10.2. Внешняя политика

Великобритания и ЕЭС. В предвыборном манифесте лей­бористов говорилось об их намерении стремиться к более широкому сотрудничеству в рамках ЕЭС, но при этом добиваться пересмотра условий вступления в ЕЭС, принятых консервативным кабинетом. Этот пересмотр касался изменения сельскохозяйственной политики ЕЭС и финансирования Великобританией бюджета Сообщества. Последнее требование обосновывалось тем, что существующий взнос не соответствует британскому объему валового национального продукта и темпам развития производства. Кроме того, лейбористы обещали вынести вопрос о членстве в Общем рынке на всенародный референдум.

Правительство Вильсона добилось уменьшения взноса страны в бюджет ЕЭС и благоприятных условий для доступа молочных про­дуктов из Новой Зеландии на британский рынок. Важным достиже­нием британской дипломатии стало решение Сообщества (1975) о заключении договоров с членами Содружества о привилегирован­ных экономических отношениях с государствами ЕЭС.

Таким образом, Вильсону удалось облегчить ряд условий вступ­ления Британии в ЕЭС. Этого обстоятельства оказалось достаточно, чтобы Палата общин 398 голосами против 172 поддержала решение правительства остаться в Общем рынке. Тем не менее, премьер-ми­нистру приходилось учитывать, что в Лейбористской партии, осо­бенно среди левых лейбористов и ряда профсоюзов, имеется немало противников экономической интеграции со странами Европы. Не случайно 7 министров кабинета Вильсона и 145 депутатов-лей­бористов проголосовали против данного решения.

Накануне референдума, провести который планировали в июне 1975 г., происходила консолидация сторонников и противников интег­рации независимо от их политических взглядов. Так, организация «Британия в Европе» объединила сторонников ЕЭС среди правых лейбористов, консерваторов и либералов. В «Национальное движе­ние за проведение референдума» вошли противники Общего рынка разной политической ориентации. Обе организации проводили ми­тинги, распространяли пропагандистскую литературу. В свою оче­редь Вильсон и ряд министров его кабинета призывали британцев высказаться на референдуме за продолжение членства страны в Об­щем рынке.

Первый общенациональный референдум состоялся 5 июня 1975 г. На нем 67,2% избирателей поддержали идею продолжения участия Великобритании в ЕЭС, а 32,8% — дали отрицательный ответ. Пери­од острой борьбы в общественной жизни Великобритании по воп­росу о членстве в ЕЭС был завершен.

Противники интеграции в подавляющем большинстве признали «волю народа» и перешли к критике отдельных аспектов ЕЭС. А ос­нования для недовольства имелись. В 1977—1978 гг. цены на многие продовольственные товары оказались на 12—18% выше, чем если бы Великобритания не была членом Общего рынка. Еще более острыми были разногласия с ЕЭС, касавшиеся дальнейшего развития Обще­го рынка. Лондон придерживался концепции, согласно которой на первый план выдвигалось укрепление экономического союза, а со­здание валютного союза отходило на второй. При правительстве Дж. Каллагена Британия не присоединилась к Европейской валютной системе (ЕВС), которая официально начала функционировать с мар­та 1979 г. и предусматривала стабилизацию курсов валют государств- участников в определении их предела. При этом Каллаген настоял и на отсрочке прямых выборов в Европарламент до 1980 г.

Уход с территорий «к Востоку от Суэца». В предвыборном мани­фесте по вопросу внешней политики говорилось о намерении лей­бористов реализовать курс, намеченный в заявлении 1967 г., что оз­начало вывод войск с территорий «к Востоку от Суэца». На практике это означало, что «зоной сосредоточения» вооруженных сил Вели­кобритании становился Европейский регион, на который распростра­нялось действие Североатлантического пакта. Одновременно после­довательно сокращалось число военных баз и военная активность за пределами Европы (на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и районах Тихого и Индийского океанов). В середине 1960-х годов военные расходы вне сферы функционирования НАТО составляли около 20% британского военного бюджета. В 1978 г. они снизились ниже 1,5%. Такие шаги свидетельствовали о том, что Великобритания, принимавшая участие в вооруженной борьбе с революционными си­лами в Восточной и Юго-Восточной Азии, снимает с себя эти функ­ции, а следовательно, и претензии на статус мировой державы.

Ставка делалась на сотрудничество в этих регионах мира с США и другими западными державами.

