11.6. Внешняя политика

Укрепление ядерньх сил. В предвыборном манифесте кон­серваторов 1979 г. было заявлено о необходимости повысить роль Великобритании в мировом сообществе. Прежде всего это касалось отношений с США, СССР и Западной Европой. К укреплению со­юза со «старшим партнером» побуждало стремление обеих стран всеми силами противостоять «угрозе распространения коммунизма», что дополнялось общей неолиберальной ориентацией М. Тэтчер и американского Президента Р. Рейгана в экономической политике. Наиболее важным шагом в области укрепления ядерных сил явилась договоренность о закупке Британией в США партии новейших ядер­ных ракет («Трайдент») для оснащения второго поколения подвод­ных лодок. Этой же цели служило и согласие правительства Тэтчер предоставить территорию страны для расположения американских ракет среднего радиуса действия в качестве противодействия совет­ским ракетам СС-20, размещенным в странах Варшавского договора. В общем противостоянии Запад—Восток Великобритания придержи­валась решения НАТО о ежегодном увеличении военных расходов стран-участниц на 3%, что осуществлялось за счет сокращения затрат в социальной сфере. С одобрением отнеслась Тэтчер и к выдвинутому американским Президентом Р. Рейганом проекту СОИ («Стратеги­ческой оборонной инициативы»), предусматривающему создание противоракетного «зонтика» для защиты от советских баллистиче­ских ракет.

Англо-американские отношения. Британия неизменно солидари­зировалась с США в их действиях на Ближнем и Среднем Востоке. Это выражалось во враждебной политике по отношению к Ирану, а также в поддержке движения моджахедов в Афганистане. Когда в 1986 г. США проводили военную акцию против Ливии, Британия предоставила американской авиации свои аэродромы для налетов на Триполи. Вслед за Вашингтоном Лондон направил миротворческий контингент в Ливан. В целях реализации Кэмп-Дэвидского курса США[110] Британия поддерживала дипломатические шаги своего союз­ника, предпринятые с целью возобновления арабо-израильских пе­реговоров.

В то же время иногда интересы союзников в странах третьего мира и Ближнего Востока сталкивались. Так, например, в октябре 1983 г. недовольство британского правительства вызвала вооружен­ная интервенция США против Гренады (небольшого государства в Латинский Америке), являвшейся членом Содружества. Акция была расценена в Лондоне как подрыв его престижа в традиционной сфере британских интересов. В свою очередь, негативная реакция американской стороны последовала на участие Британии в принятии ЕЭС Венецианской декларации, признавшей право палестинского народа на самоопределение.

Антивоенное движение. Общий военно-политический курс кон­серваторов объективно обострял международную обстановку. При­сутствие американских военных баз с ядерным оружием на британ­ской территории создавало угрозу превращения страны в первую жертву ответного ядерного удара со стороны стран Варшавского договора в случае перехода «холодной войны» в «горячую». Все это вызвало новый всплеск антивоенного движения. Большую извест­ность получил женский «лагерь мира», обосновавшийся в 1981 г.

у американской военно-воздушной базы в «Гринхем коммон» и пы­тавшийся блокировать действия американских военных. Помимо этого, в 1980-е годы антивоенные акции проводили «Движение за ядерное разоружение», насчитывающее в своих рядах около 300 тыс. человек, и организация «Ученые против ядерного оружия».

Чтобы дискредитировать участников антивоенного движения, министр обороны М. Хезелтайн создал при своем ведомстве неофи­циальное пропагандистское подразделение. С его помощью была инициирована кампания, в ходе которой противники размещения ракет осуждались как пораженцы, действующие в интересах социа­листических стран.

Англо-советские отношения. Несмотря на ярый антисоветизм по­литического курса Тэтчер, именно она выступила сторонницей диа­лога с советским руководством. Подобный поворот стал очевидным после избрания на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Гор­бачева в марте 1985 г. и начала перестройки в Советском Союзе. Более того, после встреч с М.С. Горбачевым М. Тэтчер стала активным про­пагандистом перестройки на Западе, что позволило ей сыграть роль посредника в сближении между Востоком и Западом. В практическом плане большое значение для развития англо-советских отношений имел визит М. Тэтчер в СССР в конце марта — начале апреля 1987 г., в ходе которого был заключен ряд соглашений в политической, науч­ной и культурной областях.

