13.6. Внешняя политика

Основные цели. Во внешней политике кабинеты Блэра взяли курс на всемирное использование процесса глобализации для возвращения Великобритании ведущей роли в мировой политике. В движении к этой цели правительство опиралось на свое привиле­гированное положение в Совете Безопасности ООН, членство в ЕС, НАТО, особые отношения с США и, наконец, на Содружество как один из инструментов влияния в третьем мире. С западными демо­кратиями, помимо других факторов, Великобританию объединяла позиция защитника прав человека во всем мире.

Приоритетными направлениями внешней политики являлись европейское и трансатлантическое. По твердому убеждению Т. Блэ­ра, активная роль Британии в ЕС укрепляла «особые» отношения с США, а расширение связей со «старшим партнером» повышало престиж Соединенного Королевства в Европе.

Британия и ЕС. В отношении к Евросоюзу лейбористы в отличие от своих предшественников готовы были пожертвовать частью на­ционального суверенитета и в большей степени принять доктрину взаимозависимости в области международных отношений. Так, воп­реки консерваторам, которые выступали против создания военных структур в рамках ЕС, в 1999 г. в этой организации был утвержден франко-британский проект. Он предусматривал создание к 2003 г. членами Евросоюза 50-60-тысячной мобильной армии. Это военное подразделение планировалось использовать там, где не задействова­ны силы НАТО. Конечная же цель подобных усилий лейбористско­го правительства заключалась в укреплении взаимодействия оборон­ной стратегии Евросоюза и НАТО.

Твердая позиция сохранялась относительно применения вето в вопросах внешней политики, формировании бюджета и налогов. Страна не стала участницей Шенгенского соглашения[140], оставив за со­бой полный контроль государственных границ, иммиграции, выдачи виз и предоставления политического убежища.

Однако по мере углубления процесса интеграции в самом Евро­союзе правительству Блэра приходилось действовать более гибко, привлекая на свою сторону новых членов ЕС. В период подготовки Конституции Евросоюза (2002—2003) Лондон выступил против упо­минания в документе термина «Соединенные Штаты Европы».

В 2004 г., в ходе избирательной кампании по выборам в Европар- ламент, каждая из ведущих партий сформулировала свою программу европейской интеграции. В предвыборном манифесте консерваторов подчеркивалось, что Британия — часть Европы, но она не управля­ется из Европы. Выдвигалось требование проведения референдума по европейской конституции еще до ее обсуждения в Парламенте. Категорические возражения против принятия евроконституции и евро содержались в другом документе консерваторов — манифесте, опубликованном накануне национальных выборов 2005 г.

В предвыборном документе Лейбористской партии (2004) гово­рилось, что, находясь в сердце Европы, Британия способствует дви­жению Евросоюза в нужном направлении. Подчеркивалось, что изоляция от процесса европейского строительства не позволила бы стране решить такие глобальные проблемы, как терроризм, неза­конная иммиграция или охрана окружающей среды. Учитывая, что в Великобритании немало евроскептиков, Блэр согласился с идеей

0 проведении референдума по европейской конституции. Накануне всеобщих выборов 2005 г. он охарактеризовал европейскую консти­туцию как хороший договор для Великобритании и новой Европы. Однако, после того как население Франции и Нидерландов на своем референдуме весной 2005 г. отвергло этот документ, лейбористский кабинет в июне того же года отозвал соответствующий законопроект, внесенный ранее в Палату общин.

С июля и до декабря 2005 г. Британия выполняла обязанности страны — председателя Евросоюза. Однако попытки Блэра исполь­зовать ситуацию и взять инициативу в свои руки, чтобы добиться пересмотра европейской политики в аграрном вопросе, а также принципов формирования бюджета, оказались безуспешными. Предложения Великобритании не получили поддержки большинства членов организации.

По вопросу присоединения страны к экономическому и валют­ному союзу и введения евро лейбористское руководство занимало осторожную позицию и постоянно отодвигало срок отказа от фунта стерлингов. К такой осторожности подталкивали разногласия среди самих лейбористов и результаты опросов общественного мнения, подтверждавшие приверженность большей части населения нацио­нальной валюте.

