загрузка...

7.6. Диаспоры иммигрантов и начало ограничения иммиграции

Социально-культурные особенности переселенцев. Проблема расовых и этнических взаимоотношений и взаимодействия разных культур на территории империи, занимавшая политиков на протяже­нии колониального периода, с конца 1950-х — начала 1960-х годов приобрела актуальность и для внутренней жизни Соединенного Ко­ролевства. В первые послевоенные годы, после принятия в 1948 г. Закона о подданстве, большая часть британцев воспринимала прибы­тие выходцев из Латинской Америки, Азии и Африки как необхо­димость, обусловленную экономическими причинами и патерна­листскими обязанностями Великобритании перед бывшими колони­ями. В конце 1950-х годов в связи с увеличением численности иммигрантов до сотен тысяч, трудностями в их социально-культур­ной адаптации, а также ухудшением ситуации на рынке труда отно­шение британцев к правомерности акта 1948 г. стало меняться.

Подавляющую часть иммигрантов из Латинской Америки со­ставляли выходцы из стран Карибского бассейна (т.е. островов Вест-

Индии). Они прибыли в страну одними из первых. Для них адапта­ция к культуре и менталитету британцев прошла с наименьшими сложностями. Самыми существенными были расовые предубежде­ния части британцев в отношении людей, принадлежавших к негро­идной расе. Вместе с тем облегчающим обстоятельством для адапта­ции латиноамериканских иммигрантов послужило их христианское вероисповедание. Принадлежность к католической или англикан­ской церквам позволила им со временем стать членами соответству­ющих религиозных общин.

Выходцы с Индостанского полуострова со второй половины 1950-х годов составляли наиболее многочисленные иммигрантские диаспоры. По своей расовой принадлежности они считались темно­кожими южными европеоидами, но коренные британцы чаще всего называли их, как и негров, «цветными». По религиозным веровани­ям в своем большинстве эти иммигранты делились на сикхов, инду- истов и мусульман[93]. По происхождению и родственным отношениям сикхи и индуисты в основном связаны с Индией, мусульмане — с Пакистаном и отделившимся от него (в 1971 г.) государством Бан­гладеш. Но в период пребывания Индии в колониальной зависи­мости от Великобритании (до 1947 г.) до последующего разделения бывшей колонии на независимые государства все население было индийцами и расселялось по всей территории Индостана.

Общим для всех выходцев с Индостанского полуострова было то, что их социальную основу составляла большая (из нескольких поко­лений) семья. Внутрисемейные обязанности четко разделялись меж­ду мужчинами и женщинами. Мужчины отвечали за материальное обеспечение родственников, а старший из них считался главой се­мьи. Женщины вели домашнее хозяйство, ухаживали за детьми и на­ходились в подчиненном положении. Интересы семьи, обязанности перед ней, дальними родственниками, а также единоверцами цени­лись выше всего. Уважение к правам и свободам личности, а также к демократическим институтам, составляющим основу европейской цивилизации, не встречало взаимопонимания. Переселение в Бри­танию нанесло сильный удар по этим традициям, но тяготение к ним осталось. Сикхизм, ислам и индуизм ставились их приверженцами выше христианства, а верность избранной религии рассматривалась как важнейшее условие сохранения своего этноса и связей с прежней родиной.

В религии сикхов — сикхизме после того, как он в ХУ1—ХУП вв. отделился от индуизма, сохранились некоторые его черты. Но в осно­ве сикхизма — единобожие, отрицание идолопоклонства, кастовости, равенство верующих перед богом. Групповые моления проходили в храмах — гурдвари, довольно простых по интерьеру, но с обязатель­ным делением на мужскую и женскую половину. Здесь же отмеча­лись семейно-родовые и общенациональные праздники, такие как День независимости Индии (15 мая) или День республики (26 янва­ря). При крупных гурдвари создавались школы, где дети учились родному языку и знакомились с бытовыми и религиозными тради­циями. Профессиональная подготовка первого поколения сикхов- иммигрантов, как правило, была более высокой, чем индуистов и му­сульман. Эта тенденция сохранялась и в последующем.

