загрузка...

13.3. Проведение конституционных реформ

Реформы в Уэльсе и Шотландии. Начало деятельности лейбористов ознаменовалось проведением конституционных ре­форм. Основные положения предстоящих преобразований были разработаны Объединенным конституционным комитетом, состо­явшим из представителей правящей партии и либеральных демокра­тов. В основу реформирования был положен уже упоминавшийся принцип деволюции, предусматривавший передачу полномочий от центра к местным органам власти.

Цель этих мероприятий, с точки зрения сторонников Блэра, со­стояла в том, чтобы дать выход националистическим сепаратистским настроениям, проявлявшимся в Уэльсе и особенно в Шотландии. Граждане последней систематически голосовали против тори как противников любого продвижения их территории к самоуправле­нию. Дальнейшая его отсрочка могла спровоцировать массовую под­держку избирателями Шотландской национальной партии, высту­павшей за полную независимость. Кроме того, путем создания новых демократических институтов на местах Блэр рассчитывал активизи­ровать гражданское население всей страны, повысить доверие к бри­танской системе управления, приблизить политическое устройство Великобритании к государствам Европы.

Первым шагом к реформированию явилась организация рефе­рендумов в Шотландии (11 сентября 1997 г.) и Уэльсе (18 сентября 1997 г.) по вопросу о предоставлении им самоуправления. Жители обоих регионов высказались за учреждение там соответственно пар­ламента и ассамблеи. Мнение шотландцев выглядело особенно убе­дительным — 74,3% принявших участие в референдуме одобрили план создания собственного представительного органа. Причем в предварительной агитационной кампании шотландские лейборис­ты объединились с либеральными демократами и националистами, и лишь консерваторы призывали сказать «нет» деволюции.

Парламент Шотландии был избран в мае 1999 г. по системе про­порционального представительства, которая предполагала замену выборов по одномандатным округам с индивидуальными кандида­тами на голосование по партийным спискам. Большинство мест в нем (56 из 112) заняли лейбористы. Шотландская национальная партия, возглавляемая Шоном Коннери, обеспечила себе 28 манда­тов. Избранный орган был уполномочен принимать местные законы, не противоречащие британскому законодательству, и устанавливать налоги. В его функции входил также контроль развития сельского хозяйства, образования, здравоохранения, культуры и обязанности по охране природы.

В Уэльсе в референдуме приняло участие лишь 50% избирателей. В связи с этим обстоятельством самоуправление здесь было несколь­ко ограничено. Учреждаемой Ассамблее не было предоставлено право принимать региональные законы и устанавливать налоги. Но новый институт получил возможность распоряжаться дотациями централь­ного правительства (8 млрд ф. ст. в год), которыми прежде распо­ряжался министр по делам Уэльса. Кроме того, Ассамблея ведала воп­росами экономического развития региона, образования, культуры и экологии. Лондон сохранил контроль над обороной, иностранными и финансовыми вопросами, иммиграцией, наймом рабочей силы и предоставлением социальных льгот тем или другим слоям общества.

Конституционные изменения в Северной Ирландии. К 90-м годам в сознании североирландцев произошли существенные перемены. Помимо накопившейся усталости от многолетнего противостояния большая часть населения надеялась реализовать свои политические права и экономические запросы через интеграцию с Европой. Эта тенденция сужала базу сторонников объединения с Ирландской Рес­публикой.

Переговоры с участием трех сторон — представителей Ирланд­ской Республики, британского правительства и Северной Ирлан­дии — продолжались несколько лет. Ускорению переговорного про­цесса содействовали визиты в Северную Ирландию в 1995 г. и в 1998 г. Президента США Б. Клинтона, действовавшего в интересах американских граждан ирландского происхождения, и настойчи­вость премьер-министра Британии Т. Блэра. 10 апреля 1998 г. трех­сторонний документ, получивший название соглашения «страстной пятницы», был подписан.

Документ восстанавливал статус политической автономии Северной Ирландии. В нем предусматривались выборы в законода­тельную Ассамблею, создание коалиционного правительства, отказ Ирландской Республики от притязаний на Северную Ирландию и учреждение совместных органов управления этими субъектами для решения проблем транспорта, безопасности, туризма и охраны ок­ружающей среды. В отличие от прежнего представительного орга­на — стормонта — Национальная ассамблея должна была соблюдать правило «обоюдного согласия», по которому для принятия любого решения требовалось его одобрение депутатами, представляющими протестантскую и католическую общины. Поэтому численное преоб­ладание депутатов-протестантов не давало им прежних бесспорных преимуществ. Во избежание новых жертв с обеих сторон в соглашении содержалось требование разоружения подпольных протестантских и католических экстремистских группировок. Ирландская республи­канская армия должна была сдать оружие до 20 мая 2000 г.

