1.2. Общественно-политическая жизнь

Юнионистское правительство Солсбери и война в Южной Африке (1899—1902). На рубеже XIX—XX вв. на политической арене Великобритании основная борьба велась между двумя партиями — Консервативной и Либеральной. В это время у власти в стране нахо­дилось правительство, в котором определяющую роль играла партия тори. После победы на парламентских выборах в 1895 г. консервато­ры сформировали кабинет министров, куда, помимо ведущих пред­ставителей их партии, вошло и несколько либерал-юнионистов. Премьер-министром стал консерватор Роберт Солсбери — много­опытный политик, который в 1885—1886 и 1886—1892 гг. уже возглав­лял правительство страны. Основное внимание кабинет Солсбери уделил проведению активной колониальной политики на юге афри­канского континента. Главным вдохновителем экспансионистских планов Великобритании в этом регионе стал министр по делам ко­лоний Джозеф Чемберлен — либерал-юнионист и один из самых влиятельных членов правительства. Британские власти стремились подчинить Южно-Африканскую Республику (Трансвааль) и Оран­жевое свободное государство (Оранжевую Республику), которыми руководили потомки голландских колонистов — буры. Среди глав­ных целей планируемой Лондоном агрессии против этих республик были следующие: поставить под свой политический контроль территории, где имелись богатые месторождения золота и алмазов, упрочить геостратегическое положение своих владений в Южной Африке и не допустить возможного усиления влияния в этом регионе Германии. Кроме того, в Лондоне давно строили амбициозные планы создания сплошной полосы британских владений с севера африкан­ского континента — от столицы Египта Каира до юга Африки — административного центра Капской колонии — Кейптауна. Между колониями Соединенного Королевства в этой части африканского континента в конце XIX столетия находились только территория Гер­манской Восточной Африки и две бурские республики. Последние оказались фактически окружены английскими колониями, с юга они граничили с Капской колонией и Наталем, с запада — с Бечуанален­дом, на севере — с Южной Родезией.

В начале осени 1899 г. Великобритания стала стягивать войска в Южную Африку, готовясь к войне с бурскими республиками; од­новременно английское правительство предъявило ряд неприемле­мых для буров требований. В Лондоне полагали, что, спровоцировав войну, смогут добиться легкой победы над аграрными, лишенными развитой промышленности республиками. Правительства Трансва­аля и Оранжевой Республики, не дожидаясь полной готовности бри­танских войск и стремясь упредить неизбежное нападение англичан, взяли инициативу в свои руки и 11 октября 1899 г. объявили войну Великобритании. На стороне буров за все время военных действий сражалось около 87 тыс. человек, и на начальном этапе войны им удалось нанести ряд чувствительных поражений британским войс­кам. Отряды южноафриканцев вторглись в Наталь и Капскую коло­нию, захватили там ряд крупных населенных пунктов и осадили та­кие города, как Мафекинг и Кимберли (центр добычи алмазов) в Капской колонии и Ледисмит в Натале. В период с 11 по 16 декабря 1899 г. буры в трех сражениях разбили британские войска, которые понесли значительные потери. Эти дни получили в британском об­ществе название «черная неделя». Неудачи продолжали преследовать англичан и в январе 1900 г.

После начала войны в Южной Африке Великобритания оказалась фактически в дипломатической изоляции. Симпатии руководителей большинства великих держав Европы и общественное мнение многих стран были на стороне небольших бурских республик, которые не по­боялись, отстаивая свою свободу и независимость, бросить вызов могущественной Британской Империи. Однако взаимные противо­речия Франции, Германии и России не позволили им предпринять совместные действия против Великобритании. Тем не менее, во мно­гих европейских государствах организовывались комитеты помощи бурам, в Трансвааль направлялись добровольцы из Голландии, Фран­ции, Германии, Ирландии, России, США и других стран.

В Соединенном Королевстве война в Южной Африке, особенно в первые месяцы, вызвала волну «джингоизма» — воинствующего британского шовинизма, под влиянием которого несколько десятков тысяч британцев записались в добровольческие отряды для участия в боях с бурами. Однако по мере затягивания войны все чаще в Ве­ликобритании звучали призывы положить конец военным действи­ям в Южной Африке. В 1899 г. в ходе работы ведущего профсоюзно­го объединения — Британского конгресса тред-юнионов было вы­сказано мнение о необходимости мирного разрешения конфликта. В оппозиционной правительству Солсбери Либеральной партии су­ществовала группа парламентариев — пробуров, которые выступали с резкой критикой военной кампании в Южной Африке. В то же время среди либералов имелись и активные сторонники войны — так называемые либералы-империалисты. Большинство же либералов во главе с лидером партии Генри Кэмпбелл-Баннерманом занимало умеренную, выжидательную позицию в этом вопросе.

Юнионистское руководство Великобритании после первых уни­зительных поражений от буров с конца 1899 г. начало быстро нара­щивать численность своих войск в Южной Африке, туда же в январе 1900 г. прибыл новый главнокомандующий британскими войсками генерал Ф. Робертс, которого в конце этого года сменил генерал Г. Китченер. В военных действиях против буров Лондон активно под­держали страны Британской колониальной империи. Австралия, Новая Зеландия, Канада направили в Южную Африку около 25 тыс. волонтеров. Всего под британским командованием к концу войны находилось 450 тыс. солдат и офицеров.

Англо-бурская война стала своего рода полигоном, на котором апробировался ряд технических новшеств того времени: применя­лись пулеметы «Максим», скорострельные орудия, бронепоезда, бездымный порох, разрывные пули «дум-дум», а также полевые те­лефоны и полевой телеграф, радиосвязь, впервые солдаты были оде­ты в форму цвета хаки. Все это было использовано в последующих войнах XX столетия.

