7.5. Консерваторы и деколонизация

Общая тенденция колониальной политики. По иронии судьбы острый период деколонизации пришелся на годы правления консерваторов. Долгое время они считали империю своим творени­ем и важным элементом идеологии. В связи с этим отступление из колоний происходило медленно и встречало сопротивление некото­рых влиятельных членов партии, которые создавали в Палате общин противодействующие группы («группы давления»).

С 1951 по 1964 г. Лондон еще пытался сохранить империю или часть имперских владений, используя разногласия в освободитель­ном движении, методы из арсенала «политики колониального раз­вития», а порой и прибегая к оружию. При реализации своих планов консерваторы не сталкивались с серьезным противодействием лей­бористской оппозиции, которая ограничивалась парламентскими протестами, а в практической политике чаще всего следовала за пра­вящей партией.

Антиколониальная борьба. Самым болезненным для метрополии оказались продолжавшаяся война в Малайе, восстание, вспыхнувшее в переселенческой колонии Кении, известное под названием «May May», и события на Кипре.

Для «умиротворения» Малайи консерваторы прибегли к бомбар­дировке малайских деревень. И лишь в 1953 г. военные меры в боль­шей степени стали подкрепляться политическими и социально-эко­номическими методами. Как и в любой другой колонии, метрополия пыталась найти здесь союзников в национально-освободительном движении. В связи с этим проводилась дифференцированная полити­ка в отношении различных национальных групп населения. Велись отдельные переговоры с Объединенной малайской национальной ор­ганизацией и Ассоциацией малайских китайцев об изменениях в кон­ституции. Одновременно местной администрации были предоставле­ны крупные безвозмездные дотации для сохранения экономической стабильности. В 1957 г. колония получила независимость.

Восстание «May May» началось в 1952 г. и было направлено про­тив политики обезземеливания и расовой дискриминации, проводи­мой белым меньшинством колонии по отношении к африканцам. Лондону удалось сломить сопротивление повстанцев лишь в 1956 г. В том же году по новой конституции, выработанной в Великобрита­нии, коренное население Кении получило право избирать ограни­ченное представительство в законодательный совет, контролируемый «белой» общиной. Существенных изменений в земельной политике не произошло.

Кипр относился к категории тех колоний-баз, где консерваторы, как уже отмечалось, отступать не собирались. Вместе с тем на Кипре в связи с противоречиями между греческим и турецким населением сложилась напряженная ситуация, что снижало стратегическую цен­ность острова. Но, несмотря на это, отступление в кипрском вопро­се пока не планировалось.

Центральноафриканская Федерация. Структурные изменения были произведены в африканских владениях. В 1953 г. здесь была образована Центральноафриканская Федерация, куда вошли Север­ная и Южная Родезии, а также Ньясаленд (современная Малави). Создание этого объединения стало одним из ключевых моментов колониальной политики консерваторов на протяжении 1950-х годов. Сердцевиной Федерации должна была явиться Южная Родезия. Теоретики имперской стратегии рассчитывали, что 100 тыс. прожи­вающих там европейских переселенцев обеспечат свою политиче­скую гегемонию в Южной Родезии и на территории соседних коло­ний и сумеют исключить в ближайшем будущем возможность воз­никновения в этом регионе независимых государств.

Идеологической основой Федерации стала доктрина расового партнерства. Отношения между расовыми группами должны были строиться по типу коммерческой сделки: европейцы предоставляют капитал, знания, руководство, а туземцы — свой труд. Привилеги­рованное положение европейцем сохранялось как якобы необходи­мая компенсация за содействие развитию коренного населения.

Существование этого искусственно созданного объединения за­ранее было обречено на неудачу. Африканское население Федерации, особенно аборигены Северной Родезии и Ньясаленда, где «белые» общины были не столь многочисленны, не могло не испытывать влияния соседних колоний, успешно продвигавшихся к независи­мости.

Ближний Восток. Важной вехой деколонизации явился провал политики Великобритании на Ближнем Востоке. Все началось с на­ционализации «Всеобщей кампании Суэцкого канала», произведен­ной президентом Египта Г. Насером 26 июля 1956 г. 41% акций компа­нии принадлежал британскому правительству, 52% — французскому. Около 40% всей добываемой на Среднем Востоке нефти поставлялось в Британию через канал.

