4.1. Лейбористский кабинет министров и мировой экономический кризис

Выборы 1929 г. В 1929 г. истекал пятилетний срок пребы­вания консерваторов у власти, и на 30 мая этого года С. Болдуин на­значил проведение всеобщих выборов. Они стали первыми после избирательной реформы 1928 г., по результатам которой, как отме­чалось ранее, все жители страны старше 21 года получили право участвовать в выборах. Британский электорат увеличился к 1929 г. более чем на 7 млн и достиг 28,8 млн человек, из них более 15 млн были женщины. Предвыборная кампания 1929 г. характеризовалась двумя особенностями. Первая — трехстороннее соперничество: ак­тивную борьбу за места в Палате общин вели фактически на равных Консервативная, Лейбористская и Либеральная партии, каждая из них выставила более полутысячи кандидатов. Вторая особенность — одним из главных вопросов в предвыборной борьбе являлась безра­ботица и пути ее преодоления.

Положение партии тори накануне выборов в значительной мере определялось тем фактом, что правительство С. Болдуина, руково­дившее страной более четырех лет, не смогло решить многие пробле­мы, стоявшие перед страной, и, в первую очередь, это относилось к занятости. В период с 1924 по 1929 г. число потерявших работу британцев почти постоянно увеличивалось, достигнув в год выборов 1,25 млн человек. Кроме того, темпы промышленного роста страны были крайне медленными. Только в 1929 г. общий объем производ­ства страны достиг уровня 1913 г. Рост безработицы, а также позиция кабинета Болдуина во время всеобщей стачки 1926 г. и принятие в 1927 г. антипрофсоюзного закона — все это уменьшило число сто­ронников консерваторов среди избирателей. Со второй половины 1920-х годов на многих дополнительных выборах кандидаты от партии тори терпели поражение. Тем не менее, Болдуин и его сторонники возлагали немало надежд на то, что инициированная ими избиратель­ная реформа позволит их партии заручиться поддержкой значитель­ной части британцев, в том числе впервые участвовавших в голосова­нии женщин моложе 30 лет.

Лейбористы, находясь в оппозиции и выступая в роли главных оппонентов консерваторов, к концу 1920-х годов заметно укрепили свое положение на политической арене. В канун выборов руководи­тели ЛПВ большое внимание уделили проблеме занятости населе­ния. 28 апреля 1929 г. Р. Макдональд, открывая предвыборную кам­панию, выступил на митинге в лондонском Альберт-холле с речью, в которой подчеркнул, что ЛПВ всегда отстаивала интересы потеряв­ших работу граждан страны. Поэтому приоритетной задачей для лей­бористов в случае прихода к власти будет сокращение числа безработ­ных. В предвыборном манифесте, опубликованном в начале мая 1929 г., руководители ЛПВ писали о готовности приложить все усилия, чтобы быстро решить проблему безработицы, для чего они намерева­лись расширить жилищное строительство, реконструировать старые и проложить новые дороги, продолжить работу по электрификации страны и т.д. В ходе предвыборной кампании лейбористы обещали также добиваться сокращения продолжительности рабочего дня для шахтеров, сделать доступным среднее образование для всех детей, вос­становить дипломатические отношения с СССР и др. Накануне вы­боров Лейбористскую партию активно поддержал Британский конг­ресс тред-юнионов. Его лидеры выпустили в середине мая манифест, в котором возложили ответственность за майский кризис 1926 г. на Консервативную партию, обвинили ее в посягательстве на права тред- юнионов и призвали избирателей не доверять либералам.

Либеральная партия, которую с 1926 г. возглавлял Д. Ллойд Джордж, основное внимание в предвыборной агитации уделила про­ектам расширения занятости, для чего предлагалось привлечь круп­ные государственные средства и организовать общественные работы. Некоторые предложения либералов и лейбористов были схожи меж­ду собой.