К началу 1900 г. британские войска, оправившись от первых по­ражений и численно укрепив ряды прибывшими из метрополии и колоний свежими частями, заметно активизировали свои действия. К концу февраля англичанами были деблокированы Кимберли и Ле- дисмит, во второй половине мая — Мафекинг. В середине марта 1900 г. британские подразделения смогли захватить столицу Оранже­вой Республики Блумфонтейн, в начале июня — столицу Трансваа­ля — Преторию, к сентябрю этого года войска Соединенного Коро­левства контролировали большую часть территории обеих республик, за исключением Северного Трансвааля.

На фоне военных побед в Африке руководство Консервативной партии, находившееся у власти уже пять лет, посчитало тактически удобным организовать в октябре 1900 г. выборы в Парламент. По предложению Дж. Чемберлена юнионисты проводили избиратель­ную кампанию под лозунгом скорейшего победного завершения войны с бурами. Чемберлен выдвинул девиз: «Каждое место, поте­рянное правительством, — это место, завоеванное бурами». В усло­виях военной истерии, царившей в стране, консерваторы получили 334 места в Палате общин, и вместе с либерал-юнионистами прави­тельство Солсбери могло рассчитывать на поддержку 402 из 670 де­путатов нижней палаты1.

Военные действия на юге Африки продолжались и после падения обеих столиц южноафриканских республик еще почти два года. В это время буры под командованием генералов Л. Боты, X. Девета, Я. Деларея перешли к партизанской войне, в том числе в тылу бри­танских войск на территории Капской колонии, где проживало не­мало буров. Они совершали нападения на английские гарнизоны и форпосты, уничтожали мосты и взрывали поезда, а затем исчезали в окружающих лесах. В ответ британское командование прибегло к массовому террору, проводя тактику «выжженной земли»: англий­ские войска сжигали фермы буров, уничтожали их скот и посевы, сгоняли семьи южноафриканцев в концентрационные лагеря. В ходе Англо-бурской войны впервые была создана сеть концентрационных лагерей, которые британцы лицемерно называли «лагеря для бежен­цев». В них содержалось в основном мирное население — женщины и дети. За время войны в подобные лагеря было согнано около 200 тыс. человек гражданского населения (120 тыс. буров и 80 тыс. африканцев). Из числа заключенных около 26 тыс. буров погибли от голода и болезней.

К началу 1902 г. положение южноафриканцев стало критическим, и 31 мая их командование капитулировало, подписав мирный дого­вор, по которому бурские республики прекратили самостоятельное существование и как колонии (под названиями Трансвааль и Коло­ния Оранжевой реки) вошли в состав британских владений на юге Африки. Руководство Великобритании проводило на этих землях гибкую политику и пошло на некоторые уступки побежденным. В 1906 г. Лондон предоставил бурам автономию во внутренних делах, а в 1910 г. территории этих колоний были включены в созданный в этом же году Южно-Африканский Союз.

Военный конфликт в Южной Африке стал последней большой войной, проводившейся Великобританией с целью расширения ко­лониальных владений. За победу над двумя небольшими аграрными республиками на юге африканского континента британцы заплати­ли дорогую цену: 5,8 тыс. английских солдат и офицеров были убиты, 23 тыс. ранены, немало британцев умерли от эпидемических болез­ней. Буры потеряли 4 тыс. убитыми и 20 тыс. ранеными и более двух

1 Информация о выборах с 1900 г. по 1935 г. основывается на данных, приве­денных в справочнике: Butler D., Butler G. British Political Facts. 1900-2000. 8th Edition. — N.Y.: St. Martins Press, 2000.

десятков тысяч умерли в концентрационных лагерях. Для ведения войны в Южной Африке официальным Лондоном были истрачены огромные по тем временам деньги — 250 млн ф. ст. Военный конф­ликт, длившийся почти три года, привел к укреплению позиций Великобритании на Черном континенте — вся Южная Африка (за исключением малонаселенной Германской Юго-Западной Африки) оказалась под властью Великобритании. Вместе с тем англо-бурская война показала недостаточную эффективность британской армии, нанесла чувствительный удар по военному и международно-полити­ческому престижу страны.

Правительство А. Бальфура. Вскоре после окончания Англо-бур­ской войны лорд Солсбери сложил с себя полномочия премьер-ми­нистра, и 12 июля 1902 г. хозяином Даунинг-стрит 10 — резиденции премьер-министра — стал его племянник А. Бальфур.

Артур Бальфур (1848—1930) происходил из аристократической шотландской семьи Сесиль—Солсбери. В семь лет Бальфур лишился отца, после этого в его воспитании большую роль играли мать и ее брат — лорд Солсбери. Бальфур получил образование в привилеги­рованной частной школе Итон и в Тринити-колледже (Кембридж). В 1874 г. в возрасте 26 лет он впервые победил на выборах и прошел в Палату общин от Консервативной партии. Бальфура отличали блестящие способности парламентского оратора и полемиста, он опубликовал ряд работ по философии и экономики. В 1878—1880 гг. Бальфур работал секретарем дяди (тогда министра иностранных дел). В 1885 г. он впервые стал членом правительства, где занимался про­блемами местного самоуправления. В 1887—1891 гг., на посту минис­тра по делам Ирландии, проводил жесткую политику в отношении представителей национально-освободительного движения Ирлан­дии. В 1891—1892 гг. и 1895—1902 гг. в кабинетах Солсбери Бальфур был канцлером Казначейства (министром финансов).

Возглавив летом 1902 г. правительство А. Бальфур предпринял ряд шагов, направленных на укрепление армии и флота. Это было вызвано тем, что Англо-бурская война продемонстрировала необхо­димость реформирования вооруженных сил страны. К данному шагу британское руководство подталкивал и тот факт, что на рубеже веков все более усиливались англо-германские противоречия в Европе и за ее пределами. В 1902 г. руководство страны основало Корпус по под­готовке офицеров и Комитет имперской обороны, а в 1904 г. — Гене­ральный штаб, в задачу которого входило долгосрочное планирова­ние и армейское строительство. В 1902—1903 гг. адмирал Фишер провел реформу военно-морского флота Британии. Устаревшие ко­рабли выводились из его состава, главные силы королевского флота начали передислоцироваться из империи в метрополию и сосредо­точиваться в Северном море, которое омывало берега как Британии, так и Германии. В это же время власти страны демократизировали правила производства в морские офицеры и приняли новую про­грамму их обучения.