Об отсутствии особого интереса британцев к структурам ЕС сви­детельствует и их низкая явка на выборы в Европарламент по срав­нению с другими государствами — членами Евросоюза. В выборах 1999 г., которые впервые проводились по пропорциональной систе­ме голосования, участвовало лишь 24% избирателей. Во Франции в этих выборах приняли участие 48,7%, в Германии — 62,4%. При этом консерваторы, отстаивавшие сохранение фунта стерлингов, получили 35,8% голосов против 28% голосов избирателей, подде­ржавших более гибкую политику лейбористов.

Что же касается отношений Великобритании с ближайшими пар­тнерами по Евросоюзу — Германией и Францией, то англо-германские связи в экономической сфере были теснее, чем англо-французские. Так, среди стран — членов ЕС Германия являлась крупнейшим пот­ребителем североморской нефти. К концу 1990-х годов на нее при­ходилось 10,8% британского экспорта, в то время как на Францию — 9,2%. Кроме того, Германия стала одним из главных инвесторов Великобритании. В то же время Лондон испытывал тревогу по пово­ду роста могущества объединенной Германии и соревновался с Бер­лином за право занять место главного европейского партнера США. Британия и Франция успешно сотрудничали в ядерной области, включая обмен информацией и стратегическое планирование. Вмес­те с тем французское правительство, в отличие от британского, за­нимало более независимую от США позицию по ряду вопросов, прежде всего по проблеме Запад—Восток. Франция и Германия не поддержали действий США и их союзника Великобритании в Ираке, что привело к сближению Парижа и Берлина. В целом в начале XXI в. вектор развития Евросоюза в значительной степени опреде­ляли Германия и Франция.

Англо-американские отношения. Другим приоритетом внешней политики кабинета Блэра было укрепление «особых» отношений с Соединенными Штатами. На Даунинг-стрит 10 хорошо понимали, что без их помощи практически невозможно обеспечить интересы Великобритании за пределами Европы. В свою очередь и в Белом доме осознавали важность посредничества Британии в налаживании связей с ЕС.

Поддерживая «старшего партнера» в его отступлении от между­народных норм, британский премьер-министр пошел дальше своих предшественников-консерваторов. Уже в ноябре 1997 г., а затем в феврале—марте 1998 г. Великобритания (единственная из европей­ских стран) без санкции ООН поддержала решение США о применении силы в отношении Ирака. Бомбовые удары по Ираку наносились аме­риканскими и британскими ВВС в июне и августе 2000 г., а также в феврале 2001 г. А с марта 2003 г. Лондон совместно со своим атлан­тическим союзником начал войну на иракской территории за свер­жение режима Саддама Хусейна. Формальным поводом для начала войны послужила информация спецслужб о наличии в Ираке оружия массового поражения, что впоследствии не подтвердилось. В период активных вооруженных действий британский контингент в Ираке насчитывал 7—8,5 тыс. военнослужащих (для сравнения: число во­еннослужащих США — 153 тыс.). Для содержания войск в Ираке правительство создало специальный фонд в размере 3 млрд ф. ст. Официальные потери Великобритании в иракской войне за 2003— 2007 гг. составили 179 человек.

Великобритания была главным союзником США в военной кампа­нии в Афганистане. После терактов, совершенных в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., правительство Дж. Буша обвинило «Аль-Каи- ду» — международную исламскую террористическую организацию — в причастности к этому преступлению. Была создана международная коалиция, действовавшая под эгидой НАТО[141], которая начала воору­женную борьбу против правления исламской организации Талибан в Афганистане и обосновавшихся там боевиков «Аль-Каиды». Бри­танский контингент, направленный в Афганистан, был самым мно­гочисленным среди военных подразделений других стран и состоял из 9,5 тыс. военнослужащих. Среди других направлений внешней политики Британии в этом регионе необходимо выделить поддержку Лондоном Вашингтона в применении санкций к Ирану в случае раз­работки его правительством ядерного оружия.

Великобритания активно участвовала в войне, которую вели США и НАТО против Югославии в связи с Косовским кризисом. Был под­держан план наземной операции НАТО в Косово. По численности контингента военнослужащих, переброшенных в Косово (12 тыс.), Великобритания превзошла США (7 тыс.) и Францию (6,5 тыс.).

В войне против Югославии была реализована новая стратегиче­ская концепция Североатлантического альянса, поддержанная Лон­доном и принятая на юбилейной сессии НАТО в Вашингтоне в ап­реле 1999 г.

Эта концепция обосновывала курс на присвоение блоку центральной роли в урегулировании конфликтов, не создающих не­посредственную угрозу членам альянса. Таким образом, ставилась под сомнение вся система миропорядка, созданная после Второй ми­ровой войны.