По результатам выборов 1929 г. лейбористы завоевали 288 мест (из 615) и впервые в истории стали самой крупной партией в Парла­менте. Консерваторы провели в Палату общин только 260 своих представителей, что было на 159 меньше, чем в ходе предыдущих выборов. Либералам пришлось удовлетвориться 59 мандатами пар­ламентариев, после 1929 г. они уже никогда не претендовали на то, чтобы играть определяющую роль на политической арене Велико­британии. Лейбористы еще более упрочили свое положение второй ведущей партии в стране[60].

Острые противоречия между консерваторами и либералами по проблеме протекционизма и свободы торговли не позволили им со­здать коалиционный кабинет министров. Право возглавить испол­нительную власть было предоставлено лидеру ЛПВ — Р. Макдональ- ду. Это решение не вызвало, как в конце 1923 г., больших сомнений и споров среди политической элиты страны: лейбористы после пер­вого испытания властью в 1924 г. зарекомендовали себя умеренными и предсказуемыми политиками. 7 июня 1929 г. Макдональд сформи­ровал второе лейбористское правительство, которое просуществова­ло немногим более двух лет, до конца августа 1931 г. В его состав вошли в основном правые деятели партии. Премьер-министром, как и в 1924 г., стал Р. Макдональд, министром финансов был назначен Ф. Сноуден, министерство иностранных дел возглавил А. Гендерсон. Впервые в политической истории Великобритании членом прави­тельства стала женщина — М. Бондфилд заняла пост министра труда. В связи с тем что лейбористы не обладали большинством в нижней палате Парламента, им приходилось строить свою политику исходя из расчета, что действия кабинета министров поддержит хотя бы часть парламентариев от других партий.

Внешняя политика лейбористов. Ослабление в 1920-е годы эконо­мических позиций Великобритании заставило кабинет Макдональда искать компромиссных решений с ведущими странами мира по во­просу развития военно-морских вооружений — в то время одних из самых дорогостоящих. Великобритания, не имея достаточно сил и средств, чтобы соперничать в строительстве новых военных кораб­лей с США, наиболее развитой промышленной страной мира, вы­ступила с инициативой ограничения морских вооружений.

С этой целью с 21 января по 22 апреля 1930 г. в Лондоне была проведена международная конференция, в работе которой приняли участие представители Великобритании, США, Японии, Франции и Италии. По ее результатам дипломаты Великобритании, США и Японии пришли к соглашению установить предельный тоннаж по тем типам кораблей, число и водоизмещение которых не регламен­тировалось Вашингтонской конференцией 1922 г. Тогда Британии пришлось принять принцип паритетности с США по линейным ко­раблям; на остальные, менее крупные надводные, а также подводные суда ограничения не распространялись. В 1930 г. именно они стали предметом рассмотрения. В ходе Лондонской морской конференции Великобритания, США и Япония обязались придерживаться следу­ющего соотношения по крейсерам, эсминцам и подводным лодкам: 5 : 5 : 3. Таким образом, Соединенное Королевство было вынуждено согласиться на равенство с США по основным компонентам военно- морских вооружений и окончательно признало, что Великобритания более не является сильнейшей военно-морской державой. Для страны, многие десятилетия господствовавшей на океанских просторах и имевшей обширные заморские владения, решения Лондонской конференции стали неутешительным и красноречивым свидетель­ством того, что она уступает позиции не только в области экономики и финансов, но и в других жизненно важных сферах своему более сильному сопернику по другую сторону Атлантики.

Немало внимания второе лейбористское правительство уделяло взаимоотношениям с СССР. После разрыва консерваторами в 1927 г. дипломатических связей с СССР торговля между странами заметно уменьшилась, что задевало интересы представителей английского тор­гово-промышленного капитала. В течение четырех месяцев после формирования лейбористского кабинета министров британские влас­ти вели переговоры с СССР, пытаясь увязать возвращение британско­го посла в Москву с предварительным разрешением многих спорных вопросов, среди которых была и проблема выплаты долгов царского и Временного правительства. Позиция Лондона, по сути, заключалась в том, что ряд уступок со стороны СССР должен был стать своего рода «платой за признание». Однако в Москве отвергли подобный подход, и после долгих дискуссий лейбористское правительство 3 октября 1929 г. восстановило без каких-либо предварительных условий офи­циальные дипломатические отношения с Советским Союзом. 5 нояб­ря 1929 г. Палата общин одобрила это решение, а в апреле 1930 г. было подписано временное англо-советское торговое соглашение. Расши­рение торгово-экономических контактов Великобритании с СССР имело немалое значение для британской стороны, особенно учитывая тот факт, что в начале 1930-х годов Соединенное Королевство столк­нулось с серьезными экономическими проблемами.