Менее чем через год после прихода к власти Бальфур столкнулся с непростой ситуацией, сложившейся внутри его кабинета минист­ров и в Консервативной партии. Как отмечалось ранее, с середины XIX в., когда Великобритания обладала торгово-промышленной монополией, среди представителей политической элиты страны утвердились принципы либерализма, которые предполагали невме­шательство государства в экономическую сферу, ничем не ограни­ченное предпринимательство и свободу торговли. Уже в конце XIX в. в условиях усилившейся конкуренции на внешних рынках, появле­ния во многих европейских странах таможенных барьеров политика экономического либерализма стала подвергаться в Великобритании серьезной критике.

Кампания Дж. Чемберлена в поддержку протекционизма. В мае 1903 г. Дж. Чемберлен, сохранивший в правительстве Бальфура пост министра колоний, публично выступил с призывом отказаться от свободной торговли и установить тарифы на импортируемые в стра­ну товары. Эти меры должны были защитить национальную про­мышленность от внешних конкурентов. Одновременно с этим Чем­берлен планировал ввести имперские преференции, т.е. льготы для стран Британской Империи.

Предложения Чемберлена поддерживала буржуазия, связанная с тяжелой промышленностью, с эксплуатацией колоний, обладатели крупной земельной собственности — все те, кто был заинтересован в устранении иностранных конкурентов на внутреннем рынке. Вмес­те с тем в стране имелось и немало тех, кто выступал против протек­ционизма, в частности предприниматели, занимавшиеся экспортом, а также импортировавшие дешевое сырье. Они выражали обеспоко­енность возможностью подорожания сырьевых материалов и тем, что другие государства могут предпринять ответные меры. Против­никами протекционизма являлись и руководители тред-юнионов, которые опасались, что проекты Дж. Чемберлена вызовут увеличение цен на продовольствие и как следствие приведут к снижению жиз­ненного уровня рабочих.

Отсутствовало единство мнений по вопросу о протекционизме и в самом кабинете А. Бальфура. Вследствие этого Дж. Чемберлен, не найдя полной поддержки в правительстве, был вынужден подать в отставку. Его примеру последовали несколько министров — сто­ронников свободной торговли, которые были недовольны недоста­точно решительной поддержкой Бальфуром принципов экономи­ческого либерализма. Консервативная партия фактически оказалась расколота на сторонников и противников протекционизма. В резуль­тате 30 ноября 1905 г. Бальфур подал в отставку, предоставив возмож­ность сформировать новый кабинет министров либералам.

Создание Лейбористской партии. Политическая жизнь в Велико­британии в начале XX в. характеризовалась не только противостоя­нием консерваторов и либералов, но и появлением новой полити­ческой силы — Лейбористской партии Великобритании (ЛПВ).

Как уже отмечалось выше, 75—80% населения страны составляли рабочие, и данный показатель фактически не менялся вплоть до 1940-х годов[13]. Британский пролетариат имел давние традиции клас­совой солидарности, и на рубеже веков профессиональные органи­зации рабочих — тред-юнионы играли в жизни общества значитель­ную роль. Еще в 1868 г. был основан Британский конгресс тред-юни­онов (БКТ), объединивший в своих рядах многие профсоюзы. Численность и влияние БКТ быстро росли, и к 1900 г. в нем состоял уже 1,25 млн рабочих[14]. В конце XIX в. в стране появилось несколько социалистических организаций: Социал-демократическая федерация (1884), Фабианское общество (1884), Независимая рабочая партия (НРП) (1893) и некоторые другие. В условиях укрепления позиций тред-юнионов их лидеры и руководители названных социалистиче­ских объединений пришли к осознанию того, что рабочие должны играть более активную роль в общественно-политической жизни страны. В результате этого в 1899 г. на ежегодной конференции БКТ была принята резолюция о необходимости создания организации для того, чтобы представлять интересы рабочего класса в парламенте. 27—28 февраля 1900 г. в ходе конференции, состоявшейся в Лондоне, 129 делегатов от профсоюзов, Независимой рабочей партии, Фаби­анского общества и Социал-демократической федерации объявили об образовании Комитета рабочего представительства (КРП), целью которого было завоевание для рабочих мест в Парламенте и в мест-

3

ных органах власти .

До 1918 г. в партии не было четко сформулированной программы. В резолюции учредительной конференции КРП говорилось лишь

0 необходимости «следовать политике, непременно включающей в себя готовность, с одной стороны, сотрудничать с любой партией, которую в данный момент можно склонить к поддержке законода­тельства в непосредственных интересах рабочего класса, с другой — объединять свои усилия с любой партией, которая противодействует мерам, направленным против интересов рабочего класса».

В 1906 г. КРП был преобразован в Лейбористскую партию Вели­кобритании, которая по своей структуре являлась федерацией не­скольких социалистических организаций и профсоюзов, члены по­следних составляли социальную базу ЛПВ. Высшим органом партии являлась ежегодно созываемая Национальная конференция, на ко­торой избирался Исполнительный комитет. В 1900 г. он состоял из 12 членов, большинство из них (7 человек) были от тред-юнионов. В парламентской фракции ЛПВ, обладавшей значительным влияни­ем в партии, ведущие позиции занимали Артур Гендерсон (Hender­son), Кейр Харди, Филлип Сноуден, Рамзей Макдональд[15]. Трое пос­ледних были членами Независимой рабочей партии, которая в нача­ле ХХ в. являлась своего рода интеллектуальным центром ЛПВ.