Индуисты прибыли в Великобританию из Индии. В 1960-е годы вторую волну иммигрантов составили выходцы из Восточной Афри­ки (главным образом из Кении), в свое время переселившиеся туда из Индии. К эмиграции их побудила установившаяся в этих регионах власть африканского большинства. Кастовое деление в среде индуис­тов в период их адаптации в Британии значительно ослабло. После­дователи индуизма верят в переселение душ и взаимозависимость всего живого и обычно не употребляют пищи, связанной с убийством животных. В повседневной жизни им почти не свойственна агрессив­ность. Степень религиозности этой части иммигрантов несколько ниже, чем у сикхов, так как индуизм предоставляет большую свободу для индивидуальных склонностей, нацелен преимущественно на от­правление семейного культа у домашнего алтаря и не требует обяза­тельных формализованных молений. По этой причине религиозно- общинная жизнь индийцев-индуистов, прибывших в Британию, развивалась медленнее, чем индийцев-сикхов, и первые индуистские храмы возникли здесь только в 1970-х годах.

Численность иммигрантов, прибывших из Пакистана и Бангла­деш, постоянно росла, при этом они составляли самую замкнутую группу. Главное, что объединяло приезжих из указанных государств, несмотря на этнические различия в культуре и языке, — это ислам. В своем большинстве приезжие относятся к мусульманам-суннитам[94]. Они верят в единого бога Аллаха, почитают его главного пророка Мухаммеда, признают загробный ад и рай и обязаны выполнять основные заповеди, в частности пять раз в день совершать омовения и молитву, соблюдать посты и праздники, помогать бедным и род­ственникам, оставшимся на родине.

Весь образ жизни мусульман подчинен правилам, установлен­ным шариатом[95]. В своих мемуарах уже бывший премьер-министр М. Тэтчер отмечала, что в представлениях населения стран Запада понятия «церковь» и «государство» чаще всего не смешивались. Мусульмане же, напротив, не делают четкого различия, как это при­нято среди христиан, «между делами, находящимися в ведении Кесаря (греческое название древнеримских императоров-цезарей), и делами, касающимися Бога».

Для них то и другое существует в единстве. Для мусульманина, жившего в конце XVIII в., как и для его потомка, живущего в конце XX в., трудно согласиться с тем фак­том, что законы не нисходят с небес, а принимаются Парламентом. Отсюда — недоверие к таким актам и различное толкование форму­лы «правление закона».

Большая семья мусульман отличается закрытостью, тесными родственными связями и подчинением младших старшим. Поведе­ние женщин строго регламентируется традициями ислама. Некото­рые пожилые мусульманки продолжали и в Британии носить паран­джу[96]. Только в редких случаях женщинам позволялось работать.

Мусульманские общины, складывавшиеся на основе исхода еди­новерцев, налаживали связи с мусульманскими странами, а нередко и с мусульманскими международными организациями. Не исключа­лась их солидарность с братьями по вере в случаях международных конфликтов. Адаптация мусульман к британскому образу жизни про­ходила с большими трудностями. Привязанность к общине и осо­бенно к исламу не ослабевала.

Из других этнических меньшинств необходимо назвать китайцев. В основном это выходцы из британской колонии Гонконг. В религи­озном отношении они сохранили традиционные верования, прежде всего конфуцианство. Видное место в этом вероучении занимает культ предков по мужской линии и почитание старших. Китайская иммиграция имеет давнюю историю, и благодаря взаимной подде­ржке китайцам удалось образовать целые кварталы в ряде крупных городов, которые отличаются национальным колоритом и культур­но-бытовой обособленностью. Характерные черты китайских им­мигрантов, подобно сикхам, индуистам и мусульманам, — культ большой семьи, связь с родиной, но их выделяют законопослушание и социальная дисциплинированность.

Ограничение иммиграции. Британские правовые нормы и обще­ственное сознание, основанные на признании широких демократи­ческих свобод, создавали условия для утверждения новых культур, что не всегда способствовало взаимопониманию между старыми и новыми жителями островов. Членов новых иммигрантских групп, как уже указывалось, называли «цветными», но одновременно и «не­белыми». Вошли в употребление и термины «смуглые» или «черные». Все эти определения стирали различия между негроидами Вест-Ин­дии и Африки, с одной стороны, и южными европеоидами и драви­дами Индостана — с другой, а кроме того, носили отпечаток прене­брежения. Тем не менее термин «цветные» получил широкое распро­странение в публицистике и научной литературе. Правда, в последние годы из чувства политкорректности их часто именуют неевропейцами, а также афро-азиатами.