Имперская политика. В колониальной политике правительство Макдональда продолжало линию консервативного кабинета. Наибо­лее ярко это проявилось в Индии. Здесь лейбористы столкнулись с массовыми выступлениями местного населения против британских властей. В марте 1930 г. М. Ганди — один из лидеров Индийского национального конгресса (объединения, боровшегося за полную не­зависимость страны) — организовал кампанию гражданского непови­новения. Ее участники выдвинули требования снизить поземельный налог, уменьшить военные расходы, ограничить ввоз иностранных тканей и др. Весной 1930 г. в Индии проводились антибританские демонстрации и митинги, в марте—апреле Ганди и его последователи демонстративно нарушали закон о соляной государственной монопо­лии; индийцы также отказывались приобретать иностранные ткани. Колониальные власти в мае 1930 г. арестовали Ганди, а к концу этого года за решетку попали около 60 тыс. индийцев.

Вместе с тем в Лондоне осознавали, что, опираясь только на реп­рессии, уже невозможно сохранить свои позиции в Индии. С 1927 г. специальная королевская комиссия под руководством Дж. Саймона занималась выработкой будущего конституционного устройства страны. По результатам ее работы в июне 1930 г. был издан доклад, в котором предлагалось несколько расширить состав избирателей, упрочить положение представителей княжеств в высших органах власти. Несмотря на эти изменения, вице-король продолжал играть определяющую роль в жизни страны. Подобный проект не мог удов­летворить индийцев, боровшихся за свою независимость, и в начале 1932 г. руководители Индийского национального конгресса начали новую кампанию гражданского неповиновения.

Консерваторы и либералы в начале 1930-х годов. Поражение тори в 1929 г. привело к нарастанию внутрипартийного кризиса у консер­ваторов, который продлился до лета 1931 г. В 1930—1931 гг. Болдуин подвергся обвинениям со стороны многих ведущих представителей его партии за недостаточное противодействие лейбористскому пра­вительству и слишком «либеральную» политику в отношении Индии. Вице-король Индии лорд Ирвин с одобрения премьер-министра Р. Макдональда и лидера оппозиции С. Болдуина 31 октября 1929 г. заявил о том, что Индии следует предоставить статус доминиона. Часть консерваторов отрицательно отнеслась к подобным планам, и самым непримиримым критиком изменения статуса Индии являл­ся У. Черчилль, который утверждал, что было бы преступлением поз­волить этой колонии стать доминионом. Положение для Болдуина осложнилось и тем, что владельцы нескольких общенациональных изданий лорды Бивербрук и Ротермир создали в 1930 г. Объединен­ную имперскую партию. Представители этого недолго просущество­вавшего политического объединения с правых позиций критиковали руководство консерваторов, выступали за сохранение и укрепление империи и безуспешно пытались добиться смещения С. Болдуина с поста лидера партии тори.

В парламентской фракции либералов с образованием правитель­ства Макдональда произошло размежевание по вопросу о том, следу­ет ли поддерживать этот кабинет министров. Часть парламентариев, и среди них Ллойд Джордж, высказывались за сохранение лейборис­тов у власти; другие либералы (в том числе видный деятель партии Дж. Саймон) полагали, что оказывать помощь Макдональду не сле­дует. Саймон открыто заявлял, что при первом удобном случае готов совместно с консерваторами выразить недоверие лейбористскому правительству. Помимо этого, некоторые либералы в начале 1931 г. обвинили руководство ЛПВ в проведении неэффективной политики для решения экономических проблем. Внутренние противоречия в Либеральной партии достигли такой остроты, что группа парла­ментариев, состоявшая главным образом из бывших сторонников Асквита[61], пыталась отстранить Ллойд Джорджа с поста руководите­ля партии.