В первые годы после основания Лейбористская партия быстро развивалась, стремительно росли ее ряды. В 1900—1901 гг. в КРП со­стояло 375,9 тыс. человек, в 1906—1907 гг. в ЛПВ — уже почти мил­лион, при этом подавляющее большинство членов (975 тыс.) явля­лись представителями профсоюзов[16]. Определенный прогресс наблю­дался и в завоевании парламентских мест. В 1900 г. лейбористы завоевали 2 места в Палате общин; в 1906 г. — уже 29[17], тем самым ЛПВ впервые громко заявила о себе на политической арене страны. В 1910 г. в ходе двух всеобщих выборов, прошедших в январе и дека­бре, ЛПВ увеличила свое представительство в Палате общин, полу­чив соответственно 40 и 42 места. Первые достижения ЛПВ в деле завоевания электората объяснялись не только стремлением некото­рой части избирателей поддержать новую партию, готовую отстаи­вать интересы рабочих в Парламенте, но до определенной степени также секретной договоренностью, достигнутой в 1903 г. между ру­ководством Либеральной партий и КРП. Либералы согласились во время выборов не выставлять в нескольких десятках избирательных округов против лейбористов своих представителей, а КРП обязыва­лась поддерживать в будущем либеральное правительство, что они впоследствии и делали при голосовании по важнейшим вопросам, выдвигавшимся либералами.

Несмотря на заметный прогресс в развитии партии, успехи ЛПВ все же были еще скромными, и лейбористы в начале века имели мало влияния в политической жизни страны. Тем не менее, руководители ЛПВ в это время постепенно начали завоевывать позиции не только внутри страны, но и за ее пределами. В 1908 г. лейбористы вступили во II Интернационал — международное объединение рабочих пар­тий, которое было создано еще в 1889 г. Со временем ЛПВ преврати­лась в одно из ведущих политических объединений в этой влиятель­ной организации.

Рост забастовочной активности. Борьба женщин за свои права. Накануне Первой мировой войны британские тред-юнионы заметно усилили свое влияние среди пролетарских масс. К этому времени относится создание ряда новых профессиональных организаций ра­бочих. В ноябре 1910 г. транспортники основали свой тред-юнион; в начале 1913 г. объединились три профсоюза железнодорожников, и новая организация стала одним из наиболее массовых и влиятель­ных тред-юнионов. В 1913 г. между крупнейшими профсоюзами — железнодорожников, докеров и шахтеров — было заключено соглаше­ние о взаимной поддержке в случае проведения одним из профсоюзов стачки. За период с 1900 по 1913 г. численность британских профсою­зов увеличилась более чем в два раза и достигла 4,1 млн членов.

Несмотря на то что Великобритания была одной из богатейших стран мира, немало ее жителей влачили жалкое существование. В большинстве отраслей производства рабочий день длился от 9 до 12 часов, многие семьи рабочих обитали в трущобах. Проведенное на рубеже веков исследование условий жизни лондонцев выявило, что треть их жила в нищете. По признанию премьер-министра стра­ны, в 1906 г. из 43,3 млн населения Великобритании около 12 млн человек испытывало крайнюю бедность. Тяжелые жилищные усло­вия и невысокая заработная плата рабочих порождали недовольство многих британцев своим положением, что вело к росту забастовоч­ной активности. Так, осенью 1907 г. бастовали тысячи текстильщиков Манчестера, в феврале 1908 г. — большинство металлистов и меха­ников крупного промышленного района в Шотландии — Клайда. Пик забастовочного движения начала XX в. пришелся на предвоен­ные годы. В 1910 г. в трудовых конфликтах участвовало более 380 тыс. британцев, в 1912 г. — уже 1,2 млн, что являлось самым высоким по­казателем за многие предшествующие годы. В марте—апреле 1912 г. страну охватила всеобщая стачка шахтеров, в этом же году бастовали моряки и рабочие портов Саутгемптона и Лондона. Наиболее рас­пространенными были требования повышения заработной платы и введение восьмичасового рабочего дня.

Бурные предвоенные годы в Британии характеризовались не толь­ко увеличением числа стачек, развитием профсоюзного движения, но и возросшей активностью женщин в борьбе за равные с мужчинами права. С конца XIX в. внимание британцев все чаще стала привлекать деятельность представительниц суфражистского движения , которые добивались возможности наравне с мужчинами участвовать в выборах в Палату общин.

В начале XX в. в Великобритании существовало несколько суф­ражистских объединений. Одним из наиболее массовых и влиятель­ных был Национальный союз обществ женского избирательного права (основан в 1897 г.), насчитывавший накануне Первой мировой войны несколько десятков тысяч членов и сотни представительств по всей стране. Другая феминистская организация — Женский со­циально-политический союз — была основана в 1903 г. Э. Панкхерст. Активистки этого союза, стремясь привлечь к своим требованиям внимание общественности, помимо проведения митингов и собра­ний порой использовали и нетрадиционные для британской поли­тической культуры методы. Нередко они пытались вручить петиции непосредственно премьер-министру, били стекла в правительствен­ных зданиях, поджигали дома политических оппонентов, провоци­ровали столкновения с полицией, а оказавшись в тюрьме, объявляли голодовку.

Несмотря на энергичную пропаганду своих идей, суфражистки в предвоенные годы не смогли завоевать поддержку политической элиты страны.

Ни руководители Консервативной, ни Либеральной партий не включили в свои программные документы требования предоставить право голоса женщинам. Лишь лейбористы в 1912 г. в ходе партийной конференции высказали подобное предложение, но их влияние в Парламенте было незначительным.

