темпам роста индустрия Соединенного Королевства все больше уступала многим странам Запада. В 1950-1960-х годах среднегодовой прирост промышленной продукции Великобритании составлял лишь 3%, тогда как в США — 4, ФРГ и Италии — по 7,4, в Португалии — 6,2, в Испании и Греции — по 7,5, Японии — 15,2%.

Отставание во многом объяснялось живучестью традиций, унас­ледованных от эпохи промышленного господства Британии в мире, инерцией имперского сознания и интересами монополий, направлен­ными на колониальную периферию. Здесь инвесторы вкладывали средства в эксплуатацию людских и природных ресурсов зависимых территорий, где, используя доступные сырье и дешевую рабочую силу, получали огромные прибыли.

Империя еще служила закрытым рынком для продукции многих британских компаний и лишала их стимула для внедрения новой техники. И в начале 1950-х годов текстильная, судостроительная и угольная отрасли вырабатывали товары для колоний, и продукция этих производств по-прежнему составляла значительную часть ва­лового внутреннего продукта (ВВП)[89]. Дефицит инвестиций тормозил и развитие новых структур экономики. Из-за высоких издержек бри­танские товары теряли свою конкурентоспособность на мировых рынках.

Одновременно ощущалось и неравномерное развитие британ­ских регионов. Строительство новых автомобильных, электронных, авиационных и химических заводов велось главным образом на юго- востоке страны и в западной части Средней Англии (Мидленде), где имелись квалифицированные кадры рабочих, инженеров и нахо­дились крупные научно-исследовательские институты. При этом экономика ряда районов Шотландии, Уэльса, Северной Ирландии и северо-восточного побережья Англии, в которых проживало свыше 10 млн человек (т.е. около 1/5 населения страны) оказалась в худшем положении. В связи с постепенным вытеснением угля газом, нефте­продуктами и атомной энергией на внутреннем рынке и сокращени­ем его вывоза за границу закрывались угольные шахты в Шотландии и Южном Уэльсе. Десятки тысяч горняков потеряли работу. Меха­низация сельского хозяйства в Северной Ирландии лишила посто­янного заработка большое число наемных рабочих, занятых в этой отрасли.

Сельское хозяйство. В 1951—1952 гг. сельскохозяйственное про­изводство в результате реализации четырехлетней программы, при­нятой лейбористским кабинетом (1947), увеличилось на 50% по срав­нению с довоенным уровнем. Но большую часть продовольствия Британия продолжала импортировать.

Основная часть земли в Соединенном Королевстве принадлежала крупным землевладельцам-лендлордам, которые сдавали ее в аренду фермерам. В Англии более 70% сельскохозяйственной земли, а в Шот­ландии свыше 90% находилось в руках крупных фермеров. Размер каждого из этих хозяйств превышал 60 га. В Англии таких хозяйств было 27%, в Уэльсе — 23, в Северной Ирландии — 18%. Основную товарную продукцию давали именно эти хозяйства.

Социальная политика. Некоторые трудности в экономическом раз­витии страны были вызваны сложившейся демографической ситуаци­ей. Рождаемость, несмотря на ее рост после войны, в 1,6—2 раза усту­пала уровню конца XIX — первых десятилетий XX в. Уже в 1950-е годы почти во всех семьях применялись те или иные формы контрацепции, что позволяло родителям определять число их будущих детей. Из-за сокращения рождаемости в военные годы медленно увеличивалось число трудоспособного населения. Женщины все чаще сочетали ма­теринство и работу. Но в обществе, несмотря на растущие потребно­сти производства в рабочих руках, продолжал культивироваться образ женщины-домохозяйки. Увеличение продолжительности жизни стар­шего поколения требовало повышения социальных расходов.

Социал-реформистская модель государства «всеобщего благосо­стояния» не претерпела коренных изменений. В 1951 г. в соответ­ствии с программными обещаниями была проведена лишь частичная денационализация предприятий черной металлургии. Сохранялась преемственность с лейбористским правлением в обеспечении заня­тости. На протяжении 50-х годов доля безработных оставалась на уровне 2%, а номинальная зарплата удвоилась.

Нововведением явилось снижение подходного налога, начавше­еся в 1953 г. В бюджете 1959 г. планировалось сокращение налогов на общую сумму около 370 млн ф. ст. Значительно увеличилась сумма выплат, предоставляемых в рамках государственного социального страхования. Дважды увеличивался размер семейного пособия, вы­плачиваемого на детей до 16 лет. Для государственных служащих была установлена пятидневная рабочая неделя.

Приоритетным в социальной области стал жилищный вопрос. В 1951 г. было построено 234 тыс. новых домов, а в 1954 г. — 347 тыс. Благодаря внедрению новой технологии правительству удалось по­низить стоимость сдаваемого в наем муниципального жилья. Одна­ко в отличие от лейбористов консерваторы придавали значение и развитию частного сектора. Дом можно было купить в кредит под небольшой процент.