Таким образом, сложная социально-экономическая ситуация в стране и неустойчивое положение лейбористского правительства (которое не опиралось на парламентское большинство) дополнялись в начале 1930-х годов и серьезными противоречиями в двух оппози­ционных партиях.

Экономическая ситуация. В октябре 1929 г., после краха на аме­риканском фондовом рынке, разразился величайший в истории ка­питалистического общества экономический кризис, который затронул все сферы мирового хозяйства, оказал разрушительное влияние на национальные экономики и на международные торгово-финансовые связи.

Кризис охватил государства Европы не одновременно и протекал по-разному. В Великобритании он начался в первом квартале 1930 г. С этого времени в стране возникли проблемы в реализации товаров и получении кредитов, стало сокращаться производство, уменьшил­ся приток иностранных инвестиций, вскоре стали закрываться про­мышленные предприятия. Экономика Соединенного Королевства в 1920-е годы развивалась замедленными темпами, и для нее (в от­личие от других ведущих западных государств) не был характерен подъем производства, поэтому кризис в Великобритании не достиг той остроты, как в США, Германии и Франции. Тем не менее, он значительно повлиял на все области экономики и финансовую сфе­ру страны. Низшей точки кризис достиг в Великобритании в третьем квартале 1932 г., тогда объем промышленного производства сокра­тился на 23% (в то время как в США — более чем на 46; в Германии — 40,1; во Франции — 26,2%).

В наибольшей степени пострадали старые промышленные отрас­ли. Добыча угля с 1929 по 1933 г. сократилась на х/5, добыча железной руды — почти наполовину, выплавка стали — на 46% , чугуна — на 53%. Существенно уменьшился выпуск хлопчатобумажных и шер­стяных тканей. В текстильной промышленности, переживавшей после мировой войны упадок, постоянно снижался выпуск продук­ции, и кризис придал дополнительный импульс этой тенденции: в 1933 г. на британских текстильных фабриках было переработано в два раза меньше хлопка, чем в 1913 г. Предприятия строительной индустрии работали с недогрузкой. С начала 1930-х годов наблюда­лось сокращение объемов капитального и жилищного строительства. Но самый ощутимый урон был нанесен британскому судостроению: за период с 1929 по 1933 г. тоннаж спускаемых на воду судов в стране уменьшился в 11 раз. Новые отрасли также пострадали от кризиса: выработка электроэнергии снизилась на 2,3%, выпуск автомоби­лей — на 5,4%, объем продукции машиностроения — на 0,25%, хи­мической индустрии — на 20% . Уменьшение товарообмена в стране привело к снижению количества железнодорожных перевозок и со­кращению торгового судоходства. Общий спад хозяйственной актив­ности в Британии к 1933 г. составил 18%*; за годы кризиса разорилось более 20 тыс. британских предприятий. Большую роль в экономи­ческой жизни Великобритании (как ни в одной другой стране мира) играла внешняя торговля, но и в этой сфере положение Соединен­ного Королевства заметно ухудшилось. Ограничение спроса и обос­трение конкуренции на внешних рынках привели к тому, что бри­танские хлопчатобумажные и шерстяные предприятия почти напо­ловину свернули поставки за рубеж. В целом британский экспорт сократился почти на треть, импорт — на 11%, торговый баланс имел постоянный дефицит.