Тем не менее, еще до 1914 г. в общественном положении женщин страны наметились явные изменения. Увеличилось число работаю­щих женщин — с 223 тыс. в 1881 г. до 590 тыс. в 1911 г. Накануне вой­ны 437 тыс. британок состояли в профсоюзах. В 1907 г. был принят закон, по которому женщины получили возможность участвовать в работе местных органов управления, избираться в городские и графские советы. В 1908 г. Гаррет Андерсон стала первой женщи­ной-мэром одного из британских городов; в 1913 г. впервые судьей была назначена женщина — Эмили Дункан; в 1922 г. первой женщи­ной-адвокатом стала Айви Вильямс. Как показали события послево­енной истории Великобритании, это были лишь первые шаги на пути предоставления женщинам равных с мужчинами прав и воз­можностей в политической и профессиональной деятельности.

Создание Лейбористской партии, расширение влияния тред- юнионов, рост стачечной и политической активности масс, борьба суфражистских организаций за права женщин — все это отразило стремление различных слоев населения играть в общественно-поли­тической жизни страны более активную, чем ранее, роль. Импульс этому процессу дало общее развитие индустриального общества в конце XIX — начале XX в., сопровождавшееся улучшением обра­зования, появлением массовой прессы, технической революцией, распространением научных знаний. Суть данного процесса, который можно назвать эмансипацией масс, заключалась в осмысленном включении широких слоев населения в общественно-политическую и культурную жизнь страны. Эмансипация масс стала важным явле­нием в общественной жизни Великобритании начала XX в., и, как будет показано ниже, более полное развитие это явление получило после Первой мировой войны.

Новый либерализм. Протекционистские планы Дж. Чемберлена привели к сплочению рядов либералов на основе защиты свободы торговли. Парламентские выборы, состоявшиеся в начале 1906 г., они провели под лозунгом неприятия любых форм протекционизма. В ходе голосования либералы завоевали 400 мест, получив абсолют­ное большинство в Палате общин[18]. Премьер-министром стал Генри Кэмпбелл-Баннерман (1836—1908). Он родился в состоятельной се­мье мэра Глазго, образование получил в университетах Глазго и Кем­бриджа. До начала политической карьеры работал в семейном биз­несе. В 1868 г. впервые прошел в Парламент от Либеральной партии. В 1884—1885 гг. занимал пост министра по делам Ирландии, в 1886 г., 1892—1894 гг., 1895 г. был военным министром. На рубеже XIX— XX вв. возглавил Либеральную партию.

Политическая элита Великобритании была одной из наиболее опытных и искусных в Европе, ее отличала гибкость и способность при определенных обстоятельствах идти на уступки массам, не до­пуская острых социальных конфликтов в обществе. В начале XX в. в условиях, когда часть населения Великобритании жила в крайней бедности и наблюдалась тенденция к активизации масс, к приобще­нию широких слоев населения к политической деятельности, руко­водство либералов стало инициатором проведения политики, полу­чившей название социального или нового либерализма. Эта полити­ка предусматривала ориентацию деятельности партии на все общество (включая наименее обеспеченные слои), признание воз­растающей роли государства в социально-экономических отноше­ниях. Основываясь на этих принципах, либеральные правительства, возглавляемые Г. Кемпбелл-Баннерманом, а затем Г. Асквитом, в пе­риод с 1906 по 1911 г. провели через Парламент ряд законов, затронув­ших жизнь многих простых британцев. Свою деятельность либералы начали с принятия в 1906 г. Закона о трудовых конфликтах, по кото­рому восстанавливалось право рабочих на забастовку, фактически по­терянное в связи с судебным решением по «делу Таффской долины». В 1901 г. после стачки железнодорожников, обслуживавших неболь­шую линию, которая проходила по Таффской долине (Южный Уэльс), предприниматели обратились в суд. Он обязал тред-юнион, в котором состояли железнодорожники, возместить убытки владель­цами железной дороги. Впоследствии Палата лордов (как высшая судебная инстанция) одобрила это решение. Поскольку британская судебная система строилась на основе прецедентов, это решение суда, по сути, поставило под вопрос право рабочих на забастовку и затрудняло деятельность профсоюзов. Закон о трудовых конфлик­тах отменил решение суда по «делу о Таффской долине», запрещал возбуждать судебные иски против тред-юнионов в связи с проведе­нием ими забастовок и тем самым фактически восстанавливал право рабочих проводить стачки.

В 1906 г. либералы провели через Парламент билль, обеспечивав­ший школьников малообеспеченных семей бесплатным завтраком. Одновременно государство обязывалось за свой счет регулярно про­водить медицинский осмотр учащихся школ.

В 1908 г. был принят Закон об угольных шахтах, по которому для горняков устанавливался восьмичасовой рабочий день. В этом же году правительство содействовало принятию другого важного зако­на — о пенсиях. По нему британцы старше 70 лет, имевшие доход не более 31 ф. ст. в год, впервые получили право на пенсию в размере 5 шиллингов в неделю на одного человека или 7 шиллингов и 6 пен­сов на супружескую пару. Хотя пенсия была невелика, а продолжи­тельность жизни рабочего в среднем составляла около 50 лет, тем не менее, в 1909 г. около 614 тыс. малоимущих пожилых британцев смогли несколько улучшить свое материальное положение.

Позднее, в 1911 г. либералы разработали законопроект о страхо­вании в связи с болезнью и в случае потери работы. Страховые фон­ды почти на половину (45%) формировались из отчислений самих рабочих (остальные средства вносили предприниматели и государ­ство), тем не менее, данный закон имел большое значение для жизни британского общества. Предложенные либералами в 1906—1911 гг. реформы ознаменовали начало движения британского общества в направлении строительства так называемого государства «всеоб­щего благоденствия», о чем пойдет речь в главах, посвященных ис­тории Великобритании после Второй мировой войны.