Национальная служба здравоохранения с ее преимущественным развитием государственных медицинских учреждений не подверг­лась переустройству. Бюджетные средства, отпускаемые на ее содер­жание, были увеличены. Вместе с тем обычной практикой стала оп­лата за выписку рецептов и посещение дантиста.

Образование. Продвижению НТР в различные отрасли экономи­ки препятствовал более низкий уровень образования населения Великобритании по сравнению с другими ведущими странами Запа­да. На рынке труда ощущался недостаток специалистов с техни­ческим образованием и квалифицированной рабочей силы. Несмотря на прогрессивный характер закона 1944 г., требовалось новое рефор­мирование сложной системы британского образования.

В 1950-е — начале 1960-х годов, в правление консервативных ка­бинетов, шло строительство новых школьных зданий, увеличивался штат учителей, наметилась и тенденция открытия новых технических училищ и университетов с технической направленностью. Однако в целом вся система в большей степени была направлена на гумани­тарное образование, уже не соответствовала потребностям научно- технического прогресса и отличалась консерватизмом.

Шла острая дискуссия между правящими консерваторами и их политическими оппонентами — лейбористами по вопросу: должна ли новая система образования создавать благоприятные условия для самых способных детей, многие из которых были сыновьями и до­черьми богатых людей, или предоставлять равные возможности всем учащимся. Тори отстаивали принцип плюрализма, что в первую оче­редь означало сохранение статуса частных учебных заведений, фор­мирующих будущую элиту во всех сферах политической и обще­ственной жизни. Лейбористы же выступали за слияние средних сов­ременных и грамматических школ в общеобразовательные школы и ограничение независимости «паблик скулз». По их замыслу, обще­образовательные школы должны были создать равные условия для всех учеников и подготовить их к продолжению учебы в высших учебных заведениях.

В 50-е годы повысился престиж высшего образования и увеличи­лось число студентов. Так, например, если в 1937—1939 гг. их было около 50 тыс., то в 1954 г. — 83 тыс. Из них около 8 тыс.

прибыло из- за рубежа, в основном из стран Содружества. Консерваторы начали проводить в жизнь политику увеличения университетских дотаций, намеченную лейбористским правительством. Так, например, в 1956— 1957 гг. около 70% дохода университетов составляли государственные дотации. Три четверти всех студентов получали государственные сти­пендии, небольшой части учащихся были предоставлены гранты на обучение из общественных или благотворительных фондов.

Министерство образования не имело юрисдикции над универ­ситетами, являвшимися самоуправляемыми, и его отношения с эти­ми учреждениями ограничивались вопросами подготовки учителей, организации образования для взрослых и назначения студенческих стипендий из общественных фондов. 16 самоуправляющихся уни­верситетов в Англии и Уэльсе, включая университеты в Оксфорде, Кембридже, Лондоне, Бирмингеме, Бристоле, имели право присво­ения ученой степени бакалавра и магистра тех или иных наук.

Обучение в престижных Оксфорде и Кембридже, основанных в Х11—Х111 вв., имело ряд особенностей: обязательное проживание студентов при этих учебных заведениях и наличие системы индиви­дуального наставничества в дополнение к лекционным курсам. Боль­шую популярность в пределах всей Великобритании приобрели че­тыре шотландских университета: Св. Эндрю, университет в Глазго, Абердинский и Эдинбургский, основанные в ХУ—ХУ1 вв. В главном городе Северной Ирландии — Белфасте действовал Королевский университет.

Несмотря на то что в развитие системы образования консервато­ры вкладывали немалые средства, радикальной ломке ее структура не подверглась.

Финансы. Реализация социальных программ, увеличение зара­ботной платы, а следовательно, и потребительского спроса, начав­шиеся при лейбористах и продолжавшиеся при консерваторах, при­вели к росту инфляции и дефицита платежного баланса.

Проблему дефицита торгового баланса консерваторы пытались решать путем косвенного регулирования платежеспособного спроса населения. Эта мера получила название политики «стой — иди». Так, в 1957 г. правительство провело масштабные операции на рынке го­сударственных ценных бумаг с целью резкого повышения уровня банковского процента. В ответ предприятия ограничили банковский заем и сократили закупки импортного сырья. На внутреннем рынке: удорожание продовольствия привело к снижению его потребления, а следовательно, и к уменьшению ввоза продуктов из других стран. В результате подобных мероприятий состояние торгового баланса улучшалось, но лишь на короткое время.

Помощь в виде новых займов приходила от американского пра­вительства, в результате государственный долг Соединенным Шта­там увеличивался. Среднегодовой рост инфляции в Британии при отставании заработной платы был самым высоким из всех развитых стран Европы. В 1961 г., чтобы обуздать инфляцию, консервативное правительство объявило «паузу» в увеличении заработной платы, а в следующем году ограничило ее рост 2,5%, что практически не пок­рывало роста цен.