На референдуме, проведенном в Северной Ирландии и Ирланд­ской Республике в мае 1998 г., соглашение было одобрено соответ­ственно 72,2 и 94,4% жителей этих территорий. В дополнение к под­писанному документу Лондон выделил на развитие Северной Ирлан­дии 350 млн ф. ст.

В мае 1998 г. специальная конференция партии Шин Фейн, представляющая политическое крыло ИРА, впервые за 70 лет при­няла решение участвовать в выборных органах Северной Ирландии. В итоге выборов, состоявшихся в июне того же года, в Национальную ассамблею вошли представители политических партий католиков и протестантов. Официальная церемония передачи власти от бри­танского Парламента североирландской Ассамблее прошла в декабре

1999 г., что предполагало окончание 27-летнего прямого правления из Лондона.

Правительство, сформированное из представителей двух общин, возглавил лидер Ольстерской юнионистской партии Северной Ир­ландии Дэвид Тримбл. В ведение североирландского правительства передавались вопросы экономического развития региона, здравоох­ранения, образования, охраны окружающей среды. Оно же в соот­ветствии с договоренностью должно было учредить Общеирландский министерский совет «Север—Юг», в который должны были входить представители от Северной Ирландии и Ирландской Республики.

Однако перенос ИРА срока сдачи оружия и недовольство юнио­нистов формированием Общеирландского совета привели к возоб­новлению беспорядков в провинции.

Всего через два месяца работа Ассамблеи была приостановлена. Последовала новая серия перего­воров представителей правительств Великобритании, Ирландской Республики и партий Северной Ирландии, в результате чего в мае

2000 г. Ассамблее были возвращены ее полномочия. Но препятстви­ем для стабилизации обстановки в Северной Ирландии по-прежне­му оставалась нерешенность ряда острых проблем. Среди них: на­зревшая необходимость реформы полиции, защищавшей интересы юнионистов, новая договоренность о сдаче оружия со стороны ИРА и создание механизма для контроля за разоружением.

Прорыв в решении североирландского вопроса произошел после террористического акта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. В июле 2005 г. ИРА заявила об отказе от насилия и переходе к политическим методам борьбы, а в сентябре того же года — о полном разоружении. Подписанное в 1998 г. соглашение получило новый импульс к реа­лизации.

Важно также, что в новых обстоятельствах руководство ИРА уже не могло рассчитывать на существенное пополнение своих средств за счет американских граждан ирландского происхождения, так как трагическое событие в Нью-Йорке изменило их отношение к терро­ристическим организациям. Тем не менее взаимные претензии партий

Шин Фейн и юнионистов еще некоторое время вызывали кризисы в работе Ассамблеи и правительства.

И только в октябре 2006 г. главы правительства Великобритании Т. Блэр и Ирландской Республики Б. Ахерн подписали соглашение, определившее конкретные шаги по воссозданию североирландского правительства. В соответствии с ним Шин Фейн должна была при­знать полицейские силы Северной Ирландии, а наиболее радикаль­ная и влиятельная протестантская организация — Демократическая юнионистская партия (ДЮП) — дать согласие на разделение власти с католическими (республиканскими) партиями.

В результате выборов в марте 2007 г. наибольшее число мест в се­вероирландской Ассамблее завоевали две радикальные партии — Демократическая юнионистская партия и Шин Фейн (36 и 28 манда­тов соответственно). В мае того же года на основе принципа разделе­ния властей между протестантами и католиками было сформировано правительство из представителей основных политических партий, отражавших политические взгляды двух религиозных общин. Его возглавил основатель и бессменный лидер ДЮП, пресвитерианский священник Я. Пейсли, а его заместителем стал один из лидеров Шин Фейн Мартин Макгиннес.

В целом же предоставление самоуправления Шотландии, Уэльсу и Северной Ирландии, превращавшее Великобританию из унитар­ного государства в федерацию, не могло не вызвать недовольство у части лейбористов и консервативной оппозиции, опасавшихся рас­пада Соединенного Королевства. В ответ на подобные обвинения реформаторы утверждали, что передача определенных полномочий регионам не ослабила статус центральной власти, так как британский Парламент сохраняет конституционное право на роспуск учреждае­мых органов.