В конце весны и летом 1931 г. начался мировой финансовый кризис, который затронул и Соединенное Королевство. Уменьшились дохо­ды Великобритании от международных финансовых операций: в 1931 г. впервые за новейшую историю платежный баланс страны оказался сведен с пассивом в 110 млн ф. ст. Зарубежные вкладчи­ки, исчерпав собственные средства для борьбы с кризисом, начали в невиданном ранее масштабе изымать из английских банков кратко­срочные вклады, что получило название «бегство от фунта». По дан­ным английского исследователя Д. Вилльямса, с июня 1930 по декабрь 1931 г. со счетов лондонских банков было снято немногим менее по­ловины краткосрочных иностранных вложений (349 млн ф. ст.). Кро­ме того, с марта по июнь 1931 г. из Великобритании было вывезено золота на сумму 125 млн ф. ст. Франция, Бельгия, Швейцария, Гол­ландия стали изымать золотые запасы из английских банков. Все это поставило под угрозу всю финансовую систему страны. Доверие к проводимой правительством финансово-экономической политике было еще более подорвано после публикации государственной ко­миссией Мэя в начале августа 1931 г. неутешительных прогнозов фи­нансового положения Великобритании.

Экономический кризис стал серьезным испытанием для милли­онов простых граждан Великобритании, особенно вследствие неви­данного роста безработицы, вызванного свертыванием производства. Если в ноябре 1929 г. только по официальным данным не имели ра­боты 1,25 млн застрахованных британцев, то в начале 1933 г. — их было уже 3 млн, или 25,2% всех плативших профсоюзные взносы. Подобные показатели не учитывали незастрахованных лиц, сельско­хозяйственных рабочих, прислугу, учителей, государственных слу­жащих и др. По данным ряда исследователей, реальное число лишив­шихся работы к 1933 г. составило более 4 млн человек, а общее число британцев, живших на пособия (безработные и члены их семей), до­стигло 7 млн человек, т.е. приблизительно каждый шестой житель страны мог или рассчитывать на поддержку страховых фондов, или вообще не имел средств к существованию[62].

Безработица не одинаково затронула разные сферы индустрии и районы Соединенного Королевства. Больше других от нее страда­ли британцы, занятые в судостроении, угледобывающей и металлур­гической отраслях. В годы кризиса в стране появились целые райо­ны, получившие название «депрессивных», где число потерявших работу было значительно выше, чем в среднем по Великобритании. К подобным районам относились Южный Уэльс (угольная промыш­ленность), Ланкашир (текстильное производство), Клайд — район на юге Шотландии (судостроение) и некоторые другие.

Высокий уровень безработицы привел к резкому снижению жиз­ненного уровня многих британцев. В начале 1931 г. заработная плата уменьшилась у рабочих машиностроительных предприятий, в сель­ском хозяйстве, красильщиков, докеров и др. Всего в 1931 г. сокра­щение оплаты труда затронуло более 3 млн человек, в 1932 г. — еще около 2 млн.

С 1929 по 1933 г. число забастовок в Великобритании заметно уменьшилось, а число стачечников за этот период упало более чем в четыре раза. Однако это не означало, что британцы полностью сми­рились со своим положением. Акции протеста в годы кризиса порой принимали нестандартные формы. В 1930 г. заметный резонанс в об­ществе получил голодный поход, организованный Национальным движением безработных — объединением, созданным представите­лями компартии в 1921 г. Сотни потерявших работу британцев из Эдинбурга, Дарема, Плимута и других индустриальных центров пешком прибыли в начале мая 1930 г. в столицу для того, чтобы пот­ребовать у правительства решения проблемы безработицы и улучше­ния положения трудящихся, оказавшихся за воротами предприятий. Макдональд отказался встретиться с представителями голодного похода; его участники провели в столице десятки митингов и де­монстраций, пытаясь привлечь внимание общественности к своим проблемам. Позднее, в 1932 и 1934 гг., были организованы еще два марша безработных, последний из них проходил под лозунгом «Мы отказываемся умирать молча. Мы хотим работать».

Лейбористское правительство стремилось решить проблему за­нятости путем более активного государственного вмешательства в экономику и социальную сферу. Для координации действий госу­дарственных органов, направленных на увеличение занятости, был образован специальный комитет по борьбе с безработицей во главе с известным профсоюзным деятелем правого толка Дж. Томасом, которому помогали О. Мосли, Дж. Лэнсбери, Т. Джонстон. Лейбо­ристы организовывали общественные работы, переселяли безработ­ных из «депрессивных районов» в более благополучные с экономи­ческой точки зрения области страны, однако это не принесло ощу­тимых результатов.