Концентрация производства и капитала. Необходимость сокра­тить издержки производства и повысить конкурентоспособность британских товаров побуждала государство стимулировать процесс концентрации производства и капитала. Крупнейшее монопо­листическое объединение «Виккерс» в конце 1950-х годов владело заводами, строившими самолеты, суда, в том числе с атомными дви­гателями, производившими электронное оборудование, локомотивы, вагоны, артиллерийское оружие и ракеты. Число рабочих на пред­приятиях этой компании приближалось к 1 млн. Около 250 тыс. че­ловек было занято на заводах крупного нефтяного концерна «Ройял Датч-Шелл».

По уровню концентрации промышленного производства в нача­ле 1960-х годов Британия вышла на первое место в Европе, по числу крупнейших монополий — на второе место в мире после США. При этом 43% национального богатства находилось в руках 1% населения. Представители этих монополий входили в состав правящих кабине­тов и имели возможность оказывать влияние на государственную политику в области экономики.

Пяти крупным банкам: «Мидленд банк», «Барклейз банк», «Ллойд банк», «Вестминстер банк» и «Нэймил провинциал банк» — прина­длежало более 85% всех банковских активов Великобритании.

Британский капитал сохранил за собой право на эксплуатацию значительных ресурсов империи. До начала 1970-х годов английский фунт стерлингов оставался второй после американского доллара ре­зервной валютой на международном рынке и господствовал в воз­главляемой Великобританией стерлинговой зоне[90].

Существование валютной группировки обеспечивало Велико­британии серьезные экономические выгоды, поскольку ее члены являлись поставщиками различного сырья и продовольствия и од­новременно служили рынком сбыта для британских товаров. Сюда же вкладывалась и значительная часть английских инвестиций. Юридически стерлинговая зона не имела централизованной струк­туры, и ее деятельность осуществлялась автономными валютными органами каждого участника на основании «традиционной коммер­ческой практики» и «джентльменских соглашений». Вместе с тем рекомендации британского Министерства финансов и его агента Банка Англии играли важную роль в валютной политике объедине­ния. Эти же институты координировали валютную стратегию и ор­ганизовывали конференции министров финансов, представлявших государства — членов стерлинговой зоны.

В послевоенный период в связи с распадом Британской Империи и превращением зависимых территорий в суверенные государства английское влияние в стерлинговой зоне стало ослабевать. Пытаясь сохранить группировку, Лондон допустил создание некоторыми ее членами самостоятельных золотовалютных резервов. Одновременно происходило увеличение таким странам различного рода помощи и расширение кредитов.

Подобно своим политическим оппонентам, консерваторы пыта­лись регулировать развитие экономики. Для выполнения этой зада­чи в 1962 г. был создан полуправительственный орган — Националь­ный совет экономического развития (НСЭР). Планы, подготовлен­ные Национальным советом, предусматривали ежегодный рост валового национального продукта на определенный процент и но­сили рекомендательный характер, но какого-либо ощутимого эф­фекта от деятельности НСЭР не последовало.

Усиление активности масс. Стачечная борьба, после 15-летнего затишья с 1945 г., с начала 1950-х годов вновь стала заметным явле­нием политической жизни. Ее особенность по сравнению с предво­енным периодом заключалась в том, что в ней приняли участие такие отряды трудящихся, как служащие государственных и частных управлений, младший технический персонал, социальные работни­ки, учителя и медицинские сестры. Это объяснялось тем, что, благо­даря возрастанию роли государства и формированию его новых структур, а также развитию НТР, менялся состав рабочего класса. Численность указанных категорий трудящихся постепенно возрас­тала, в то время как численность рабочих, занятых физическим тру­дом, сокращалась. Новая категория стачечников, как и их предшес­твенники, добивалась улучшения условий труда и повышения зара­ботной платы.

Одновременно под влиянием научно-технического прогресса и автоматизации трудоемких процессов расширялся и усложнялся состав среднего класса. К нему, помимо людей, занятых в мелком производстве, розничной торговле, сфере услуг, а также клерков среднего звена и работников творческих профессий, стали относить и получающих с ними соизмеримые доходы рабочих высокой квали­фикации.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 7.2. Основные тенденции социально-экономического развития страны:

  1. Глава 1 СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  2. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНЫХ ПРОДАЖ
  3. Основные тенденции развития рынка ценных бумаг
  4. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  5. 1.1. Основные тенденции развития мирового рынка туризма
  6. Критерии оценки тенденций социального развития молодежи.
  7. 5.4. Опыт финансовой поддержки бизнеса в экономически развитых странах
  8. Глава 20. Основные тенденции мирового развития на современном этапе
  9. 22.2. Социально-экономические и политические причины, осложнившие выход страны на новые рубежи
  10. 21.2. Основные этапы развития страны Советов в довоенный период (X. 1917 г. – VI. 1941 г.).
  11. 10 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  12. Стадии социально-экономического развития
  13. Цели и критерии социально-экономического развития региона