В 1908 г. после смерти Г. Кэмбелл-Баннермана правительство возглавил Герберт Асквит. Он родился в 1852 г. в Морли (Ланкашир), в семье производителя одежды. Окончил Оксфордский университет и в 1874 г. начал успешную адвокатскую карьеру. На выборах в 1886 г. впервые прошел в Палату общин от Либеральной партии и в после­дующие 34 года неизменно избирался в Парламент. Асквит подде­ржал политику Гладстона, направленную на предоставление Ирлан­дии самоуправления, и в 1892—1895 гг. был министром внутренних дел в его правительстве. На рубеже веков, находясь в оппозиции, стал активным сторонником ведения войны в Южной Африке. В 1905— 1908 гг. занимал пост канцлера Казначейства.

Встав у руля государства, Асквит назначил новым министром финансов Дэвида Ллойд Джорджа, который в 1909 г. предложил бюд­жет страны, получивший в либеральной прессе название народного. В нем (в основном для финансирования военно-морского строитель­ства и в меньшей степени на социальные программы) предполага­лось введение ряда новых налогов, в том числе таких, которые затра­гивали наиболее обеспеченные слои населения страны. Ллойд Джордж увеличил налог на крупные доходы, на наследство, а также на алкогольные напитки и табачные изделия. Кроме того, налогом облагались автомашины и топливо, было установлено несколько зе­мельных налогов.

Вокруг внесенного либералами бюджета в Парламенте разгоре­лась ожесточенная борьба. Предложения Ллойд Джорджа вызвали активное сопротивление консерваторов, которых особенно возму­тили предлагаемые земельные налоги. Тем не менее, в начале ноября

1909 г. либералам удалось провести свой проект через Палату общин. Однако в конце этого месяца Палата лордов, где большинство были сторонниками Консервативной партии, отклонила билль о бюджете.

На состоявшихся 14 января — 9 февраля 1910 г. выборах в Пар­ламент либералы получили 275 мест, консерваторы и либерал-юни­онисты — 273, ирландские националисты —83, лейбористы — 40. Таким образом, либералы могли располагать поддержкой абсолютно­го большинства членов нижней палаты, только опираясь на поддержку ирландских депутатов и лейбористов[19]. Несмотря на уменьшение чис­ла сторонников Либеральной партии, эти выборы показали, что бри­танские избиратели поддерживают политику либералов и в том числе предлагаемый Ллойд Джорджем бюджет. Только после этого в апреле

1910 г. члены Палаты лордов одобрили билль о бюджете, который после утверждения его королем стал законом.

Реформа палаты лордов. В 1911 г. либералы, стремясь в будущем не сталкиваться при проведении своих законопроектов с оппозици­ей пэров, предложили принять билль, который существенно ограни­чил бы права верхней палаты. В мае 1911 г. большинство в Палате общин проголосовало за этот билль. Предвидя возможность того, что пэры попытаются отвергнуть данный билль, либералы объявили

0 готовности обратиться к королю Георгу V[20] с предложением назна­чить такое число сторонников Либеральной партии в верхнюю па­лату, чтобы данный законопроект получил там одобрение. Столкнув­шись с подобной перспективой, члены Палаты лордов в июле 1911 г. были вынуждены одобрить парламентский билль.

По новому закону верхняя палата теряла возможность участво­вать в обсуждении всех финансовых вопросов, в том числе и бюдже­та страны, а также утрачивала право на абсолютное вето. Теперь пэры могли отложить принятие законопроекта только на три года, после этого он автоматически становился законом. Одновременно было принято решение, по которому максимальное время между выбора­ми в Палату общин уменьшалось с семи до пяти лет, а члены нижней палаты стали получать за свою работу денежное вознаграждение в размере 400 ф. ст. в год. Это позволяло принимать участие в зако­нотворческой деятельности и представителям малообеспеченных слоев британского общества.

Принятие парламентского акта сделало Палату общин более вли­ятельной и авторитетной, что отразило характерную для всего бри­танского общества тенденцию к демократизации политической жиз­ни страны. Существенное ограничение функций Палаты лордов стало лишь началом растянувшегося на все XX столетие процесса сокращения влияния и законодательных полномочий неизбираемой верхней палаты Парламента.

Ирландия и гомруль[21]. В 1911 г. Великобритания смогла преодолеть парламентский кризис. Однако уже в следующем году политическая борьба между либералами и консерваторами приобрела еще более острые формы, на этот раз по вопросу самоуправления Ирландии, что привело к новому политическому и конституционному кризису.

В апреле 1912 г. либеральное правительство Г. Асквита выдви­нуло законопроект о предоставлении Ирландии самоуправления. Несмотря на ограниченную форму предлагавшейся либералами автономии, предложения Асквита вызвали ожесточенное сопротив­ление в Ольстере — на северо-востоке Ирландии.

Там в отличие от других районов страны проживало много вы­ходцев из Англии и Шотландии, протестантов по вероисповеданию. Еще в конце XIX в. они создали Юнионистскую партию, представи­тели которой были противниками гомруля и отстаивали сохранение англо-ирландской унии 1800 г. После внесения либералами билля об Ирландии юнионисты Ольстера, руководимые Эдвардом Карсоном, выступили с резкой критикой этого законопроекта. В своем непри­ятии гомруля они нашли понимание со стороны британских консер­ваторов, возглавляемых Эндрю Бонар Лоу, которые организовали в различных районах страны шумную пропагандистскую кампанию, направленную против предоставления Ирландии самоуправления.

Сторонники Э. Карсона заручились поддержкой ряда крупных британских промышленников, банкиров, высшего офицерства и даже неофициально английского короля Георга V В начале 1913 г. ольстерские юнионисты начали создавать Ольстерский доброволь­ческий корпус, куда вошли несколько тысяч человек; это объедине­ние представляло собой военизированные формирования протес­тантов. В начале 1914 г. для вооружения подобных подразделений в Германии была приобретена большая партия оружия. Осенью 1913 г. в Белфасте (крупнейшем городе на северо-востоке Ирландии) было сформировано подпольное Временное правительство Ольстера, представители которого объявили о готовности захватить власть в го­роде в случае, если в стране будет введен гомруль. Все это свидетель­ствовало о существовании хорошо организованного и щедро фи­нансируемого антиправительственного заговора на северо-востоке Ирландии.