Несмотря на принятые меры, кабинету Макдональда не удава­лось решить проблему занятости, и число безработных в стране пос­тоянно росло. Вместе с тем руководство страны несколько расшири­ло систему страхования по безработице. В соответствии с законом, вступившим в силу в марте 1930 г., увеличивалось число лиц, которые имели право претендовать на получение пособия; повышались де­нежные выплаты безработным в возрасте 17—19 лет. Лишившийся работы уже не должен был, как ранее, доказывать, что он «добросо­вестно ищет работу». Закон 1927 г. «О промышленных конфликтах и тред-юнионах» остался при лейбористах в силе; не был восстанов­лен и 7-часовой рабочий день для шахтеров. Однако в июле 1930 г. парламент одобрил Закон об угольных шахтах, по которому рабочий день горняков уменьшался до 7,5 ч.

В марте 1931 г. лейбористы сформировали специальную государ­ственную комиссию под руководством банкира Джорджа Мэя для исследования положения в сфере финансов и выработки программы действий по оздоровлению экономики. 1 августа 1931 г. комиссия опубликовала отчет, в котором говорилось о необходимости сокра­щения расходов в новом бюджете (1932—1933) на 120 млн ф. ст. Для этого планировалось увеличить прямые и косвенные налоги и резко сократить государственные затраты на пособия безработным и зара­ботную плату государственным служащим, на здравоохранение и об­щественные работы. Больше всего (на 20%) планировалось урезать пособия для безработных.

В начале августа 1931 г. в обстановке ухудшения экономического положения Британии и увеличения оттока капиталов из страны пе­ред правительством со всей остротой встал вопрос о получении зай­ма у США и Франции. Добившись в начале августа кредита в разме­ре 50 млн ф. ст., кабинет Макдональда уже вскоре после этого был вынужден вновь просить США и Францию об оказании финансовой помощи. Федеральный резервный банк в Нью-Йорке поставил условие выделения нового займа — выполнение британским прави­тельством рекомендаций комиссии Мэя. Макдональд и Сноуден согласились сократить на 10% пособия безработным, что было рас­ценено в США как гарантия оздоровления финансовой системы Британии. Однако 20 августа руководители тред-юнионов высказа­лись против большей части предложений правительства Макдональ- да по экономии средств. На заседании кабинета министров, состо­явшемся 23 августа 1931 г., 9 министров из 20 отказались поддержать предложение снизить пособия по безработице на 10%. Среди про­тивников политики экономии были известные и влиятельные члены кабинета — А. Гендерсон (руководитель Форин офис), Дж. Клайнс (министр внутренних дел), У. Грэхам (министр торговли) и др. После этого Макдональд подал прошение об отставке.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 4.1. Лейбористский кабинет министров и мировой экономический кризис:

  1. Кабинет министров
  2. ВОКРУГ ИЮЛЬСКОГО КРИЗИСА 1917 г.(МАТЕРИАЛЫ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИНИСТРА-ПРЕДСЕДАТЕЛЯ И МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА КНЯЗЯ Г. Е. ЛЬВОВА)
  3. Мировой порядок в годы экономического кризиса. Наступление фашизма.
  4. "МИРОВОЙ КРИЗИС"
  5. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  6. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  7. 5.5.4. Общемировой кризис 1929-1933 гг. Пути выхода из него разных стран. Наступление фашизма и усиление угрозы мировой войны
  8. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ГРЕЦИИ В НАЧАЛЕ IV в.
  9. Мировая экономическая система
  10. Глава 16. Крупнейшие экономические кризисы. Феномен государственно-монополистической экономики
  11. 5.6.2. Экономический и политический кризисы 1920-1921 гг. в Советской России. Переход от политики «военного коммунизма» к НЭПу. Сущность НЭПа