Кроме того, Лондон, по существу, одобрил намерение Вашинг­тона создать систему противоракетной обороны (ПРО)[142], хотя имен­но в Великобритании предполагалось разместить значительную часть оборудования, составляющего противоракетный щит.

Англо-российские отношения. Правительство Блэра выступало за диалог с Москвой по основным международным проблемам и содей­ствие интеграции России в мировые структуры, обеспечивающие экономическое сотрудничество. В октябре 1997 г. в ходе рабочего визита Блэра в Москву было подписано Соглашение о сотрудничес­тве в области борьбы с преступностью. В июне 1998 г. Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин посетил Бирмингем для участия во встрече «Большой семерки/восьмерки»[143]. В марте 2000 г. Блэр стал первым лидером Запада, который прибыл в Петербург для установ­ления контакта с и.о. президента России В.В. Путиным. В свою оче­редь Путин, уже после избрания его президентом России, в апреле 2000 г. выбрал Великобританию для своей первой поездки за рубеж.

В 2000—2005 гг. происходил многократный обмен визитами меж­ду главой британского правительства Э. Блэром и президентом Рос­сии В.В. Путиным. На этих встречах обсуждались экономические вопросы, намерение США создать систему ПРО, положение на Ближнем Востоке и Балканах. Имели место и контакты между воен­ными ведомствами. В ходе переговоров выявились серьезные разно­гласия по ряду военно-политических проблем: относительно под­держки Лондоном планов расширения НАТО на Восток, включая страны Балтии, и проектов США по развертывания системы ПРО. При всех положительных тенденциях в области российско-англий­ских отношений Лондон настороженно следил за укреплением вли­яния России в странах СНГ.

В 2000 г. в соответствии с программой экономического и техни­ческого сотрудничества, принятой сторонами, Великобритания ока­зывала содействие России в проведении реформы в энергетическом секторе, делилась опытом решения социальных вопросов, реализо- вывались сельскохозяйственные проекты.

Основными статьями британского экспорта являлись: машины и оборудование, фармакологические товары, парфюмерия, продук­ты питания, сельхозсырье, драгоценные камни и металлы. Россия со своей стороны экспортировала в Великобританию золото и алмазы (28%), нефть и нефтепродукты (22,3%), цветные металлы (18%), хи­мическую продукцию (8,7%). На долю Соединенного Королевства в 2003 г. приходилось 3,5% внешнеторгового оборота России. В это время в России действовали 483 представительства британских фирм и компаний. По объему инвестиций в российскую экономику (пре­имущественно в топливно-энергетический комплекс) Великобрита­ния занимала третье место после Германии и США. В 2003 г. была создана совместная российско-британская нефтяная компания «ТНК — Би-Пи». В 2004 г. компания добыла 70,3 млн т нефти, а ее доход составил 17 млрд долл. Другой крупный нефтяной концерн, действующий в России, — англо-голландский «Ройл Датч-Шелл».

В 2007—2009 гг., уже в период премьерства Г. Брауна, произошло ухудшение англо-российских отношений. Поводом послужил отказ России поступиться своим суверенитетом и выдать британским влас­тям российского подданного А.К. Лугового, обвиненного в убийстве (ноябрь 2006 г.) бывшего офицера ФСБ А. В. Литвиненко, бежавше­го в Британию и получившего там политическое убежище. Последо­вал дипломатический скандал. Лондон выслал из страны четырех российских дипломатов и ужесточил порядок выдачи виз представи­телям российских госструктур. Россия со своей стороны объявила персоной нон грата четырех британских дипломатов и затруднила получение виз официальным лицам Соединенного Королевства. Все это серьезно осложнило сотрудничество двух стран в экономической области и в борьбе с терроризмом.

С 1 по 2 ноября 2009 г. министр иностранных дел Великобрита­нии Д. Милибанд совершил двухдневный визит в Москву для обме­на мнениями с министром иностранных дел Российской Федерации С. Лавровым. Этот факт можно рассматривать как некоторое потеп­ление в отношениях между двумя странами

Другие внешнеполитические инициативы. В отношениях с Китаем, превращавшимся в одно из могущественных государств мира, пра­вительство Блэра продолжало линию предшествующих кабинетов. Помимо развития торгово-экономических связей лейбористы пыта­лись сочетать два подхода — осуждение нарушений прав человека и ведение диалога по вопросам окружающей среды, региональной безопасности и нераспространения ядерного оружия.