В условиях, когда либеральное правительство не могло контро­лировать действия ольстерских юнионистов, сторонники гомруля в Ирландии (в подавляющем своем большинстве католики) стали создавать на юге страны, в Дублине, собственные военизированные подразделения национальных волонтеров для защиты права на са­моуправление. Численность таких отрядов в короткий срок достигла 100 тыс. человек. Ирландия оказалась на грани гражданской войны. В Британии в это время углублялся политический кризис, вызван­ный событиями в Ирландии и активными внепарламентскими дей­ствиями консерваторов, направленными на срыв предоставления гомруля Ирландии. Высшей точкой этого кризиса стало неповино­вение в марте 1914 г. британских офицеров, расквартированных в Ирландии, приказу военного министра либерального правитель­ства направить регулярные войска в Белфаст, чтобы не допустить назревавший там мятеж противников гомруля.

Вследствие всех этих событий либеральное правительство было вынуждено пойти на серьезные уступки в вопросе о предоставлении Ирландии самоуправления. В сентябре 1914 г. билль о гомруле стал законом. Однако под его действие не подпали шесть графств на тер­ритории Ольстера, которые остались в подчинении Лондона, а само введение ограниченной автономии Ирландии было отложено до окончания Первой мировой войны.

Кроме парламентского кризиса 1911 г. и крайнего обострения ситуации вокруг Ирландии, общественная жизнь Великобритании в предвоенные годы характеризовалась, как уже отмечалось выше, и значительным всплеском забастовочной активности. Таким обра­зом, годы, предшествовавшие Первой мировой войне, были отмече­ны серьезным внутренним кризисом британского общества, ростом социальной напряженности и ожесточенной политической борьбой по различным вопросам между ведущими партиями страны.

Повседневная жизнь, образование, наука и культура. Техническая революция рубежа Х1Х—ХХ вв. сопровождалась многими научными открытиями, и ряд из них сделали британские ученые. У. Бейлисс и Э. Старлинг в 1902 г. обнаружили гормоны; Д. Флеминг в 1904 г.

получил патент на изобретение лампового диода; Д. Томсон в 1906 г. проводил исследования природы гамма-лучей. С момента учрежде­ния Нобелевской премии в 1901 г. и до 1914 г. ее получили пять бри­танских ученых, среди которых одним из наиболее известных являл­ся Э. Резерфорд — английский физик, заложивший основы учения

0 радиоактивности и строении атома. Развитие науки и техники ока­зало непосредственное влияние на многие стороны обыденной жиз­ни британцев. Кардинальные изменения произошли в области транспорта. Еще в 1863 г. в Лондоне (впервые в мире) было постро­ено подземное метро[22]. Первая линия лондонской подземки насчи­тывала семь станций, и общая протяженность перегонов между стан­циями составляла менее 4 милей (почти 6,5 км). К началу XX в. про­тяженность линий метро значительно увеличилась; в 1911 г. появилась первая движущаяся лестница на станции «Эрлс Корт», а к 1930 г. эскалаторы стали уже привычным явлением в столичной подземке.

В 1903 г. в Лондоне появились такси-автомобили, а двумя годами позже — автобусы. В 1906 г. Ч. Роллс и Г. Ройс приступили к произ­водству автомашин, получивших название «роллс-ройс», а годом ранее была создана фирма «Остин мотор компани». Выпускавшиеся ею автомобили стали одними из самых продаваемых в Британии в межвоенный период. В 1900-е годы. Соединенное Королевство по числу машин на тысячу жителей опережало все другие европейские государства. В конце XIX столетия человечество вступило в век ави­ации, и уже в 1909 г. состоялся первый успешный авиаперелет через Ла-Манш, что «приблизило» Соединенное Королевство к континен­тальной Европе.

Техническая революция и развитие промышленности требовали все больше квалифицированных кадров для британской индустрии. Поэтому в конце XIX — начале XX в. руководство страны провело ряд реформ, целью которых являлось улучшение системы образования населения. Еще в 1870 г. либералы приняли закон, вводивший госу­дарственную систему начального образования (ранее этим вопросом занималась в основном церковь). В 1891 г. Парламент утвердил закон, позволивший осуществлять государственное финансирование обуче­ния детей в возрасте от 5 до 12 лет2. В декабре 1902 г. правительство Бальфура провело через Парламент закон, который несколько унифи­цировал школьное обучение, поставив его под контроль советов графств (до этого подобными проблемами занимались школьные ко­миссии).

До начала XX в. среднее образование являлось платным, и его могли получить только дети состоятельных родителей. С 1902 г. на­иболее способным учащимся из бедных семей представилась воз­можность закончить школу. Для этих целей в 1902—1907 гг. все средние учебные заведения, которые финансировались местными властями, обязаны были выделить от 25 до 40% бесплатных мест. В результате этой образовательной политики в период с 1901 по 1914 г. число вы­пускников средних школ увеличилось с 30 тыс. до 200 тыс.

Определенные изменения происходили и в сфере высшего обра­зования. В 1899 г. в Оксфорде открылся Раскин-колледж для рабочих, а в 1903 г. А. Менсбридж основал Ассоциацию содействия образова­нию рабочих, ее признали многие университеты. Однако все пере­численные выше меры не позволили Великобритании стать ведущей европейской страной в сфере образования: по уровню грамотности и числу студентов Соединенное Королевство в начале XX в. отставало от главного промышленного конкурента в Европе — Германии.