Европейская политика. С момента вступления Великобритании в ЕЭС соотношение атлантизма (т.е. «особых отношений») с США и европоцентризма в британской внешней политике изменилось. За 1960-1970-е годы роль европоцентризма резко возросла за счет уменьшения роли атлантизма. В то же время в ряде отраслей, вклю­чая производство ядерного оружия, связи Великобритании с ее стар­шим партнером остались более тесными, чем отношения США с дру­гими странами Европы. При этом лейбористские кабинеты в период своего правления в 1964—1970 гг. и в 1974—1979 гг. старались играть роль «строителя мостов» между странами Западной Европы и Соеди­ненными Штатами Америки.

Причастность к решению европейских проблем проявилась в эф­фективной деятельности британской делегации при подготовке и проведении Совещания по безопасности и сотрудничеству в Евро­пе. 1 августа 1975 г. Г. Вильсон вместе с главами других европейских государств, а также США и Канады подписал Заключительный акт Хельсинского совещания[105].

Отношения с социалистическими странами. В период «холодной войны» между социалистической и капиталистической социально- экономическими системами Великобритания стремилась усилить военную мощь НАТО и принимала активное участие в развитии за­падноевропейского военно-политического и военно-экономическо­го сотрудничества. В отношении СССР и других социалистических стран лейбористы проводили курс, который условно можно опреде­лить как «вооруженное сосуществование». Этот курс не исключал под­писания соглашений с членами противостоящего лагеря по отдельным вопросам. Знаменательным событием в русле этого курса можно считать посещение Москвы британским премьер-министром Г. Вильсоном в феврале 1975 г. В ходе визита были достигнуты дого­воренности, касающиеся расширения экономического и научно- технического сотрудничества. Позднее важной вехой на пути нала­живания всесторонних контактов между обоими государствами стали визит в Лондон в 1976 г. министра иностранных дел СССР А.А. Громыко и посещение Москвы в 1977 г. министром иностранных дел Великобритании Д. Оуэном. В целом же уровень англо-советских отношений, достигнутый к концу 1970-х годов, почти во всех облас­тях был ниже уровня отношений, достигнутых СССР с ФРГ и Фран­цией.

В становлении и расширении сотрудничества с другими европей­скими социалистическими странами Лондон придерживался диф­ференцированного подхода. Особое внимание было уделено нала­живанию связей с Югославией, Польшей и Румынией.

Что касается Китая, то в 1970-е годы эта страна по-прежнему занимала особое место во внешнеполитической стратегии Велико­британии. При этом принималось во внимание усиление антисовет­ской направленности в политике Пекина и возрастание роли КНР на мировой арене. Ставилась задача расширить торговлю с этой ази­атской державой и сохранять арендованную у Китая британскую колонию Гонконг, превратившуюся в крупный финансовый центр на всем Дальнем Востоке. Исходя из этого, характерными чертами бри­танской политики в отношении КНР являлось стремление избегать конфликтных ситуаций, укреплять достигнутые продвижения в тор­говле и использовать антисоветизм, проявлявшийся в китайских внешнеполитических акциях, для давления на СССР.

В 1972—1973 гг., еще при консервативном правительстве Э. Хита, впервые произошел обмен визитами между британским и китайским министрами иностранных дел. В период лейбористского правления (1976—1978) глава британского внешнеполитического ведомства по­сетил Пекин, а его китайский коллега — Лондон. Эти, а также ряд последующих встреч представителей британского и китайского пра­вительств продемонстрировали не только дипломатическое сближе­ние двух стран, но и выявили их разногласия по многим междуна­родным проблемам.

В целом же утрата Великобританией статуса мировой державы и особенно неудачи кабинетов Вильсона и Каллагена в экономиче­ской и региональной политике привели к усилению разногласий в самой партии. На фоне экономического спада произошло резкое полевение ряда влиятельных тред-юнионов и укрепление левого крыла Лейбористской партии. Непосредственной причиной падения лейбористского кабинета был вотум недоверия, внесенный оппози­ционной партией консерваторов 28 марта 1979 г.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 10.2. Внешняя политика:

  1. 4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  2. Внешняя политика Писистрата
  3. § 4. Внешняя политика России на современном этапе
  4. Внешняя политика Руси в X в.
  5. Внешняя и внутренняя политика Якова I
  6. Итоги внешней политики Петра I.
  7. 5.6.5. Внешняя политика СССР в 30-е годы
  8. Внешняя политика.
  9. 1. Общая характеристика внешней политики государства и международных отношений
  10. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  11. Внешняя политика Дария I. Скифский поход
  12. Глава XI ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  13. Внешняя политика Испании в XVII в.
  14. 3. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПАВЛА I
  15. Восточное направление внешней политики.
  16. Внешняя политика и международные отношения.
  17. Глава XIX ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  18. Внешняя политика Испании в XVIII в.
  19. Внутренняя и внешняя политика Нидерландов в XVII в.
  20. 4.2.2. Основные направления внешней политики России в XVI в. Ливонская война