Великобритания в ЕЭС. Новые акценты появились в отношении консервативного кабинета к Европейскому Сообществу. Будучи сто­ронницей участия Британии в ЕЭС, Тэтчер с явным неодобрением относилась к идее построения «федеративной Европы». Эти планы, по ее мнению, угрожали национальному суверенитету Британии. Более привлекательной представлялась ей концепция «Европы оте­честв», предполагавшая большую независимость членов ЕЭС. Буду­щее ЕЭС Тэтчер видела в создании единого европейского рынка между государствами-членами, которые вместе с тем сохранят суве­ренитет в проведении внутренней экономической и социальной по­литики. Интеграции во внешней и особенно военной политике она предпочитала сотрудничество западноевропейских стран в рамках НАТО.

Но самой актуальной проблемой, с точки зрения Тэтчер, была проблема формирования бюджета Сообщества; причем предполага­лось, что Великобритания будет финансировать около х/5 всех расходов организации. Уже на сессии премьер-министров ЕЭС в Дублине в ноябре 1979 г. британская дипломатия поставила под вопрос существующую практику и потребовала не только сокраще­ния британских ежегодных взносов (составлявших в 1980 г. свыше 1 млрд ф. ст.), но и получения компенсации за суммы, внесенные в предшествующие годы. После долгих переговоров в 1983 г. Лондон добился компенсации, которая в целом составила 2,5 млрд ф. ст. (65,4% первоначальной суммы взносов). Подобная настойчивость в защите финансовых интересов страны способствовала укреплению внутриполитических и международных позиций консервативного правительства и его премьер-министра.

Во второй половине 1980-х годов многие страны ЕЭС выступили за его преобразование в Европейский Союз, предусматривающий бо­лее тесную интеграцию государств-членов во всех областях. Тэтчер приветствовала такое сотрудничество в политической и экономиче­ской сферах, но не поддерживала формирования новых наднацио­нальных институтов и делегирования им дополнительных полномочий от национальных парламентов и правительственных структур. Нега­тивную реакцию вызывали у нее проекты формирования Европей­ского валютного союза, предполагавшего переход к единой денежной системе и унификацию налогового, трудового и иммиграционного законодательства.

К концу правления своего кабинета М. Тэтчер так и не смогла добиться лидирующей роли Великобритании в Европейском Сооб­ществе, к чему она так стремилась. Несмотря на то что основные вопросы согласовывались между Лондоном, Парижем и Бонном, стержневым элементом европейской политики оставалось франко- германское сотрудничество. Тем не менее, во взаимоотношениях с США и в диалоге Восток—Запад Тэтчер удалось выступить, и до­вольно удачно, от имени всей Западной Европы.

Британия и страны Содружества. В экономических отношениях со странами Содружества приоритетным стало достижение взаимо­выгодного сотрудничества при значительном отступлении от тради­ционного патернализма. В русле этой политики правительство Тэтчер заблокировало ряд проектов государств — членов Содружества, имев­ших целью создание фондов для помощи беднейшим странам в эко­номическом и техническом развитии.

Присоединившись к «Декларации по расизму и расовым предрас­судкам», принятой на конференции премьер-министров Содружества в 1979 г., кабинет Тэтчер лишь формально участвовал в санкциях про­тив режима апартеида в ЮАР. Вместе с тем консервативному прави­тельству удалось, наконец, решить проблему самопровозглашенной независимости Южной Родезии (1965). Под давлением Лондона и государств Содружества в этой стране (в 1979 г.) были проведены всеобщие выборы, в которых приняли участие переселенцы евро­пейского происхождения и африканцы, составлявшие большинство местных жителей.

Независимая Республика Зимбабве, названная по имени африканского населения страны, в 1980 г. стала членом Содружества.