Повышение образовательного уровня и технический прогресс в типографском деле способствовали появлению дешевой прессы, призванной удовлетворить возросший интерес широких слоев насе­ления к общественно-политической информации и ставшей эффек­тивным инструментом манипулирования общественным сознанием. В Великобритании раньше, чем в других странах, возникла массовая пресса. В 1890-е годы тираж газеты «Ллойдс уикли», одной из первых в Европе, достиг 1 млн экземпляров, а к началу XX в. почти столько же читателей имела другая газета — «Дэйли мэйл», основанная в 1896 г. В канун войны ее тираж составил 7 млн экземпляров. На страницах подобного рода изданий печаталось мало аналитических статей, значительное внимание уделялось развлекательным матери­алам, скандалам и историям из жизни светского общества.

В конце XIX — начале XX в. зародилась так называемая массовая культура. Все больше британцев проявляли интерес к развлекатель­ной литературе, коммерческому кинематографу, легкой музыке (в это время стали распространяться записи на граммофонных плас­тинках). В 1895 г. англичанин У. Пол почти одновременно с братьями Люмьер сконструировал киносъемочный аппарат и в 1897 г. выпустил игровой фильм «Ухаживание солдата», а через год открыл в Лондоне первую в стране киностудию. В начале XX в. многие британские игровые фильмы, снимавшиеся Дж. Уильямсом, Дж. Смитом, Э. Коллинзом, имели развлекательные комедийные сюжеты. Перво­начально большинство кинокартин в Великобритании демонстриро­вались в мюзик-холлах, которые являлись традиционными местами развлечения простых англичан. Эти заведения являли собой симбиоз кабака и театра, где можно было поесть и посмотреть непритязатель­ные эстрадные, цирковые, музыкальные номера. (В одном из мюзик- холлов в 1907—1912 гг. начал свою артистическую карьеру впослед­ствии знаменитый актер и режиссер Чарли Чаплин.)

В 1906 г. в Лондоне открылся первый, специально оборудован­ный кинотеатр, а через несколько лет в канун мировой войны в стра­не насчитывались уже сотни кинотеатров. В это время помимо игро­вого получило развитие и документальное кино. В самом начале XX в. британская киноиндустрия занимала одно из первых мест в мире, однако после 1908 г. она стала терять свои позиции, не вы­держивая конкуренции с зарубежными лентами, заполонившими британский кинорынок. Массовая культура оказала немалое влияние и на литературу. Одним из наиболее популярных литературных жан­ров на рубеже Х1Х—ХХ вв. стал детектив. В это время широкую из­вестность приобрели произведения писателя Артура Конан Дойла (1859—1930), главным героем которых являлся сыщик-любитель Шерлок Холмс.

Одновременно с этим в английской литературе заметное раз­витие получил критический реализм. Наиболее яркими примерами этого течения были пьесы Бернарда Шоу (1856—1950) «Дом, где раз­биваются сердца», «Назад к Мафусаилу», романы Джона Голсуорси «Остров фарисеев» (1904 г.), «Собственник» (1906 г.), трилогия «Сага о Форсайтах» (1918—1922) и «Современная комедия», произведения У. Сомерсета Моэма (1874—1965) «Бремя страстей человеческих», «Луна и грош», «Театр». На рубеже веков внимание читающей пуб­лики привлекло творчество Оскара Уайльда (1854—1900), который во многих пьесах критически изображал нравы аристократии и буржу­азии Британии («Веер леди Уиндермир», «Женщина, не стоящая вни­мания», «Как важно быть серьезным», «Идеальный муж»).

Большой популярностью у английских читателей пользовались фантастические романы Герберта Джорджа Уэллса (1866—1946) «Че­ловек-невидимка», «Война миров», «Когда спящий проснется», «Первые люди на Луне» и др. Уэллс стал одним из основоположников научной фантастики XX в. Другим широко известным английским писателем являлся Джордж Редьярд Киплинг (1865—1936). В 1907 г. он получил Нобелевскую премию по литературе, особую известность ему принесли рассказы для детей — «Книга джунглей» и «Вторая книга джунглей».

В первые годы XX столетия спортивные зрелища все больше вы­зывали интерес широкой публики. Внимание британцев к спорту не был случайностью — Великобритания являлась родиной многих ви­дов спортивных состязаний. Особой популярностью пользовались футбол, бокс, хоккей на траве, теннис, гольф, крикет и некоторые другие виды спорта. В 1906 г. физкультура вошла в программу обуче­ния в британских школах, а в 1908 г. отставной кавалерийский офи­цер Р. Баден-Пауэлл основал движение бойскаутов, а через два года — герл-гайдов, ставшее впоследствии скаутской организацией для девочек.

С момента возрождения Олимпийских игр бароном Пьером де Кубертеном в 1896 г. британцы неизменно принимали участие во всех олимпийских соревнованиях. IV Олимпийские игры проводились в Лондоне с 27 апреля по 31 октября 1908 г. Среди 22 стран, направивших своих представителей на игры, Великобритания имела наиболее многочисленную олимпийскую команду. На этих Олим­пийских играх спортсмены Соединенного Королевства завоевали больше всех медалей (в том числе золотых), заняв первое место в не­официальном командном зачете[23].

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 1.2. Общественно-политическая жизнь:

  1. § 1. Политическая жизнь как изменяющийся объект познания
  2. 1. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ
  3. 3. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЭТРУСКОВ
  4. 4.6.3. Общественно-политическое движение в России в 30-50-е годы XIX века
  5. XIX век: политическое развитие России и общественно-политическиедвижения
  6. § 2. Проблемы войны и мира в современной общественно-политической мысли
  7. Лекция 22 ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ КАК ФАКТОР ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
  8. Ж.Ж. РУССООб общественном договоре,или принципы политического права
  9. Глава VXIX век: политическое развитие России и общественно-политическиедвижения
  10. Глава 11ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  11. Глава XXV ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РОССИИ В 20 - 50-е ГОДЫ XIX в.