На акт национализации правительство Идена отреагировало не­медленно. Министерство финансов заморозило все стерлинговые активы Египта. Средства массовой информации стали готовить бри­танское общество к военному нападению на эту страну. Уже 28 июля газета «Таймс» опубликовала статью с примечательным заголовком «Время решать». В ней говорилось: «Захват канала является актом международного разбоя. Если Насеру будет позволено безнаказанно захватывать западную собственность, то другие страны, несомненно, последуют его примеру. От нефти, добываемой на Среднем Востоке, во многом зависит уровень жизни английского населения. В насто­ящее время нефтеносные территории находятся преимущественно под властью дружественных нам правительств. Но арабская полити­ка подобна сыпучим пескам пустыни, и, если экстремисты какой- либо страны убедятся, что Египту удалась его акция, то они потре­буют подобных же действий от своих властей».

В этот же день Иден известил американского президента Д. Эй­зенхауэра о том, что его кабинет не может согласиться с установлени­ем египетского контроля над Суэцким каналом. Помимо экономи­ческого нажима он не исключил применения силы в качестве последнего средства. Накануне выборов американский президент не был заинтересован в вовлечении страны в вооруженный конфликт, и позитивной реакции со стороны Вашингтона не последовало. Тем не менее в Лондоне было принято решение о проведении военной операции.

Первоначально за применение решительных мер к Египту высказались и некоторые лейбористы. Их лидер Хью Гейтскелл, вы­ступая в Палате общин 27 июля и 2 августа 1956 г., охарактеризовал национализацию Суэцкого канала как своевольный шаг, против ко­торого он допускал и использование вооруженной силы. Но уже в се­редине августа, после того как в поддержку Египта высказались пра­вительства Советского Союза, многих афро-азиатских государств, включая членов Содружества, «теневой кабинет» лейбористов изме­нил позицию. Проведение военных операций было признано неоп­равданным. Лейбористская оппозиция впервые за послевоенный период отказалась поддержать военную акцию консерваторов. Традиционный двухпартийный подход во внешней политике был нарушен.

Международная обстановка была сложной. Французское прави­тельство Ги Молле почти открыто готовило вооруженную интервен­цию против Египта, которая сопровождалась дипломатическим на­жимом на президента Насера. Администрация США, действуя в сво­их интересах, выдвинула план интернационализации Суэцкого канала. Он предусматривал создание ассоциации пользователей этой водной артерией, в которой приняли бы участие США, Англия и Франция. План был одобрен 18 странами, но Египет отверг его.

Сложившейся ситуацией воспользовались правящие круги Из­раиля, которые сознавали, что одним из основных положений про­граммы лидеров многих арабских стран является ликвидация их го­сударства. Израильское правительство предложило свое участие в намечавшейся англо-французской агрессии. 24 октября 1956 г. ми­нистры иностранных дел Великобритании и Франции, а также пре­мьер-министр Израиля Д. Бен-Гурион подписали секретный прото­кол о совместных действиях против Египта.

В ночь с 29 по 30 октября 1956 г. армия Израиля в соответствии с заранее разработанным планом перешла границу Египта. Вслед за этим Британия и Франция в ультимативной форме потребовали от воюющих сторон прекратить огонь и отвести свои войска на десять миль от канала. Израиль, не отвергая ультиматума, продолжал на­ступление и вскоре захватил Синайский полуостров и сектор Газа. Египет проигнорировал требование союзных держав. Используя по­зицию Насера как повод, англо-французская авиация 31 октября начала бомбардировки территории Египта. Вслед за этим 5 ноября более тысячи английских и французских парашютистов высадились в районе Порт-Саида.

Под давлением мировой общественности еще 30 октября суэц­кий вопрос был поставлен на обсуждение Совета Безопасности ООН. В ходе его заседания Великобритания и Франция, применив вето, заблокировали советский и американский проекты резолюций, осуждающие их действия. 1 ноября открылась Чрезвычайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, которая большинством голосов при­няла резолюцию с требованием прекратить огонь в зоне канала и от­вести войска воюющих сторон. Несмотря на это, Великобритания и Франция продолжали военную операцию.

Решающую роль в прекращении войны сыграли ноты, направ­ленные Советским Союзом Великобритании, Франции и Израилю и содержащие ультиматум. В них говорилось, что в случае продол­жения англо-франко-израильской агрессии Египту будет оказана необходимая помощь, включая военную.

Оказавшись в изоляции в своей стране, в Содружестве и на меж­дународной арене, британское правительство 6 ноября 1956 г. заяви­ло о своем согласии выполнить решение Генеральной Ассамблеи ООН.

Его примеру последовал и кабинет Ги Молле. Тройственная агрессия Великобритании, Франции и Израиля закончилась прова­лом. В декабре 1956 г. Британия и Франция, а в марте 1957 г. Израиль вывели свои войска из Египта. По горячим следам газеты разных политических направлений оценивали суэцкую операцию как самое тяжелое поражение Британии за всю историю. Сетовали на то, что у страны не оказалось ни одного союзника в мире и что несколько месяцев она будет отрезана от источников снабжения нефтью. На всем Ближнем Востоке британское влияние резко упало. Сирия и Саудовская Аравия разорвали дипломатические отношения с Лон­доном.