В целом же под руководством М. Тэтчер Великобритания значи­тельно усилила свою роль в мировой политике. Если в 1950-е и осо­бенно в 1960-е годы статус Британии в международном сообществе определялся политологами как «ведущая держава второго эшелона», то в 1980-е годы страна во многом вернула себе статус «мировой державы». Особенно усилились позиции Британии в такой важной области, как взаимоотношения Восток—Запад, где она выступала проводником, а частично и инициатором новой политики западных держав в отношениях с Советским Союзом.

Налаживание отношений с СССР, Китаем, сохранение Содру­жества, вовлечение в ближневосточные дела — все это давало Бри­тании больше оснований на то, чтобы занять важное место в глобаль­ной политике и претендовать на роль великой державы.

11.7. Последние годы пребывания М. Тэтчер у власти

Итоги правления Тэтчер. В 1989 г. М. Тэтчер отметила де­сятилетие своего правления. Под ее руководством консерваторы трижды оказывались победителями на выборах и существенно про­двинулись в преодолении отставания Британии от ведущих стран Запада. И все же нельзя сказать, что все слои населения были доволь­ны политикой правительства. В стране и в партии накапливалось недовольство результатами реформ. Внимания властей требовали пришедшие в упадок целые кварталы британских городов, а также регионы с преобладанием старых отраслей промышленности. Кроме того, к концу 1980-х годов экономический подъем замедлился. Если в 1987—1988 гг. среднегодовой прирост ВВП составлял 4,8%, то в 1990 г. он снизился до 0,8%. Началось падение производства, росла безработица. Казавшаяся побежденной инфляция в 1990 г. превыси­ла 10%-ный уровень.

Несмотря на сохранение основ государства «всеобщего благосо­стояния» и отказ от жесткого курса внедрения в его структуры част­ных услуг, правительство все реже увеличивало расходы на образо­вание и здравоохранение. Нехватка учителей в школах и растущие очереди британцев на госпитализацию и муниципальное жилье ста­ли серьезно беспокоить общественность.

Очевидным было увеличение пропасти между богатыми и бед­ными. Так, например, по данным издания британского Парламента «Хэнсард», реальные доходы 20% наиболее обеспеченных слоев населения возросли с 1979 по 1989 г. на 40%. У того же процента наименее обеспеченных граждан доходы остались неизменными. А у самых бедных британцев, составлявших 10% населения, доходы к 1989 г. снизились на 6%. Число малоимущих семей, находящихся на уровне или ниже официальной черты бедности, с 1979 г. и до конца 1980-х годов увеличилось и составило 17% всего населения. Члены этих семей насчитывали около 9,4 млн человек. На улицах больших городов стали появляться нищие. В 1987 г. в Великобрита­нии, по официальным данным, было около 370 тыс. бездомных.

Таким образом, беспрецедентный для послевоенного периода рост бедности происходил на фоне повышения уровня жизни и ре­альных заработков значительной части населения, которые за про­шедшее десятилетие увеличились примерно на треть. В целом же ставка тэтчеристов на социальные группы, способные обеспечить себе высокое качество жизни без поддержки общества и государства, далеко не во всем себя оправдала.

Негативную реакцию британцев вызвала реформа местного нало­гообложения, проведенная в 1989—1990 гг. Вместо налога, установ­ленного муниципальной властью и взимаемого в зависимости от недвижимости или размера бизнеса, был введен единый «подушный» налог. Его должны были уплачивать все дееспособные граждане в возрасте с 18 до 65 лет. Большинством населения новый налог был расценен как проявление социальной несправедливости, многие от­казались его платить. В Шотландии, где налог был введен в 1989 г., возмущение было особенно сильным. В Эдинбурге состоялся мно­гопартийный Конституционный съезд. На нем было выдвинуто тре­бование создать шотландский парламент и передать ему властные полномочия от британского Парламента в Вестминстере, включая право налогообложения. Это событие стало серьезным предостере­жением правительству.

В целом, подводя итоги экономического развития Великобрита­нии в 1980-е годы, необходимо отметить, что тэтчеризм как британ­ская модель неоконсерватизма оказался достаточно эффективным. С его помощью экономика страны сумела приспособиться к изме­няющимся социально-экономическим условиям и значительно мо­дернизироваться. Минимизация регулирующей роли государства способствовала ускорению НТР во всех отраслях производства, что выразилось в сращивании новых технологий с микроэлектроникой, компьютерной и информационной техникой, превращении науки в непосредственную производительную силу. Все эти процессы по­ложили начало постиндустриальной трансформации Британии.