Положение усугубилось на рубеже 1950-1960-х годов. В этот пе­риод в Британию прибыло около 120 тыс. иммигрантов, а вместе с детьми и родственниками их число достигло 600 тыс. человек. Между тем в связи с замедлением экономического развития умень­шился спрос на рабочую силу, включая неквалифицированную. Глав­ным образом это затронуло мало образованных и плохо знающих английский язык иммигрантов[97].

Чтобы избежать конкуренции со стороны прибывших, в некото­рых отраслях промышленности при составлении коллективных договоров профсоюзы, пользуясь правилом «закрытого» цеха, вклю­чали специальные пункты. Согласно им приезжих из стран Содру­жества принимали на вакантные места только в том случае, если на них не претендовали британцы, а в кризисных ситуациях их уволь­няли в первую очередь. О вспышке расистских настроений свиде­тельствовало нападение белых жителей столицы на «цветных» в од­ном из районов Лондона — Ноттинг-Хилле в 1958 г.

В конце 1961 г. в Парламенте началось обсуждение проекта зако­на об ограничении иммиграции, внесенного министром внутренних дел консервативного правительства Р. Батлером. В середине 1962 г. закон вступил в силу. Новое понятие британского гражданства (под­данства) распространялось лишь на тех «граждан Британии и коло­ний», которые получали паспорта непосредственно в Министерстве внутренних дел. Что же касается людей, желавших устроиться на работу в Великобритании, то они должны были иметь соответству­ющее разрешение от Министерства труда.

Эти разрешения подразделялись на три категории. Удостовере­ния первой категории получали люди, которые уже имели контракт для определенной работы на том или ином предприятии. Вторая ка­тегория охватывала лиц, которые не заключали такого контракта, но принадлежали к группе востребованных специалистов. Как правило, они получили университетское или специальное среднее образова­ние и имели двухлетний стаж работы. Так, например, к востребован­ным в 60-е годы относились медсестры, фельдшеры, техники по электронному оборудованию. И наконец, третья категория давала возможность получить работу в Британии иммигрантам без опреде­ленной квалификации, но лишь в зависимости от ситуации на рынке труда. Кроме того, разрешался въезд прямых родственников имми­грантов, уже осевших ранее в Великобритании, т.е. в первую очередь женам и детям до 18 лет.

В дальнейшем основные направления закона 1962 г. были развиты в биллях, принятых в 1965, 1968, 1971, 1981, 1988, 1996 гг. лейборист­скими и консервативными кабинетами. Все эти законы ограничивали право на въезд и жительство в Великобритании для афро-азиатов и прибывающих с территорий Латинской Америки (т.е. «цветных») и в то же время гарантировали относительно свободное прибытие в страну переселенцев с континентальной Европы (т.е. «белых»). Устанавливались квоты для приема новых иммигрантов, принима­лись во внимание их связи с уже обосновавшимися в Соединенном Королевстве родственниками.

Таким образом, с 1962 г. Великобритания начала вырабатывать жесткую систему приема определенной категории иммигрантов, ко­торая не только ограничивала их приток, но и учитывала запросы отдельных отраслей экономики, касающиеся обеспечения их рабо­чей силой.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 7.6. Диаспоры иммигрантов и начало ограничения иммиграции:

  1. Бизнес иммигрантов на открытом рынке
  2. 1.7. Общие причины ограниченного применения бизнес-планирования и ограничения при формировании стратегий
  3. Различия между этническими группами и группами иммигрантов
  4. Валютные ограничения
  5. Классическая школа уголовного права, ведущая начало от Беккарна. — Пенитенциарная классическая школа, ведущая начало от Говарда. — Применение позитивного метода в уголовном праве. — Параллель с медициной и политической экономией. — Смягчению наказаний противополагается уменьшение преступлений, а абст-рактному изучению преступления как явления юриди-ческого противополагается позитивное изучение пре-ступления как естественного социального явления.
  6. Глава 3. ГОСУДАРСТВО РУСЬ (IX - НАЧАЛО ХП в.)
  7. Валютные ограничения
  8. Начало
  9. 2. НАЧАЛО СМУТЫ. АВАНТЮРА ЛЖЕДМИТРИЯ I
  10. Начало колониальной экспансии европейцев на Восток.
  11. Трудное начало
  12. Начало Возрождения.
  13. Начало войны.
  14. НАЧАЛО ТОРГОВЛИ
  15. Начало Революции