Кроме того, следуя традиционной ответственности за судьбы сво­их бывших колоний, Лондон выступил с инициативой облегчить бед­нейшим странам выплату их долгов развитым государствам, вплоть до их полного списания. В декабре 1999 г. было заявлено, что Вели­кобритания готова списать долги 41 стране третьего мира при усло­вии, что сэкономленные средства будут использованы для борьбы с бедностью. В 2005 г. подошла очередь Великобритании председа­тельствовать в «Большой восьмерке». В июле в Шотландии прошел саммит этой представительной организации. На нем Великобрита­ния выступила с инициативами о предоставлении всемерной помо­щи населению Африки и о принятии мер по защите населения пла­неты в связи с глобальными изменениями климата.

В Содружестве Наций на рубеже веков наметились противоречия между «белыми» его членами (Британия, Австралия, Новая Зеландия) и рядом африканских стран с чернокожим населением. Поводом для разногласий явилось нарушение прав человека диктаторским режи­мом Р. Мугабе, установившимся в Зимбабве. В марте 2002 г. по ини­циативе первой группы стран членство Зимбабве в Содружестве было приостановлено. Лондон настаивал также на введении санкций про­тив правления Мугабе. Однако некоторые африканские государства посчитали действия Британии «отголоском колониализма». В 2003 г. Мугабе заявил о выходе Зимбабве из Содружества. В результате это­го шага страна оказалась на грани нищеты и вынуждена была зави­сеть от гуманитарной помощи.

Движение против войны в Ираке. Среди вопросов внешней поли­тики особую остроту в общественно-политической жизни Британии приобрел иракский вопрос. Если в мае 2003 г. ведение войны под­держивали 61% граждан, то в марте 2004 г. — уже 43%. И в дальней­шем этот процент продолжал снижаться. Марши и выступления, требующие вывода британских частей с этой территории, стали серь­езной проблемой для правительства Блэра. Так, например, 19 марта 2005 г. движение под названием «Остановите войну коалиции» под председательством левого лейбориста Т. Бена организовало в лон­донском Гайд-парке митинг, собравший около 200 тыс. человек, в ос­новном членов мусульманской общины.

В 2005—2006 гг. иракский вопрос продолжал быть в центре обще­ственного внимания. Число противников войны возрастало, а требо­вание вывода британских войск из Ирака стало особенно актуальным.

В феврале 2007 г. под давлением массовых протестов против вой­ны в Ираке Блэр объявил о выводе с иракской территории части бри­танских войск к концу следующего года. Но при этом в первый же день своего визита в иракскую столицу Багдад 19 мая 2007 г. он под­твердил, что считает вполне оправданной свою поддержку прави­тельству Дж. Буша в его действиях в Ираке. С 2009 г. Независимая комиссия по делу об участии Великобритании в войне в Ираке ис­следовала обоснованность вовлечения Соединенного Королевства в эту войну. В ходе процесса допрашивались первые лица государства и среди них — бывший глава правительства Т. Блэр.

Г. Брауну с его приходом на пост главы правительства удалось несколько дистанцироваться от политики своего предшественника в сторону независимости от США. В 2007 г. началось сокращение британских войск на иракской территории. Основная задача, возло­женная на оставшихся (около 4500 человек) британских военнослу­жащих, заключалась в том, чтобы помочь иракским властям в орга­низации военно-морского флота государства. Летом 2009 г. все бри­танские части были выведены из Ирака.

В целом же за десятилетний период правления лейбористов Ве­ликобритания активизировала деятельность в Совете Безопасности ООН, НАТО, Евросоюзе и расширила свою вовлеченность в регио­нальные конфликты, прежде всего на Ближнем Востоке и Балканах. Все это свидетельствовало об усилении ее роли в международных отношениях.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 13.6. Внешняя политика:

  1. 4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  2. Внешняя политика Писистрата
  3. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В 30-е ГОДЫ
  5. § 4. Внешняя политика России на современном этапе
  6. Внешняя политика Руси в X в.
  7. Внешняя и внутренняя политика Якова I
  8. Итоги внешней политики Петра I.
  9. 5.6.5. Внешняя политика СССР в 30-е годы
  10. Внешняя политика.
  11. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  12. 1. Общая характеристика внешней политики государства и международных отношений
  13. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  14. Внешняя политика Дария I. Скифский поход