Внутрипартийная борьба. В самой партии консерваторов росло недовольство авторитарным стилем руководства Тэтчер. Не менее существенным был и вопрос об интеграции Великобритании в Ев­ропейское Сообщество. Партия, долгое время отличавшаяся от лейбористов своим единством, все более четко разделялась на «евро­пеистов», ратующих за более тесный экономический и политический союз с европейскими странами, и их оппонентов — «евроскептиков», опасавшихся ущемления национального суверенитета Великобри­тании. Тэтчер была ближе последним. Готовая идти на превращение ЕЭС в единое экономическое пространство, она всячески противи­лась развитию общей для Сообщества валютно-финансовой системы и усилению его политических институтов.

Наиболее решительным оппонентом Тэтчер, принадлежавшим к «европеистам», был министр обороны М. Хезелтайн. В отличие от главы кабинета его не пугало усиление европейских надгосудар- ственных институтов, и, кроме того, он имел собственную версию неоконсерватизма. Так, например, он считал, что рынок не может решить всех экономических и социальных проблем и нуждается в це­ленаправленном вмешательстве государства. В 1986 г. при возникно­вении конфликтной ситуации с главой кабинета по вопросу европей­ской политики Хезелтайн подал в отставку.

Свидетельством дальнейшего обострения внутрипартийной борьбы стала отставка заместителя премьер-министра и лидера Па­латы общин Дж. Хау, произошедшая в начале ноябре 1990 г. Дж. Хау слыл одним из главных архитекторов неоконсерватизма и оставался единственным из 24 членов кабинета, с которыми Тэтчер начинала свою деятельность. Поводом для ухода Дж. Хау с правительственно­го поста на этот раз послужил отказ М. Тэтчер ввести в ближайшем будущем единую валюту ЕЭС. Примеру своих коллег по кабинету последовал и министр финансов Н. Лоусон, выразивший свое несо­гласие с введением «подушного налога».

В середине ноября 1990 г. на волне все возрастающей критики европейского курса Тэтчер и стиля ее руководства М. Хезелтайн за­явил о своих претензиях на лидерство. М. Тэтчер, уверенная в своем превосходстве над соперником, приняла вызов. Но обстоятельства сложились не в ее пользу. В первом туре выборов она получила 204 голоса, Хезелтайн — 152. Тэтчер не хватило всего нескольких голосов для победы. Во время самой процедуры выборов она нахо­дилась в Европе на совещании по безопасности и сотрудничеству. Узнав о результатах голосования, Тэтчер заявила о намерении про­должать борьбу, но, выслушав мнение каждого из министров каби­нета и опасаясь раскола партии, решила уйти в отставку.

Не последним аргументом в принятии такого решения явилось и стремление М. Тэтчер не допустить передачи поста лидера своему политическому противнику М. Хезелтайну. В связи с этим во втором туре голосования Тэтчер поддержала другого претендента на лидер­ство, своего «выдвиженца» Дж. Мейджора, рассчитывая, что он останется верен проводимому ей курсу. Дж. Мейджор набрал необ­ходимое число голосов. М. Тэтчер, находившаяся у власти 11 лет 6 месяцев и 19 дней, должна была освободить пост премьер-ми­нистра и лидера партии.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 11.6. Внешняя политика:

  1. 4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  2. Внешняя политика Писистрата
  3. § 4. Внешняя политика России на современном этапе
  4. Внешняя политика Руси в X в.
  5. Внешняя и внутренняя политика Якова I
  6. Итоги внешней политики Петра I.
  7. 5.6.5. Внешняя политика СССР в 30-е годы
  8. Внешняя политика.
  9. 1. Общая характеристика внешней политики государства и международных отношений
  10. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  11. Внешняя политика Дария I. Скифский поход
  12. Глава XI ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  13. Внешняя политика Испании в XVII в.