Реформа Палаты лордов. Лейбористы неоднократно подвергали атакам этот архаический орган за его консерватизм, поскольку боль­шинство пэров поддерживали партию тори и задерживали билли, принимаемые лейбористами в Палате общин. В общественном сознании британцев к концу XX в. утвердилось мнение, что в демо­кратическом государстве функционирование института, основанно­го на наследственных привилегиях, выглядит анахронизмом[130].

Закон, принятый в октябре 1999 г. и составлявший первый этап реформы, лишил абсолютное большинство наследственных графов, герцогов и баронов права присутствовать и голосовать в верхней па­лате. Лишь 92 пэрам по соглашению с Консервативной партией вре­менно было оставлено право заседать в этом органе наряду с высшим духовенством и пожизненно титулованными особами[131]. Более 600 аристократических кланов потеряли привилегии, установленные еще во времена Средневековья. Среди них оказались и члены коро­левской семьи: сыновья королевы Елизаветы II (наследник престола принц Чарльз и герцог Йоркский), ее супруг герцог Эдинбургский, а также двоюродные братья — герцоги Кентский и Глостерский. Но при этом все наследственные пэры сохранили свои титулы и полу­чили право быть избранными в Палату общин.

При обсуждении второго этапа реформы в комиссиях выдвигались разные проекты. Предлагалось сделать палату частично избираемой и частично назначаемой в разных пропорциях, либо полностью изби­раемой. В итоге 7 марта 2007 г. 357 депутатов Палаты общин против 224 проголосовали за выборность всех членов верхней палаты, кото­рые не будут обладать титулами пэров.

К подобному решению парламентариев подтолкнул скандал, раз­разившийся весной 2006 г. Выяснилось, что по меньшей мере четыре кандидата на место депутатов Палаты лордов внесли незадек­ларированные крупные суммы в фонд Лейбористской партии. Вместе с тем согласно закону 2000 г. все взносы такого рода в размере более 5 тыс. ф. ст. должны декларироваться.

Эти факты привели к дискредитации принципа назначения пэров и в представлениях британцев. При опросах общественного мнения чаша весов клонилась в сторону избираемости членов верх­ней палаты.

Трудности возникли и при решении вопроса о представительстве духовенства. Комиссия лорда Уэйкхема, работавшая над проектом новой реформы, рекомендовала еще в 2001 г. ввести в состав ее де­путатов представителей духовенства основных религий, помимо

2

англиканства, т.е. католических епископов , имамов и раввинов. Однако в специально опубликованном заявлении правительство от­вергло данную рекомендацию, мотивируя это тем, что ее реализация поставила бы вопрос, какая из религиозных общин имеет право на представительство в верхней палате, а какая нет. Что касается англи­канских епископов, то предполагалось, что они по-прежнему будут заседать в верхней палате, но по новому закону их будет не 26, а 16.

Между тем решение Палаты общин от 7 марта 2007 г. было на­правлено в верхнюю палату, где ее члены высказались за полностью назначаемую Палату лордов. Такая диаметрально противоположная позиция палат вынудила лейбористское правительство продолжить рассмотрение данной проблемы.

С марта 2007 г. представители Лейбористской и Консервативной партий ведут переговоры с целью найти компромисс в отношении процента избираемости и назначаемости членов верхней палаты.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 13.3. Проведение конституционных реформ:

  1. Условия проведения денежных реформ
  2. 26. СУЩНОСТЬ, ВИДЫ И МЕТОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ ДЕНЕЖНЫХ РЕФОРМ
  3. СТРАНА ИЛИ РЕГИОН, НАЧАВШИЕ ПРОВЕДЕНИЕ ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЫ
  4. Конституционный строй
  5. Конституционный Суд РФ
  6. § 4. Конституционное правление
  7. 5.7. Основы конституционного строяРоссийской Федерации
  8. Экономическая основа конституционного строя РФ
  9. М. ДЮВЕРЖЕПолитические институты и конституционное право
  10. Конституционные обязанности
  11. Глава 17. Конец Старого порядка и конституционная монархия во Франции (1789—1792)
  12. Денежные реформы
  13. Денежные реформы
  14. 27. Земельная реформа в РФ и ее этапы
  15. Денежные реформы.
  16. Денежная реформа СЮ. Витте.
  17. Денежные реформы
  18. 2. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЕФОРМЫ
  19. Сущность реформ и их последствия.
  20. Церковная реформа.