Накануне Суэцкой войны, в ходе ее и после отвода британских войск из Египта в самой Консервативной партии выявились разно­гласия. 31 декабря в знак протеста против суэцкой политики каби­нета ушел в отставку заместитель министра иностранных дел Э. Нат- тинг. Его примеру последовали заместитель министра финансов Э. Бойл и помощник Идена по связям с прессой Б. Кларк. В Палате общин в ходе самого Суэцкого кризиса часть депутатов-консервато­ров осудила действия правительства. Группа заместителей министра иностранных дел и старших чиновников, не одобрявших военную операцию в Египте, имелась и в Форин Оффисе. Тем не менее, при обсуждении правительственного курса в Палате общин консерватив­ная фракция одобрила его, и лишь несколько человек воздержались. Никто не внес предложения о вотуме недоверия правительству.

Симптомы недовольства премьер-министром появились в конце 1956 г. 18 декабря состоялось заседание «Комитета 1922 г.», включав­шего парламентариев-«заднескамеечников». Его члены не осудили намерение применить силу против арабов, но сочли план проведения военной операции против Египта бездарным и неподготовленным. Авторитет Идена пошатнулся. К его серьезному просчету в ближне­восточной политике добавилась и болезнь. В январе 1957 г. глава ка­бинета добровольно ушел в отставку. Среди преемников Идена вы­делились двое — его заместитель Р. Батлер, получивший известность как реформатор партии в период ее оппозиции, и политик умерен­ных взглядов, министр финансов Г. Макмиллан. Благодаря поддер­жке «старой гвардии» тори в лице лорда Солсбери и Черчилля удача оказалась на стороне Макмиллана.

Провал агрессии против Египта сыграл роль отрезвляющего фак­тора. В результате отступления на Ближнем Востоке Содружество лишилось важного стратегического региона, в котором Великобри­тания долгое время занимала господствующее положение. Кроме того, Суэцкий кризис развеял иллюзию о том, что Британия и далее может играть значительную роль в международном масштабе. С «дипломатией канонерок» в имперских делах было покончено. Конституционные уступки, которые прежде считались второстепен­ными, предоставлялись в большем объеме, и внимание к проблемам независимости колонии возрастало.

«Ветер перемен». Новому премьер-министру Макмиллану при­шлось признать, что освободительное движение в империи — это сила, которую нужно постоянно учитывать. «Мы в Великобритании не в состоянии изменить этот процесс, но мы можем контролировать его сейчас и в дальнейшем», — заявил глава правительства в конце 1957 г. Деколонизация стала реальностью.

В практической политике консервативного кабинета во второй половине 50-х годов можно проследить три направления: отступле­ние с территорий, представляющих наименьшую ценность для Бри­тании, маневрирование и компромиссы с освободительным движе­нием в колониях стратегического назначения и попытки удержать прежние позиции в переселенческих колониях.

Политическое отступление началось с колонии, расположенной в Западной Африке. В марте 1957 г. первая западноафриканская ко­лония Золотой Берег получила независимость под новым названи­ем — Гана. Следующая самая крупная африканская колония — Ни­герия стала свободной в 1960 г.

В начале 1957 г. после многолетней борьбы с освободительным движением метрополия была вынуждена отступить в Малайе. Кон­сервативное правительство подписало соглашение о предоставлении самоуправления Малайской Федерации в рамках Содружества. (Остров Сингапур с расположенной на нем английской военной базой был отделен от Малайи и лишь в 1959 г. получил независи­мость и стал членом Содружества). Правительство пошло на комп­ромисс и в отношении колоний-баз. По соглашениям, подписан­ным в феврале 1959 г. между Великобританией, Грецией и Турцией в Цюрихе и Лондоне, Кипру была обещана независимость в следу­ющем году, но Британия сохраняла за собой полный суверенитет над двумя военными базами, расположенными на острове. В 1960 г. Кипр был провозглашен республикой, хотя его суверенитет и был ограничен.

Что же касается переселенческих колоний — Кении в Восточной Африке и особенно Центральноафриканской Федерации, то прави­тельство Макмиллана еще некоторое время придерживалось пре­жней политической линии. Между тем в Центральноафриканской Федерации во второй половине 1950-х годов подспудно шло два про­тиворечивых процесса — распад объединения и консолидация влас­ти в руках «белого меньшинства» (первоначально на базе Федерации, а затем Южной Родезии). При этом правительство Великобритании стремилось предотвратить развитие того и другого процесса, так как в обоих случаях влияние Лондона ослабевало.

В январе 1960 г. Макмиллан предпринял месячное турне по Аф­рике, в ходе которого посетил все находящиеся там британские вла­дения. 3 февраля 1960 г. в выступлении в столице ЮАС Кейптауне он подвел итоги своему путешествию. «Ветер перемен пронесся по кон­тиненту» — такова была основная идея речи оратора, предполагав­шая признание перемен, произошедших в сознании африканцев. Опаса­ясь влияния коммунистической идеологии на идейные установки лидеров национально-освободительных движений, Макмиллан дал рекомендации, обращенные к своей стране и к ЮАС. «Чрезвычайно важно, — говорил он, — чтобы национальное самосознание азиатов и африканцев развивалось в достаточно широком и надежном русле, иначе оно повернется к коммунизму». Еще раньше, выступая в сто­лице Южной Родезии Солсбери, премьер-министр заявил, что «в оставшихся зависимых территориях в Африке англичане отказыва­ются от идеи вечного неравенства между людьми разных рас, живу­щих в одном и том же государстве». Таким образом, и переселенческим колониям был открыт путь к установлению правительств африкан­ского большинства. По новой конституции 1960 г. коренные жители Кении впервые получили большее по сравнению с европейцами чис­ло мест в законодательной ассамблее. В целом из выступления пре­мьер-министра логически вытекало, что образование независимых государств народами английских колоний — вопрос ближайшего будущего.

Некоторые представители правого крыла Консервативной пар­тии не одобряли новых тенденций в имперской политике, и в связи с этим на протяжении 1950-х годов в партии на короткое время воз­никали группы давления — суэцкая, переселенческая и кипрская, — выступавшие за сохранение соответствующих территорий в прежнем статусе.

17 декабря 1963 г. под нажимом освободительных движений Северной Родезии и Ньясаленда Парламент одобрил роспуск Цент- ральноафриканской Федерации. Обе эти территории с малочислен­ными «белыми» общинами получили независимость. Провозглаше­ние односторонней декларации независимости «белым» меньшин­ством Южной Родезии, возглавляемым Я. Смитом, произошло уже при лейбористском правительстве в ноябре 1965 г. и явилось след­ствием распада Федерации.

Серия переговоров премьер-министра Г. Вильсона с Я. Смитом не дала результатов. Родезийский вопрос стоял на повестке дня по­литической жизни Англии около 20 лет, и решило его в пользу афри­канского большинства консервативное правительство М. Тэтчер, пришедшее к власти в 1979 г.

К середине 60-х годов империя фактически перестала существо­вать. Под непосредственным управлением Великобритании осталась только горстка раскиданных по всему миру территорий: Британский Гондурас, небольшие острова в Карибском бассейне, Фолкленды, Гибралтар, Гонконг, Аден, Фиджи и еще несколько форпостов.

Прежние колонии, как правило, становились членами Содруже­ства Наций, которое официально представляло собой «свободную ассоциацию суверенных независимых государств». Это новое по свое­му характеру объединение было связано с Британией общим истори­ческим прошлым и системой политических, экономических, военных и культурных отношений. Сам факт образования Содружества свиде­тельствовал о том, что в ходе деколонизации в большинстве случаев Лондону удалось избежать длительных кровавых войн с народами ко­лоний и в значительной степени сохранить их доверие.

Члены Содружества продолжали зависеть от бывшей метрополии в области получения кредитов, развития образования, науки, техни­ки, а также печати, радио, телевидения. Среди студентов английских университетов — немало представителей бывших колоний. Идеоло­гическое влияние Великобритании на страны Содружества сохраня­лось и благодаря тому, что население этих государств получало све­дения о мировых событиях чаще всего из газет, радио, телевидения, контролировавшихся британским капиталом. Прибыли от англий­ских инвестиций, вложенных в разработку природных богатств этих территорий, продолжали обогащать крупных и мелких акционеров британских монополий и пополнять казну Соединенного Королев­ства.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 7.5. Консерваторы и деколонизация:

  1. §3.7. Деколонизация
  2. КОНСЕРВАТОРЫ, ЛИБЕРАЛЫ И РАДИКАЛЫ ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX в.
  3. «Грекофилы» и консерваторы: начало эллинизации Рима
  4. ИНСТРУКЦИИ ДЛЯ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ РОЛЕЙ
  5. Консервативный национализм
  6. Вопрос 20 ТИПЫ ЛИДЕРОВ
  7. ПЕРВЫЕ ДНИ СВОБОДЫ В МОСКВЕ
  8. Смена парадигм.
  9. Великобритания.
  10. Двухпартийные системы